СЕЙЧАС обсуждают
читать все комментарии
ОТЗЫВЫ
читать все отзывы

Социальная сеть НП
перейти в соцсеть Написано Пером
986 участника(ов)

САМЫЕ обсуждаемые:

ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
netrenimek
 
Комментариев: 795
waniliawn
 
Комментариев: 771
Breestype
 
Комментариев: 755
cronlill
 
Комментариев: 740
altellodon
 
Комментариев: 721
Другое 
Комментариев: 347
Писатель 
Комментариев: 277
Adrianglaks
 
Комментариев: 262

Лариса Матрос автор около 200 публикаций, включая 9 книг, научных, научно-публицистических статей, литературных обзоров, рассказов, повестей, эссе, стихов. Публикации Матрос имеют высокий рейтинг цитируемости и популярности, используются в системе образования и исследовательских проектах в России, Украине, США, других странах. Биография Л. Матрос включена во многие биографические справочники, в том числе, Marquis «Who’s Who in The World», Энциклопедия Сергея Чупринина «Новая Россия. Мир Литературы» и др.

1. Обычно авторы предпочитают старую-добрую бумагу. Чтобы твердый переплет, тиснение, золотая вязь букв, да потяжелее, посолиднее. Почему вы решились на издание аудиокниги? 
Или это не первый опыт?

Я не исключение среди «авторов», и, конечно, устремлена к тому, чтобы мои произведения были в «старой доброй бумаге», в интригующем переплете, что только и может им позволить сохранить традиционные возможности существования на полках библиотек, как было и, уверена, будет всегда в жизни людей. Но эра высоких технологий привнесла новые, неведомые ранее возможности расширения масштаба жизни книги в пространстве и во времени. Интернет, электронные версии - это подарок ума и рук человека современному писателю и читателю. Однако, он, мне кажется, не заменит собой исторически сложившийся образ книги, потому что бумажная книга - это натуральный продукт, несущий черты эпохи ее создателей, запах времени на века. Конечно, нельзя не считаться с имеющей место в настоящее время конкуренции, что сказывается на экономическом положении издательств, выпускающих бумажную продукцию, сокращении числа книжных магазинов и т.п. Но вспомним, что происходило в текстильной и швейной промышленности с появлением синтетических тканей. Удобная долговременная и неприхотливая в эксплуатации, беспредельная в вариациях синтетика, казалось, навсегда заменит натуральные, требующие много времени для ухода, краткожизненные натуральные ткани. Прошло несколько десятилетий, когда мы снова метнулись к натуральным тканям, и уже одежда из синтетики считалась отражением дурного вкуса, признаком малого достатка. И понадобилось не так много времени снова, чтобы достичь сбалансированной концепции употребления синтетики и натуральных тканей, что мы наблюдаем сейчас. И такой же ситуации мы были свидетелями совсем недавно, когда, казалось, наступающее телевидение одержит сокрушительную победу над кинотеатрами. Но ничего подобного не случилось. Например, в США, где коммерческий аспект играет доминирующую в развлекательной сфере роль, не росли бы как грибы все новые кинотеатры-дворцы до более 20 кинозалов вместимости, если б они не были посещаемы в той мере, чтобы окупаться, а на премьерный фильм порой нужно заранее покупать билеты, или выстоять длинную очередь, чтобы попасть на просмотр. То же самое, на мой взгляд, произойдет в соотношении спроса на бумажные и электронные издания. Потрепанные обесцвеченные временем обложки, пожелтевшие листы с запахом залежалой пыли, страницы с видимыми и невидимыми отпечатками пальцев предков и твоих, с пометками на полях,— разве мы сможем отказаться от этого? И разве случайно то, что сколь прекрасно не выглядело бы новое издание той или иной признанной книги, оно всегда уступает в цене и в моральном и в материальном смысле старому, антикварному, тем более прижизненному авторскому. Но здесь речь идет о печатных текстовых форматах книг, то есть тех, которые мы читаем. Совсем другая ситуация, на мой взгляд, с книгами звуковыми, поскольку они вне конкуренции. Аудиокнига, - особый вид удовлетворения читательской духовной, эмоциональной потребности, да еще (что принципиально важно в наше время) с экономией времени, так как прослушивание книги можно сочетать со многими другими видами занятости (вождением машины, бытовыми нагрузками и т.п.) Потому приобретение аудиокниги в преобладающем большинстве будет дополнением к полюбившейся бумажной версии, либо наоборот- полюбившаяся аудио-книга повлечет потребность читателя в приобретении бумажной текстовой версии для сохранения в своей библиотеке. Эти рассуждения и послужили для меня обоснованием издания моих уже изданных в бумажной версии наиболее популярных произведений малой формы в аудиоформате.

2. Возникала ли у вас мысль самостоятельно начитать свои произведения? 

Вся моя научно-преподавательская и литературная жизнь сопровождалась необходимостью озвучивать перед аудиторией разных масштабов (в том числе и в радиопрограммах) свои тексты, размышления, взгляды на злободневные проблемы современности. По мнению слушателей, мне это удавалось, и потому мысль о том, чтобы что-то начитать самой в аудиоформате, конечно, появлялась. Но, если говорить об этом первом опыте выпуска звуковой книги, то я считаю, что сделала верный выбор, поскольку издательство, диктор Ксения Малыгина не обманули моих самых позитивных ожиданий в озвучении моих произведений, о чем и говорят первые отзывы читателей (слушателей). Признаюсь откровенно, что я не представляла, что звучание моих произведений (и прозы, и поэзии) из уст диктора так на меня подействует. Прослушивая их для проверки, я порой плакала, задавая себе вопрос: неужели это я написала?

3. Какой формат издания Вы считаете универсальным и наиболее востребованным? И есть ли он?

Я не считаю, что существует универсальный формат. Если читателя интересует книга, он ее будет читать (слушать) в любом доступном ему формате. А при возможности выбора формата, он остановится на том, который наиболее адекватен его возможности общения с книгой.

4. Со стороны кажется, что Ваша карьера развивалась очень последовательно: от сугубо профессиональных высот до покорения вершин художественной литературы. Это действительно так, или Вы не хотели отвлекаться на беллетристику? 

Осмелюсь сказать, что Вы и не подозреваете, что ответ на этот вопрос сами дали, предоставив для знакомства с книгой ее тот фрагмент, который содержит стихотворение «Моя зависть». Это стихотворение абсолютно достоверно отражает мои перипетии в определении своего творческого пути. Меня всегда, со школьных лет влекли очень многие виды творческой деятельности: всевозможные кружки, комсомольская активность, выступления, доклады и другие занятия - были неотъемлемой частью моей жизни, и все всегда сопровождалось написанием каких-то репортажей, обзоров, рефератов, сочинений. В этих тексах я стремилась описывать и обобщать впечатления от взаимодействия с окружающим миром. То были не дневниковые записи, а скорее эссе, документальные рассказики «на тему», каждая из которых отражала мою страстную влюбленность в то, чем я занималась и завершалась заверениями самой себе, что это то, чему посвящу свою жизнь. И на каждом повороте своего творческого пути я была раздираема противоречиями, как например, спустя несколько лет после окончания юрфака: продолжать заниматься практической работой юриста, что я безумно любила, или поступить в аспирантуру для занятия наукой, что меня безумно влекло. Я не буду здесь занимать время для описания своего творческого пути, Он отражен во многих биографических справочниках. Могу лишь сказать, что не все определялось моим спланированным выбором. В большинстве случаев -это было велением судьбы, которая была ко мне весьма благосклонна и выводила на тот путь, который позволял раскрыть в себе какие-то новые результативные возможности. Преобладающее большинство из них отражено в моих публикациях , которые по их возрастающей востребованности, (о чем свидетельствуют многочисленные ссылки в Интернете) прошли проверку временем. И Вы верно заметили, что мою карьеру действительно можно назвать последовательной, потому каждые новые этапы научно-преподавательской деятельности содержали в себе основы предыдущих, как и занятие литературой как таковой, (после научной карьеры), можно назвать логически предопределенным, ибо мои художественные произведения являются продуктом поиска нового пути творческого выражения жизненного опыта, знаний о том, что мне дали предыдущее этапы моей творческой жизни.

5. Вам довелось поездить по миру, пообщаться с совершенно различными людьми, окунуться в жизнь разных народов. На Ваш взгляд, есть что-то общее у читателей разных государств? Существует ли такое понятие как "интернациональный читатель" или все-таки ментальность и государственность довлеет над восприятием?

В каждой стране социальная структура общества неоднородна и состоит из групп, существенно отличающихся по уровню духовных, и, следовательно, читательских потребностей. Все эти непохожие друг на друга группы имеют себе подобные в разных странах и у них схожа основная шкала духовных читательских интересов, которые (кроме как у разного рода фанатов и экстремистов) никак не связаны с официальной идеологией, если она имеет место быть в той или иной стране. При различии обычаев, привычек, однотипные группы разных стран, как люди одной национальности, независимо от того в какой части земли они родились и проживают. У них своя общая шкала ценностей, взгляд на мир, на назначение человека, и схожие читательские интересы, среди которых и наш Достоевский, и наш Толстой, И наш Пушкин, и наш Пастернак, И Бродский, и Высоцкий, И Евтушенко…. Это дает основание заключить что, (выражаясь Вашими терминами) "интернациональный читатель», безусловно существует я могу это утверждать на основе своего 20-летнего опыта проживания в США, К тому же , будучи членом известных профессиональных( в гуманитарной сфере) сообществ, таких как, International Platform Association), ПЕН Клуб, 'American Association For The Advancement of Slavic Studies', Российский Дом Культуры в Вашингтоне и др я принимала участие в проводимых ими мероприятиях (публикациях, конгрессах, конференциях), где мне довелось общаться с представителями интеллигенции ( в том числе, творческой) разных стран разных континентов.. И когда я попадаю на эти мероприятия, (где порой из нескольких сотен участников я бываю одна или в числе нескольких русскоговорящих), у меня между тем, полное ощущение, что я в Академгородке, где прожила около 30 лет, и где сложилась моя успешная научная карьера.

6. Как Вы думаете, что ожидает литературу вообще и художественную литературу в частности в будущем? Что будет читаться и будет ли?

Все дело в том, что даже при желании, именно сейчас мы не можем отказаться от формулы: «книга-источник знаний». Причина в том, что с ускорением и усложнением всех аспектов жизни, современному человеку необходимо во все сокращающиеся сроки принимать все большее число решений для освоения этих изменений и сокращения проблем приспособления к ним. Например, согласно исследованиям психологов, современный водитель за рулем принимает до 15 решений в минуту, в то время, как еще недавно число решений за это же время равнялось 7-8. Этот пример хоть и не имеет непосредственного отношения к теме разговора, но он очень показательный, поскольку указывает на то, о чем мы даже не задумываемся. А как известно главной базой для верного принятия решения являются знания по конкретному предмету на данный момент. И именно необходимость в непрерывном обновлении знаний объективно диктует потребность в разного рода литературе, в том числе художественной. Моя ремарка в отношении художественной литературы может показаться искусственно притянутой в данном случае, если и на художественную литературу не смотреть как на источник знаний. Но настоящая литература- это плод глубокого исследовательского труда писателя о движениях души человека, о его социально-психологическом состоянии в постоянно меняющимся мире и в этом смысле она является подспорьем человеку в его душевных исканиях. Но я говорю именно о литературе, потому что не каждая вышедшая книжка таковой является. Но с другой стороны, нельзя не признать, что современному человеку нужны книжки, которые не только не являются источником знаний, но которые наоборот отвлекают его на время от информационной нагрузки, дают как бы отдых его голове и эмоциям. Потому легкое чтиво так популярно именно сейчас и отрицательное отношение к нему литкритиков, "сомнительных" экспертов, на мой взгляд, не всегда оправданно. С моей точки зрения (что я не раз отмечала в своих литературно-критических работах) любая книжка, если она не призывает ко злу, насилию, ненависти, национальной розни, если он не пресыщена откровенной пошлостью, культивированием вредных привычек,- имеет право на жизнь, потому что «это хоть кому-нибудь нужно». Но здесь нельзя пустить процесс на самотек. Противостоять тому, чтобы такие книжки не заняли доминирующее место в читательском интересе, должны не запреты, потому что «запретный плод» всегда привлекателен. Здесь необходима напряженная работа семьи, школы, средств массовой информации, общества в целом, направленная на то, чтобы ориентировать человека (особенно входящего в жизнь) на классику. Тогда он сам поймет «что такое хорошо и что такое плохо». А какой будет эта книга по форме, какой формат будут предпочитать читатели, об этом я пыталась высказать свое мнение в ответах на предыдущие вопросы.

7. Расскажите, пожалуйста, о Ваших дальнейших планах. Ждать ли читателям еще одного сборника стихов? Или роман? Над чем Вы сейчас работаете?

В связи с семейными обстоятельствами (переездом в другой штат) у меня был большой перерыв и в работе находится несколько повестей, которые надеюсь завершить вскоре. Но главным для меня сейчас стало продолжение рассказа «Мама», который открывает сборник «Все начинается в любви». Впервые рассказ был опубликован 15 лет назад в США, в выходящем тогда журнале «Большой Вашингтон». Прочитав его до публикации, главный редактор позвонил мне и взволнованно спросил: «А что же стало с этой мамой?». Он решил, что это история из реальной жизни о реальной, мне непосредственно знакомой женщине. Затем рассказ был опубликован еще в нескольких других изданиях, в том числе в Российском журнале «День и Ночь». И с момента первой публикации до сих пор не утихает интерес читателей к нему и дискуссии о его сюжете. Совсем недавно я получила тронувшее меня письмо от особы, судя по всему, известной и почитаемой в России. Привожу фрагмент: «Хочу сказать несколько слов о рассказе "Мама". Сколько мира и любви вложила мать в воспитание своего сына. Ходила за ним тенью (как Мария за Христом). Покрывала, любила, посвятила ему свое сердце. Из любви к нему отдала его чуждой по духу женщине, смиряясь и уничижаясь.. Мужественно приняла неправду о себе и дала согласие умереть, но не предавать единственную свою любовь. Ее подвиг, как матери в том, чтобы донести ведра с чистейшей водой, не расплескав ни капли…
Этот рассказ неведомыми мне путями уже несколько лет присутствует в школьных программах ЕГЭ. Это то, что можно назвать подлинным признанием и счастьем для писателя. И недавно в интернете я прочитала такой вариант рассуждений об этом одной из учительниц(цитирую фрагмент): >В тестовых заданиях ЕГЭ прочли с ребятами начало рассказа. .. детали заставили нас задуматься над тем, что не всё так просто, как может показаться на первый взгляд. В разрез с формулировками вариантов авторских позиций, данных в пособии, пришли к выводу, что так жить и так воспитывать своё дитя нельзя. Сегодня, слава Богу, прочла продолжение и окончание. В одиночестве Анны Викторовны виновата она сама. "Телеграмма" К. Паустовского примерно о том же. Не знаю, какую идею закладывала в рассказ Лариса Матрос, но я вычитала следующее: надо жить не иллюзорной, а реальной жизнью; надо, чтобы ребёнок видел реальные проблемы и учился их решать…»
И с первого отклика названного выше редактора по сей день озабоченность читателей сводится не только к анализу взаимоотношений матери и сына, но и к попытке предугадать дальнейшую судьбы главной героини, то есть мамы. Я еще не знаю, будет ли продолжение более коротким рассказом, или более объемной повестью. Но то, что оно появится в обозримое время, уже почти нет сомнений, и я буду стремиться по завершении всего начатого вместе с продолжением рассказа опубликовать в формате сборника одновременно в бумажной и аудио версии. Кроме того, у меня есть в задумке еще один объёмный проект аудиоиздния. Но из суеверия я не буду его пока оглашать. 


8. У Вас есть возможность обратиться напрямую и к читателям, и к коллегам по перу. С высоты своего творческого, писательского, и жизненного опыта, что бы Вы пожелали начинающим авторам и вашим в читателям?

Начинающим авторам я бы пожелала то, что желаю себе всегда, когда начинаю новую работу. Я хочу, чтобы мое произведение было искренним и правдивым, чтобы оно излучало любовь к людям, и по возможности было хоть маленьким, но источником знаний о человеке, о его взаимодействии с окружающим миром, непосредственно той средой, в которой ему дано жить. 
Своим читателям я хочу сказать: я желаю им благополучия в жизни. Я их люблю за то, что они уделили время и внимание моему творчеству. 

Лариса Матрос