СЕЙЧАС обсуждают
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5188 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

Новые Атланты
Дата публикации: 01.03.2013
Купить и скачать за 800 руб.
СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ:
8,9
Рейтинг  синопсиса: 10
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): 
Аннотация:

Узкому кругу людей становится известно об ученом, который просчитывает грядущие события. Его последнее «предсказание» - наступающий апокалипсис. Как избежать неминуемой гибели? Профессор указывает путь, пройдя по которому можно сохранить несколько тысяч жизней, но вместе с этим он предупреждает: все, кто будет спасён, должны находиться в неведении до последней минуты. Хватит ли духа у тех, кто знает о плане, обречь себя на возможную смерть во имя будущих поколений? А если всё-таки судьба оставит жизнь, смогут ли герои сохранить дружбу, остаться людьми в жестоком, рухнувшем мире? Особенно когда помнишь, что где-то там, на другом конце земного шара существует цивилизация.
Отрывок:

Часть первая

Начало конца

Глава 1. Осень 20** года

Эта история началась давно. Очень давно. Если верить календарю на экране моего компьютера, то почти шестьдесят лет назад. Я собрал по крупицам события тех дней. Дней, когда судьба завела меня сюда. Первые годы я не знал, радоваться ли, что мне дарована новая жизнь, но потом понял. Наши потомки должны знать, что случилось, и возможно тогда они не повторят те же ошибки.… Хотя, все в руках Всевышнего…

Как я уже говорил, это началось шестьдесят лет назад, и многое стёрлось из моей памяти, к тому же свидетелем многих событий я не был, а только слышал о них, поэтому заранее прошу прощения за неточности в моём повествовании или, возможно, за расхождение с реальными событиями. Хотя, если учесть, что учебников истории у нас практически нет, то это будет единственный документ, рассказывающий о событиях тех дней.

*****

Солнечный день не предвещал ничего. Совершенно. Люди как обычно жили, влюблялись, рождались и умирали, но ни один из них не подозревал, что буквально в эти минуты решается судьба такого понятия, как цивилизация.

Самое удивительное, что решение такого казалось бы важного вопроса происходило не на заседании научного совета или на съезде правительств, а на глубине пятидесяти метров, в холодном каменном каземате. Пока он ещё пустовал… Его стены, помнившие немало тайных встреч и устных соглашений, решивших судьбы многих людей, ожидали, что произойдёт сегодня.…

Наконец, тяжёлая металлическая дверь открылась с лёгким хлопком, выпуская наружу спёртый воздух, и через порог переступило несколько человек. Двое мужчин лет под сорок пять, одетые в дорогие костюмы, держались вместе. Третьим, чуть в стороне, стоял старичок невысокого роста, в грязном медицинском халате и истёртых до дыр сандалиях. Вьющиеся волосы и небольшие очки на округлом морщинистом лице делали его отдалённо похожим на основателя теории относительности. Впрочем, своими открытиями этот человек прославился не меньше знаменитого физика.

Дверь за троицей закрылась, закрутился штурвал, герметично закупоривая вход, а над дверью загорелась зелёная лампочка. Один из мужчин хмуро обвёл взглядом скудную обстановку и с шумом выпустил из лёгких воздух, который тут же пошёл паром.

– Распорядиться, чтобы обогреватель в этом холодильнике поставили, времени не хватило? – Он недовольно поморщился, разглядывая шаткие стулья. – Даже посидеть негде. Неужели нельзя было встретиться в моём кабинете, Владимир Ильич? Он намного комфортнее…

– Это вопрос секретности, Анатолий Павлович. Ваш кабинет прослушиваем не только мы.

– И что, разве с этим ничего нельзя сделать? – Мужчина с насмешкой посмотрел на своего шефа безопасности.

– Мы с Вами это уже обсуждали, Анатолий Павлович. Противник должен слышать то, что мы хотим. – Мужчина, практически тёзка с вождём мирового пролетариата, спокойно продолжил, читая лекцию своему боссу. – Если враг заподозрит, что мы ему скармливаем ненужную информацию, он будет искать другие пути. Лучше известный враг, которого водишь за нос, чем неизвестный. Взять, например, Вашу секретаршу. Вы знаете, на кого она работает, и никогда ей не расскажете лишнего. Если бы Вы этого не знали, то в пылу страсти сболтнули бы…

– Вы хотите сказать, что знаете, что я с ней сплю?

– Это моя работа, босс. И я выполняю её хорошо. – Владимир Ильич усмехнулся. – Я же храню тайны нашей Родины, а это требует, чтобы я знал всё.

Анатолий Павлович задумался о том, что не сменить ли ему секретаршу. А хотя, какая к чёрту разница, этот «дубовый» генерал всё равно или подсунет своего агента, или будет следить за каждым шагом. И свечку держать. Такова участь Высших мира сего.

– Вы ведь меня не о секретаршах сюда поговорить пригласили? – Мужчина внимательно посмотрел на своего «секьюрити» и перевёл взгляд на переминавшегося с ноги на ногу в углу старика. – И это кто? Ведь у нас, кажется, абсолютно секретное заседание?

– Это профессор Завгородний. – Шеф безопасности поморщился. – Профессор – специалист широкого профиля, и он случайно наткнулся на одно открытие. К счастью, с ним работал наш агент, и информация не распространилась. Профессор, Вы не расскажете о сути Вашего открытия и его последствиях? Если можно, попроще, чтобы нам с премьер-министром было понятнее. И, естественно, что нас ждёт в итоге всего… Вашего предсказания.

Профессор, оторвавшись от блокнота, в котором только что писал карандашом, посмотрел на стоявших людей. Он достал из нагрудного кармана платок и, высморкавшись в него, убрал назад.

– Вы думаете, знание что-то изменит? В скором времени мы все ничего не сможем изменить! Ничего! Даже предупреждённые люди в попытках спастись чуть позже будут завидовать тем, кто умрёт. По крайней мере, смерть тех будет быстрой!

– Профессор, прошу Вас по существу! Не отклоняясь от фактов!

– Если не отклоняясь, то природные катастрофы подтолкнут человечество к конфликтам, которые перерастут в мировую войну. Последнюю! И человечество ничего не сможет этому противопоставить! Ничего!

– Спасибо, профессор, за Вашу пламенную речь. – Владимир Ильич взял под руку старика и проводил до двери. Несколько поворотов штурвала, и профессора выставили в коридор, в заботливые руки охраны.

Дверь снова оказалась закрытой, и герметизация помещения восстановлена. В комнате наступила тишина.

– Не ожидал я от Вас такого! Привести меня сюда, чтобы послушать безумного старика! Если то, что он говорит, секретно, то это нужно растрезвонить по всем газетам, всё равно никто не поверит… – Премьер-министр, посмотрев на серьёзное лицо шефа безопасности, запнулся. – Так что Вас тревожит, друг мой? Такие «предсказатели» появляются в год по несколько штук! И если верить каждому…

– Наверное потому, что это не предсказатель! Я не разбираюсь во всех цифрах, которые он пишет в своем блокноте и в оборудовании…. – Мужчина пожал плечами и, взяв со стола папку с бумагами, начал зачитывать сводки: – Первое «пророчество» профессора о землетрясениях в Китае все восприняли как высказывания чокнутого старика… Потом предсказание вспышки нового вируса в Казахстане, после которого мы уже не могли всё списать на случайность! На счету профессора уже несколько десятков, как Вы выразились, «предсказаний», связанных не только со стихийными бедствиями, но и с волнениями в различных государствах! – Начальник службы безопасности придвинул к себе стул и, сев на него, вытянул ноги. Его взгляд упёрся в потолок, и после минутного молчания он тихо продолжил. – Нельзя отворачиваться от предсказателя с ТАКОЙ репутацией!

– И как он это делает? – Премьер усмехнулся. Но улыбка получилась вымученной. В его душе уже поселились сомнения и тревога. – Гадает на кофейной гуще? Или использует хрустальный шар?

– Насколько я знаю, он пользуется ноутбуком. Если хотите, могу устроить Вам встречу, послушаете лекцию, как это делается. – В голосе Владимира Ильича проскользнуло ехидство. – Но разве это имеет значение, если он ещё ни разу не ошибся?

В бункере наступила тишина. Премьер-министр задумчиво смотрел в пустоту, обдумывая, что он теряет, если поверит. Что может произойти в этом случае, он ещё не мог представить. А последствия, если «конец света» всё же наступит, ярко пронеслись перед глазами. Анатолий Павлович ещё немного постоял, собираясь духом, и произнёс:

– Но если его предсказания сбываются, то, наверное, имеет смысл предупредить президентов стран, которые подвергнутся катастрофе. Таким образом, возможно, удастся спасти множество жизней!

Вместо ответа сидящий на стуле начальник службы безопасности плюнул в потолок. Слюна ударилась в бетон и, провисев несколько секунд, с громким шлепком упала на пол.

– Как мы не можем ничего изменить с плевком – он всегда упадёт вниз, так ничего мы не сможем сделать и для людей. Точнее, для человечества. – Мужчина вскочил со стула и заходил по комнате. – Вы думаете, я не искал возможности? Я уже неделю не сплю в поисках решения, но, если верить профессору, все попытки предупредить другие страны могут ускорить катастрофу! И, в общем-то, людей спасать никто не будет – в такой ситуации каждый спасет себя сам! В этом я полностью согласен с профессором. Вот шеф, если честно, дай Вам шанс спасти хотя бы семью, Вы им воспользуетесь? Или будете строить иллюзии, что стоит спасти всех?

– Как я понимаю, у тебя есть, что предложить? – И так обычно бледное лицо премьер-министра побелело ещё больше. – К тому же, ты не прав. Спасти можно очень многих. В наших убежищах разместятся десятки тысяч людей…

– Анатолий Павлович, Вы абсолютно правы! Убежища могут вместить людей, но сколько времени они в них проживут? Три года? Четыре? Если верить профессору, на Земле такой ядерный арсенал, что после и половины его… детонации суша будет не пригодна для человека лет пятьсот. Я уж не говорю о наших новейших разработках.… Как Вы думаете, сколько продержатся люди в убежищах?

– И что Вы предлагаете? Отправить близких на Луну? В колонии?

– Мысль неплохая, но, боюсь, мы не сможем туда отправить, скажем, пятнадцать тысяч человек. Не вызывая ни у кого даже тени подозрения, что они отправляются на постоянное место жительства. Лунные колонии могут принять к себе несколько тысяч человек, но чем это может закончиться... Профессор Завгородний определил цифру в тысячу восемьсот человек как максимальное число, которое может принять Луна, оставаясь полностью на самообеспечении. Правда, им придется контролировать рождаемость, но с этим проблем быть не должно.

– А профессор Завгородний не предсказал, как спасти большее количество людей? И я в принципе не вижу причины, почему бы нам не отправиться на Луну, а профессора по-тихому убрать? Если всё равно людей не спасти, то зачем…

– Профессор, скажем, указал место, где человечество может выжить. Я же немного потряс свои связи и нашёл способ это осуществить. Насчёт убрать профа – боюсь не получится. Луна – суверенное государство, и к ним прибывает шаттл раз в месяц. Максимальная загрузка всего двести человек. Как Вы думаете, каким образом на него разместить всех своих родных и близких? С тем учетом, что многих просто не допустит до полёта медицинская комиссия. И как рассчитать, когда людей отправить? Ведь точная дата не известна…

– Ладно! Я понял! – Премьер-министр поднял руки, останавливая речь начальника безопасности. – Какие у нас шансы? И что можно сделать?

Вместо ответа Владимир Ильич достал из кармана листки тонкой бумаги, сложенной в несколько раз. Он распрямил линии сгибов и передал собеседнику. Премьер-министр читал долго, вдумываясь в каждое слово. Прочитав до конца он несколько минут смотрел вдаль, медленно шевеля губами, потом снова поднёс текст к глазам. Наконец, он свернул листки в то же положение, в котором они были, и протянул назад, в руки шефа безопасности.

– Вы понимаете, сколько денег понадобится? Здесь не хватит наших с Вами запасов. Я уже не говорю о возможности выполнения этого плана!

– Возможность существует. А по поводу денег – то что тут скажешь? – Мужчина развёл руками. – Поднимите налоги, людям деньги скоро всё равно не понадобятся – если волнуетесь о сохранности своих. Но я бы ещё привлёк несколько человек, раскрыв им суть проекта. Но тут есть одно условие – все люди, которые будут спасены, до самого последнего мига не должны ничего знать!

– И Вы считаете, это осуществимо? Построить убежище на такое количество человек, после этого их всех собрать вместе, и чтобы об этом никто не знал?

– Это возможно! Но, как Вы, наверное, догадались, мы с Вами погибнем. Если, конечно, не успеем убраться в космос или ещё куда.

– То есть, о проекте должны знать единицы людей? Я Вас правильно понял? – Премьер-министр внимательно глянул на собеседника. – А что будет, если кто-то узнает? Или, например, мы с Вами тоже захотим спастись?

– Как предсказал профессор, в этом случае всю кампанию ждёт крах. Мы спасаем близких людей, но сами погибаем!

– Бред!

– Согласен, но раз таковы правила игры, и мы ничего не можем изменить….

Через несколько минут двое мужчин покинули подземный бункер. Премьер-министр поднялся к себе в кабинет, а начальник службы безопасности отправился в «долгожданный» отпуск.

Глава 2. Спустя год. Гонолулу

Практически на самом берегу Тихого океана, в небольшом, стоявшем в стороне от всех построек бунгало общались двое. И, наверное, они не просто так выбрали именно это место для встречи. Ведь одна была русской «туристкой» в отпуске, а второй, крепкий мужчина, выглядел бизнесменом, прилетевшим на остров отдыхать. Вот только общались они совсем не об отдыхе.

– Вы хотите сказать, что я зря спала два года с этим сморчком с червяком вместо хрена? – Вопрос повис в воздухе, и девушка, выпив ещё один глоток из бокала с шампанским, уселась в мягкое кресло. – Я не понимаю, что Вас беспокоит. Вы просто не знаете, какой премьер-министр словоохотливый после бурного секса. Сделай ему приятно, и можешь узнать всё, что угодно!

Собеседник отвернулся от окна и посмотрел на девушку. Та сидела, поджав ноги, оголив до неприличия резинку чулок. Он несколько минут помолчал, чтобы осмыслить произнесённую по-русски фразу, но, осознав, что его знаний для этого не достаточно, обратился с просьбой:

– Ты не могла бы выразить свою мысль по-английски?

– Ты всё равно не поймёшь! – Девушка наклонилась вперёд и поставив бокал на стол, чуть оголила при этом красивую грудь.

– Вика! На мне свои женские чары можешь не испытывать. Я на них не поддаюсь. – Мужчина усмехнулся. – А беспокоит меня тот факт, что ты могла провалиться. Тебе очень легко удавалось добыть, как нам казалось, абсолютно секретные данные.

– Ах, Алекс. Вы недооцениваете действие женских чар. – Девушка легко поднялась с кресла и, приблизившись к мужчине вплотную, зашептала ему в самое ухо. – Не хотите проверить? Посмотрим, сколько расскажете мне Вы?

Вика совсем прильнула к мужскому телу, но тот оставался глух. Как скала. Он чуть отстранился, отчего, почти случайно, на грудь девушки вылилось шампанское. И так прозрачная блузка стала просвечивать ещё больше. Мужчина сделал несколько шагов назад и, глянув на девушку, кинул ей пачку с салфетками. Та, скорее специально, дала им упасть на пол. Нагибалась за ними она несколько дольше обычного, давая Алексу как следует рассмотреть отсутствие нижнего белья. Когда, наконец, она подняла с пола салфетки и стала ими вытираться, лицо её горело.

– Мог бы хотя бы помочь вытереться!

– Я думаю, ты вполне справишься сама. – Алекс покачал головой. – Итак, о твоём задании. Пока будем считать, что ты ещё действующий агент. После возвращения в Москву снова приступаешь к своим обязанностям. Меня в основном интересует затеянное русскими строительство.

– Это обычный коммерческий проект. – Девушка пожала плечами. – Как я думаю, большие шишки просто вкладывают лишние деньги, отмывая свои доходы…Если тебя интересует что-то конкретное – ставь задачу. Я должна знать, о чём спрашивать.

– Тебе шампанского налить? – Алекс откупорил ещё одну бутылку. – Русские действительно затеяли крупномасштабную стройку, судя по деньгам, которые туда вливаются. И ещё, нас очень интересует, с чего вокруг всей этой стройки такая секретность? Мы знаем, что они заложили лайнер очень больших размеров, но строится он на военных верфях… Но военное судно таких размеров просто не может существовать. Это теряет смысл! Нас интересует любая информация.

– А зачем? – Вика невинно захлопала глазами. – Всего-то подождать полгодика, и его спустят на воду. И все смогут удовлетворять своё любопытство сколько душе угодно. К тому же, если Вы уверены, что это не военное судно, значит, верна моя информация о коммерческом проекте.

– Вполне возможно. Но не идёт ли строительство еще какого-либо объекта под прикрытием лайнера? В общем, запомни – любая информация, а если добудешь фотографии или чертежи…

– То ты со мной переспишь? – Рассмеялась девушка.

– С тобой хоть президент переспит, если добудешь чертежи!

– Президент – это интересно. – Девушка в задумчивости начала разглядывать свои ногти. – Говорят, он в постели очень даже… И можно не работать потом…

– Интересно, как ты смогла стать агентом? – Алекс покачал головой и направился к двери. – В твоих мозгах есть еще что-то, кроме денег и секса?

– А разве ещё что-то нужно? – Но возглас ушел в пустоту. Старший агент Алекс вышел из домика и, тихонько прикрыв за собой дверь, поспешил вверх по тенистой тропинке. Пот струился по его телу, а понимание того, как Вика стала агентом, не давало спокойно идти... Алекс несколько раз глубоко вздохнул, чтобы успокоиться, и с мыслями, что попросит шефа больше не посылать его к агенту Вике, достал из кармана телефон. Такую просьбу лучше не откладывать – иначе он может потерять класс старшего агента, вступив в интимную связь с лицом, которое мог переманить враг.

Глава 3. Россия. Санкт Петербург. Глубокая ночь

Небольшой спортивный Феррари с открытым верхом проскочил через Литейный мост и, несмотря на запрещающие знаки, повернул налево в сторону Смольного. За рулём дорогого автомобиля сидела блондинка лет двадцати в лёгком ситцевом платье, которое почти ничего не прикрывало…

Стоявший на набережной постовой инспектор дорожного регулирования сначала хотел броситься наперерез автомобилю но, рассмотрев номерные знаки, остановился, а когда тот пронёсся мимо, в сердцах плюнул вслед удаляющимся огням. Связываться с дочкой из верхушки не хотелось – денег не «заработаешь», а вот по шапке получить было можно, и к тому же неплохо.

Машина на большой скорости проехала по набережной и, взвизгнув колесами, повернула направо, чтобы пронестись по Потёмкинской улице. Девушка вышла напротив Таврического садика, бросив машину под знаком «остановка запрещена». Каблучки зацокали по мостовой, приведя хозяйку роскошной машины к подъезду старого дома. Стоявший у дверей секьюрити услужливо открыл дверь, впуская посетительницу в светлый, обширный холл.

Несколько шагов, и цокот каблуков затих в мягком ворсе толстого ковра. Девушка, с отвращением глянув на табличку «извините, лифт не работает», фыркнув, побежала к лестнице.

Буквально через минуту на третьем этаже хлопнула дверь. Охранник, стоявший у входа, облегчённо вздохнув, вытащил пачку сигарет. Встретив посетительницу, он расслабился, по крайне мере на какое-то время.

Между тем, на третьем этаже назревал скандал.

– Отец! Я не говорю о том, что ты вытащил меня с вечеринки, так ты ещё хочешь, чтобы я оставила всё! Друзей, подруг…Учебу, наконец! И всё ради чего? Чтобы несколько месяцев проболтаться в море?

– Вероника! Между прочим, это мой подарок тебе! К твоему дню рождения! – В голосе человека, восседавшего в кресле с чашкой ароматного кофе в руках слышалась власть. – Если ты беспокоишься об учёбе, то здесь полный порядок. На судне будет куча профессоров, которые ответят на любой вопрос. А самообучение будет проходить дистанционно.

– Господи! – Девушка подняла к потолку глаза. – А то, что я просто не хочу никуда ехать? Это не считается?

Мужчина поставил чашку с напитком на столик и тяжело поднялся с кресла. Он в молчании заходил по комнате, отсчитывая шаги. Тишина затянулась. Наконец девушка, не выдержав равномерного хождения отца, повернулась к окну.

– Ты ведь хочешь стать журналистом?

– Ты ведь знаешь, где я учусь! – Такого вопроса девушка не ожидала совсем, и она, оторвавшись от созерцания улицы, повернулась к отцу. – Разве это что-то меняет?

– Я не хотел говорить тебе раньше времени, но у тебя будет не просто увеселительная поездка. – Мужчина подошел к невысокой стойке и, приподняв тяжёлую крышку хьюмидора, достал сигару. Комнату наполнил ароматный дым дорогого табака. – Эта поездка не просто на корабле, а на самом большом в мире судне! По количеству плывущего на нём народа оно сравнится с небольшим городком. И ты станешь выпускать газету этого городка. В течение всего вашего путешествия. И если добьешься определённых успехов, то по окончании института мы поговорим о твоём будущем!

– Пап… – Мысли девушки смешались. Такого поворота событий она явно не ожидала. – Но ты всегда не одобрял мой выбор, да и на день рождения я уже подружек пригласила…

– Кажется, ты у меня единственная любимая дочь! – Мужчина рассмеялся. – И как отец я должен поддерживать твои начинания. Считай это небольшим испытанием: справишься – я и дальше тебе помогаю. Нет – будешь добиваться всего сама! Идёт?

– Господи! Конечно, согласна! – Вероника уже забыла обо всём, включая оставленного на вечеринке молодого человека. Перед мысленным взором крутились картины, которых можно добиться с поддержкой отца. – Спасибо огромное!

Девушка кинулась к отцу на шею и стала покрывать его поцелуями.

– Ну, ну, дочь! Задушишь! – Мужчина, смеясь, освободился от объятий. – Раз ты согласна, то выбери ещё двух подружек в помощь, у вас трёхкомнатная каюта. – На свет появились три небольших карточки, наподобие банковских, с золотым тиснением. – Имена и паспортные данные пришлёшь мне в течение недели. Они не действительны, пока я не внесу деньги. Ну и вам нужно будет заехать сфотографироваться! Тогда они станут полностью именными.

Только тут Вероника заметила, что на карте есть место под фотографию, а строчки с фамилиями пусты. Пришло понимание того, что отец хочет проконтролировать, с кем она поедет. Но следующая фраза отца прогнала абсолютно все мысли.

– Ты думаешь, что я хочу проконтролировать, с кем ты поедешь? – Мужчина усмехнулся. – И ты права! Но пойми, на этих картах будет очень крупная денежная сумма, которая вам позволит не нуждаться ни в чём во время всей поездки или в местах остановки. И мне, естественно, интересно, на кого я их потрачу. Так что, выбирая подруг, смотри, чтобы они хорошо работали… Помогая тебе издавать газету.

– Хорошо. Спасибо папа. – Девушка уже собралась уходить, когда вспомнила вопрос, который вертелся у неё на языке с момента, как она переступила порог квартиры. – Послушай, а зачем ты вытащил меня среди ночи? Нельзя было встретиться завтра?

– Через два часа я вылетаю в Москву. Так что, в следующий раз встретимся не скоро. – Мужчина поднял с пола небольшую сумочку и протянул девушке. – Единственное, дочь, помни, что бы ни случилось, я люблю тебя. Если вдруг потерпишь неудачу…

– Я поняла, папа. – Девушка ещё раз поцеловала отца в щёку и выскользнула за дверь. Ей предстоял тяжёлый выбор.

Мужчина прикрыл за девушкой дверь и тяжело вздохнул. Как оказалось, разговор прошел легче, чем ожидалось. Он затушил сигару и подошел к окну. А потом ещё долго стоял, сохраняя в голове образ садящейся в машину дочери. Если всё пойдет, как планируется, встретятся они точно не скоро.

Глава 4. Москва. Офис тур-оператора «Весь Мир»

– Леныч, ты слышала о новом кругосветном круизе? – Ворвавшийся в офис ураган в виде девушки с рыжими волосами поднял в воздух кипу бумаг и, чуть не свернув на пол принтер, затих под пристальным взглядом подруги.

– Ну да, слышала. Но это не повод опаздывать на два часа! – Девушка с невозмутимым видом встала из-за стола и, нагнувшись, поняла упавшие бумаги. – Анатолий Павлович приехал. Спрашивал о тебе.

– Вот чёрт! И какого его в такую рань принесло? – Девушка от удивления открыла рот.

– Не беспокойся, Светик, я сказала, что ты вышла на минутку. – Девушка рассмеялась. – Где пропадала, подруга?

– Уффф! – Девушка с шумом выпустила воздух. – Ты настоящий друг! Представляешь, мы наконец-то купили платье! Осталось сделать себе подарок к свадьбе, и день будет прожит не зря!

– Прежде чем заниматься подарком, изучи документы. – Елена протянула подруге папку с множеством листков и фотографий. – Шеф из-за них приехал. Он там выиграл какой-то тендер, и наша фирма в эксклюзивном порядке будет продавать путёвки.

– И что? Стоило ради этого вставать в такую рань? – Девушка вытряхнула содержимое папки на стол, и у неё от удивления полезли на лоб глаза. Она поднимала одну фотографию за другой, не в силах поверить в то, что изображенное на них правда. Она перелистывала их снова и снова, не в силах оторвать взгляд. – Господи, да на продажу одной такой путёвки можно полгода жить… – Она в спешке начала ворошить листки в поисках прайса. – Тендер, говоришь? И как ему удалось?

Наконец, прайс нашелся. Светлана пробежала по нему глазами и через мгновение в сердцах откинула в сторону. Листок, сделав несколько разворотов в воздухе, с шуршанием скрылся под диваном.

– Интересно есть в этом мире справедливость? – Девушка с грустью посмотрела в потолок. – Я когда бежала на работу, увидела эту рекламу: «Самое большое в мире судно, затмившее своей роскошью знаменитый Титаник»! Соверши кругосветное путешествие на плавучем городе!» И подумала, что обязательно отправлюсь на нем в свадебное путешествие! Да здесь самая дешевая каюта как моя зарплата за три года!

– Хочешь, я тебя ещё больше расстрою? – Лена развернула к подруге монитор. Та непонимающе уставилась на экран.

– Это что?

– Это, подруга, оставшиеся места. Как я думаю, те, которые выиграл наш шеф по тендеру.

– А остальные? – Светлана с удивлением начала перелистывать на экране страницу за страницей, просматривая каждую палубу в поисках свободных мест. Примерно девяносто процентов из них горели красным, возвещая о недоступности к продаже. – Это что получается, мы не единственные будем их продавать?

– Или каюты уже раскуплены.

– Но как это возможно? Да с такими ценами?!

– Не знаю, подруга! Ясно одно – нам с тобой этого путешествия не видать!

– Это мы ещё посмотрим! – Девушка, снова превратившись в ураган, взметнув вверх огненно-рыжие локоны, вскочила со стула и бросилась к шефу.

Она отсутствовала минут двадцать, и когда снова появилась в кабинете, щёки девушки горели огнём, но в глазах сияло торжество. На вопросительный взгляд подруги она, вместо ответа показала две пластиковые карты. На одной из них красовалась её фотография.

– Как тебе это удалось?

– И не спрашивай! Шеф сделал свадебный подарок! В разных каютах и на самой нижней палубе, но мы поплывём!

Елена, больше десяти лет проработавшая в фирме, искренне подивилась щедрости Шефа. Насколько она помнила, у него зарплату раньше не выпросишь. А тут такой щедрый подарок.

Глава 5. Снова Санкт-Петербург. Штаб Военно-Морского Флота России

Мужчина в форме капитана первого ранга медленно поднимался по гранитным ступеням. Он только сегодня приплыл с очередного задания и не успел повидаться с семьёй, как получил приглашение в штаб. Даже не приглашение, а приказ – явится немедленно.

«Очевидно, это в связи с моим рапортом об увольнении. Они не смогут меня заставить снова выйти в море». Пришедшая догадка о причине вызова почему-то не принесла спокойствия в душу старого моряка. Он, лениво ответив на приветствие часового, лёгкой походкой взбежал на второй этаж.

Его встретила секретарша, услужливо распахнув двери в кабинет адмирала, чем вызвала немало удивления. Обычно ожидание в приемной, по крайней мере, несколько минут, считалось нормой, а сейчас…

В кабинете кроме адмирала, Федора Ивановича Коромыслина, находилось ещё два человека в гражданской одежде. Судя по тому, что один листал свежий выпуск TOP GEAR, а второй пил кофе, ждали только его. Капитана первого ранга, подавшего полгода назад рапорт об увольнении.

– Константин Николаевич, а мы Вас ждём! – Адмирал вскочил с кресла и поспешил навстречу старому другу. – Сколько лет ты ко мне не заглядывал? А?

– Полгода всего. – Улыбнулся капитан. – Когда рапорт приносил.

– Рапорт, рапорт. Да подписал я его! – Засмеялся хозяин кабинета. – Заходи, присаживайся.

– А если я без пяти минут гражданский человек, то по какому поводу вызвали, Фёдор Иванович?

– С каких это пор по имени отчеству? – Опешил адмирал, но, проследив взгляд друга на сидящих за столом гражданских, понял. – Извини, не представил. Начальника торгового флота, Илью Борисовича, ты, я думаю, знаешь?

Плотненький невысокий мужчина, отложив журнал в сторону, сдержано кивнул.

– А это Никитин Александр Александрович. – Адмирал на секунду замешкался, не зная, как представить посетителя. – Он, скажем, специалист по вопросам безопасности и организации мероприятий…

– КГБ или особый отдел, как я понимаю? – Поднял бровь капитан. – И как эти люди связаны с моим увольнением?

– В общем-то, никак…– Адмирал снова немного замешкался. – Константин, какие у тебя планы? После увольнения?

Константин Николаевич, метивший на один из постов в Военно-морской Академии, решил сразу не раскрывать все карты и осторожно произнёс:

– Да вот, хочу в деревне с удочкой посидеть. Знаете, на берегу реки, когда нет никого…

Громовой хохот потряс кабинет. Александр Александрович, громко смеясь, осторожно поставил на стол почти полную чашку с кофе.

– Прошу прощения! – Выпалил он. – Ну, Вы и рассмешили меня! С удочкой рыбку половить, значит? Константин! Можно я буду Вас так называть? А не согласитесь ли Вы посидеть с удочкой в другом месте? Более оживлённом? Скажем, на борту пассажирского лайнера! А после рейса принять на себя командование Кадетским корпусом Военно-Морской Академии? Как Вам предложение?

Мысли капитана заметались со скоростью молнии, пытаясь найти ответ при нехватке информации. Но ответ не приходил, и он вопросительно глянул на адмирала. Тот сидел, демонстративно уставившись в потолок.

– Всего один рейс на пассажирском лайнере в качестве капитана. Ты даже можешь пригласить на борт свою семью и устроить увеселительную прогулку. – Всё так же глядя в потолок произнёс Фёдор Иванович. – А после рейса сможешь последовать предложению Александра Александровича, он, судя по всему, знает о твоих желаниях больше меня, или удить рыбку в деревне. Хотя, после этого рейса твой счёт в банке пополнится на столько, что ты вряд ли захочешь просто сидеть с удочкой.

– А в чём подвох? – Капитан внимательно посмотрел на присутствующих людей. – Разве нет никого из гражданского флота на эту вакансию? Мне кажется, что я, почти двадцать пять лет проплававший на подводной лодке, не очень подхожу на эту должность. Хотя предложение, если честно, очень заманчивое.

– Кость! Воспринимай это как подарок судьбы. Капитан, который должен принять судно, лёг в больницу с инфарктом. Вот торговый флот и обратился к военным за помощью. У них просто нет людей с нужной подготовкой.

– Федь, ну ты мне голову не морочь! На эту должность можно поставить практически любого! И это скорее у меня нет практики в управлении пассажирским судном!

Адмирал Фёдор Иванович тяжело вздохнул и полез в ящик стола. На свет появилась глянцевая папка, опечатанная сургучной печатью. И содержала она всего один листок. Адмирал быстро пробежал по нему глазами и передал другу.

Пока тот усваивал информацию, Фёдор Иванович вопросительно глянул на КГБиста. Тот, давая добро, кивнул головой, и хозяин кабинета дальше говорил уже спокойно.

– Я понимаю, что ты несколько часов как прибыл и не знаешь последних новостей. Наше государство спустило на воду самое большое в мире судно. Судно, которое почти не уступает своими размерами легендарному супертанкеру «Knock Nevis»1. Я уже не говорю про круизные лайнеры. Это судно оборудовано тремя, заметь тремя! ядерными реакторами, которые будут его двигать, освещать и кормить.

Теперь капитан первого ранга понял, почему подложили командовать именно ему, проплававшему последние четыре года на «Багратионе», пришедшему на смену «Мономаху». «Багратион» – самая большая атомная подлодка в мире. Пришла интересная мысль, что российский флот в последние годы славится гигантоманией.

– Отплытие когда? – Фраза вырвалась непроизвольно, и капитан с грустью подумал, что в душе уже давно согласился. К тому же, перспективы… Осталось решить вопрос с семьёй.

– Через шесть дней отплытие. Билеты уже почти все распроданы. – Фёдор Иванович, увидев помрачневшее лицо друга, быстро продолжил, – Да чего ты скис? Это же не подводная лодка. Загрузишь всю семью и проведёшь с ними несколько месяцев, совершая увлекательный кругосветный круиз!

– Федь, какой круиз? У меня дочь в третий класс идёт в этом году…

– А у меня сын в восьмой, а я его отправляю на этом судне! И что? Такой шанс раз в жизни выпадает. – Адмирал вытащил из ящика стола толстый глянцевый буклет и три пластиковые карты с золотыми буквами VIP по центру. – Пусть твоя жена с детьми в ближайшую пару дней приедут в порт. Оформят билеты. – Адмирал постучал пальцем по пластиковым картам. – И паспорта пусть не забудут. А ты сейчас же отправишься в комнату восемьсот. Скажешь, я прислал. Тебе выдадут документы и пропуск на судно. И авиабилеты до порта приписки.

Капитан первого ранга, восприняв последнюю фразу как приказ, вскочил со стула. Он взял со стола документы и заботливо убрал во внутренний карман будущие билеты. Если не придётся расставаться с семьёй, то он воспримет это назначение с удовольствием. Он уже подошел к двери, когда его осенила ещё одна мысль, и он обернулся:

– Последний вопрос. А если мне понравится? Я имею в виду, судно?

– Если вам понравится, то, я думаю, никто не будет против оставить Вас командовать судном! – В этот раз рассмеялся молчавший до этого начальник торгового флота. – Как вы думаете, господа?

Когда дверь за капитаном закрылась, все облегчённо вздохнули. Адмирал вскочил с кресла и прикрыл небольшую щёлку, оставшуюся в двери. Когда он вернулся за стол, его гости уже собирались уходить.

– Фёдор Иванович, а вы уверены, что это именно тот человек, что нам нужен?

– Вы все читали его послужной список. – Адмирал помедлил с ответом. – И, кажется, все пришли к выводу, что это лучшая кандидатура.

– А какое лично ваше мнение?

– Мнение!? – Воскликнул адмирал. – Какое может быть мнение, когда моя семья тоже плывёт на этом судне? А остальное в руках Божьих!

Глава 6. Великий Новгород

Когда Дмитрий согласился приехать к своему другу, то ещё не знал, в какую историю ввязывает его судьба. Весь день шел наперекосяк. Сначала не завелась машина, и пришлось ловить попутку. Как итог он опоздал на двадцать минут.

На работе его сразу вызвали к начальству, которое в приказном порядке командировало юношу в город К. Всего на две недели, но это порушило все планы. Пикник с девушками явно накрывался.

– Почему меня? Я что, крайний?

– Кто-то плакался на низкую зарплату. – Заворчал шеф, крепенький старичок лет под восемьдесят.

«Ему уже давно стоило выйти на пенсию, а он всё держится за пост. Понятно, что место тёплое, но не для такого же возраста». Дмитрия от мыслей отвлекла фраза, которую выловило сознание из брюзжания старика, и он воскликнул:

– А какого чёрта я на Марии делать буду? – Молодой человек вскочил со стула. – Это ведь та, что по телику крутят?

– О, как встрепенулся! А до этого сидел, словно курица на яйцах. – Забрюзжал дальше старик. – Позвонил мне сегодня старый друг. У них там механик заболел, вот он и попросил прислать на замену. Особо не надейся, на «Марию» тебя не пустят. Будешь между судном и берегом народ возить. Так что, сдавай сменщику свою колымагу и дуй домой. У тебя вылет в восемь вечера, с пересадкой в Казани.

Свой прогулочный катер Дмитрий сдавал до трёх часов дня, сделав при этом два рейса по Волхову до Ильменя и обратно. Сменщик неохотно подписал документы о приёмке, и молодой человек оказался свободен. Он уже вошел в Кремль, когда зазвонил телефон.

– Димон! Дуй ко мне! Дело есть! – Голос лучшего друга был возбуждён и явно взволнован. – Все возражения не принимаются! Чтобы после работы сразу ко мне!

Возражать, в общем-то, и не получилось. Трубка, взорвавшись громогласным голосом, через секунду уже молчала. Дмитрий нажал пару раз на кнопку вызова, но Илья, очевидно, уже бросил телефон где-то в комнате и из-за громкой музыки просто не слышит звонка. Делать оставалось нечего – нужно ехать, а заодно и сообщить новость о своём отъезде.

Попутка быстро домчала до троллейбусного парка, и Дмитрий, расплатившись с водителем, поспешил к новенькой двенадцатиэтажке. Зайдя в подъезд, молодой человек расстроился ещё больше. Лифт не работал, и подниматься пешком на десятый этаж не хотелось. Он достал телефон и, прослушав несколько минут длинные гудки, встал на первую ступеньку лестницы.

Через небольшую шёлку открытой двери орала музыка. В прихожей тоже никого не оказалось, только к группе «RAMMSTEIN», добавлялись какие-то явно посторонние вопли, сопровождаемые грохотом. Дмитрий осторожно прошёл через коридор и приоткрыл дверь в большую комнату. Всё помещение оказалось застлано дымом. Рядом с кальяном, стояла медная курительница, выпуская к потолку клубы ароматного дыма. CD-плеер, очевидно, заело, потому что эту же песню он погнал сначала.

Появился и виновник шума. Нацепив маску быка и вертя над головой кожаный хлыст, вокруг стола прыгал парень лет двадцати с небольшим. Вместе с каждым прыжком из его глотки, стараясь попасть в такт песни, вырывался крик – Да! А у меня есть! А меня есть трава! Она меня спросила, но я ей не отвечу! – Снова прыжки по комнате и похлопывание себя плёткой. – Пока нас смерть не разлучит, я всегда буду с ней! Нет! У меня есть трава! Да-а-а!!

От созерцания такой интересной картины Дмитрия отвлёк раздавшийся звонок. Он осторожно прикрыл дверь в комнату и пошел посмотреть, кто ещё мог прийти к Ильюхе.

На лестнице стояла соседка, в бигудях и с полупустым мусорным ведром в руках и старом халате в цветочек, перепоясанным кожаным ремнём с большой пряжкой.

– О, Димочка! – Морщинистое лицо старушки разгладилось от улыбки. – А я тут мусор выношу, слышу, шум стоит. Дай, думаю, позвоню, вдруг случилось что!

– Спасибо, Любовь Яковлевна, всё в порядке.

– А что за шум-то? – Дмитрий едва успел поставить руку, преграждая соседке проход в квартиру. – Ильюша-то хде?

– Ох, Любовь Яковлевна, плохо Ильюше. – Дмитрий трезво рассудил, что лучше сказать полуправду, чем соврать. Вряд ли старушка поверит, что добропорядочный сосед просто решил песни попеть. – Припадок у него. Болезнь заморская. Слышали, несколько лет назад свиной грипп свирепствовал? Так вот, сосед ваш сейчас бычьим заразился. Вообразил себя коровой и скачет по комнате.

– Ох, батюшки! – Всплеснула руками старушка. – Как же он подхватил заразу-то?

– Как, как. – Дмитрий в сердцах сплюнул на пол. – Травки курнул. – Молодой человек, спохватившись, прикусил язык и быстро поправился. – Я хотел сказать, он петрушки переел, не помыв, вот и подхватил заразу.

– Ой, батюшки, а её что-ж теперь есть нельзя? – Любовь Яковлевна выпучила глаза и в её мозгу начали плясать цифры от подсчёта убытков. Она уже не первый год покупала зелень на овоще базе, а потом продавала её с лотка. Под видом своей. С участка. – Слушай, Димочка, а другую зелень, что, тоже нельзя?

– Траву никогда нельзя! К тому же, в таких количествах! – Не вытерпев, рявкнул Дмитрий. – Вы извините, Любовь Яковлевна, мне к быку нужно. Ну, к Илье, посмотреть, чтобы не ударился пациент, ну и всё такое.

Дима посмотрел вслед спускающейся пенсионерке и, прикрыв дверь, поспешил успокаивать друга. Плеер всё еще надрывался на одной песне, но подпевающих воплей и прыжков больше не слышалось. Причина затишья оказалась простой – Илья остановился перед трюмо и теперь заворожённо смотрел на сотни отражающихся в трёх зеркалах быков.

– Да. Стадо! У стада есть трава! Нас много! Нам нужно много травы!

Дмитрий сначала вылил воду из графина в курительницу, полностью загасив тлеющую смесь, и осторожно подошел к балкону, чтобы открыть форточки. Потом отправился на кухню и, распахнув окна там, создав, таким образом, сквозняк, принялся ждать.

Илья появился часа через полтора. Дмитрий допивал третью чашку кофе, когда молодой человек, пошатываясь, вошел на кухню. Он красными глазами окинул сидящего за столом друга и, открыв кран с водой, припал к струе губами. Наконец, утолив жажду, он, обессиленный, опустился в кресло.

– Ты давно здесь сидишь?

– Да нет. Минут пять. – Соврал, не моргнув глазом, Дмитрий. – Думал, ты спишь. Мешать не хотел.

– Ааа, ну ладно тогда. – Илья, немного смутившись, уставился в пол. Просидев так пару минут, он тихо произнёс. – А я тут травки курнул. Кажется, перебрал немного... Мне тут бабушка с участка прислала. Хочешь попробовать?

– Нее! Спасибо! – Воскликнул Дмитрий, представив себя бегающим по кухне с хлыстом и рогами на голове. – Я к тебе не за этим пришел. Тут такое дело. Я на вечеринку в субботу не приду.

– А чего так?

– Меня начальство на «Марию Целесту» отправляет. Буду помогать в доставке на судно грузов и пассажиров. Прикинь, даже билеты на самолёт выдали.

– Ты просто в погрузке будешь помогать, или на судне поплывёшь? – Илья с удивлением уставился на друга.

– Нет, только в порт на погрузку отправляют, потом домой.

– Ура! Ура! – Илья вскочил с ногами на кресло и начал на нём скакать. – Ты мой спаситель! Ура!

Дмитрий осторожно пододвинулся к выходу. Кто знает, что за травку друг покурил. Вдруг остаточный эффект… Бросаться ещё начнёт. Он действительно начал. Повис на шее и начал обнимать, постоянно выпуская из себя вопли радости.

– Будь другом! Отпусти! – Дмитрий с трудом разжал руки друга и отступил к двери. На всякий случай. – Чему радоваться! Денег не так уж и много, а времени потрачено будет уйма.

– Во, блин! Человек не доволен! – Илья просто светился от счастья. – А ты бы порадовался, если бы пришлось на этом судне плыть? С таким «весёлым» названием?

Дмитрий задумался. Название судна «Мария Целеста» действительно не вызывало доверия. Но с другой стороны, сейчас и не 1862 год, когда бриг нашли без команды.

– Прикинь, мне отец вчера позвонил. – Разглагольствовал Илья. – Ты, говорит, отправляешься в кругосветное путешествие. Я надеюсь, пребывание на судне отучит тебя от вредных привычек. И прикинь. Предупредил, чтобы я не пробовал на судно ничего пронести. «Если поймают – лишу денег». – Молодой человек тяжело вздохнул. – Ты же знаешь, я так иногда побаловаться люблю… А вот сегодня решил оторваться… И, кажется, перебрал немного.

– Это всё здорово. А моему назначению чего радоваться? – До Дмитрия уже начало доходить, что задумал Илья. В этом присутствовал определённый смысл. Обслуживающий персонал вряд ли будут досматривать, и пронести на борт небольшую вещь не составит труда. Правда, на судне нужно будет встретиться, но это не большая проблема.

На уговоры пронести травку на судно ушло полчаса. Дмитрий согласился неохотно, и то, исключительно после того, как Илья пообещал закрутить её в сигареты. Для конспирации. На этом и порешили.

*****

В аэропорт «Кречевицы» друзья приехали за двадцать минут до отлёта. Аэродром находился на реконструкции, и для жаждущих покинуть город именно на самолёте на линию вывели старые АН-2. В просторечье «Кукурузник». На борт поднимались даже не по приставной лесенке, а просто подняв повыше ногу.

Через несколько минут на борт поднялся пилот и, осмотрев мутным взглядом пустой салон, прошел в кабину пилотов.

– Эй, вы двое! – Лётчик высунулся в приоткрытую дверь. – Связь не работает, так что объявляю: во время взлёта пристегнутся. Во время полёта не курить, и посматривать на входную дверь. Близко к ней не подходите, там замок барахлит – открыться может. Если что, зовите меня.

Дверь в кабину пилотов захлопнулась с оглушительным треском. Что-то затрещало, и из громкоговорителя послышался голос пилота: «И какого им в Казани понадобилось…?». Продолжения фразы друзья не услышали – закрутился пропеллер, выводя самолёт на взлётную полосу.

– Слушай. – Ильи наклонился к самому уху Дмитрия. – А действительно, какого нам в Казани нужно? Там ведь моря нет. Кажется.

– Не волнуйся. Там просто пересадка. Долетим, и сразу дальше отправимся. – Взгляд скользнул на пошатывающуюся входную дверь. Так и хотелось сказать, если долетим…

Полёт прошёл на удивление спокойно. Если не считать бесконечных воздушных ям, когда желудок подскакивает к горлу в надежде выплеснуть наружу своё содержимое.

Казань встретила дождём. Кукурузник пару раз подбросило на взлётно-посадочной полосе, и он остановился практически рядом с терминалом.

Пересадка на Боинг 787-8 прошла спокойно, салон оказался на половину заполнен, когда к молодым людям подошла стюардесса.

– Прошу прощения. – Девушка со бейджиком на груди наклонилась к молодым людям. – Вы не пропустите к окну девушку? Проблема в том, что она не хочет расставаться с котом и просит их разместить в салоне.

– Кажется, с животными летать нельзя? – Илья поднял взгляд на стюардессу.

– Обычно да. Но в этом случае авиакомпания не может отказать. – Девушка улыбнулась. – Если хотите, я могу Вас перевести в первый класс. Там есть два свободных места. Хотя и в разных концах салона.

– Мы останемся здесь, если Вы не против. – Когда стюардесса отошла, Дмитрий тихо произнёс. – Интересно, кого к нам подсадят? Может, симпатичную?

– Спорим, окажется какой-нибудь уродиной?

– Спорим! – Дмитрий, не глядя, пожал руку. Его взгляд был прикован к высокой блондинке в конце салона. Длинные светлые волосы волнами спадали на загорелые плечи. Легкое розовое платье подчёркивало изящную фигуру. На руках у девушки лежала толстая подушка, на которой восседал рыжий кот. Точнее, котище. Для его, в общем-то, небольших размеров он имел великолепные усы, торчащие в разные стороны. И длинную лоснящуюся шерсть.

– Так не честно! – Илья проследил взгляд друга. Договорить он не успел. Девушка, подойдя к местам, лучезарно улыбнулась.

– Спасибо, что Вы не против нашего общества. – Она посмотрела на потерявших язык молодых людей и, усевшись на место, почесала за ухом кота. Тот довольно вытянул вперёд лапы и показал когти. – Спокойно, Пупсёнок. Нас не будут обижать. Правда, мальчики? – С этими словами девушка отвернулась и посмотрела в иллюминатор. Там всё также шел дождь.

– Не будем! – Выпалил Илья. – И вообще, мне, как человеку, которому осталось всего несколько месяцев, нужно вести праведный образ жизни.

– И что с Вами? – Девушка с любопытством посмотрела на Илью. Тот явно не выглядел больным человеком при смерти.

– Я поплыву в большое путешествие на «Марии Целесте». А всем известно, как закончил экипаж этого судна. Меня ждёт та же судьба.

– Тогда мы с Вами в одной лодке. – Рассмеялась девушка. – Я тоже плыву на этом судне. А Вы, молодой человек? – Её взгляд переместился на Дмитрия.

– Нет, я не поплыву. Но на судне мы с Вами, возможно, встретимся. – Дмитрий залюбовался девушкой. – Меня вызвали в качестве механика на катера, доставляющие на лайнер пассажиров и грузы.

– Правда? – Девушка заинтересованно посмотрела на Дмитрия. – Меня зовут Вера. Я думаю, нам действительно стоит встретиться на судне.

Время за разговором пролетело быстро. Они и не заметили, как самолёт приземлился в аэропорту.

Они вместе прошли терминал. Там друзья расстались. Илья с Верой отправились в гостиницу, а Дмитрию предстояло явиться в порт. Они устраивали работников в своём общежитии, красивейшем старинном здании, стоявшем на берегу моря.

Глава 7. Гостиница Ленинград. Два часа ночи. До отплытия судна четыре часа

Гостиница «Ленинград» считалась старейшей в городе. Стоявшая рядом с портом, она пользовалась популярностью как у туристов, так и у моряков, которым не хотелось возвращаться на борт судна. Гостиница славилась своим порядком, чистотой и приветливым персоналом, который всегда приходит на помощь. Но даже при такой репутации в её стенах иногда происходили разные непонятные вещи. А иногда и не совсем законные. Людской фактор присутствовал, как и везде, и за небольшое материальное вознаграждение служащие закрывали глаза на мелкие нарушения.

Вот и сейчас дежурная, увидев на этаже постоялицу, идущую шаткой походкой в сопровождении мужчины, поспешила в сторону туалета. Если девушке хочется провести ночь не одной – это её дело. Гостиница не обеднеет, а денежка, лежащая во внутреннем кармане, вполне может пополниться ещё одной. Дежурная остановилась в туалетном блоке и посмотрела, как парочка зашла в номер. На этом её миссия завершалась, главное завтра самой зайти убраться в номер.

Между тем в номере происходило немного другое действо, чем представляла себе дежурная по этажу. Мужчина не успел осознать, как оказался связанным, и теперь лежал на кровати с кляпом во рту. Девушка, скинув почти всю одежду, красовалась перед ним в черном корсете и плотных трусиках. Мужчине, лежавшему на кровати, подумалось, что трусики кожаные... Как, в прочем, и корсет. И плётка в её руках. Единственное, на что ему хотелось смотреть, так это на ноги – стройные и длинные. Очень загорелые. Взвизгнул хлыст, отозвавшись болью в боку.

– В глаза смотреть! – Девушка запустила одну руку в трусы и начала медленно спускать их вниз. Мужчина непроизвольно скосил глаза, за что тут же оказался наказан. – В глаза! Или до смерти изобью!

Почему-то мужчина поверил, что изобьёт. И начал ругать себя снова. Наверное, уже в сотый раз за последние десять минут. И как так получилось, что красивая, добрая девушка, можно сказать божий одуванчик, превратилась в монстра с плёткой. Он ещё раз попробовал вытащить руки, но даже такие нечеловеческие усилия не увенчались успехом. Связали его знатно.

– Значит так! Сейчас я тебе развяжу рот и задам несколько вопросов. Ты мне ответишь, и мы попрощаемся. Будешь кричать или соврешь – мы продолжим воспитание. – С этими словами девушка поднесла хлыст к самым глазам связанного. Тот энергично закивал головой. Впрочем, выбора у него не оставалось.

– Сучка! Что ты от меня хочешь? – Голос получился хриплый. Во рту ещё стоял вкус кожаного шарика. Тут же пришла боль.

– Это тебе за сучку. А если я и сучка, то не твоя! Понял!? Ещё высказывание не по существу – оторву нафиг! – С этими словами девушка вернула на место кожаный шарик и стащила с мужчины брюки. Несколько умелых движений, и яйца вместе с членом начали подъём вверх. К потолку. Всё выше и выше. Мужчина, даже связанный, умудрился выгнуться дугой, а сквозь кляп пробивались приглушенные вопли. Наконец, девушка разжала руку и вытащила кляп. – Ответ не по существу или любое высказывание, и останешься без самого тебе дорогого. Итак, с какого ты судна?

– С Потёмкина.

– С Потемкина? – Бровь девушки выгнулась дугой. Кляп снова вернулся в рот. – Ты не думай, что я последняя сволочь. – Девушка начала массировать член связанного, вызывая эрекцию. – Я тебе доставлю удовольствие. В последний раз.

У неё в руке мелькнуло лезвие тонкого ножа, и пах отозвался жаром. Мужчина взвизгнул и попытался отползти, но верёвки натянулись, и он вернулся обратно на ложе. Тем временем девушка встала на кровати и начала вытирать полотенцем руку от белой жидкости. Наконец, оно полетело в лицо корчащемуся на кровати мужчине, а девушка рассмеялась:

– Можешь расслабиться, твои яйца пока на месте. Но ещё раз соврёшь... – Снова мелькнуло лезвие, на мгновение сверкнув в свете уличного фонаря. – И я не буду такой доброй. Я их сварю в кипятке. Буду поливать из чайника, пока они вкрутую не сварятся. Понял? – Наконец, в глазах мужчины появился страх. Панический страх. – Итак, начнём сначала. Судно?

– Мария Целеста.

– Что это за корабль?

– Круизный лайнер, да его реклама везде целыми днями крутится… – Удар хлыстом прервал речь связанного мужчины.

– Круизный?! А зачем круизному лайнеру целых ТРИ ядерных реактора?!

– Я не знаю! Честное слово! Вам нужно кого-нибудь из офицеров поймать! – Мужчина запнулся и, увидев недобрые глаза, быстро продолжил. – Как я думаю, три реактора нужны в качестве дублирующей системы. Я всего лишь электрик. Но на этом судне много дубляжей. Практически каждая цепь. Но хоть убейте, я не знаю, зачем это нужно.

– Зачем на судно столько всего грузят? Я имею в виду, продовольствия, и различных товаров.

– Господи, на любое судно такая погрузка идёт! А тут на его размеры гляньте, и всё сразу ясно будет. Там одних пассажиров около двенадцати тысяч, плюс экипаж. Их всех кормить нужно!

– Предположим, с продовольствием разобрались…– Девушка в задумчивости подняла взгляд к потолку. – А как на счёт запчастей? И прочего «имущества»?

– Господи, да не знаю я! Погрузка идёт согласно накладным. Можете обратиться в администрацию порта, если в чём-то сомневаетесь. Но, насколько мне известно, на судне есть места под грузы. У него десяток остановок по всей планете, вполне могли и на доставку что-то взять!

– Чёрт! – Девушка, явно в расстройстве, соскочила с кровати. Что она делала, мужчина не видел, но через минуту он почувствовал укол. Веки отяжелели, и сознание отлетело, оставив на кровати одну оболочку.

Девушка кинула шприц в пакет, в котором уже лежали ненужные бумаги и документы. Завтра с утра его предстояло выкинуть в море, предварительно положив внутрь пару камней.

Открылась дверь в соседнюю комнату, и в помещение вошёл мужчина. Он с интересом посмотрел на полураздетую девушку и перевёл взгляд на лежащее на кровати тело.

– Он просто спит. – Пояснила девушка. – Когда проснётся, начисто забудет события последних шести часов. А может, и восьми.

– Ну и методы у Вас, Вика!

– Методы, методы…. – Девушка в задумчивости посмотрела на своего собеседника. – Они в любом случае лучше Ваших. Он нам рассказал всё, что знал. Следов на теле нет. Завтра к вечеру проснётся с головной болью и похмельем. Никто ничего не заподозрит.

– Рассказал он не много. Всю эту информацию мы могли бы узнать и без него.

– Я Вас предупреждала, что это, скорее всего, ничего не даст. – Девушка пожала плечами. – Но кое-что из сказанного им Вы пропустили. Очевидно, увлеклись методами допроса.

– И что же? – Мужчина постарался пропустить колкость мимо ушей.

– То, что все системы дублированы. А на всех добытых схемах и чертежах дубляжей нет. Я думаю, стоит покопать в этом направлении. И ещё я думаю, мы допросили не того человека.

– В этом он прав. – Собеседник кивнул на лежащего мужчину.– Нам стоило бы допросить офицера.

– Я не это имела в виду. – Вика подошла к кровати и начала освобождать от верёвок спящего матроса с «Марии Целесты». – На судне с десяток семей олигархов, но нет их самих. Вывод напрашивается сам.

– Пообщаться с кем-нибудь из отправивших на судно свою семью?

– Это я сейчас пообщалась! А в вашем случае, Алекс, подходит слово допросить. – Рассмеялась девушка. – Хотя, самих олигархов трогать рискованно, а вот звено поменьше… Посмотрите, что я для вас нашла.

Девушка залезла в свою кожаную сумочку и, поискав там несколько минут, извлекла на свет небольшой тетрадный листок. Алекс быстро пробежался глазами по написанной информации и посмотрел на Вику. Та накинула сверху полупрозрачную кофточку и сейчас ходила по комнате, собирая пакет. Но при каждом её движении кофточка расходилась, оголяя затянутую в корсет грудь. Наконец девушка остановилась и внимательно посмотрела на агента Алекса.

– Проверить эти данные не сложно. А сейчас я хочу вознаграждение!

– Тебя чек устроит?

– Меня интересует другое вознаграждение. – Вика начала медленно приближаться к Алексу, соблазнительно покачивая бёдрами. – Пока я его допрашивала, то немного распалилась, и мне необходимо расслабиться… А так как единственный дееспособный мужчина в комнате ты…

Алекс отодвинулся на несколько шагов назад, пока не упёрся спиной в стенку. Взгляд его метался между приближающейся девушкой и мирно посапывающим мужиком на кровати.

– Меня ждёт та же участь?

– Посмотрим на твоё поведение…

Кофточка упала на пол, а через несколько минут погас свет.

Когда на следующие утро в номер зашла уборщица, она увидела на столе перед входом записку «просьба разбудить в шесть вечера» с приколотой денежной банкнотой. Женщина, глянув на кровать, сокрушенно покачала головой и, тихо прикрыв за собой дверь, вышла из номера.

Глава 8. Лайнер Мария Целеста. Исполнение желания

Дмитрий только что вышел из каюты Веры. Они всё-таки встретились. Девушка позвонила сама, предложив выпить по бокалу шампанского. Дмитрий совершил последний рейс на судно и, пока катер разгружался, отпросился прогуляться по палубе.

Девушка встретила его в роскошном пышном платье с огромным вырезом на груди, от которого совсем не хотелось отрывать глаз. Вслед за первой бутылкой с вином пошла вторая, но Дмитрий, с сожалением глянув на электронные часы, висевшие на стене, вынужден был распрощаться. Ещё следовало пересечься с Ильёй и отдать ему пачку сигарет с травкой.

На прощанье его наградили долгим поцелуем, и теперь, стоя на палубе, он с грустью вспоминал последние минуты.

– Чего задумался, дружище? – Илья подкрался почти неслышно.

– Грустно чего-то.

– Хорош грустить, вся жизнь впереди. – Лицо Ильи расплылось в улыбке. – Ты как, не забыл?

– Да нет… – Дмитрий, не глядя, достал пачку и отдал её другу. – Ладно. Счастливо поплавать!

Они распрощались, и Дмитрий медленно пошел в сторону катера. Палуба оказалась пустынной… Стояло раннее утро, и практически все спали. Дмитрий, облокотившись на поручни, посмотрел на спокойное море. Где-то вдалеке, почти у самого горизонта, вспыхнула звездочка, осветив свой последний путь, сгорая в атмосфере. Глядя на падающую звезду, Дмитрий с грустью подумал: «Вот бы на этом судне в плавание отправиться. Такая девушка…». Рука сама нащупала пачку сигарет. Молодой человек задумчиво повертел сигарету и прикурил.

Ему потребовалось затяжек шесть, чтобы понять, что что-то не так.

– Дим? Ты как, на месте? – Его окрикнули с катера.

– Да тут я! – Голос получился хриплый. Голову почему-то начало кружить. – Живот прихватило. Я вниз спущусь?

– Хорошо!

Вслед за головокружением пришла тошнота. «Блин, морская болезнь, наверное». Дмитрий сделал ещё несколько затяжек и с ужасом посмотрел на свои руки. Вместо сигареты у него в руках оказался зажат маленький человечек. С рогами и вилами в руках. И почему-то красного цвета.

– Что, сигаретки-то припутал? – Усмехнулся чёрт. – И что теперь делать будешь? Я бы посоветовал сблевать эту гадость, может легче станет.

Рука разжалась, уронив существо на палубу, и молодой человек бросился вниз по трапу. Согнувшись над унитазом, он осознал, что не закрыл дверь на защёлку, но тело, почему-то не захотело двигаться. Послышался звук отошедшего от лайнера катера, а потом глухо заработали винты. А вместе с первыми рвотными позывами отлетело и сознание.

*****

Судно медленно набирало ход. За кормой остался порт, а впереди сто двадцать суток плавания. Из порта в порт. Из-за своих габаритов «Мария Целеста» прокладывала свой маршрут так, чтобы не заходить в мелкие проливы и каналы. Низкая посадка судна не давала войти даже в Ла-Манш. По крайне мере в некоторые его части.

Капитан судна находился на мостике, мерно вышагивая по палубе. На монитор над головой приходили сообщения с различных постов и вахт со всего корабля. Пассажирское судно таких размеров впервые вышло в открытое море.

– Константин Николаевич, хорошо идём?

– Неплохо… – Капитан оторвался от созерцания подводных крыльев, раскинувшихся по бокам на добрые десятки метров. – Неплохое судно. И материал корпуса интересный, не находите, Анатолий?

– Кажется, новейшая разработка. – Помощник капитана был низенький и плотный, почти квадратный, что не мешало ему гордиться своей осанкой. – Лайнер, как я понял, специально из этого материала изготовили. Он, вроде как, при таких размерах судна самый лучший в плане безопасности.

– Ну, да… В плане безопасности однозначно самый лучший! – Капитан провёл рукой по гладкой, казавшейся мягкой поверхности переборки. Он предпочёл промолчать, что последние годы плавал на подлодке, изготовленной из такого же материала. – Я, наверное, в каюту пойду. В море вышли, погода хорошая…

Договорить ему помешал звонок аварийного интеркома. Капитан в недоумении посмотрел на монитор – все узлы корабля горели зелёным светом, и, насколько можно было доверять приборам, судно находилось в полном порядке. В то же время интерком снова испустил резкий свист. «Таким сигналом можно из могилы мертвецов поднимать». С этими мыслями капитан снял трубку. К его удивлению, звонили с пассажирской палубы.

У них произошло небольшое ЧП. На третьей палубе в одном из туалетов обнаружили без сознания мужчину. И что самое интересное, он не из числа пассажиров. Как, в прочем, и команды.

Матросы перенесли его в лазарет, но что с ним делать дальше просто не представляли.

– Личность установили? У него в карманах что, документов нет?

– Да по карманам не лазил никто …

– Так полазьте! – Капитан поднял к потолку глаза. Если бы на его подлодке царил такой бардак, она бы далеко не уплыла. В трубке послышалось шуршание. Очевидно, мужчину обыскивали.

– Да, паспорт нашли! – Радостно прозвучал голос. Словно клад нашел. – Это Иванов Дмитрий. Он на катере пассажиров к нам возил. Так на судно и попал.

– Хорошо, я разберусь.

Капитан повесил трубку и задумался. Этим делом, конечно, должен заниматься не он, а в лучшем случае помощник. Но безбилетник на борту, да ещё без сознания… А до этого не все матросы с берега на борт вернулись. По вахте по крайне мере сообщили о двоих.

– Константин Николаевич, давайте я схожу, узнаю, в чём дело.

– Да нет. Я сам схожу, к тому же, медпункт недалеко от каюты. – Капитан на секунду задумался. – А мы можем личное дело этого молодого человека получить?

– Да раз плюнуть! Дела всех, кто работал на погрузке, у нас в компьютере есть.

Через несколько минут принтер выдал два листа, исписанных мелким шрифтом. Капитан пробежал взглядом по досье «зайца», и у него глаза полезли на лоб.

– Анатолий Павлович, почитайте-ка и Вы дело этого безбилетника! – Капитан передал своему помощнику листки бумаги.

Тот читал долго, вчитываясь в каждое слово. Потом начал читать сначала. И снова перечитывать.

– Да хватит Вам листки штудировать! – Не выдержал Константин Николаевич. – Вы там всё верно читаете. Человек с высшим образованием, специалист по электронике, знающий три языка и бывший в горячих точках работает механиком на катере. А потом без сознания оказывается у нас на корабле! – Капитан тяжело вздохнул. – Не хотел я эту должность брать, да пришлось… А неприятности с первых дней начинаются.

– Неприятности, говорите? Он мог и случайно на судне оказаться!

– Это мы сейчас выясним. – Капитан взял трубку селектора и набрал номер медпункта. Ответили сразу. – Говорит капитан судна, Константин Николаевич. Я могу узнать о состоянии пациента? Иванова Дмитрия.

– Ну, он пришел в сознание…

– Очень хорошо! Я сейчас к Вам подойду.

*****

Медотсек находился ниже ватерлинии, практически в самом низу. В его распоряжение находились поистине гигантские площади – если сравнивать с другими судами. В этих помещениях техникам удалось разместить столько аппаратуры, что ей мог позавидовать любой госпиталь средних размеров.

Капитан, спустившись на лифте на нужный уровень, подивился отсутствию людей. Палуба казалась пустой, только дежурный сидел за стойкой приёмного отделения.

Молодой матрос лет восемнадцати на просьбу посетить больного направил капитана в находившийся в самом конце коридора бокс.

Дверь легко скользнула в сторону, впустив его в небольшую, но светлую палату. Молодой человек, увидев посетителя, попытался вскочить с постели, но был остановлен взмахом руки.

– Я не уверен, что врач Вам уже разрешил вставать.

– Как-то неудобно. – Молодой человек, заметив знаки отличия посетителя, явно смутился. – Первый раз при Капитане судна лежу.

– Я, в общем-то, к Вам на минутку заглянул…

– Как я понимаю, Вы хотите узнать, что случилось? – Капитан утвердительно кивнул, и молодой человек продолжил. – Мне стало плохо на палубе, и я спустился в туалет. Если честно, что случилось потом, не помню. – Дмитрий на секунду замолчал. – Со мной первый раз такое. Извините, если доставил Вам лишние неприятности.

– Ничего страшного. – Капитан чуть улыбнулся. – Неприятности скорее у Вас, молодой человек. Ведь это не я на круизном лайнере случайно очутился. Можно поинтересоваться, какие у Вас планы?

– Планы… – Дмитрий задумался. – Если возможно, то я бы попросил высадить меня в первом же порту. Проезд и питание готов отработать.

– В первом порту, говоришь? – Лицо Капитан просто расплылось в улыбке. Ему однозначно нравился этот молодой человек. – Давайте с Вами договоримся. Вам повезло – у нас с увольнения не вернулся на борт судовой электрик. Я возьму Вас на его место, на весь рейс. С соответствующим окладом, естественно. А то, я думаю, в первом же порту Вам будет проблематично найти судно домой. Ну, как предложение?

– Господи! С радостью! – Молодой человек вскочил с постели и вытянулся по стойке смирно. – Готов приступить к своим обязанностям!

– Ну, ну. Вольно! – Засмеялся капитан. – Придешь в машинное отделение на первой палубе. Обратишься к дежурному офицеру. Он тебя в списки занесёт и выдаст пропуск. Всё ясно?

– Так точно!

– И ещё вопрос. – Капитан уже приложил пропуск к двери, и она распахнулась, когда ему пришла ещё одна мысль. – Почему ты работал механиком? С твоей квалификацией?

– Я после института жил с матерью в Новгороде. А там работу по специальности особо не найдёшь.

Капитан кивнул на прощание и вышел в коридор. Он прислонился к переборке и задумался. Всё произошедшее могло быть случайностью, но кто знает. Послышался звук открываемой двери – из лаборатории вышел врач и направился в сторону выхода. Капитан нагнал его уже у самого лифта.

– Можно Вам задать несколько вопросов по поводу пациента? Я имею в виду, Иванова Дмитрия.

– Я только что получил заключение из лаборатории. – Невысокий старичок в пенсне окинул капитана взглядом и протянул ему литки с диаграммами. – Можете ознакомиться.

– А в двух словах? Для меня это филькина грамота…– Капитан осторожно посмотрел на колонки цифр и латинских слов. – Почему он потерял сознание? Да, и в принципе, по здоровью…

– Ну, так и я вроде не донос на неповинного протягиваю. А Вы не Иоанн Грозный. – Рассмеялся старичок, имея в виду происхождение выражения «филькина грамота». – А если по существу, то здоров как бык наш заяц. И не спрашивайте, почему без сознания в туалете валялся. Анализы ничего не показали.

– А он точно без сознания находился? – Недоверчиво покосился капитан на врача.

– Естественно, без сознания! Если хотите знать моё мнение – его просто укачало. О чём свидетельствуют следы рвоты в туалете, где его нашли.

Капитан задумчиво покачал головой. Укачало человека, который не первый день на судне. Маловероятно, но без доказательств…

Глава 9. Москва. Семь часов утра

– Первый второму, за объектом хвост.

– Второй первому. Конечно, хвост. Мы ведь его ведём.

– Второй хвост. Вольво ноль сорок семь четыре минуты назад на Дегтярный повернула. А сейчас снова пристроилась.

– Понял тебя. Сейчас займусь.

Через две минуты:

– Вольво числится в угоне. ГАИ передать?

– Нет, пускай ведут, я запросил подкрепление. Нужно вычислить вторую машину.

Через десять минут джип гранд-витара остановился напротив Бизнес-Центра «Олимп». Из машины вышел мужчина невысокого роста с дипломатом в руке. Он не торопясь, встал на проезжую часть, чтобы перейти дорогу к работе. Около него, прямо на переходе, тормознула иномарка. Она простояла всего несколько секунд, а когда тронулась с места, на асфальте уже никого не было.

Тем временем машина выскочила на Тверскую улицу и, проскочив несколько светофоров, повернула во двор, где и исчезла в подземном гараже.

Из гаража пассажиры иномарки поднялись на восьмой этаж, в комфортабельную двухкомнатную квартиру. Правда, у этой квартиры имелась одна особенность – очень хорошая звукоизоляция.

Мужчину привязали к стулу, и тот теперь с ужасом смотрел на стол. Как человек в маске раскладывает на нём инструмент. Сначала на свет появились клещи, молоток и гвозди. Потом, с полным безразличием, человек поплевал на пальцы и потрогал включенный в сеть паяльник. От слюны пошел дымок. Паяльник также отправился на стол.

Человек покачал головой и, пробормотав что-то типа «не очень то и горячий», достал утюг и, включив в сеть, поставил на стол. Рядом с паяльником.

Наконец, изо рта мужчины вынули кляп.

– И сколько мне денег приготовить? – Мужчина сплюнул на пол остатки волокон кляпа. Голос его прозвучал совершенно спокойно.

– В этот раз, Сергей Павлович, Вас не из-за денег похитили.

– А из-за чего? – На лице мужчины пробежала тень. Он начал догадываться, что это не просто похищение с целью выкупа. – Что Вы от меня хотите?

– Я задам Вам всего один вопрос. Вы отвечаете, и мы Вас отпускаем. Не отвечаете – сначала будут иголки под ногти, потом утюг, а потом ещё что-нибудь придумаем. Времени у нас с Вами много. Вы всё поняли?

– Да, конечно. – Сергей Павлович, думая, что вопрос будет по поводу его работы, какая-нибудь коммерческая тайна, сразу согласился. Он почти не ошибся, вопрос прозвучал по работе. Но не был связан с коммерцией.

– Сергей Павлович, расскажите, зачем Вы отправили на Марию Целесту всю семью. Подумайте, прежде чем отвечать.

– Так ведь случай представился. Моя фирма тендер выиграла, грех не отправить. – В тот же миг рука отозвалась болью. Боль нарастала, превращаясь в душераздирающий крик. – Прошу Вас, перестаньте! Я ничего не знаю!

– А я думаю, Сергей Павлович, знаете. И тендер Вы не выиграли, а вам его тесть преподнес. Он, кстати, тоже свою семью на судно отправил. Не знаете, с чего у вас такое единодушие и страсть к водным прогулкам?

– Вы же всё равно меня убьете.

– Вы умный человек. – Мужчина в маске рассмеялся. – Всё понимаете. Но тут у Вас есть выбор. Или Вы отходите в мир иной без боли, тут возможен яд или пуля, или вы умрёте по частям.

– По частям? – Сергей судорожно сглотнул. – Это как?

– Мы начнём отпиливать от Вас кусочки тела. Ножовкой и без наркоза. В этом случае Вы будете умирать частями.

– Господи, Алекс, давай ему вколем веселящего, он быстрее всё расскажет. – Амбал, стоящий в углу с автоматом в руках, сделал несколько шагов вперёд и встал напротив окна. – А когда придурком станет, выкинем на улицу. Через окно. Всё чисто и спокойно…

– Как Вам, Сергей Павлович, такое предложение? – Человек в маске указал на лежащий на столе шприц. – Хотя, в этом случае мучиться Вы будете не меньше, чем от иголок под ногти.

– Я не так много знаю…

– Ну так расскажите нам, что знаете. И чем подробнее будет Ваш рассказ, тем мы окажемся добрее.

Рассказ получился короткий. Тендер действительно отдал ему тесть. Так как он принадлежал верхним эшелонам, для него это не составило труда. Потом состоялся крайне неприятный разговор, в котором Сергею недвусмысленно посоветовали отправить всю семью в путешествие. Иначе может случиться несчастье. Не последовать такому совету Сергей не мог.

– И что, так и сказал? Семью на борт, или всех перережем? – Человек с автоматом переместился от окна к связанному мужчине. – Постарайтесь вспомнить дословно.

– Мне сказали, что на судне Мария Целеста моя семья в ближайшее время будет в большей безопасности, чем в Москве. – Сергей наморщил лоб, вспоминая тот вечер. – А ещё он сказал «Я ведь тоже своих в круиз отправляю, так что бери пример с меня».

Два человека переглянулись. У обоих в голове крутилась одна и та же мысль – почему круизный лайнер мог оказаться самым безопасным местом. Но ответ на этот вопрос, очевидно, предстояло ещё выяснить. Амбал приставил дуло автомата к голове связанного Сергея и вопросительно посмотрел на Алекса. Тот в задумчивости потёр висок и утверждающе кивнул. Очевидно, допрашиваемый больше ничего не знал.

Лязгнул передёргиваемый затвор. Вместе с выстрелом разлетелось оконное стекло, и комнату наполнил удушающий дым. Тело глухо упало на пол. Вслед за падением раздался грохот падающей входной двери, и квартиру наполнили люди в противогазах и автоматами в руках.

Дым немного рассеялся, и Алекс увидел, что его сообщник лежит на полу с простреленной головой, а у ног допрашиваемого Сергея растекается большая лужа.

А через мгновение он тоже лежал на полу. Как раз у ног, привязанных к ножкам стула.

Послышались тяжёлые шаги. Ноги в берцах подошли к лежащему на полу Алексу и пнули его в бок. Пнули больно.

– Кирилл, этого в бункер на допрос.

– А этого? – Омоновец в противогазе кивнул на связанного.

Ответом прозвучал негромкий хлопок. Мужчина в камуфляже, убрав пистолет с глушителем в кобуру, подошел к обмякшему на стуле телу и перерезал верёвки. Сергей Павлович, бывший владелец тур-агентства «Весь Мир», упал на пол.

– Когда приедет полиция, постарайтесь, чтобы дело сразу закрыли. Обставьте как криминальные разборки.

Омоновец в маске кивнул, что понял, и вложил убитому коммерсанту в руки нож.

Алекса подняли и, накинув на голову мешок, поволокли из квартиры. То, что ему осталось жить недолго, он почему-то не сомневался.

Глава 10. Подземный бункер. Москва

– Ну, Владимир Ильич? Что делать будем? – Премьер-министр выглядел раздраженным. Он ходил из угла в угол по небольшому помещению, чтобы иногда остановиться и посмотреть на невозмутимого шефа безопасности. Тот сидел, удобно устроившись в кресле и вытянув вперёд ноги.

– А разве нужно что-то делать? – Владимир Ильич откинулся на спинку и посмотрел в потолок.

– Судно уже полтора месяца в море! Времени больше половины срока прошло! – В сердцах воскликнул Анатолий Павлович. – Что делать будем, если за это время ничего не произойдёт? До сих пор никаких предпосылок!

– Тут Вы не правы. Америка активно интересуется нашими делами. Шлёт агентов…

– Которых Вы благополучно убираете! – Скривился премьер министр. – Не Вы ли говорили, что лучше держать врага на поводке, скармливая ему нужную информацию? Мне даже с этой кошкой спать пришлось!

– Как будто Вы от этого удовольствия не получили? – Засмеялся безопасник. – А агентов пришлось убрать. Они начали подкапываться слишком близко к нашему проекту. А по поводу ничего не происходит… – Владимир Ильич пожал плечами. – Вы что, хотите, чтобы война на пустом месте образовалась? У нас сейчас и так натянутые отношения с США после их участия в Ливии и развёртывания в этой стране военных баз. Плюс не забывайте – системы ПРО развернуты в Турции. Американцы могут кричать сколько угодно, что они направлены на Иран, но мы с Вами понимаем, против кого они поставлены.

– Ну, эти разногласия уже не один год у нас идут. К тому же, комплексы «Рой»2 развёрнуты и несут боевое дежурство. Я имел в виду другое. Наш профессор предсказал сначала стихийное бедствие! Катастрофу! Цунами и землетрясения! Где всё это?

– Здесь вы тоже не правы. – Возразил шеф безопасности. – Смотрите: первое – это Япония. Её снова трясёт. Эти землетрясения будут почище тех, что произошли в две тысячи одиннадцатом. Как звучат прогнозы, для восстановления экономики страны потребуется лет тридцать. Если будет, кому восстанавливать. Идём дальше. Китай и Индия. У них в этом году в связи с засухой возникают голодные бунты, которые безжалостно подавляются. А мы с Китаем граничим как-никак… А если приплюсовать ко всему этому обстановку вокруг Ирана, после чего Кувейт прекратил продажу нефти, то обстановка в мире совсем не спокойная.

– И всё-таки я беспокоюсь, Владимир Ильич. Тяжело на душе. – Анатолий Павлович, наконец, устав ходить, уселся в кресло и тяжело вздохнул. – Вот скажите, у Вас какие планы, когда всё начнётся?

– Планы, планы.… Да не думал ещё. – Начальник службы безопасности, готовивший пути отступления с самого начала, почему-то не жаждал посвящать в них своего шефа. – А у Вас какие планы?

– Как всё начнётся, отправлюсь в Капустин Яр. Распорядился, чтобы там челнок держали. Типа, хочу Луну посетить.

– А лунтики-то примут?

– Почему нет? Если по Земле пройдёт Армагеддон, то назад не отправят.

Наконец, они распрощались, и Владимир Ильич в глубокой задумчивости побрёл в сторону своего кабинета. Он отлично понимал, что тучи сгущаются, и сейчас достаточно одной искры, чтобы разразилась война. Взять хотя бы то, что США отозвали своего посла из России и теперь наращивают военный потенциал.

Войдя в кабинет, начальник службы безопасности разослал два приказа. Один по ведомству КГБ. Он содержал всего несколько строчек, которые сводились к одному: «Любыми способами снимать общественную напряженность по отношению к гражданам дружественных государств. Не допустить любых конфликтов или информации в прессе, которая может хотя бы отдалённо стать предметом споров». Предсказание предсказанием, а попробовать не допустить развитие военных действий всё-таки стоило.

Второй приказ прошел под грифом «совершенно секретно» по ведомству ВМФ. Он касался предписания по базированию двух подводных лодок класса «Багратион» и «Борей».

Как только сообщения были разосланы, генерал вызвал своего друга, полковника ОМОНА, Кирилла Геннадьевича Гришина. Тот пришел быстро. Буквально через пару минут он уже постучал в дверь и, пройдя легкой поступью через просторный кабинет, уселся в кресло.

– Зачем, Володь, позвал? Явно не кофе попить?

– Тут, Кирилл, дело щекотливое… – Владимир Ильич демонстративно достал из стола небольшую коробочку и утопил встроенную сверху красную кнопку. Коробочка немного завибрировала и начала гудеть, создавая помехи в радиусе десятка метров.

– Неужели всё так серьёзно? – Кирилл покосился на генератор белого шума, который блокировал любое прослушивание в радиусе своего действия. В его кабинете стояла такое же устройство, но пользовался он им редко. Включение «глушилки» словно говорило противнику – разговор явно секретный. А так могли и не прослушать, да и подозрений меньше…

– Очень серьёзно. Ты ведь своих на Марию Целесту оправил?

– Нет, не отправил. Да и как смог бы? – Удивился вопросу полковник. – Там такой ценник на билеты, что закачаешься!

– Это жаль, но с тут уже ничего не поделаешь… Тогда у меня к тебе задание. Просьба: отнестись к нему очень внимательно. – Генерал замолчал. Он обдумывал каждое слово, чтобы не сболтнуть лишнего, но и приказ был выполнен в точности с инструкцией. – Я хочу, чтобы ты подобрал человек двадцать из ребят потолковей. Из Москвы или Петербурга. Если они будут из Москвы, отправь в командировку в Северную Столицу. Главное проследи, чтобы оружие с собой прихватили. И не одни пистолеты, а полную экипировку. Пускай едут своим транспортом и ждут в городе сбора. То же самое и по питерским ребятам. Чтобы без оружия даже в туалет не ходили, а ночью под подушку клали! Приказ ясен?!

– Это всё? – Кирилл решил пока не задавать вопросов. Не факт что друг на них ответит. – Или ещё распоряжения будут?

– Семьи командированных тоже в Питер отправь. И про свою не забудь. – Немного подумав, добавил генерал. – Вот, в общем-то, и всё.

Когда полковник ушел, Владимир Ильич ещё долго сидел в кресле, обдумывая дальнейшие действия. Конфликт явно назревал, и если всё пойдёт так же и дальше, предсказание профессора вполне может сбыться. А пожить подольше очень хотелось…

Глава 11. Мария Целеста. Тихий океан. Полдень

Константин Николаевич, капитан судна Мария Целеста медленно шел по палубе в сторону пассажирского отсека VIP. Он мог бы воспользоваться лифтом, но предпочёл пройтись по судну, подышать морским воздухом, а за одно и зайти в служебные помещения. Скажем так, с проверкой.

Служащие второго реактора уже получили разгон, как им показалось, без повода. Но капитан, прослуживший всю жизнь на военной подводной лодке, знал цену выполнения инструкций и, в общем-то, замечание о грязном халате около входа в реактор и выговором-то не считал. Так, пожурил немного, но оставил себе в памяти заметку заглянуть в отделение реактора завтра. С утра.

Капитан шел по палубе, осознавая, что его заставили пройти по узлам судна не необходимость, а скорее предстоящий разговор. С материка пришла шифровка, предписывающая цензуру информационных агентств, и так как на судне главным источником информации являлась газета «Новые Атланты», то, очевидно, предстоял разговор с её редактором. Точнее редакторшей, молодой девицей, которая ещё институт не закончила. Конечно, на просьбу капитана корабля об личной встрече девушка восприняла с радостью и воодушевлением, свойственными молодому поколению, но как она может воспринять вынужденную цензуру, капитан не представлял. И откладывал разговор походом по кораблю.

Когда все возможные места оказались пройдены и осмотрены, капитан, уже подойдя к дверям каюты, глянул на часы и с сожалением вздохнул. Он опоздал на встречу. Всего на пятнадцать минут. А когда на первый же стук дверь распахнулась, капитан вздохнул ещё тяжелее – в глубине души он надеялся, что девушка не дождётся.

– Проходите, пожалуйста. – Девушка чуть отошла в сторону, пропуская капитана внутрь просторной двухэтажной каюты. На первом этаже взору капитана предстало просторное помещение с письменным столом и компьютером около окна. Тут же стоял холодильник и пара мягких кожаных кресел. – Хотите чай или кофе? Может быть, сок?

– Если честно, Вероника Леонидовна, я к Вам на минутку. Тут небольшая просьба, касающаяся вашей газеты. – Капитан на мгновение замолчал, подыскивая слова. – Кстати, почему вы ей дали такое название? «Новые Атланты»?

– Можно просто Вероника! А название смешное, не находите? – Девушка рассмеялась.– Если честно, оно пошло от названия судна, «Мария Целеста». В своё время существовала версия, что экипаж судна похитили атланты, и они теперь живут на дне океана. Отсюда и название.

– Понятно…– Капитан немного закашлялся. – Вероника, у меня к Вам большая просьба по Вашей газете. Необходимо, чтобы перед выходом номера его просматривал я или кто-то из офицеров судна.

– То есть, Вы хотите ввести цензуру? – Девушка вновь рассмеялась. – А как же свобода слова?

– Вы умная девушка. – Константин Николаевич немного расслабился. – Давайте назовём это не цензурой, а скажем, просеиванием информации с целью обеспечения безопасности корабля.

– И чем, интересно, газета может угрожать безопасности? – Девушка с вызовом посмотрела на капитана. – Исторической сводкой о предстоящей остановке? Или прошедшим концертом в корабельном театре?

– Концерт, скорее всего, не будет угрожать, а вот сводка.… Или, скажем, новости с материка. Особенно мировые новости. – Капитан поднялся с кресла. – Так что, давайте дружить. Вы присылаете номер газеты, он утверждается и идёт в распространение. Как печатное, так и электронное. Да не смотрите Вы на меня, как на врага народа. Думаете, что старому хрычу заняться нечем, так он к прессе докапывается?

– Нет, что Вы! – Вероника именно так и подумавшая, только в еще более крепких выражениях, почувствовала, что щёки её вспыхнули огнём. – Тогда вопрос! Из-за чего такие ограничения?

– С материка приказ пришел. – Капитан расслабился полностью. Он осознал, что девушка не доставит хлопот. – Но это так. Между нами. Ну, так что? Договорились?

– Конечно. – Девушка пожала плечами. – Разве у меня есть выбор? Но у меня есть условие.

– Выбора у Вас действительно нет. – Капитан рассмеялся, подивившись проницательности Вероники. – И что за условие? Надеюсь, оно приемлемо.

– Вы отказали нашей газете в посещении реакторов и отделения подводных крыльев. Я соглашаюсь на цензуру, а Вы устраиваете для меня репортаж. Естественно, с фотографиями.

– Хм… – Капитан действительно начал припоминать, как отказал в доступе в эти помещения. Но условие показалось приемлемым. – Хорошо. Но в действующий реактор я Вас не поведу. У нас, если Вы знаете, есть ещё один. Дублирующий. Но смотрите, этот репортаж я лично подвергну цензуре.

На том и согласились. Капитан поспешил на мостик, а Вероника осталась сидеть в кресле. И обдумывать сложившееся положение. А складывалась оно не лучшим образом. Новости с материка приходили не самые радостные – международная обстановка явно накалялась. Ещё не давало покоя письмо, которое передали от отца в самом порту. В нем не оказалось ничего серьёзного, но почему-то после его прочтения у девушки остался неприятный осадок, словно отец с ней попрощался. Навсегда.

Глава 12. Это же время. Одиннадцатью палубами ниже

Дмитрий, сменившись с дежурства при реакторе, принял душ и теперь стоял в раздевалке, обдумывая, чем бы заняться. Можно, конечно, сходить в тренажерный зал, но после обеда планировалась остановка около берегов небольшого необитаемого атолла. А это хороший повод встретиться с Верой. У них, кажется, начал закручиваться роман… И провести несколько часов на острове было соблазнительно. Да и само пришвартовывание обещало быть красочным. По плану судно путём небольшого подтопления правого крыла немного ляжет на бок, поняв над водой левое крыло, которое должно будет служить своеобразным мостом на сушу.

Звонок девушке почти решил проблему, Вера согласилась. Но попросила часик на сборы. Дмитрий повесил трубку и пожал плечами. Если нужен часик на сборы на необитаемый остров, то что тут сделаешь. Хотя, что можно собрать за час времени, он не представлял.

Решение пришло само, и он отправился к Илье, отлично зная, что он в такое время ещё дрыхнет. К его удивлению, тот уже не спал и был одет. И даже побрит. Но, судя по нескольким порезам, руки у того дрожали. Да и красные глаза говорили о не очень хорошем времяпровождении.

– Здорово, Димон! Какими судьбами?

– Я сменился недавно, вот и решил к тебе заглянуть. – Дмитрий ещё раз внимательно посмотрел на друга. Вид у того был явно не очень «свежий». Словно огурец, пролежавший на солнышке несколько дней. – Хотел предложить тебе по острову погулять. Но, смотрю, ты чего-то выглядишь не очень хорошо… Укачало, что ли? Так в аптечке таблетки лежат.

– Лучше бы укачало. – Илья тяжело вздохнул. – Помнишь, ты мне пачку передал?

– Ну, помню. – Осторожно согласился Дмитрий. О том, что пачки он перепутал, Илья был не в курсе. Как-то к слову не приходилось.

– Ну, так вот, я всё это время крепился, не курил. Даже сигареты. А вчера что-то нашло. Ну, я и вытащил одну, как полагается, распотрошил, смешал с табаком сигаретным. – Илья уставился в потолок и медленно продолжил. – И меня не торкнуло. Прикинь? Совсем!

– Ну не торкнуло, и что? – Дмитрий с интересом осмотрел своего друга с головы до ног. – Ты всю ночь курил что ли?

– Мне подумалось, что я травки мало подмешал. Ну, я всё затушил и добавил ещё. А потом снова затушил и ещё добавил. – Илья тяжело вздохнул. – Потом просто взял сигарету с травой и закурил.

– И что?

– И ничего! Совсем! Ну, я подумал, что трава отсырела, и решил её в микроволновке высушить. Положил на блюдо несколько штук и врубил цикл на десять минут.

– И высушил?

– Не-а. Спалил начисто! Аж дым пошел!!! Я микроволновку открыл, а там уже одни угольки лежат.

– И что, после этого ты успокоился?

– Да нет! Я вспомнил, что травку, бывает, нюхают, ну и раздобыл мясорубку.

– Мясорубку на корабле?! – Дмитрий от удивления даже вскочил. – И где ты её взял?

– На камбузе. Нужно будет вернуть попозже. – Илья покосился на друга. – И не спрашивай, что мне пришлось соврать, чтобы её получить. Повар, наверное, меня теперь стороной за километр обходить будет. Ну, в общем, не в этом суть. Прокрутил я пять штук, и ещё три у меня осталось. Ну и нюхнул. Высыпал на ладошку эту пыль и втянул носом. Ты знаешь, как меня проняло-о-о….

– Опять быки мерещились? – Сболтнул Дмитрий, слушавший с всё нарастающим интересом. Такие эксперименты с табаком не каждый день проводятся.

– Нет. В этот раз всё прошло по-другому. – Тут Илья всполошился. – А ты откуда знаешь, что мне быки… ну того?

– Да так. Подумалось просто. – Ушел от ответа Дмитрий. – Ты лучше рассказывай, что сейчас произошло.

– В этот раз было плохо. Я понял, что такое Зависимость и решил бросить. Прав оказался отец, посылая меня в круиз. Действительно – море изменяет человека! – Отрезал Илья.

– Слышь, не томи. Чего было-то?

– Я чихал. Без остановки. Просто не мог остановиться. Чихал до слёз. Кажется, прочихаешься, и снова тянет вдохнуть эту пыль. Просто не мог остановиться. Вдохнул-чихнул, вдохнул-чихнул, вдохнул-чихнул. – Илью передёрнуло. – Я так, наверное, пару часов не мог в себя прийти.

– Ну, выспаться-то у тебя время осталось. – Предположил Дмитрий. – Раз ты на этом завязал.

– Да, завязал. – Илья снова уставился в потолок. – Понял, что такое зависимость, и решил завязать. Но понимаешь, у меня же несколько сигарет осталось.

– Ты же вроде завязал? – Съехидничал Дмитрий.

– Завязал. Это было чисто с научной точки зрения. Скажем так, эксперимент был не завершен.

– И что, ты её решил пожевать? – Дмитрий уже угорал вовсю.

– Лучше бы пожевал. – Илья тяжело вздохнул. – Я их заварил. В кружке. Сыпанул туда сахарку побольше и выпил.

– Ну и как, снова чихал?

– В туалете сидел. Почти всю ночь бегал.

– Дааа. С тобой не соскучишься! – Дмитрий смеялся во весь голос, но трезво рассудил, что никогда не посвятит в Илью, что он испытывал в тот вечер. – Ну так как, на остров пойдёшь? Туда по палубам пускать будут, но если со мной, то можешь попасть в первую очередь.

– Что за остров-то?

– Остров как костров. Коралловый атолл. – Увидев непонимание на лице друга, Дмитрий добавил. – Пиратский остров. На нём когда-то пираты свои сокровища зарывали.

– Ух, ты! Тогда пойду!

– Давай тогда встретимся на верхней палубе через полчаса.

С этими словами Дмитрий вышел из каюты. Когда дверь за ним скользнула в проем, он покачал головой и усмехнулся. Насколько бы Илья не был чудаком, он всегда оставался хорошим человеком. И очень добрым. На столько, что даже совесть иногда не позволяла над ним насмехаться.

*****

Вера выпорхнула на палубу в легком ситцевом платье и с фотоаппаратом в чехле. Заколотые в большой пышный хвост волосы переливались на солнце.

– Я не опоздала? – Девушка глянула на океан. Судно уже замедлило ход и теперь приближалось к острову. Несколько катеров, казавшихся с палубы лайнера небольшими лодками, плыли рядом.

– Судно уже начало набирать воду. Это займёт минут двадцать. – Дмитрий чуть улыбнулся при виде девушки. – Следи вон за той лодкой, с красной каймой по борту. Она плывёт как раз над окончанием крыла. Если присмотришься, то увидишь и буёк, плывущий за крылом.

– Послушай, Дим, а зачем вообще крылья? Ведь это единственное судно, у которого они есть? Ну, я имею в виду, в таком исполнении…

– Насколько я знаю, у них два назначения. На каждом крыле стоят два винта, которые придают судну таких размеров практически невероятную маневренность. Судно при большом желании может совершить разворот на сто восемьдесят градусов практически на месте. Второе назначение крыльев как раз сегодня будут испытывать. Корабль немного накренится, подняв одно из крыльев, и мы будем использовать его в качестве моста на берег.

– Это не опасно? – Девушка сделала шаг назад и прижалась к груди Дмитрия. Чуть-чуть. – Я имею в виду, такой наклон?

– Нет конечно! – Рассмеялся молодой человек. – Судно наклонится ровно настолько, чтобы безопасно приблизить крыло к берегу. Вполне возможно, что из воды покажутся винты, и не более. Когда манёвр будет завершен, экипаж корабля установит над крылом специальный помост, по которому мы и пойдём.

В этот момент над кораблём пронёсся гудок, и все увидели появившееся над водой окончание лопасти винта. Литой металл, сверкая на солнце каплями влаги, вынырнул из воды и замер. Судно, почти завершив маневр, ещё двигалось по инерции. Казалось, что берег острова приближается слишком быстро и столкновение неизбежно. Девушка подняла испуганный взгляд на лицо Дмитрия, когда раздался звук падающих якорей. Судно остановилось.

– Пойдём. Нам нужно спуститься к трапу, а за это время мост установят. Да и Илья нас скорее всего заждался.

Действительно, у трапа их встретил молодой человек с огромным рюкзаком за спиной.

Там же скопилось порядочное количество народа, спешащее ступить на землю.

– Ну и где Вы пропадали? – За это время Илья успел выпить несколько чашек кофе и теперь выглядел значительно лучше. – Я тут, видите ли, мешок под клад приготовил...

– Под какой клад? – Не поняла девушка.

– Под клад, который зарыли пираты на этом острове. – Пришел на выручку другу Дмитрий.

– Ну да! – Обрадовался Илья. – А чтобы его не нести пустым, я туда накидал провианта. Кучу бутербродов и шампанское!

В этот момент открыли проход на трап, и друзья начали спускаться к воде. Они ещё не знали, что это последний раз, когда они гуляют на земле под открытым небом. Если бы знали, то, наверное, не ограничились бы одними бутербродами. Но даже эта небольшая прогулка под тенистыми пальмами и любование океанским закатом на берегу острова оставили память на всю оставшуюся жизнь. Особенно для Дмитрия и Веры, у которых действительно начали складываться серьёзные отношения.

Глава 13. Хабаровск

Как ни странно, вся цепь событий принялась раскручиваться не в Москве после захвата агентов ЦРУ, и не в Петербурге после того, как убили несколько американских граждан. Тогда Соединённые Штаты вздрогнули, но, приняв извинения, устояли.

Со стороны Российской Федерации прозвучало много обещаний: «Мы работаем над криминогенной обстановкой, и виновные будут наказаны в ближайшее время». Америке крыть оказалось нечем – все убитые граждане работали на ЦРУ или собирали для этой организации информацию, и скандал замяли.

Всё началось с небольшого городка на востоке страны, практически на самой границе с Китаем. Двое учащихся лицея, прогуливая уроки, медленно шли по Светофорному переулку в сторону Парка имени Гагарина. Причина прогула была простой – контрольная работа по алгебре. А так как знаниями подростки обладали небольшими, то решили, что наилучшим будет сменить душный класс на прогулку по улице.

Как и все молодые люди их возраста, они ходили в кино, заглядывались на девушек и курили. И этот день ничем не отличался от предыдущих.

– Колян, у тебя сигареты есть?

– Нее, Лёх, мне батя денег не дал.

– Опять стрелять придётся. – Юноша с длинными волосами тяжело вздохнул.

– Пошли на проспект, там проще найти у кого.

До парка они дошли быстро. Солнце, пробиваясь сквозь ветви облетевших деревьев, чуть прогревало воздух. Стоял ноябрь.

Молодые люди успели пройти по проспекту 60 Октября практически до улицы Машинистов, но так никого курящего и не нашли. Наконец им повезло. Рядом с переездом припарковалась иномарка, новенькая Сузуки, около которой стояло несколько человек.

Когда они подошли ближе, то увидели, что водитель возится у переднего колеса – машина наехала на что-то явно большое, в покрышке красовалась гигантская дырка.

– У Вас закурить не будет? – Коля как более смелый обратился к мужчине. К тому, что стоял поближе.

– Курить вредно. – Мужик окинул взглядом подошедших юнцов. – Пиписька отвалиться.

– Мы взрослые уже! – Возмутился Лёха. – Мы пачку дома забыли.

– Судя по всему, и деньги тоже. – Усмехнулся мужчина и протянул открытую пачку.

Николай протянул руку к сигарете, как вдруг за спиной раздался громкий хлопок. От неожиданности он обернулся. Источником звука оказался старый ЗИЛ с прогоревшем глушителем. Машина, выпуская сизые клубы дыма, медленно поворачивала в сторону переезда. Николай снова повернулся к мужчине и, виновато улыбаясь, протянул руку к сигаретам. За спиной снова громыхнуло. Мужчина с пачкой в руке начал заваливаться вперёд, падая на смотрящих во все глаза друзей.

Люди, ещё недавно стоявшие около машины, куда-то скрылись.

– Бежим отсюда! – Алексей, с ужасом уставившись на красную точку посередине лба мужчины, начал отступать назад. Ступор длился не больше секунды и он, крутанувшись на месте, бросился через дорогу, словно хотел поставить мировой рекорд.

Что в этот момент подумали пассажиры иномарки – неизвестно. Но они начали стрелять вслед убегающим мальчишкам. Алексей, не успев даже перебежать улицу Машинистов, получил пулю в спину и упал практически под колёса проезжающей машины. Опять же, судьба распорядилась так, что машина оказалась полицейской, и теперь никто не может винить двух блюстителей порядка, что они открыли огонь по иномарке.

Вслед за первыми выстрелами взвилась в воздух автобусная остановка, раскидав вокруг куски стекла, металла и буквы – школа ДОСААФ.

Откуда-то приехала ещё пара иномарок, а вслед за ними примчались полицейские машины. Снова завязалась перестрелка. Кто произнёс в рацию роковую фразу «Война началась! Америкосы на Россию напали!» неизвестно. Но, как выяснилось позже, в Сузуки сидел американский атташе, а в подъехавших машинах его охрана.

Фразу передали в Японское посольство, в котором находились в гостях американцы, но, уже в немного другом виде: «Русские убивают американских граждан!»

В тот же момент на улицу Тургенева из подземного гаража выскочили два Hammera и на полной скорости поехали в сторону Владивостока. Машины успели добраться до посёлка Чирки, где их и подорвали военные.

В ответ с американского эсминца, стоявшего на пирсе во Владивостоке, выпустили несколько ракет. Особых разрушений они не нанесли, но отступать уже было поздно – военная машина запустилась.

Глава 14. Мексиканский залив. Нефтяная платформа

Погода стояла неспокойная. Моросил дождь, и хотя ветер всего лишь чуть колыхал висевший на шпиле флюгер, Рустам еле отстоял дежурство. Он уже проклинал тот день, когда подписал контракт. Уже полгода прошло как он первый раз ступил на эту нефтяную платформу, но это оказались очень тяжёлые месяцы изнуряющей работы. Сначала он долго привыкал к графику четыре часа через восемь. Кажется неплохой режим, но пока к нему привыкнешь... Да и часы вахты часто были не самыми приятными.

Но человек такое существо – ко всему привыкнет. Вот и теперь, нырнув в тёплое помещение, Рустам повесил на крючок мокрый дождевик и прошел в столовую. Там как обычно в это время хозяйничал толстый кок, мексиканец Пабло. Ходили слухи, что он уже несколько лет не сменялся со своего поста, но как такое возможно, Рустам не представлял. Его до сих пор мутило, если на море начиналось волнение.

– Сменился с дежурства? – Поинтересовался кок и, внимательно посмотрев на зелёное лицо вошедшего человека, продолжил. – Кофе будешь? Покушать не предлагаю, но если согласишься, есть ла-кан-кебаб, фахитос, кесадилья, бурито или я могу по-быстренькому поджарить пару яиц.

– Спасибо Пабло, но давай ограничимся кофе и булочками. – Кок налил кофе, и сокрушенно покачав головой, кинул на блюдечко пару тортилий с завернутыми в них кусочками буженины. Он не понимал, почему человек не хочет есть, и всегда старался исправить этот недостаток.

Рустам со вздохом взял угощение и, усевшись за стол, начал щёлкать пультом от телевизора. Как обычно показывали новости. И, как обычно, ничего интересного не передавали. Всё тот же назревающий конфликт между Америкой и Россией, которая слишком поддерживает мусульманские страны. Наконец, на одном из каналов появился клип Бритни Спирс, и пульт лёг на стол.

– Что, Рустам, тоже новости надоели? – Поинтересовался Пабло, протирая полотенцем очередную тарелку.

– Нас это всё равно не касается. Мы люди маленькие. – Рустам поморщился. – Я знаю одно – нас должны были отправить на большую землю два дня назад.

– Радуйся, если катер завтра придет. – Пабло покачал головой. – У них в практике задерживать смену на несколько дней. Но хочешь совет?

Рустам кивнул головой.

– Не плавай на сушу. Сразу видно, ты сухопутный человек, и, побывав на земле, снова будешь привыкать к этой вышке. Лучше останься и без проблем отработай контракт. А потом также спокойно отправляйся к себе на родину.

– Спасибо за совет, Пабло. Я подумаю.

В этот момент хлопнула дверь, впуская в отсек бригадира, американца Джона Смита.

– Рустам! Одевайся, и на выход!

– Что случилось? ­– Рустам глянул на обеспокоенное лицо бригадира и встал из-за стола.

– Что ты пристал к человеку, Джон? – Вмешался Пабло. – Не видишь, он только со смены. Если тебе кто-то нужен, бери из отдыхающих.

– Мне Рустам нужен. – Джон искоса посмотрел на Пабло и, не выдержав, вспылил. – Я тоже должен был смениться десять минут назад, и ещё не отдыхаю! А с ним я буду уверен, что работу выполнят быстро.

– По крайне мере, не забудь выписать сверхурочные. – Пабло глянул на одевающегося Рустама и продолжил. – Хоть бы кофе дал допить!

– Ничего, через полчаса допьёт. – Джон поспешил к выходу. – Я тебя на улице подожду.

Проблема оказалась не то чтобы очень серьёзной, но выполнить её было необходимо. Причём в ближайшее время. В одной из горелок, сжигающей излишки газа, отключился автоподжиг, и теперь она просто выпускала газ в воздух. Работа предстояла очень неприятная. Особенно по такой погоде.

– Лезь наверх и начинай её разбирать. Я сейчас встану на вахту и пришлю к тебе сменщика. Вдвоём вы быстро справитесь!

Делать оставалось нечего и Рустам, взвалив на плечи сумку с инструментом, начал подъём на пятидесятиметровую высоту. Мокрый металл постоянно плохо сказывался на настроении – несмотря на специальные перчатки и обувь он оставался скользким. Достаточно скользким для того, чтобы быть осторожным. Одно неверное движение могло оказаться последним. Если упадёшь на палубу, даже соскребать будет нечего...

На самом верху ветер на удивление практически не чувствовался. Пасмурное небо, затянувшееся облаками до самого горизонта, не предвещало ничего хорошего. Рустам, устроившись рядом с нерабочей горелкой, повесил сумку с инструментом на невысокие перила и прикинул, за что зацепить страховочный трос.

Его взгляд прошелся по металлическим балкам и случайно перекинулся на океан. Он с удивлением смотрел, как метрах в двухстах от вышки виднеется чёрная башня подводной лодки. По крайне мере, он подумал, что это башня. Через мгновение мужчина увидел белый след поднимающихся кверху пузырьков. Что случилось потом, он в последствии вспоминал с трудом. Сначала пришел грохот, и его подкинуло вверх, сорвав с вышки, и потащило в сторону. Потом Рустам почувствовал удар, и наступила темнота. В какой момент пришло сознание, он не помнил. Вокруг была вода. Вода снизу и вода в виде дождя сверху. Его вытащил на поверхность воды наполнившийся воздухом непромокаемый пластиковый комбинезон. Всё тело болело. Рустам, с трудом повернув голову влево, увидел вдалеке факел. Горела вышка. Точнее то, что от неё осталось. Он не сомневался, что весь персонал, семьдесят пять человек, погибли. Также он не сомневался, что погибнет и сам. Рустам, с трудом перетерпливая боль, лёг на спину и стал молиться. Аллах был милостив. Он, отправил его чинить горелку и не оставил в воде. Рустама подняли на борт моряки с рыболовецкого судна, буквально через десять минут после катастрофы.

Глава 15. Город Лэнгли. Штат Вирджиния

Если человека спросят, что он знает о Лэнгли, тот, конечно, ответит – там расположена штаб-квартира ЦРУ. Но мало кто знает, что в восьми милях от Вашингтона помимо разведки находится ещё и Служба Национальных Парков США. А где ещё можно провести совершенно секретный разговор как не в парке? Наверное, именно поэтому два человека, идя по одной из аллей, совершенно не боялись быть подслушанными.

– Вы уверены, что нефтяные вышки потопили подводные лодки?

– Это сто процентов, Джон. Только мы не уверены, что это сделали русские.

– Ответственность взял на себя Ирак. Но подтверждающих данных пока не поступало.

– Всё равно не обошлось без русских. У Ирака нет флота, способного на такое.

– И что будет делать президент?

– России объявлен протест. Наш флот начал движение к её границам.

– То есть, война неизбежна?

– А Вы в этом сомневались? Будем надеяться, что не дойдёт до ядерного конфликта. Хотя я уже ни в чем не уверен.

– А как развивается операция с лайнером?

– Вы имеете в виду Марию Целесту? Так как до объявления войны осталось меньше суток, я думаю, что руки у меня развязаны. В ближайшие несколько часов мы получим ответы, на все вопросы, связанные с этим судном.

– Ваши агенты получили, наконец, информацию?

– Можно сказать и так. Или получат её в ближайшее время.

На этом они и распрощались. Один остался дальше прогуливаться и придаваться размышлениям о будущем, а второй поспешил выполнять обещание. Ему самому не терпелось раскрыть тайну Марии Целесты.

Глава 15. Тихий океан. Четыре часа утра. Капитанский мостик

Константин Николаевич с тоской смотрел на приближающийся эсминец класса «DDG»3. Почему-то само его присутствие не давало покоя. Развевающийся американский флаг на фоне приходящих с материка новостей вызывал уныние. Капитан корабля отлично понимал, что всё это может оказаться неспроста…

– Что скажете, Анатолий? С чего к нам такое внимание? – Капитан кивнул на поднявшиеся с судна вертолёты и теперь кружившие рядом с лайнером. – Связь молчит?

– Молчит. – Помощник капитана немного замешкался. – А Вы как думаете, что им нужно?

– Как что? – Усмехнулся Константин. – Сейчас они выровняют скорости и попросят бросить якорь. После этого подойдут вплотную и захватят судно.

– Вы это серьёзно?

– Куда серьёзней! А, черт! Сами гляньте, они даже без предупреждения!

Действительно, с вертолётов по тросам начали спускаться солдаты с автоматами в руках. То, что это нападение, сомневаться не приходилось. Первые выстрелы, как надеялся капитан в воздух для устрашения, развеяли последние сомнения. Тут же ожила рация. Голос на хорошем русском языке приказал судну остановиться. Во избежание кровопролития.

Капитан в сердцах сплюнул и взялся за трубку интеркома. Переключив тумблер на общую громкую связь, он произнёс: – Внимание! Говорит капитан судна. Лайнер подвергся нападению! Прошу всех сохранять спокойствие и по возможности пройти в свои каюты. Если это невозможно, прошу вас остаться в том месте, где вы сейчас находитесь, до момента выяснения всех обстоятельств.

Константин Николаевич со вздохом повернул ещё один тумблер. Машинное отделение отозвалось сразу.

– Стоп машина! – Датчики, что все винты находятся в спокойствии, загорелись практически сразу, и капитан продолжил. – На судно произведено нападение. Прошу действовать согласно инструкции.

В этот момент в рубку ворвались несколько десантников и положили всех на пол. Один из главных постов судна оказался захвачен.

*****

Дмитрий уже поглядывал на часы, подходило время смены. Ещё часик, и можно будет спокойно развалиться на шезлонге и попить пивка. От счастливых мыслей отвлёк звук интеркома. Звонок шел с капитанской рубки, и пока Дмитрий тупо смотрел на мигающую лампочку, трубку снял его шеф, Николай Иванович, седой мужчина с бородой и усами. Как тот любил рассказывать, он в своё время проплавал не один год на подводных лодках.

Буквально через секунду он оторвался от трубки интеркома и крикнул Дмитрию: – Стоп машина!

Молодой человек скорее по инерции перегнулся через стол и опустил вниз питающие рубильники. Винты, сделав ещё несколько оборотов, остановились. Наступила тишина.

– Ну, что сидишь? На судно нападение! – Рявкнул Николай. Он уже возился с ключами около шкафа, стоявшего на полу в самом углу. Дмитрия всегда интересовало, что в нём находится. Но почему-то в этот раз его содержимое молодому человеку узнавать не хотелось. – Штурвал шлюза заблокируй! Это ты сделать можешь?

Нападение? Дмитрий осознал, в какой переплёт попал. Вахта у поста управления энергетикой не самое спокойное место при захвате судна. Они конечно обесточили винты, и судно встало. Отсюда, в конце концов, можно полностью обесточить корабль, но чтобы такое положение сохранить, пост нужно ещё и удержать.

Дверь запиралась легко – несколько поворотов штурвала, и в основание вставлялся небольшой ломик, блокируя его поворот. Ну, и несколько защёлок, но это уже скорее для страховки.… Справившись с дверью, Дмитрий обернулся к Николаю, и от увиденного у него полезли на лоб глаза. Тот выкладывал на стол автоматы, пистолеты, гранаты и амуницию.

– Ну, и что глаза вылупи? – Николай поднял взгляд от лежащего на столе оружия. – В армии ведь служил? – Дмитрий, соглашаясь, кивнул. – Давай тогда, вооружайся!

– Что случилось-то? Кто на нас мог напасть?

– А я откуда знаю? Может, пираты... Но я думаю, это американцы. У нас с ними последнее время натянутые отношения... Да и новости с материка уже с неделю до нас не доводят... – Николай, уже одев бронежилет и разгрузку, взял пару гранат и отправился к двери. – Ты переодевайся пока, а я дверь заминирую.

– А оружие откуда?

– Вот наивный юноша! Оно всегда на судах есть. В разном объёме и в разных местах, а уж на посту управления энергетикой его всегда хватает! Как-никак, второе по значимости место на корабле. – Николай, засвистев весёлый мотивчик, начал устанавливать на дверь растяжку таким образом, чтобы она детонировала если дверь будет выломана. – Ну вот, скоро и узнаем, кто к нам пришёл. Пиратам такое судно нафиг не нужно, а вот америкосы попробуют его целиком захватить, и куда-нибудь в порт привести.

– А посмеют? – Дмитрий удивился. – Это ведь и на конфликт с Россией нарваться можно...

В этот момент со стороны двери послышался шум. Кто-то пытался усиленно провернуть штурвал и, когда у него это не получилось, начал колотить в дверь.

– Вот тебе и ответ на твой вопрос! – Николай, засмеявшись, подошёл к переговорному устройству у двери и щёлкнул тумблером. Помещение сразу наполнилось грохотом – дверь пытались усиленно выломать. – Эй, вы там! За дверью! Вы её если только автогеном выломаете, но этого я делать не советую!

– Откройте дверь, и Вам сохранят жизнь! – Голос прозвучал на русском, хотя и со страшным акцентом.

– Слушай сюда! Я на дверь повесил четыре Ф1. Как вы думаете, что произойдёт после того, как она откроется? – Стук за дверью моментально прекратился. – Вот и молодцы! Теперь можете отдыхать! Пока капитан не прикажет – эта дверь останется закрытой!

Николай прошел в дальний угол помещения и опустился на пол. Он положил рядом с собой автомат и, откинув голову на переборку, тихо произнёс:

– Ты знаешь, Дим, я всю жизнь отплавал на военных судах. На разных... Начиная от подводной лодки и заканчивая авианосцем. Но я никогда не думал, что после выхода на пенсию мне понадобятся знания, приобретённые за время службы. А ведь возможно это последний раз, когда я ими воспользовался. – Николай открыл глаза и скосил их на дверь. – Если эта штука рванёт, корабль ещё долго никуда не поплывёт, а уж мы с тобой точно. Хорошо, если найдётся пара кусочков для опознания... Но ты знаешь, я рад, что находился в этот момент на посту. Кто бы ни захватил судно, он не сможет им управлять...

– А нам теперь что делать?

– Нам теперь остаётся ждать. Или всё обойдётся, или...

Что ещё может произойти, старый моряк решил не уточнять. Или просто не захотел. Потекли томительные минуты ожидания. В основном пугала неизвестность. Незнание того, что происходит вокруг, давило на психику – хотелось вскочить и начать действовать. Дмитрий подошел к стоящему компьютеру и пощёлкал мышкой. При попытке выйти в интернет он почему-то не удивился, увидев надпись «Удалённый сервер не доступен». Местная сеть не работала.

Прошло ещё минут сорок. Тишина начинала угнетать. Иногда откуда-то сверху раздавались хлопки – очевидно выстрелы на верхних палубах. Потом пришел грохот и судно вздрогнуло. Словно гигантский молот ударил о борт. И снова наступила тишина.

Глава 16. Снова капитанский мостик

Допрос длился уже более часа. Как понял Константин Николаевич, десанту ещё не удалось захватить ни один из важных пунктов на корабле. Хотя, впрочем, как он думал, и не удастся. По крайней мере, за некоторые посты он был уверен на сто процентов. Сам допрос проходил в странном «ключе». Вслед за десантом к кораблю подошёл катер, с которого на борт поднялся мужчина в дорогом костюме и с небольшим портфельчиком в руках. Как его охарактеризовал капитан – церэушник. Из его портфельчика на стол легло много бумаг…. В основном, личные дела на офицеров корабля. Он разложил их на столе в рубке и начал задавать вопросы. Вопросы, на которые ответов ни кто не знал.

– Итак, Константин Николаевич, Вы утверждаете, что этот корабль просто круизный лайнер. – Человек, представившийся Смитом, поверенным в делах безопасности Соединенных Штатов, чуть улыбнулся. – Тогда, может быть, объясните, каким образом человек с Вашим послужным списком очутился на этой должности.

– Я Вам это уже объяснял. – Капитан начал раздражаться. – А Вы осознаете, что захват судна может быть расценен как нападение на Россию? Я думаю, что радист вполне успел передать о случившемся на материк. – По помрачневшему лицу агента ЦРУ капитан понял, что попал в точку. – Да и что Вы будете делать с этим кораблём? Захватите нас в плен? Тогда Вам понадобится не один эсминец, чтобы вывезти людей. И ещё я сомневаюсь, что Вы сможете захватить рубку управления энергетикой.

– Что ж. В какой-то степени, Вы правы. – Агент поднялся из-за стола. – Я думаю, что мы переведём часть офицеров на эсминец, а судно затопим.

– Вы не посмеете этого сделать! – Воскликнул капитан. – Вы не посмеете убить пятнадцать тысяч человек!

– Это Вы, Константин Николаевич, их убьете. – Агент Смит усмехнулся. – Если ваши люди сдадут оружие и пустят нас на ключевые узлы корабля, то все останутся живы. Или Вы, наконец, заговорите и расскажете, что это за корабль такой!

Агент Смит подошёл к окну и глянул на океан. Солнце медленно поднимало свой диск из-за горизонта. Стоял практически полный штиль. Вертолёты давно вернулись на эсминец, который теперь отошел от лайнера на добрый километр. Капитан только сильнее сжал кулаки – он просто не понимал, чего от него хотят!

– Это обычный лайнер. Если хотите, мы пройдём по всему кораблю и заглянем в каждый трюм! Вы ничего не найдёте!

Агент Смит, не поворачиваясь, забарабанил пальцами по стеклу. Он находился в глубокой задумчивости. Ему подсказывало чутье, что капитан не врёт, но тогда получается, что и их служба ошиблась… А сейчас, на пороге войны, такие ошибки непростительны. Совсем.

Наконец, он принял решение и обратился к одному из спецназовцев: – Сворачиваем операцию. Всю документацию, что найдёте, с собой. Да и про капитана не забудьте.

Константин напрягся. Он нутром чувствовал, что пора оказать сопротивление… Только бы случай подвернулся – иначе точно плен, а судно, чего доброго, и затопят…

Случай представился в виде глухого взрыва со стороны эсминца. Судно, расколотое пополам, словно подкинуло в воздух, чтобы потом упасть вниз и, подняв гигантскую волну, затонуть в считанные секунды. Все ошеломленно смотрели на то место, где мгновение назад виднелся корабль. Всё что осталось от судна это кружившийся над водой вертолет, очевидно поднявшийся над палубой за полминуты до взрыва.

Первым опомнился капитан. В его руки удобно легли тяжелое пресс-папье и длинный карандаш, который использовался для заполнения судового журнала. Движения были точными и очень быстрыми. Пресс-папье ещё летело в голову спецназовца, когда карандаш уже воткнулся в горло стоявшему рядом десантнику. Оба тела упали на палубу практически одновременно. Капитан нагнулся за автоматом, и когда поднял взгляд, то увидел, что на него направлено дуло револьвера. Агент ЦРУ оказался не таким рохлей, как он подумал вначале.

– Автомат на пол. – Смит чуть двинул стволом пистолета. – Я не знаю, как Вам это удалось, но живым Вы теперь точно не останетесь!

Капитан, держа автомат за ствол, разогнулся и посмотрел на американского агента. Рука сама швырнула автомат вперёд, а человек кинулся влево, уходя с возможной линии огня. Смит успел выстрелить всего один раз – автомат, попав в лицо, опрокинул его на пол.

– Всё-таки сопляк. – Буркнул капитан под нос и подошел к двери кладовки, в которую запихали всех, кто находился в рубке в момент нападения.

Следующим шагом была блокировка дверей и открытие сейфа с оружием.

– Лихо Вы их, Константин Николаевич! – Воскликнул помощник капитана Анатолий, осмотрев палубу. – Но ведь другие придут… От их эсминца мы не убежим!

– Нет больше эсминца. Потопили его.

– Кто?

– А я откуда знаю? – Ушел от ответа капитан, который подозревал, и небезосновательно, торпедную атаку. Он в своё время насмотрелся, как это происходит. Правда, слава богу, на учениях. – Вы лучше вот этих двоих свяжите.

Капитан подошёл к интеркому и переключил его на громкую связь. Он наклонился к микрофону и, секунду поразмышляв, произнёс: – Внимание всем! Говорит капитан корабля. Американский корабль уничтожен. Я предлагаю находящимся на борту солдатам Соединённых Штатов сложить оружие. Я гарантирую Вам сохранение жизни и …– Капитан на секунду замешкался, обдумывая, что он им ещё может гарантировать. – И Ваших прав, как граждан другого государства. – Он замолчал и подумал, что, наверное, получилось немного коряво…

– Константин Николаевич, а Вы уверены, что они все русский знают?

– Наверное, не знают, но я думаю, что они меня отлично поняли. – Произнёс капитан, увидев, как по палубе, в сопровождении матросов, идут несколько спецназовцев. – Остается вопрос – кто всё-таки потопил эсминец?

– Товарищ капитан! – Воскликнул рулевой. – Ответ по левому борту!

В сотне метров от корабля вспенилась вода, открыв взору гигантскую рубку подводной лодки. Опытный глаз капитана сразу определил в ней последнее достижение российской оборонной промышленности. Лодка класса «Багратион», оснащенная новейшими ракетами «Золотая Шпага», которые не могла уловить ни одна система ПРО. Не говоря уже о противолодочных ракетах. Особый состав корпуса и форма гребных винтов превратили эту лодку в невидимку для сонаров противника, что делало её практически неуловимой...

Подводный крейсер, наконец, полностью всплыл на поверхность и подошел к борту. Лязгнул отдраенный люк, и на палубу выскочил старый знакомый капитана, его друг ещё по военно-морскому училищу, Олег Ашанин.

Он легко взбежал на борт по скинутому трапу и буквально через несколько минут вошёл в рубку управления. Капитаны обнялись.

– Вот чёрт, Олежка! Не знал, что так буду рад тебя видеть!

– Жаль только, что при таких обстоятельствах. – Олег посмотрел на своего друга и обвел глазами мостик. – Не хотел говорить при посторонних, но всё равно это скоро станет известно всем. Мы на пороге войны...

– Тут ты меня не удивил. – Перебил его Константин. – Лучше расскажи, как тут в самый подходящий момент появились? Если бы не вы – судно ко дну бы пошло...

– Мы за вами уже три недели плывём. Был получен приказ вас охранять! – Рассмеялся Олег. – А судно подорвать момент ждали. Когда они получили добро вас потопить, мы и пальнули... Ладно, теперь по существу. Я понимаю, что у тебя из-за нападения дел много. Судно проверить, и всё такое, но тебе придется сначала мне десяток минут уделить.

– Десяток минут... – Константин обернулся к своему помощнику. – Анатолий Павлович, Вы не начнёте без меня?

Помощник капитана всё понял и без лишних вопросов повернулся к селектору. Сначала предстояло выяснить о раненых и возможных повреждениях корабля, а уже потом бросаться бегом в самое нужное место. Хотя сейчас самым нужным местом приходился как раз капитанский мостик.

– Что ты хотел сказать, Олег? Не просто же поболтать.

Тот в место ответа протянул другу запечатанный конверт.

– Что это? – Константин вскрыл конверт и посмотрел на ряд латинских букв, на первый взгляд набранных случайным образом.

– Если бы я знал! У меня приказ доставить тебе содержимое конверта в случае начала военных действий. Желательно лично, но если не получится, то по рации. Так что, принимай и пользуйся. Насколько я понимаю, это шифр для корабельного компьютера, а вот зачем он нужен, не знаю. – Олег протянул руку другу. – Удачи тебе. И чуть не забыл, ты должен его ввести сразу после получения. Так что, дерзай!

Капитан судна с грустью смотрел на то, как поднялся трап, и подводная лодка на крейсерской скорости двинулась в сторону потопленного эсминца.

– Что Вы думаете по этому поводу? – Капитан обернулся к своему помощнику. – Зачем это?

– Наверное, стоит ввести код, и мы об этом узнаем?

– Наверное... – И капитан, подойдя к центральному компьютеру, ввёл в строку «выполнить» «JGTHFWBZ FNKFYNBLF». Экран несколько раз мигнул и попросил капитанскую карточку. Константин Николаевич провёл перед сканером своей картой и с ужасом начал смотреть на экран. На нём модель их корабля начала преображаться, постепенно превращаясь в совсем другое судно. И, судя по завывающим сиренам, это происходило не только на экране монитора.

Глава 17. Одна из нижних пассажирских палуб

Алексей с раздражением посмотрел на потолок. Надо же, приказ оставаться там, где он есть! А если ты в душе, то что? Мокнуть до скончания века?

Не то, чтобы он был сильно недоволен, но путешествие, в итоге, стало не таким радужным, как казалось в начале. Сразу после свадьбы подняться на борт такого гиганта и отправиться в кругосветное путешествие – что ещё можно желать? Да и Светик просто сияла от счастья.

Потом, после первых впечатлений, многое стало доставлять дискомфорт. Практически нижняя палуба, разные каюты и душ в коридоре, в конце концов, давали о себе знать. Особенно разные каюты. Они пробовали спать в одной, и даже иногда засыпали, но, в итоге, по молчаливому согласию решили больше так не делать. Сразу после того, как Света оказалась на полу.

Вот и сейчас они провели волшебную ночь с шампанским, выходом под звёздное небо и нескончаемой любовью. Но всему приходит конец, и обессиленный Алексей отправился в душ. И тут сообщение о захвате судна. «Всем оставаться на своих местах!». Молодой человек выругался и, по-быстрому смыв пену, выключил воду. Он уже собирался выскочить в коридор и добежать до Светиной каюты, когда за дверью прошло несколько военных с автоматами в руках. Выходить сразу расхотелось. Особенно после того, как откуда-то раздалось несколько хлопков. Очевидно, стреляли. И Алексей, задвинув дверь на защёлку, опустился на небольшую скамейку.

Потекли минуты ожидания. В небольшое смотровое окошко в двери он видел, как по коридору ещё несколько раз пробежали военные, отбив окончательно желание выходить в коридор.

Так прошло около часа. Постоянно в голову лезли различные мысли, чем это может закончиться. Но мысли все появлялись, почему-то, не очень весёлые. Начиная от пиратского захвата, когда судно уводят в отдалённые места и требуют выкуп, заканчивая террористами, взявшими всех в заложники.

Когда прозвучал приказ капитана сложить оружие, Алексей облегчённо вздохнул. Очевидно, всё позади, и он скоро увидит любимую копну огненно-рыжих волос.

Молодой человек решил переждать еще несколько минут и только после этого добежать до каюты. Он уже взялся за ручку двери, когда зазвучал сигнал тревоги. Освещение на мгновение погасло, чтобы вспыхнуть вновь, осветив коридор мигающими огнями. В то же мгновение ожил громкоговоритель, и по кораблю разнёсся механический голос.

«Началась операция «Атлантида». До полного окончания осталось восемь минут. Персоналу реакторов – вывести установки на максимальную мощность. Повторяю, на максимальную мощность! Всем лицам, находящимся в помещениях, где над дверью горит надпись «опасность» незамедлительно выйти в коридор и закрыть за собой дверь! Всем лицам, находящимся на верхних палубах незамедлительно спуститься вниз! Повторяю….»

Алексей, увидев над головой горящую надпись, дернул на себя дверь и с ужасом осознал, что она заперта. «Вот дурак, я же сам её и закрыл!». Он вздохнул полной грудью и, выпустив из себя воздух, отодвинул задвижку в сторону.

Глава 18. Нижняя палуба. Светлана

Света сидела на кровати и со страхом прислушивалась к звукам в коридоре. Она боялась не за себя, а за любимого человека, который сейчас находился совсем рядом, и в то же время очень далеко. Разделяющий их коридор стал практически недоступен.

Когда прозвучал приказ капитана о сложении оружия, Светлана вздохнула спокойно. Кажется, всё обошлось. Она встала с кровати и, скинув ночную рубашку, потянулась за спортивным костюмом. Девушка быстро переоделась и уже собралась открыть дверь, когда в коридоре послышались тяжёлые шаги. Несколько человек, явно торопясь, пробежали мимо. Дверь снова была закрыта на задвижку, и девушка, тяжело дыша, прислонилась к переборке. В голове настойчиво билась мысль о самосохранении. «Куда ты, Светик, прешься… Сиди в каюте и не высовывайся». Но когда зазвучал сигнал тревоги, и механический голос произнёс о начале какой-то операции, беспокойство взяло вверх над осторожностью. Дверь мгновенно открылась, и девушка выскочила в коридор.

Взгляд, скользнув по коридору, почему-то зацепился за надпись, горящую над входом в душевую. «Внимание! Опасность!». За окошком двери показалось лицо Алексея, и девушка на секунду упокоилась. Она схватилась за ручку, и паника вновь ей овладела. Дверь не поддалась. С той стороны слышались приглушенные звуки – молодой человек пытался выбраться наружу.

Девушка пробежала взглядом по коридору и бросилась в самый его конец. Там на стене висел аварийный телефон. Она подбежала к нему и втопила в корпус красную кнопку. Трубка молчала. В этот момент раздался лязг, и судно немного накренилось вперёд. Послышался шум бурлящей воды. Света подбежала назад к душевой и заглянула в окошко. За которым, поднимаясь, бурлила вода. Рядом со стеклом, держась за какую-то скобу, висел Алексей, уже полностью погрузившись в воду… Пузыри воздуха вырывались из его рта и поднимались кверху.

– Господи… – Девушка с ужасом смотрела на любимое лицо в воде. – Да помогите же кто-нибудь! Мы тонем!

Голос разнёсся по пустому коридору и вернулся назад. Хлопнуло несколько дверей – в коридор выскочили пассажиры, но ничего уже сделать не смогли. Света, как зачарованная, смотрела на Алексея. Как из его рта вырвался последний пузырёк воздуха, и зелёные глаза закрылись. Тело юноши потащило в сторону, а девушка, содрогаясь в беззвучном плаче, опустилась на пол. Она не почувствовала, как её подняли и куда-то понесли.

Надеюсь, модераторы не будут против. Размещение отрывка на сайте возможно только с указанием ссылки: http://www.litres.ru/aleksandr-grach/novye-atlanty/

Наверх...

СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ:
8,9

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/upload/image/Kx8JPrljDeqxHuhJDiLBzXJsk
Новые Атланты - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.
03.09.2015 16:25 PROZELIT
Очень хорошо. Даже отлично. Правда меня как дальневосточника задело описание Хабаровска - как небольшого городка на востоке страны. Других замечаний по тексту не имею. Успехов автору. Да, и в Хабаровске японское консульство, а не посольство, но это я уже придираюсь.
13.06.2015 08:06 gektvtn111
Лично у меня Александр вызывает уважение и широтой кругозора, и своим интеллектуальным уровнем, и образованностью. Какие лаконичные ответы на отзывы: все "по полочкам разложил", излагает аргументированно, молодчина. Умеет держать удар! Конечно, весьма сомнительно, а удары ли это были? Так...ни о чем.
13.06.2015 08:06 gektvtn111
И еще, Александр (к автору), поздравляю Вас с тем, что Ваши произведения самые резонансные! Это победа, так держать!
31.10.2014 21:10 biografiya
Очень сложный язык. Читать надо очень сосредоточенно. Быстро устаешь
30.07.2014 09:07 Александр Грач
Сколько отзывов пока отсутствовал… Возможно и пропустил некоторые мимо ушей, но очевидно нужно ответить. Начнём по очереди. Haur, не будьте голословным, приводите примеры. Karmila, благодарю за отзыв. В дальнейшем постараюсь писать ещё более лёгким языком. Сергей, Вам могу посоветовать, прежде чем писать рецензию, чуть внимательнее читать тексты, тогда некоторые вещи встают на свои места. Вы, судя по всему, не военный, как эсминцы тонут не видели… Ну да бог с ним, в любом случае благода... <a href=http://napisanoperom.ru/1406693781-id3797-8129>Читать рецензию полностью...</a>
25.07.2014 14:07 niksam
Апломб автора поражает. Видно.что образование мозаичное, поэтому суждения о многих вещах по дикарски наивны, смешны, удручающе примитивны. Учёный в халате, рваных тапочках, с блокнотом и карандашом. даже 100 лет назад это была уже карикатура. "Эта история началась давно. Очень давно. Если верить календарю на экране моего компьютера, то почти шестьдесят лет назад". Календари составляются на год. А если не поверить календарю, то недавно? "Наши потомки должны знать, что случилось, и возможно тог... <a href=http://napisanoperom.ru/1406280698-id7879-8129>Читать рецензию полностью...</a>
24.07.2014 23:07 serg55542
Конечно фантастика,особенно цитирую:"Вместо ответа сидящий на стуле начальник службы безопасности плюнул в потолок. Слюна ударилась в бетон и, провисев несколько секунд, с громким шлепком упала на пол".У премьер-министра,видимо,защемило сердце от понимания того что так он не сможет сделать никогда.Иногда кажется что текст написан очень давно,но возможно бабушка подсказала,что самое эротичное у девушки это резинка чулков.Громкий взрыв смеха над пенсионером который захотел порыбачить как минимум неэтичен.Непонятно для чего придумывать крен самого большого в мире судна с целью высадки пассажиров.Корпус эсминца если даже расколется пополам при взрыве,никак не сможет быть подкинутым в воздух,это не лодка.Это основные ляпы мимо которых я не смог пройти мимо прочитав отрывок.Ничего страшного,можно всё исправить пока не прочитал читатель,я думаю, автор научится избегать подобных ошибок.Тема,конечно, не самая оригинальная,но у писателя чувствуется энергия и она поможет ему со временем решить все вопросы.
24.07.2014 18:07 dogid
Столько отзывов и комментариев? С чего бы это, если автор в школе не учился. Лайнер на 14 000 человек (на "Титанике" было 2700 ), превращающийся в подводную лодку ???, которая погружается на 400 метров (это 40 атм. давления - предел для многих военных подлодок) ????, в которой воздуха хватит на 2 месяца (от сырости, наверное), пассажиры которого запросто запросто становятся водолазами- глубоководниками ???????. М-да }8-( Афффтырь, выкладывай только в электронном виде - береги природу! А еще лучше - смени профессию, или, хотя бы - тему.
23.07.2014 21:07 karmila
сюжет неплохой, но в тексте иногда буксуешь, а так хорошо, грачуй и дальше грач
20.07.2014 23:07 haup
Не знаю, но подобное уже читано-перечитано в других книгах, ничего нового в сюжете так, чтобы сказать, такого я еще не читал.
Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...