СЕЙЧАС обсуждают
читать все комментарии
ОТЗЫВЫ
читать все отзывы

Социальная сеть НП
перейти в соцсеть Написано Пером
989 участника(ов)

САМЫЕ обсуждаемые:

ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
waniliawn
 
Комментариев: 5143
netrenimek
 
Комментариев: 5086
Breestype
 
Комментариев: 4990
cronlill
 
Комментариев: 4974
altellodon
 
Комментариев: 4699
Другое 
Комментариев: 347
Писатель 
Комментариев: 277
Adrianglaks
 
Комментариев: 262

Мы побеседовали с писательницей о ее книгах, любимых писателях и планах на будущее.

НП: Опишите, пожалуйста, портрет Вашего читателя, как Вы его видите. Для кого изначально была задумана серия «Стражи Рассвета»?

 МК: Изначально серия писалась для подростков 12–16 лет. Читатель обычно представлялся мне таким: юного возраста, любящий динамику, сражения, фэнтези в средневековом антураже; думающий, не чуждый мыслей о глобальном — в конце концов, ситуации из «Стражей Рассвета» очень легко перенести в реальный мир, где достаточно своих Роландов, Сигфридов и мест за неприступными стенами.

 Но, как ни странно, на авторские встречи все больше приходят люди от двадцати пяти и старше. Так что на сегодняшний день образ читателя у меня довольно размытый.

 НП: Вашему роману не чужды психологические вопросы. Тут и метания героев между братской любовью и любовью к женщине, и страдания отвергнутого сына. Но красной нитью через все повествование проходит тема справедливости, чести и благородства. Жители Градерона — города тьмы — также завоевывают симпатии читателя. Часто симпатии автора в выборе любимого героя необычны и не очевидны. Расскажите о своих отношениях к героям, назовите любимых.

 МК: Мне не нравится, когда мир делят на черное и белое, поэтому, хотя Этериол разделен в буквальном смысле, с его жителями все сложнее. Да, Эндерглид, город света, больше превозносит благородство и честь, у них они заложены в систему воспитания. В Градероне упор делают на силу, но это не значит, что люди там по определению злодеи. Равным образом, не все в Эндерглиде — образцы добродетели. Как и в реальной жизни, везде есть и хорошие, и плохие люди, и с этим приходится считаться.

 Выбрать любимого героя мне очень сложно, все в какой-то степени нравятся (ну, почти все). Но интереснее всего было писать о Роланде — короле Асбелии, представляющем собой классический пример религиозного фанатизма. Меня восхищает и немного пугает его железная уверенность в том, что каждое его действие, даже самое жестокое — безусловное и необходимое благо. Скажем прямо, персонаж не совсем в себе, но как раз с такими мне интереснее всего работать.

 И, конечно, думаю, любой читатель рано или поздно выберет себе в любимчики одного из братьев, рассудительного Кристиана, горячего Балиана или непосредственного Юана.

 Из этой троицы у меня в любимчиках определенно Балиан. Не знаю, почему. Если бы он существовал в реальности, я не выдержала бы рядом и получаса. Он может быть таким раздражающим!

 Во время работы над первой книгой Кристиан меня искренне восхищал, но потом на смену восторгу пришло сочувствие, а вслед за ним — неодобрение. Что касается Юана, он такой позитивный и дружелюбный, всегда готовый прийти на помощь всем без разбору, что невольно хочется пожелать, чтобы таких людей было побольше — на самом деле, а не только в книгах.

 НП: Действие происходит в Этериоле, мире, далеком от человеческого. Несмотря на то, что роман вне географии, может быть, Вас вдохновляли определенные города и страны на то, чтобы создать свой Эндерглид, Градерон, Асбелию?

 МК: Сама идея Этериола — мира, поделенного на день и ночь — пришла ко мне из реального мира: я родилась и выросла за Полярным кругом, где царствуют полярные день и ночь. Во время ночи иногда хочется, чтобы поскорее пришел день; во время дня — чтобы пришла ночь. Однажды ночью я подумала, что хорошо было бы ненадолго сбежать в день, а потом вернуться обратно. Так появились Градерон, город вечной ночи, и Эндерглид, где всегда светит солнце.

 Что касается внешнего вида, тут реальных прототипов не было. Города просто передают среду, в которой они находятся. Отсюда белые башни Эндерглида и мрачные горы Градерона. Ну а в Дилан, понятно, просочился призрак средневековой Европы.

 НП: Несмотря на то, что первая книга закончилась неоднозначно, я и подумать не могла, что во второй книге также будет открытый финал. Расскажите о своих дальнейших планах относительно приключений полюбившихся читателям братьев?

 МК: Недавно вышла третья книга — «Возвращение в Дилан», и название дает небольшой намек на развитие событий.

 Всего в серии будет пять книг. Есть надежда, что четвертая и пятая книга выйдут одновременно. Последняя часть расставит все по своим местам и завершит историю трех братьев.

 НП: В романах очень подробно описываются бои, вы рисуете яркие и красочные картины, будто боевое искусство знакомо Вам не понаслышке. Расскажите об этом.

 МК: Многие так думают, но на самом деле мой «боевой опыт» ограничивается сражениями на ветках в далеком детстве. Почему-то бои мне всегда представляются очень хорошо. Как будто в голове идет фильм, все можно рассмотреть покадрово, остается только описать.

 НП: После обсуждения «войнушки» не могу не задать девочковый вопрос. Любовная линия, хотя и присутствует в романе, но занимает далеко не первое место. Почему? Получит ли эта тема большее развитие в третьей книге?

 МК: Да, как раз в третьей книге любовная линия уходит со вторых ролей и выбирается на первый план. Впрочем, нельзя сказать, что она там сверкает так уж сильно.

 Мне хотелось выйти за рамки шаблона, в котором главный герой с самого начала влюбляется в ту единственную и до самого конца сражается с одним злейшим врагом. Если прикинуть на реальность, так не бывает — ну или бывает очень редко. Мы ошибаемся, на нас давят происходящие вокруг события, которые влияют на наш выбор и порой заставляют изменить жизненный путь. В конце концов, окружающие нас люди, как и мы сами, не застрахованы от несчастья, пришедшего откуда-то со стороны. Поэтому жизни и любовные линии в «Стражах», бывает, обрываются, и хотя появляются новые, их естественным образом заглушают потрясения, обрушивающиеся на мир, и переживания личного характера, зачастую никак не связанные с теплыми чувствами.

 НП: Любой писатель — в свою очередь также и читатель. Расскажите о своих любимых авторах и книгах? Читаете ли сами жанр «фэнтези»? Может быть, какие-то книги явились для Вас особо вдохновляющими?

 МК: Я обожаю исторические романы и книги в жанре магического реализма, современную прозу с глубокими размышлениями, в которой реальность ощущается зыбко, как во сне. В числе любимых авторов — Умберто Эко, Генрик Сенкевич, Харуки Мураками, Салман Рушди, Амос Оз.

 Честно говоря, фэнтези я практически не читаю. Что касается вдохновения… Как-то раз обстоятельства столкнули меня с книгой Астрид Линдгрен «Братья Львиное Сердце». Эта повесть совершенно перевернула мои представления о братских отношениях (так получилось, что они сложились у меня глубоко негативными), и когда появилась идея «Стражей Рассвета», мне захотелось сделать главных героев братьями, которые заботятся друг о друге и чья связь сильнее всего на свете. В итоге изначально задуманный сюжет претерпел значительные изменения и стал строиться непосредственно вокруг братьев. Так что за вдохновение следует поблагодарить прежде всего Линдгрен.

 НП: Книги довольно объемны. Расскажите, сколько времени вы потратили на их написание. Как вы нашли это время в современном мире тотального его у всех отсутствия?

 МК: На каждую книгу, если говорить только о написании, уходило около года, иногда больше, иногда меньше. Писала почти каждый день, без, к счастью, творческих стопоров, по несколько страниц — это около 3–5 часов в день.

 Про нехватку времени я всегда говорю так: если вы действительно хотите что-то сделать, вы найдете на это время. Да, иногда придется чем-то пожертвовать — прогулкой с друзьями, отдыхом после работы, даже сном, возможно, в корне изменить образ жизни, — но время всегда можно найти, надо просто захотеть.


 

Беседовала Катерина Зуккель