СЕЙЧАС обсуждают
читать все комментарии
ОТЗЫВЫ
читать все отзывы

Социальная сеть НП
перейти в соцсеть Написано Пером
986 участника(ов)

САМЫЕ обсуждаемые:

ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
netrenimek
 
Комментариев: 795
waniliawn
 
Комментариев: 771
Breestype
 
Комментариев: 755
cronlill
 
Комментариев: 740
altellodon
 
Комментариев: 721
Другое 
Комментариев: 347
Писатель 
Комментариев: 277
Adrianglaks
 
Комментариев: 262

 

Вашему внимание предлагается интервью писателя Романа Лерони, автора романа "Багряный лес" , лидирующего произведения литературного конкурса "Написано пером".

 

 

 

1.     Где, когда, кем и зачем родился?

 

Родился в 1971-м году прошлого столетия. Это была Германия, - на тот момент ГДР. Родился в семье советских интеллигентов: папа военнослужащий, мама медработник. При достижении того возраста, когда существование становится осмысленным, вопросом "зачем (для чего, почему) пришел на этот свет?" не задавался. Была масса других увлекательных занятий, как, например, познание мира, в который пожаловал волею Божьей и старанием родителей.

В данный момент задаю себе другой вопрос, который напрямую влияет на то, что делаю, и как делаю: что оставлю после себя?

 

2.     Ваши первые творческие порывы?

 

Это стало происходить очень рано. Благодаря маме. Это было не направленное, целевое действие, но и его косвенности для меня было достаточно. Она слишком рано и почти случайно научила меня читать, чему была не очень рада. Она невероятный книгочей. И в те времена можно было без опаски, с гарантией (я говорю о доставке) подписываться на массу литературных периодических изданий,  к которым отношусь с величайшим почтением до сих пор: журналы "Нева", "Юность", "Роман-газета", "Наука и жизнь". И каждый номер был для меня невероятным приключением! А телевидение!.. Как его не упомянуть! Большой черно-белый телевизор "Крым-217" открывал для меня не меньше в этом мире нового и увлекательного, нежели книги и журналы. Родительницу сильно беспокоило мое излишнее влечение к взрослой литературе и телепередачам. Меня пытались ограничивать, но это только тренировало мою хитрость.

 

Соответственно, вооружившись этими впечатлениями, новыми открытиями, я что-то писал. Что это было – история умалчивает. По причине частых переездов из гарнизона в гарнизон, первые рукописи не сохранились. Но, как помню, своими книголюбством и "творческими порывами" я доставлял немало хлопот своим родителям.

 

Например, журналы я читал после "отбоя" под одеялом, подсвечивая себе отцовским фонарем, после чего, ему, молодому офицеру, доставались разряженные батарейки на дежурства; а первые литературные эксперименты я проводил в его журналах дежурств. Было такое, как и выговоры, полученные отцом от вышестоящего начальства.

 

3.     Как называлось Ваше первое произведение, и расскажите, почему именно такое название?

 

Если говорить о самом раннем периоде проявления моих литературных способностей, то тогда я испытывал некие затруднения при выборе названия своих произведений. Это были какие-то корявые строчки, собранные в абзацы, и озаглавленные "Сказки".

 

Если же брать тот период, когда литературная работа стала более осмысленной, первые произведения прорабатывались мной с той тщательностью, с которой это было возможно на том уровне знаний о ремесле. А это, увы, были не знания, а большей частью представления.

 

Но названия были превосходными! "Рисунок на песке" – экологическая, мистическая повесть. И одним уже названием я старался показать кратковременность всего, что делает человек неразумный. "Глаза у смерти не смеются" – герой обрекает себя на гибель, увлекаемый собственными стараниями познать то, что сокрыто не под одним грифом "секретно". "Копилка для ломаных грошей" – попытка написать о межгосударственной политике, о поддержке одних политических режимов, другими.

 

Дать имя своему произведению – это очень серьезная работа. Куда более серьезная, чем, например, написать синопсис, который оставляет тебе две-десять страниц для лаконичности. Название же – максимум 50 знаков.

 

4.     Первая книга, которая в большей степени впечатлила вас?

Разве одна была эта книга?

Я очень рано отказался от чтения детской литературы. Например, история о двух лягушатах, которые упали в бидон с молоком и, барахтаясь там, взбили масло. При всей комичности этой истории, она произвела очень негативное впечатление на меня своей трагичностью. Молоко не пью до сих пор.

Первая книга, которая меня действительно и впечатлила, и поразила, и восхитила – сборник поэзии Роберта Рождественского. Я был ошеломлен тем, как малым текстом можно передать настроение, мелодию и томление души. Правда, я был слишком мал, чтобы это томление относить в адрес души. Мне не было и 5 лет. Впечатления остались. Правда, и то, что Р. Рождественский не остался для меня любимым поэтом. Я взрослел, мужал и развивался, что не могло не сказаться на моих поэтических вкусах.

 

В тот же период, как бы это не выглядело невероятным, я прочитал пьесу Н. Гоголя "Ревизор". Разумеется, что понять социальность этого произведения я не мог – повторюсь, был слишком мал, чтобы разбираться во всех тонкостях закостенелого бюрократического аппарата той эпохи, о которой говорил великий писатель. Но ярко помню то впечатление и даже растерянность, когда был поражен: знаки, простые печатные знаки, складываясь в слова, слова в строки, и все это заставляло меня просто и ясно видеть всех этих людей, представлять их, оживлять в воображении. Прошло много лет после этого, но я до сих пор помню, как меня веселили эти герои.

 

Пусть я мало, что понимал в свои неполные 5 лет из того, что читал, но очень четко понял одно: яркость, доброта, глубина впечатления от прочитанного зависит не от красочности обложки, коими пестрила   детская литература, а от маленького слова на обложке – от имени автора. Магия впечатления от книги в имени ее автора.

 

5.     Какие жанры вам нравятся, какие литературные направления привлекают?

 

Самые разные! Значение имеет интересность, литературная ценность книги. Разве можно прожить и не прочитать исторических книг Яна, Пикуля, Сенкевича? Нет. А фантастики Лема, Азимова, Желязны и Кларка? Опять же – нет. А мистики Кинга? А поэзии Шекспира, Байрона? Как не прочесть всё это и многое другое? Чем шире охват интересов, тем глубже познание этого мира.

 

А книги Стаднюка, Бондаря, Задорнова старшего? А современных  - Олди, Пелевина, Круза? Да мало ли превосходных авторов, работающих в различных направлениях, жанрах, которых я здесь непростительно не упомянул? Сотни! Сотни великих умов. Сотни талантливых, гениальных манипуляторов человеческим воображением.

 

6.     Каких бы авторов Вы бы назвали своими учителями?

 

Авторов учителями? Нет, таковых не назову. Учителями назову именно учителей, тех, кто действительно меня чему-то учил, и литературе, в том числе. С великой благодарностью вспоминаю директора моей германской школы, Светлану Добролюбову, учителя русского языка и литературы, которая разглядела во мне что-то тогда, когда я был весьма нерадивым учеником. Она с невероятным терпением, со всей серьезностью и любовью к предмету, открывала мне, пятикласснику, шестикласснику премудрости литературного искусства. Это первый человек, который позволял мне выходить за границы школьной программы и хвалил, поощрял, если этот выход был оправдан темой или идеей. Именно она упорядочила весь тот сумбур из массы не по возрасту прочитанной литературы, которой без разбору была набита моя голова. С помощью этого учителя я для себя открыл все прочитанные книги второй раз, увидел героев не со стороны собственных представлений, а в русле тех идей, которые доказывали авторы.

 

Опять же, вспоминаю с благодарностью и восхищением Любовь Белозерцеву, моего учителя литературы в старших классах. Этот педагог тратил массу времени на то, чтобы показать мне, как много значит работать над стилем. Она заставляла меня писать больше остальных в два, в три раза, делая при этом так, что мне было интересно работать над словом. Класс, курс, писал одно сочинение, я – два-три, а затем следовал тактичный, но вместе с тем и нередко нелицеприятный "разбор полетов" моей фантазии.

 

Порой мне кажется, что будь столь же талантливыми преподаватели других дисциплин, быть мне сейчас не писателем, а выдающимся математиком или химиком. Но это к слову. Я всегда хотел и мечтал заниматься литературой, и мои учителя помогали мне в этом. Вы не хуже меня знаете, что одного таланта, пусть гениальности, не достаточно. Для проявления всего этого нужны не менее гениальные и талантливые учителя.

 

А авторы (не все) были и есть для меня примером того, к чему следует стремиться в своей работе над словом.

 

7.     Любимая книга из детства?

 

Опять же! Почему книга? Книги! В. Пикуля "Реквием каравану PQ-17", Я. Гашека "Похождения бравого солдата Швейка", "Два капитана" В. Каверина.

 

8.     По вашему мнению, современный и модный писатель – это кто?

 

Вы спрашиваете моего мнения. Здесь оно не может быть однозначным. С настоящим уровнем манипулирования сознанием масс. Нам предлагают все, что угодно и как угодно, не соизмеряясь ни с моралью, ни с человеческими ценностями, ни имея страха Божьего. Соответственно, нас травят некачественной едой, которая своей половиной состоит из канцерогенов. Это касается и литературы. Я говорю о некачественной литературе. Только она уже травит души и мораль. Последствия этих процессов самые пагубные для общества.

 

В Вашем вопросе совмещение двух категорий, на мой взгляд, несовместимых. Модный – это временный, сезонный. Завтра он уйдет вместе с аляповатым фасоном сапог или кичливым стилем маек. Модный – однодневный, одномоментный, о котором будут вспоминать реже, чем о какой-либо более или менее яркой тряпке.

 

Современный же писатель – это автор определяющий вызовы современности. Он расставляет акценты, строит ситуации и помогает читателю выходить из них, руководствуясь теми самыми ценностями, о которых я говорил выше. Он должен уметь обосновывать применение этих ценностей у своих героев, делать их достоверными и наглядными. Современный писатель создает современных героев, современные характеры, современные ситуации, современные конфликты и дает решение этих конфликтов на основе... старых, добрых и вечных моральных ценностях: совести, чести, самопожертвовании, милосердии, прощении. Громко сказано? Дальше -  еще громче.

 

А современный талантливый, гениальный писатель – этот тот, кто смог на ярком впечатлении от своей истории, на вдохе восхищения читателя, вложить в сознание, в душу тому эти самые ценности. Это, как накормить птенца. Быть современным писателем – быть необходимым современникам вечными ценностями.

 

Подавляющее же большинство литературы нынешних книжных полок – простое развлечение, в которых авторы опасаются кого-либо, чем-либо "напрячь".

 

9.     Приведите пример лучшего фильма, экранизированного по книге?

 

Были сняты такие картины, как "Das Boot" ("Лодка") режиссера Петерсена по книге Букхайма. Особенна ценна 5-ти часовая режиссерская версия, где отсняты все строчки этого романа. И при этом картина не отпускает тебя ни на мгновение за все время просмотра, как и книга при чтении. Или экранизация повести С. Кинга "Мой адрес тюрьма" – кинокартина режиссера Дарабонта "Побег из Шоушенка", а также фильм "Зеленая миля", "Крестный отец" режиссера Копполы и многое другое.
Если говорить о современных, то  это, безусловно, экранизация романа из трилогии шведа, Ларссона "Миллениум" – "Девушка с татуировкой дракона".А картины студии Ленфильм "Шерлок Холмс и доктор Ватсон"? Лучшая по сей день во всем мире экранизация, несмотря на весьма насыщенные на экшн и эффекты современные ремейки.

10.     Я никогда не читаю...  (Расскажите о том, что вы никогда не прочтете и почему?)

Нет, я читаю. Попадаюсь, как и многие из читателей на обложку, на издательство и т.д. Попадаю на "втюхивателей". Читаю, но не дочитываю

11.  Какую книгу вы сейчас читаете?

Одну читаю, другую перечитываю. Читаю роман одного из участников конкурса "Написано пером" Валерия Михайлова – "Симфония для рояля и города". При всей сентиментальности названия, книга представляется весьма серьезной и актуальной. Пока я не дошел до того места в содержании, которое бы меня разочаровало или утомило. Пока это интересное чтиво, а о ценности буду говорить после прочтения.

 

Вопросы задавала  - Арина Ануфриева