СЕЙЧАС обсуждают
читать все комментарии
ОТЗЫВЫ
читать все отзывы

Социальная сеть НП
перейти в соцсеть Написано Пером
986 участника(ов)

САМЫЕ обсуждаемые:

ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
netrenimek
 
Комментариев: 795
waniliawn
 
Комментариев: 771
Breestype
 
Комментариев: 755
cronlill
 
Комментариев: 740
altellodon
 
Комментариев: 721
Другое 
Комментариев: 347
Писатель 
Комментариев: 277
Adrianglaks
 
Комментариев: 262

1 марта 2013 года  - автор из Бурятии, Лариса Харахинова, представила публике свою первую книгу «Heart-to-heart letters: to MrRight from CCCP».  Сотрудник издательства"Написано пером" решила встретиться и поговорить с Ларисой о ее жизни, книги и творческих планах. 

 

 НП: Лариса, первый вопрос у нас традиционный: расскажите авторам о себе!

ЛХ: Если кратко, то можно описать в нескольких словах обычное советское детство, школа, вуз, спортсменка, комсомолка, активистка. В своем прошлом я довольно типичный гомо советикус»* по духу..  Эпоха ушла,  а люди остались .Кто-то считает себя до сих пор «советикусом»,  а кто-то среди них - просто «гомо». Я отношу себя к первым. Закончила Новосибирский мех-мат и  только в первое время работала по специальности. Потом это не всегда получалось. В итоге стала я писательницей.

* ГОМО СОВЕТИКУС [лат. Homo soveticus - советский человек] – иронический термин, обозначающий специфический тип советского человека. Популяризован философом А. А. Зиновьевым в его романе с таким названием (1981)

НП: 1 марта этого года в Москве состоялась презентация Вашей книги  «Heart-to-heart letters: to MrRight from CCCP». Это событие получило резонанс в СМИ. Расскажите о своих личных впечатлениях.

ЛХ: Я могу описать опять-таки кратко. Впечатления до презентации: «Пережить бы этот день! И поскорее…». Впечатления после нее: «Беги, Форест, беги!»

НП: А если все же подробнее? Куда и кому бежать?

ЛХ: Это просто образ. Форестом меня называет муж, когда я открываю весной сезон пробежек. Случай был лет 8или 9 назад. Однажды  во время очередной пробежки подходит ко мне женщина, лет 55 на вид, и показывает свои руки. Объясняет, что хоть и наблюдает за мной давно, но только сейчас решилась подойти за советом. Говорит: «Вы же там на Востоке все умеете». 
Проблема у неё оказалась жуткая, не дай бог пережить такое. Если опустить подробности, то в общем - на нервной почве у неё развился артрит. Я не медик, этот диагноз ей врачи сказали.
Тут во мне включилось что-то из серии «ноблесс оближ»  Я начала объяснять, что надо делать и как, и что потом будет и почему.  Как говорится «Остапа несло». Вроде позабыли, только через пару месяцев, утром слышу крик «ласточка моя!». Поднимаю глаза: на 15 этаже дома эта женщина из окна машет руками и показывает мне ладони! –И кричит мне: «не болят!». После того случая ко мне стали подходить ещё граждане. Муж меня за это прозвал - «беги, Форест, беги». Один из любимых фильмов, кстати. И персонажей.

НП: В различных интервью вы неоднократно говорили, что письма долгое время пылились на антресолях, пока случайно не упали вам в руки. До этого падения вам не приходило в голову написать роман по содержанию писем?

ЛХ: До этого падения у меня вообще не было желания писать что-либо.  Но поняла, что хочу заняться. Эти черновики «встряхнули» меня: я читала их и плакала. Потом показала другу юности. Он тоже читал и плакал. Именно он посоветовал мне  явить эту историю  миру. Так  появилась мысль написать роман, в основу которого легла моя переписка с молодым канадцем. Однако директор издательства «Написано Пером» Дмитрий Чернышев решил, что роман должен представлять собой оригинальные письма, без  адаптации. Со всеми его «ляпами и кляпами».

НП: Откуда возникло название?

ЛХ: Название придумано в союзе с издательством. Было несколько вариантов: «From CCCP - with smile», «Heart-to-heart letters. И в итоге получилось то, что имеем.

НПБыла ли идея создать роман по мотивам писем, или Вы с самого начала хотели опубликовать переписку?

ЛХ: Как я уже говорила, изначально хотелось  написать роман по мотивам. Казалось, что публиковать свои личные письма как-то неэтично. Я  долго колебалась.–Однако год назад  я читала  их со словарем, и этот факт как бы отчуждал их от меня. Я не ассоциировала себя с ними, словно они написаны кем-то, не мной.

НП:​ Какое отношение к книге у адресата Ваших писем из Канады, второго главного героя романа?

ЛХ: Самое положительное. Более того, он разрешил использовать все его письма и не менять настоящее имя на вымышленное.. По первому же запросу он прислал мне  отсканированные письма, написанные ему мной. Меня приятно удивило то,  что он все это сохранил. Они и стали книгой.

НП:​ Планируется ли перевод книги, а точнее писем, что стали ее основой, на русский язык?

ЛХ: Я перевела пару отрывков с «рунглиша» (термин ЛХ - НП) на русский – и мне понравилось это занятие. Если я продолжу, то  это будет «как бы я сказала то же самое по-русски», но по-русски я бы говорила совсем о других материях.

НП:​ Как Вы относитесь к современной литературе и кто из современных писателей Вам близок?

ЛХ: Страшный для меня вопрос. Хотя к современной литературе отношусь благоговейно. Она меня подавляет своей необъятностью. Что-то я пытаюсь прочитать, многого не дочитываю. Было время, в начале «нулевых», я подсела на Харуки Мураками. Он попал в самый нерв моего мироощущения. Меня тогда сам процесс чтения завораживал. В последнее время я часто испытываю страх перед толстыми книгами, и хочется просто любить землю и небо, больше, чем печатные и непечатные речи о них. И потому тянет на что-то позитивное и короткое. Из последних моих открытий –  Слава Сэ. Я нашла, что если читать по одному его рассказу в день, то это полезно для душевного здоровья.  Ещё я перечитываю нашу классику.

НП:.​ Продолжите фразу: «Я никогда не читаю…»

ЛХ: С закрытыми глазами.

НПНад чем Вы сейчас работаете как писатель?

ЛХ: Сейчас работаю над новой крупной формой. Сюжет из области моды. Как обычно все основано  на личном опыте. А вообще – что-то постоянно пишется, чаще абстрактное. И все это складывается в папки. 

 

Вопросы задавала Арина Ануфриева