СЕЙЧАС обсуждают
читать все комментарии
ОТЗЫВЫ
читать все отзывы

Социальная сеть НП
перейти в соцсеть Написано Пером
986 участника(ов)

САМЫЕ обсуждаемые:

ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
netrenimek
 
Комментариев: 795
waniliawn
 
Комментариев: 771
Breestype
 
Комментариев: 755
cronlill
 
Комментариев: 740
altellodon
 
Комментариев: 721
Другое 
Комментариев: 347
Писатель 
Комментариев: 277
Adrianglaks
 
Комментариев: 262

 Нонна Ананиева, известная читателям по таким книгам как   "Яхта. История с рассуждениями" и «Van Cleef & Arpels в летнюю ночь», «Бутик»  выпустила долгожданный роман, написанный в традициях социального романа и романа – путешествия – «Лекарство от Африки».

 

Писатель любезно согласилась ответить на вопросы литературного портала napisanoperom.ru и рассказать читателям немного о своей новой книге.  

НП:  Нонна, расскажите читателям свою творческую биографию.

НА:  Где-то в начале нулевых я стала задумываться над тем, чтобы написать повесть. И в  2004   году в издательстве  «Ювелирный мир» вышла моя первая книга «Бутик». К моему удивлению она была отмечена премией «За творческий дебют» на открытом конкурсе литературных произведений и сценариев «Российский сюжет – 2004».

В 2006 издательство АСТ опубликовало мой роман  - «Van Cleef & Arpels" в летнюю ночь».  А в 2008 это же издательство выпустило следующий роман: «Яхта. История с рассуждениями».

В 2013 году «Написано пером» выпускает мое произведение «Лекарство от Африки» - в формате e-book.

Думаю, что на моё творчество оказали влияние невообразимая реальность девяностых, мои личные перипетии и то, что я очень много путешествовала по миру - в то время это ещё была редкость. Приходилось, правда, почти все силы  отдавать работе, и писать было некогда, но постепенно, как известно,  любимое дело выталкивает то, что  ему мешает.

НП: Поделитесь историей Вашей книги.

НА: Три года назад для нашего сайта www.natural-news.ru мы переводили на русский язык фильм Леонарда Горовица «Мы верим в ложь». После перевода наша команда пригласила для участия в данном проекте профессионального актёра, Валерия  Шалавина.. Я  же озвучивала  немногочисленные женские реплики. Работая над текстом фильма, мне стало понятно, что даже такой сильный и убедительный фильм, снабжённый видеохроникой и многочисленными документами, всего лишь капля в море на фоне грохочущего официоза и разного рода развлекательных проектов СМИ. Речь у Горовица шла о том, что люди постепенно начали осознавать экономическую подоплёку войн, то есть, сколько прибыли они приносят торговцам и производителям оружия. Войны против рака, диабета, сердечных заболеваний, а также СПИДа не являются исключением. Многие отрасли промышленности,  а также многочисленные правительственные чиновники наживаются на перечисленных выше болезнях. По всему миру! Они считают, что «военные функции» необходимы для выживания социальных систем. Я слушала эту гнусь,  кому-то уже давно известные истины, рассуждения о социальной помощи, международной полиции по борьбе с терроризмом, межпланетной угрозе (детские игрушки давно уже превратились в миниатюрные колонии инопланетян) и вспоминала Африку. Африка – это  непоправимое горе, беды, голод и болезни, которые пришли к ней благодаря белым людям.  От  рабства  до СПИДа. Судьба забрасывала меня на этот континент с невероятной настойчивостью. Сначала я попала в Тунис для занятий  в университете и для изучения арабского языка по линии МГУ, в котором я училась. (Мой тунисский период частично описывается в романе «Van Cleef & Arpels в летнюю ночь»). Потом я вернулась  и прожила в этой стране ещё пять лет. Через пятнадцать лет  - снова в Африку, но уже в центральную, в самую настоящую. Я побывала в местах, куда не ступала нога ни одного белого человека: на горные вершины, где выращивали кофе и чай, на берега затерянных озёр, на золотые прииски к диким, мечтавшим о наживе и самородках беднейшим людям, не понимавшим, что даже если и случится чудо, и кто-то найдёт кусок золота в недрах этой ярко красной земли, его жизнь вряд ли изменится к лучшему. На самом деле,  Африка – это только часть истории. Решающим фактором написания романа явилось моё знакомство с американским доктором-натуропатом Олегом Яско, который, во-первых, поправил мне очень пошатнувшееся здоровье, а, во-вторых, открыл для меня ворота в натуропатию, социальную медицину и настоящую заботу о себе и моих близких.

НП: В Вашей книге главная героиня, Лена, сильная, независимая женщина. Она, движимая идеалистическими мыслями, стремится уехать в Африку и излечить местное население от СПИДа. Почему же все таки лекарство не для, а от Африки?

Лена – сильная, это правильно, но и ранимая, и сомневающаяся, и страдающая, и хрупкая. Бриллиант -- самый твёрдый минерал, но, если изучить его кристаллическую решётку, то вы сможете ударить так, что он очень быстро расколется. Человек должен идти к своей мечте, бороться за неё,  и при это он  постоянно должен  обороняться от хитростей, зависти, интриг, клеветы. Сколько бизнеса из-за этого не получилось, сколько музыки не написано, сколько фильмов не снято, сколько научных открытий пылится в принудительном забвении. Самая сильная опасность подстерегает тогда, когда ты почти всего уже достиг: появляются силы, которые хотят это присвоить себе - грубо или вежливо не столь важно, оклеветать твой труд, потому что ты мешаешь им протаскивать себя самих и так далее. Это очень видно на истории медицины ХХ века.  В реальной жизни невероятно дерзкие и, порой, очень нужные планы не только остаются нереализованными, но стоят их хозяевам больших неурядиц, испытаний, а иногда и жизни. Но! Испытания приводят к откровениям, к новому взгляду на себя самого и, самое главное, на свою мечту. И Африка в книге – это ещё и аллегория.

НП: Социальный роман – сложный жанр. Как известно, он рисует широкую картину общества в определенную эпоху. В памяти возникает Оноре де Бальзак, И. Гончаров, Ф. Достоевский.  А кто же Ваши герои и Ваши читатели?

А кто были читатели у Достоевского? Вы считаете, он об этом думал? Трудно сказать. Я бы хотела, чтобы меня читали все, кому интересны проблемы, связанные с причинами нашего нездоровья, потому что здоровых людей сейчас просто нет. Если каждый будет думать о том, чем он питается, что и сколько он пьёт, как он лечится, с кем он дружит, как он относится к окружающим и своим близким, сколько он работает, как он выстраивает отношения с коллегами по работе, то тогда мы станем увереннее , нами труднее будет манипулировать, мы больше будем ценить жизнь каждого человека.  Нонна, нужно закончить предложение. Что такое справедливость? Что такое помощь ближнему, сколько она стоит? Бывает жалко себя, жалко рушить свои планы, но если на кону жизнь друга, и ты можешь помочь – вперёд. Придумаешь новые цели, или новые пути к их достижению. Вселенная поможет.

НП:  Кто из мировой классики повлиял на Ваше творчество?

Что такое «повлиял»? Чем? Все писатели разные, классики они или нет, и трудно сказать, кто и чем повлиял. Я, может быть, буду думать, что Л. Толстой, а это как раз  Н. Набоков, потому что у него феноменальные метафоры и красивее язык. Буду думать, что повлияли Ч. Диккенс, Г. Флобер, В. Гюго, А. Стендаль, а окажестся, что Н. Гоголь, потому что у него есть непревзойдённые страницы, и для меня русский писатель – это русский писатель, и я его понимаю лучше. Не знаю, почему точно, но я в основном из классики читала русских, французов и англичан, а потом уже всё остальное. Это неправильно. Думаю, на это были и объективные причины.

НП: Можно ли Вашу героиню назвать Вашим alter ego?

В первой главе книги есть такой диалог:

    - Вы говорите о себе? – Марк посмотрел ей в глаза.

    - Люди всегда говорят о себе в той или иной степени, - сейчас она казалась искренней.

Все герои в литературном произведении – это автор. Все, хорошие и плохие, смелые и подлые, герои и антигерои – это про автора. Он видит мир так. Печорин – это Ю. Лермонтов, Болконский, Безухов и Наполеон – это Л. Толстой, Дориан Грей – это О. Уайльд, Элиза Дулиттл и Генри Хиггинс – это Б. Шоу, Сомс Форсайт – это Дж. Голсуорси, а про поэзию и вообще нечего говорить. Думаю, многим знакомо чувство, когда оборачиваясь назад, человек восклицает: какой же я был наивный дурак! Вот сейчас бы мне вернуть годы, я бы …  как и Лена. Вы отметили, что Лена «движима идеалистическими мыслями». Что такое идеализм? Это все то хорошее,  что ещё не убито сложностями и коварством жизни. Это тот запас веры в свои силы или скорее  веры в добро, которая даётся нам от рождения. Другой вопрос, сколько кому досталось этой веры от Создателя, как сложилась его судьба, начиная от места рождения, семьи и кончая способностями, характером, профессией, физическим здоровьем и так далее. Когда-нибудь все становятся старыми и немощными, и утро начинается не с планов на день, а с воспоминаний, потом с этими  же воспоминаниями наступает день и приходит вечер. Старость – большое испытание, и когда в памяти всплывают поступки, за которые стыдно, отношения, от которых, не умолкая, болит совесть, нереализованные мечты, которые умрут вместе с этим человеком, потому что сейчас он их точно уже не сможет воплотить,. И никакое Средиземноморское побережье или домик в глуши не спасут его от всего этого. А когда человек  пробовал, рисковал, уходил от комфортной трясины ради идеи, своих замыслов, когда он  любил, а не притворялся ради денег и статуса, когда он  не спал ночами, потому что плакало дитя или болела мать, когда он  спасал, дрался, рисковал, терпел поражения, но и побеждал, то тогда и в старости   он останется интересен и себе, и окружающим. Правда, у пожилого человека легко могут навернуться слёзы на глаза, когда он услышит, о чём мечтает паренёк, живущий по соседству, потому что  в этих слезах вся его будущая жизнь.

НП: А какая Ваша любимая книга из школьной программы?

НА:  Знаете, такие явления как А. Пушкин, Ю. Лермонтов, Л. Толстой, Ф. Достоевский, А. Чехов, И. Тургенев, У. Шекспир, И. Шиллер, Сервантес, Данте - это всё школьная программа. Подобный вопрос похож на выбор между мамой и папой. Могу сказать только, что самым лёгким и каким-то близким для меня, школьницы, был  Иван Сергеевич Тургенев. И -  Александр Сергеевич Пушкин.

НП: Как Вы относитесь к современной литературе, и кто из современных писателей Вам близок?

НА: Современный мир глазами писателя – это может быть очень неожиданно, а значит, интересно. Иногда удивляюсь, как написанные в разных уголках планеты вещи говорят об очень схожих проблемах. Даже персонажи иногда похожи, их цели, например. Что-то нас всех объединяет. Говорят, на Земле закончился период, или эксперимент «дуальности», и мы все обречены на расширение сознания. Завеса, отделявшая нас от других измерений, начала активно истончаться, и мы постепенно двигаемся к объединению плотных и тонких миров, начинаем «вспоминать», кто мы есть. Но пока мы ещё здесь, и познания наши идут по горизонтали: от учителя к ученику, от книги к читателю, роль современной литературы пока ещё очень велика. Под литературой можно понимать всё, что связано со словом и искусством. А величие её в том, что она формообразующая. Пусть даже существует различного рода цензура, сложности авторского самовыражения, неадекватный перевод – это всё не в состоянии закрыть ту истину, которую  выносит на суд художник. Опять же нет такого универсального гениального всезнайки, способного ответить на все вопросы времени – надо читать разное: и молодых, и старых, и европейцев, и азиатов, и американцев, и поэзию, и драму, и отмеченное премиями, и открытое лично вами. Поэтому любимых, главных, лучших писателей не бывает. Имена никак не могут никого сориентировать, и они не означают, что мой круг чтения вот такой. Иногда писатель, вроде бы не нравится, но неожиданно выходит новая книга – и бац! Отличная вещь. Или наоборот. Творчество – это нечто, что даётся с трудом, но автору не принадлежит полностью. Всем свойственно ошибаться: и художнику, и читателю. Просто надо искать и не стоять на месте.

 

НП: Продолжите фразу: «Я никогда не читаю…»

НА: Я никогда не читаю, когда чувствую себя очень уставшей. Мне кажется, что это неуважение к литературе.

НП: Поделитесь с читателем Вашими творческими планами?

НА: Только, когда будет написано 90% от следующей книги.

 

Вопросы задавала Арина Ануфриева