СЕЙЧАС обсуждают
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5215 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

Как пройти сквозь стену
Дата публикации: 13.04.2013
Купить и скачать за 30 руб.
ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): Приключения
Аннотация:

Оформление: Отсутствует
Редактура: Отсутствует
Корректура: Отсутствует


%Приключенческая повесть из трех частей. Два подростка Женя и Паша, пробуя использовать на себе рецепт средства, которое поможет им проходить сквозь стены, попадают в череду приключений – иногда забавных, но порой опасных для жизни. Этот рецепт Женя находит в дневнике геологической экспедиции 1913 года, в которой участвовал предок мальчика. Далее следуют поиски клада и кельи отшельника, в которой бандит и мошенник Вольф спрятал сейф с награбленным. Мальчишки выясняют причины гибели прапрадеда Жени ученого-геолога, нашедшего в Сибири живую воду. Герои повести отправляются в Сибирь, в село, где раскрывают местные тайны, находят два клада. Исполняется их мечта - они обнаруживают легендарный источник с живой водой, таинственно исчезнувший восемнадцать лет назад. У них есть конкурент – внук Вольфа, незадачливый искатель кладов, постоянно следящий за действиями мальчишек. Параллельно с описанием приключений Жени и Пашки автор касается истории России, рассказывает о репрессиях в 30 е годы, о железной дороге и поездке в Сибирь, о старинном сибирском селе, а также о первых робких проявлениях любви героев повести.

Время действия: 1913 – 2008 гг. Повесть рассчитана на подростков и взрослых читателей.

Отрывок:

Часть первая. Загадка профессора Павлова

1. У меня появляется новый друг

Меня Женей зовут. Евгений, значит. То есть я не девочка, а, наоборот, пацан.

Сейчас моя бабушка сказала бы: « Женечка, что это за вульгарное слово? Ты мальчик». А мне так и представляется: идет такой мааальчик в очкааах, в панааамке, чистенький, прямо весь сияет и пахнет давом. Мыло такое у мамы.

Но однажды ко мне на улице обратились так, что мне сразу понравилось. Сижу я на скамейке у подъезда, скучаю, потому что никого еще в этом городе не знаю. Мы только два дня назад сюда переехали. Подходит какой-то худой, как штакетина, дядя с заметным таким носом, одет в куртку «Почта России», на плече сумка, в руке конверт, и спрашивает:

- Молодой человек, скажите, на каком этаже двенадцатая квартира?

Я стал подсчитывать: на каждом этаже по четыре квартиры, значит, она на третьем. Я так и говорю:

- На третьем, - и тут соображаю, что это же наша квартира. Я еще не привык - там, где мы раньше жили, наш номер был двадцать пять.

- Между прочим, это моя квартира, - говорю я вслед дяде, который уже поднялся на высокое крыльцо. - А дома никого нет. Вам что надо?

Дядя начинает спускаться.

- Как у вас фамилия?

- Павлов.

- Я вам заказное письмо принес. Надо расписаться, вот здесь, - и протягивает мне бумажку, - вот ручка.

Приятно, когда тебя считают взрослым и называют на «вы». Хотя мне только через неделю тринадцать лет стукнет. Я расписался, стараясь подражать отцу - сначала «Е» поставил, потом извилисто фамилию написал, в конце черточку лихо провел.

- Спасибо, гражданин Павлов, вот получите. Учтите – внутри этого конверта еще одно письмо. Вам переслали по новому адресу. Всего хорошего.

Вежливый какой. Интересно, здесь все такие? Меня удивило, что почтальон мужчина. Обычно женщины носят почту. А из мужчин я знаю только почтальона Печкина. На конверте был написан наш старый адрес в городе Белорецке, откуда мы приехали. Только квартира указана соседская, и фамилия тоже. Значит, дядя Андрей переслал. Прочитать письмо или подождать родителей? Бабушка с сестренкой Лизой только что пошли гулять. Остановило меня то, что письмо заказное – Павлову Юрию Ивановичу. Да и бабушка как-то говорила, что неприлично читать чужие письма. Занес я письмо домой и решил прогуляться поблизости. А поблизости была речка, видел ее из окна.

На берегу было пусто, если не считать толстое бревно, которое лежало близко к воде. Наверно, оно скамейку заменяло. Посидел я на нем, полюбовался искрами на воде, потом решил воду проверить. Как она – теплая? Забрел по колено и пожалел, что плавки не надел. Хорошая вода, чистая, и глубина порядочная, рыбешки мелкие плавают. Побродил я немного и назад пошел. А на бревне пацан сидит, простите, мальчик, примерно моих лет, коротко и совсем недавно остриженный. Это видно по белому лбу, раньше закрытому челкой. Лицо круглое с веснушками, похож на Гека Финна из фильма. Был он только в шортах, и я позавидовал его загару. Наверно, все лето ходит в трусах.

Я с местными порядками еще не знаком, поэтому вежливо спросил:

- Свободно? - и показал на место рядом с ним. Он немного подумал, посмотрел на меня, как будто приценивался, потом лоб почесал:

- Садись. – И молчит. Я вижу – спросить хочет, да местный патриотизм не позволяет. Я сам начал:

- Ты местный? - Неудачно спросил. Он на меня посмотрел, как мне показалось, с сочувствием. Я тут же исправился:

- Ты тут рядом живешь?

- Вон там за речкой, - показал он подбородком на деревню, к которой через речку вел мост. – Я оттуда.

- А там у вас школа есть? – немедленно закрепил я контакт.

- Есть, но только начальная. Средняя в городе, недалеко здесь. Я туда хожу.

- В какой класс? – с интересом спросил я.

- В седьмой пойду.

- Вот здорово! Я тоже в седьмой.

Мальчишка с проблеском интереса спросил:

- А какой у тебя язык?

Тут я замялся. Дело в том, что я изучал два языка. Но нашелся:

- А у вас в классе какой?

- Английский, а в параллельном - немецкий.

Оба мои языка! Но не стоит об этом говорить. Он подумает, что хвастаюсь.

- И я английский изучаю. Значит, вместе учиться будем. – Тут он посмотрел на меня уже с интересом.

- Как тебя зовут-то? Меня Павел, Пашка. Фамилия Воробьев.

Я назвался и добавил, что мы только что переехали, живем вон в том доме. - Пашка взглянул на меня уже с нескрываемым любопытством.

- В высотном, что ли?

- Ну да.

- Родители, наверно, начальники? На нашем заводе работают?

- Папа инженер, а мама программист. Здесь им хорошую работу предложили. А квартиру мы поменяли.

- А где раньше жили?

- В соседней области, в Белорецке.

Дальше мы начали болтать о школе, о Пашкиных одноклассниках.

- В общем, пацаны у нас ниче, - он помедлил, - да и девчонки тоже. Класс дружный. И классная хорошая, справедливая. Нина Федоровна. Она историю ведет. По походам нас таскает. Мы даже с ночевкой ходим.

Тут я ему позавидовал. В нашем классе ничего подобного не было. Классная руководительница была пожилая и водила нас только в музеи. Языку английскому, правда, учила здорово, когда-то была переводчицей. Второй язык я изучал в Центре развития школьников. А практиковался с бабушкой.

- А ботаники у вас есть?

Пашка задумался.

- Вроде Надька Ялышева гербарии собирает. Она из них картины делает.

- Нет, я не про то. Ботаник, это вроде отличника. Кому учеба – самое главное.

- А, ты про это? Таких нет. Я вот без троек учусь, а еще спортом занимаюсь. Дзюдо.

- Здорово! А я плаванием.

- Значит ты не ботаник, - уверенно сказал Пашка.

- У меня по русскому четверка.

- Остальные тройки? – прищурился Пашка.

- Нет, пятерки.

- Круто. Ты, наверно, ученым будешь?

Я пожал плечами. Не буду же я малознакомому человеку раскрывать свои планы на будущее.

- Рано еще об этом думать.

- Я тоже пока не выбрал.

Тут я вспомнил про письмо.

- Ой, мне же домой надо идти. – Завтра придешь сюда? Искупаемся.

- Приду.

- Договорились.

Мне хотелось еще побыть у реки, но очень уж интересно было узнать, что в том письме.

2. Письмо с сюрпризом

Когда я прибежал домой, папа уже дочитывал письмо бабушке, маме и сестренке Лизе. Я услышал последние фразы: « Если вы подтвердите, что Павлов Аристарх Николаевич действительно ваш родственник, я вышлю посылкой его имущество, которое наша семья хранит более семидесяти лет. С уважением, Заславский П.И. Деревня Васильево, Т-й губернии».

- Вот так, Женя, - обратился ко мне папа, - нашелся наш родственник. Я плохо помню, но в детстве слышал, что в нашей родне был известный ученый, занимался геологией и работал в Сибири. Дедушка рассказывал, что он пропал без вести.

- На войне? – спросил я.

- Нет, это случилась еще до войны.

- Тогда люди часто пропадали, - сказала бабушка.

- А куда они пропадали? – поинтересовалась Лиза. - Ушли в лес и не вернулись?

- Нет, деточка. Я вам позже расскажу, когда вы подрастете.

- Что он еще пишет, этот предок? – спросил я. Сестренка взглянула на меня, как будто это мне семь лет, а не ей.

- Как он мог написать, если он пропал?

- Ой, да, конечно. Вечно сестренка ловит меня на промахах, чтобы подчеркнуть, какая она умная. Да и пусть, она, правда, умная, уже читает толстые книжки.

Папа протянул мне письмо:

- Прочитай сам. А что у нас сегодня на ужин? – весело спросил он. Бабушка ойкнула и поспешила на кухню, за ней мама и Лиза. Женщины!

Письмо было короткое. Я узнал, что отец этого Заславского был другом моего предка, и знал его жену и сына, правда, еще маленького. Так, а мне он кем приходится? Прапрадедом, вычислил я и свистнул. Заславский этот долго нас искал и вдруг случайно увидел папу в телевизионной передаче, когда показывали его завод. Не здешний, а тот, на котором он раньше работал. Папа сказал, что завтра он отправит ответ.

3. Сундук предка

Посылка оказалась довольно большим деревянным ящиком. Папа ездил за ней на станцию, потом двое мужчин внесли ящик в квартиру. Вся семья собралась возле ящика. Папа с трудом вызволил из него старинный сундук с железными углами. « Кованые», - уважительно сказал он, а Лиза заявила, что такой был у Кащея Бессмертного.

Замка на сундуке не было. Крышка открылась просто так. Внутри лежали какие-то предметы, завернутые в ткань. Любопытство прямо выскакивало из нас. В первом свертке оказались, к нашему удивлению, большие меховые унты.

- Настоящие собачьи, - сказал папа и стал вертеть их в руках, - еще крепкие.

Мама в ужасе отскочила:

- Уберите их! Женя, отнеси на балкон. - У мамы была аллергия к собакам и кошкам. Она убежала на кухню выпить лекарство. Папа продолжил вынимать завернутые вещи.

- Там случайно нет медвежьей шубы? – жалобно спросила из кухни мама.

- Никакого меха больше нет. А вот это будет тебе интересно.

- Оля, иди сюда! Какая красота! – закричала бабушка.

Мама осторожно приблизилась и присоединилась к восторгам. В отдельном деревянном ящичке лежала серебряная посуда: шесть стаканов, ложки, какие-то мелкие вещицы; на дне лежал прямоугольный поднос. Мы отнесли все это на кухню и расставили на столе. - Черненое серебро, - восхищенно сказала бабушка. – Только надо почистить. - Женщины немедленно принялись обсуждать, как это сделать. Лиза пошла в комнату, где мы с папой продолжали доставать вещи. В тяжелом брезентовом свертке оказались слесарные инструменты. Видно было, что они старинные. « Как надежно делали», - вздохнул папа. Он поднес к глазам щипцы: « Вот это да! Николаевский завод, это в Сибири, примерно там, где сейчас город Братск». - А мне что – ничего не достанется? – с вызовом спросила Лиза и приготовилась зареветь. В этот момент папа достал и открыл небольшую фанерную коробку и вынул два мешочка из цветной ткани. Он развязал один. - А вот и тебе, Лизуня! Смотри. – Он протянул сестренке маленькую статуэтку зеленоватого цвета, – кажется, это нефрит.

Сестренка немедленно похвасталась на кухне маме и бабушке, и мы услышали:

- Какое изящество! Возможно это китайская принцесса, - так, конечно, бабушка сказала, а мама добавила:

- Я читала, что нефрит защищает от болезней.

В другом мешочке мы нашли разноцветные камешки. - Образцы минералов, - определил папа, - надо показать специалистам.

- А давай, я попробую, – попросил я, - у нас же есть книжка про камни.

- Действительно, я и забыл. Конечно, займись. Тебе полезно будет. На дне сундука оказались книги, штук тридцать и тетрадь в кожаной обложке. - Ну, это тоже тебе поручаем, завтра и разберись, - сказал папа. – Унеси в свою комнату и хорошенько сотри пыль.

Но я занялся сегодня. И не книгами, а тетрадью. Книги я разобрал быстро.

Конечно, там были научные книги, этого следовало ожидать: география, геология, путешествия. Некоторые были на немецком языке. А в отдельной связке – это удивило меня - русская классика: Толстой, Достоевский, Тургенев, Чехов, а еще том Пушкина, он был завернут в пергаментную бумагу. На вид книге было лет двести, очень уж потертая. Издана в тысяча восемьсот… дальше непонятно, и буквы старинные. Надо бабушке показать. И когда мой ученый предок успевал все это читать?

Тетрадь оказалась дневником. Так и было написано на титульном листе: «Дневник геологической экспедиции. 1913 год. Иркутская губерния. Саяны. Павлов Аристарх Николаевич, геолог, профессор Московского университета». На второй странице был список участников экспедиции. Всего пять человек. Ого! Вот он - Заславский Иван Станиславович, географ. Я прикинул, сколько же сейчас лет отправителю сундука, если его отец был другом моего прапрадеда. Вышло, что где-то под восемьдесят, или больше.

4. Дневник экспедиции

Я сходил в ванную, почистил зубы и залег с дневником в постель. Мне удалось получить от родителей разрешение хотя бы летом читать по вечерам без ограничения. Пришлось доказывать, что в школе выдали огромный список книг, которые надо прочитать за каникулы. Я, конечно, в три недели осилил весь список и, наконец, принялся за свое любимое: путешествия, приключения, истории о великих людях. Вот «Дерсу Узала» Арсеньева я прочитал за ночь, а в конце даже чуть не заплакал. Вообще, по секрету скажу, я хочу стать путешественником, исследователем и объехать весь земной шар. Поэтому и ухватился за дневник экспедиции, предчувствуя, что найду в нем что-то необыкновенное. И не ошибся. Знал бы я, чем это все кончится! Но по порядку. Весь дневник пересказывать не буду, только главное.

10 июня. Высадились на маленькой станции Аларская, где нас встретил проводник Степан Ермаков, крепкий мужик лет тридцати, с двумя молодыми парнями, которые были наняты рабочими. Они привели трех лошадей, на них мы и погрузили оборудование. Отправились вверх по реке Ока, тезке притока Волги. Впадает она в Ангару. Погода солнечная. Правда, утром и вечером одолевают комары, днем – мошка и оводы, по-местному, пауты. Так что накомарники не снимаем. Степан переносит это легко, шутит: « Я свой, меня не трогают». Рабочие тоже привычны к таежным кровососам.

15 июня. Идем вдоль Оки. Места замечательные. Отличный лес, который рубят и сплавляют по реке. Нас сопровождает птичий хор. Зверей не видно – прячутся. Много ягодников. Степан говорит, что в июле поляны синие от черники. Есть и смородина, черная и красная, которую тут называют кислицей. На сопках с южной стороны полно земляники. А брусничник как ковер под ногами. Наши рабочие на привале вздумали кататься с сопки по брусничнику - сапоги скользят как по льду. Проводник смотрел на забаву с неодобрением, и я угомонил парней.

Погода нас балует. Работы проделано много. Заславский составляет ежедневный отчет.

5. Спасение раненого. Живая вода

17 июня. Сегодня в полдень мы прошли место впадения в Оку реки Сагна. Пообедали и двинулись дальше. Очень красивые берега у этой реки. Мы решили остановиться на ночь. Неподалеку впадал маленький ручеек, вода в нем необычайно вкусная. Отличное место для стоянки, даже есть небольшой пляж. Завтра мы должны прибыть в большое село. А сегодня занялись исследованием местности. К вечеру стали приводить в порядок одежду, обувь, мылись, постригались. С удовольствием выкупались в речке. Я спросил у Степана, что за ручеек впадает в реку рядом с нашим лагерем. Очень уж вкусная вода. Он почему-то задумался и внимательно на меня посмотрел. Потом решился и сказал, что ручей этот не простой, священный. Вытекает из родника. Вода в нем целебная, живая. Я, конечно, загорелся и попросил проводить меня к этому роднику. Мы прошли минут пятнадцать и вдруг услышали крик. « Баба кричит или ребятенок», - сказал Степан. Крик повторился – кто-то явно просил помощи. Мы прибавили шаг. Навстречу из-за деревьев выскочил мальчишка лет семи. «Федька, ты че ли?» - спросил Степан. «Дядя Степан, – закричал перепуганный ребенок, - там тятеньку разбойник зарезал!» Я снял с плеча ружье. Мы побежали за мальчиком и нашли лежащего возле сосны человека с окровавленной грудью. Я немедленно проверил пульс - живой, дышит, но без сознания. Под рубахой на груди оказались три раны. Я решил, что надо нести его в лагерь. « Погодь, начальник, - остановил меня Степан, - иди-ка ты в лагерь, мальца там оставишь, возьми двух людей и захвати две-три чистых тряпки больших и одеяло. Надо нести его к роднику, там будем лечить. Да скажи своим, что мы здесь заночуем». - Столько уверенности было в словах проводника, что я подчинился и отправился с мальчиком в лагерь. Федя рассказал, что большой дядька в драной одежде выскочил из кустов и напал на них. Отец выхватил ножик и ударил его в плечо. А тот разбойник отобрал ножик, толкнул отца и порезал его. Мальчишка стал кричать и побежал с того места. Тут и встретил нас. В лагере я рассказал о случившемся. Предупредил об опасности. Мальчика поручил своему другу Ивану Заславскому и настоятельно попросил ночью дежурить у костра по двое с ружьями. С собой я взял двух рабочих.

Степан за это время смастерил что-то вроде носилок. Мы уложили в него раненого и вчетвером понесли к роднику. По дороге Степан по моей просьбе рассказал об этом человеке. Зовут его Петр Хлебников, он дальний родственник Степану, уважаемый человек, зажиточный хозяин из села Сагна, куда мы завтра прибудем. « Что же он здесь делал?» - спросил я. Проводник ответил, что у Петра поблизости заимка.

Родник оказался недалеко. Место было особенное. Из-под высокого камня бил ключ с ледяной водой. Березы рядом с этим местом были увешаны разноцветными лоскутками и лентами. Я уже знал об обычаях коренного сибирского населения отмечать таким образом священное, почитаемое место возле целебного источника. Каждый человек, побывавший здесь, оставлял свою ленточку.

Степан распорядился положить раненого Петра возле родника. Я отдал ему две своих чистых рубашки и аптечку. Он осторожно промыл раны куском ваты, которую обмакивал в родник. Петр застонал и открыл глаза. « Где Федюшка? – спросил он. Мы успокоили его. Он еще добавил, что напавший на него был беглый арестант, здоровый как медведь.

Степан смочил обе рубашки в роднике и сделал толстый компресс на раны. Потом накрыл раненого одеялом. Через час Петр зашевелился и произнес: «Тепло». Лекарь обрадовался: «Теперь все ладно будет». Наступал вечер. Мы разожгли костер, сделали чай на травах. Степан напоил им раненого.

За ночь он смачивал компресс несколько раз. На мой вопрос, почему нельзя было сделать это в деревне, Степан объяснил, что вода лечит только возле родника, дальше она теряет целебную силу, а для питья вкуснее нет. Он возбудил во мне такое любопытство, что я решил непременно исследовать эту воду. « У нас говорят, что это камень придает воде целебную силу», - уверил меня Степан. Значит, и с камня надо взять пробу.

К утру я задремал. Разбудил меня голос Петра: «Долго ты будешь меня тут держать?» Я вскочил и увидел, что Степан убирает с Петра одеяло. Затем он, не торопясь, стал снимать компресс. Нет, этому невозможно поверить! Раны на груди Петра затянулись, остались только красные полоски. - Это что – живая вода? – спросил я. - Выходит так, - улыбнулся Степан. - Почему же никто об этом не знает?

- Как не знает? Все тутошние сюда лечиться ходят. А другим зачем? Понаедут, все испортят…

- Степан, сколько же можно больных вылечить, раненых спасти! Вот ты говорил, что был санитаром на японской войне. Ты же видел, как раненые умирают. Если бы эту воду туда!

- Так-то он так, да только вода в другом месте не поможет, я же говорил.

- А, если ученые найдут способ сохранить лечебные свойства воды?

- Тогда оно, конечно.

Мы отправились в лагерь. Петра несли на носилках, хотя он порывался идти сам. Степан строго ему сказал: « Ты ишо слабый. Потерпи малость. Вот завтра хоть козленком скачи».

В лагере встревоженный Иван Станиславович сообщил, что ночью в лагере кто-то побывал. Из крайней палатки украдена одежда и съестные припасы. «Ему одежка потребовалась, чтобы скрыться», - объяснил Степан.

6. Село Сагна. Знакомство с доктором

18 июня. Сегодня перешли крепкий мост и вошли в большое село. Мы сразу поняли, что село крепкое, зажиточное. Степан и двое рабочих устроились у родни, а нас – пятерых приезжих участников экспедиции пригласил в свой дом Петр Хлебников. Дом большой, места на всех хватит, сказал он. Нам отвели две большие комнаты. Усадьба у Петра типично сибирская – двор покрыт досками, по периметру располагаются сараи, мастерские, летняя кухня. Скотный двор отдельно позади дома, за ним большой огород. И, конечно, в усадьбе была баня, которую нам обещали вечером.

К обеду в горнице, которую хозяйка Дарья называла залой, был накрыт стол такой обильный, что хватило бы на два десятка гостей. Блюда простые и необыкновенно вкусные. Я обратил внимание на то, что не было видно детей, а их, как нам сказал Петр, было пятеро. « Да на улице они, играют», - ответила хозяйка на мой вопрос. Через некоторое время я заметил, что дверь в залу приоткрылась на тоненькую щель, в которой появился сначала один глаз, потом другой пониже, послышалась тихая возня. Петр взглянул на жену. Она вышла. За дверью затихло. В окно было видно, как хозяйка ведет детей в летнюю кухню. Федюшка был среди них. Мне вспомнилось стихотворение « Крестьянские дети» Некрасова. Детское любопытство всегда забавно и умилительно. В этом доме был веками установленный порядок. Вот и хозяйка за стол не садилась, только подавала кушанья.

После обеда мы с Петром отправились в местную больницу. Я настоял, чтобы он обязательно показался доктору. Заславский засел за документы. Он описывал и сортировал наши находки, а также составлял карты. Алексеев, самый старший из нас, прилег отдохнуть. Остальные пошли прогуляться по селу. Шаталин, как всегда, взял альбом и карандаш, чтобы сделать зарисовки, а наш ботаник Осинский его сопровождал.

В селе, к моему изумлению, оказался целый больничный комплекс. Я насчитал десять больших домов, стоящих по периметру прямоугольного двора. Нас принял сам заведующий, который оказался хирургом. Осмотрев Петра, он спросил: « У родника был?» Петр кивнул. « Да… - протянул доктор, - мне здесь делать нечего и все-таки придешь еще раз, Петр Иванович. Да тяжелое не поднимай». Петр ушел, а мы разговорились. Сергей Михайлович Черных оказался моим земляком из Красноярска. Учился он в Петербурге и немного в Германии, потом добровольно поехал в Иркутскую губернию в предгорье Саян. Он давно знал о здешнем здоровом климате, чудесной воде и решил заняться исследованиями местного феномена. Вот и этот родник не раз проверял, привозил на анализы в губернский город. Результат: вода удивительно чистая, вкусная, полезная, но такого лечебного эффекта там не наблюдалось. Я спросил доктора: « И что вы об этом думаете?»

- Вода с удалением от родника почему-то теряет лечебные свойства. Вероятно, она содержит какое-то вещество, которое быстро исчезает на воздухе.

- Наверно здесь нужно инженерное решение, а, главное, химический анализ прямо у родника.

- Такого химика здесь нет. Надо приглашать из столицы. Я не раз писал губернатору. Пока безрезультатно.

Я обещал поговорить с губернатором, когда экспедиция завершится, и мы прибудем в Иркутск. Доктор поинтересовался, где Петр получил ножевые раны, сам-то он ни за что не скажет. А доктор обязан сообщить полиции. Я рассказал о происшествии, свидетелем которого оказался. « Значит, человек, который обратился ко мне позавчера не ваш?» – удивился он и рассказал, что пришел к нему раненый в плечо мужчина, назвался участником экспедиции и сказал, что на него в тайге напал бандит. - Я заметил, что одежда на нем явно мала. Значит, вот как было. Надо старосте сказать, чтобы отправил человека на станцию сообщить в полицию. Скорей всего разбойник этот к железной дороге пробираться будет.

Потом мы вместе с доктором осмотрели весь комплекс. Я еще раз поразился, как хорошо налажена работа в больнице – есть все специалисты. « Кроме зубного», - сказал Сергей Михайлович и пояснил, что с больными зубами к нам редко обращаются, да и то, в основном, приезжие, которых он лечит сам. У местных людей, даже у стариков, зубы здоровые. Он приписывает это все той же воде.

Вечером мы с удовольствием побывали в бане. Как же приятно было улечься спать в мягкую, чистую постель!

19 июня. Начали работу в окрестностях села. Степан отпросился на несколько дней. Его деревня находится неподалеку. Нам охотно помогают сельские подростки – приводят к ручьям, впадающим в Сагну. Мы с каждого из них берем пробы. Село выглядит очень нарядно. Цветет черёмуха, которой здесь очень много. В воздухе стоит дурманящий аромат. Парни и девушки допоздна засиживаются на вечерках, потом, возвращаясь домой, поют очень слаженно. Я записал некоторые незнакомые мне песни.

Вечером зашел к доктору. У него неприятная новость – из шкафа исчез его костюм, рубашка и ботинки. В кармане пиджака был бумажник, который подарили коллеги из Петербурга. Такой интересный был бумажник с застежкой в виде змейки – символа медицины. Он уверен, что это сделал тот беглый арестант. Сергей Михайлович человек крупный, и вору, вероятно, одежда по размеру подошла. « А в полицию мы сообщили другие приметы. Теперь он скроется», - сокрушался доктор.

Дальше я просто перелистал тетрадь. Экспедиция, закончив работу в селе, двинулась вверх по реке к Саянским горам, обследуя все источники воды. Как я понял, это и было ее главной задачей. В одной деревне мой предок открыл настоящее богатство – несколько целебных источников. Водой из них, в основном, лечили заболевания желудка. Все деревья вокруг были увешаны разноцветными ленточками. Каждый день за водой приезжали не только местные жители, но даже из далеких мест. Привозили больных, селились рядом. Аристарх Николаевич все время восхищается красотой гор, рек и водопадов.

Я заглянул в конец дневника. Экспедиция уже в Иркутске. Визит к губернатору. « 20 сентября. Губернатор встретил очень приветливо, принял наши документы и с интересом выслушал мой рассказ об экспедиции. На наши предложения о дальнейшем исследовании и разработке богатейших ресурсов лечебной воды, открытии лечебниц, он сказал, что неоднократно обращался в столицу, но, к сожалению, чиновничий аппарат настолько неповоротлив, что потребуется не один десяток лет, пока что-то начнет делаться.

Так. Дальше что? Я полистал тетрадь. А вот здесь интересно.

7. Следы преступника

25 сентября. Сегодня в разговоре с кондуктором нашего вагона услышал о странном случае, произошедшем в июне. Был ограблен богатый сибирский купец, едущий с супругой в столицу; украдены деньги и драгоценности, очень дорогие. В столицу ведь ехали. Купец уверенно сказал, что это сделал попутчик, интеллигентный человек, хорошо одетый, который представился ученым-геологом, знатоком драгоценных камней. Он оказался общительным веселым человеком, сумел войти в доверие к купеческой семье. Супруга купца даже попросила оценить свое ожерелье, недавно привезенное из Китая. Ученый определил, что это совершенно изумительные изумруды и в них не стыдно показаться даже в царском дворце. Нечто подобное он видел у государыни. Купчиха совсем растаяла и показала остальные свои украшения. Мошенник сказал, что у нее тонкий вкус. Он дал свой адрес в Санкт-Петербурге и просил запросто бывать у него, супруга будет очень рада. « Это надо же быть такими доверчивыми! – удивлялся кондуктор. - Сразу за Уралом господин этот исчез. Это произошло ночью, я даже не заметил, когда он сошел, вот как бывает». У меня возникли подозрения, и я спросил, как выглядел вор, и на какой станции он сел в поезд. « Крупный такой, солидный, волосы и глаза темные, костюм коричневый. Сразу видать – образованный человек, вежливый. Да! Бумажник у него был интересный – застежка, как змейка, а сел он на станции Аларской». Все совпало: и станция и описание, которое дал доктор. И главное – бумажник с такой оригинальной застежкой. Я поинтересовался, пойман ли вор. « Куда там! – махнул рукой кондуктор, - матерый, видать, мошенник».

Потом еще две последних страницы. Ничего интересного. Отчет об экспедиции на заседании ученого совета и географического общества.

8. Странный листок

Я перевернул последнюю страницу. Между нею и обложкой лежал какой-то листок, старый, пожелтевший, с выцветшей записью, но прочитать можно. Почерк не такой как в дневнике. Сверху было написано: «… пройти сквозь стену». Начало записи стерлось. Интересно! Ну и как пройти? Читаю ниже, там уже другой почерк: «В стакан кипятка всыпать чайную ложку семян укропа, плотно накрыть и подождать до охлаждения. Затем размешать в нем щепотку соли, влить столовую ложку растительного масла. Выпить на ночь. Применять только персонам не моложе тринадцати лет. Действие средства начнется утром». Дальше еще что-то было написано, но стерлось, видны только некоторые буквы. Что это? Рецепт лекарства?

Тут глаза мои закрылись. Особенность у меня такая – засыпаю внезапно.

Утром я, конечно, проспал долго и не слышал, как родители ушли на работу. Бабушка повела Лизу в поликлинику сдавать анализы. Сестренка моя поступает в первый класс.

Первое, что я вижу, проснувшись - белый потолок, это неинтересно; переворачиваюсь на левый бок. Вот она картина, которую вижу только я – бегущих людей, вернее, атлетов, как на древнегреческой вазе. На самом деле там обои с цветами и листьями, но для меня они превратились в людей. У вас так не бывает? Идешь по улице мимо стены, а на ней пятно. Это для других пятно, а для меня медведь с поднятыми лапами или лошадь. Однажды, когда я был маленький, сильно удивил бабушку во время прогулки. Показывая на забор, я вдруг закричал: «Ав-ав, ав-ав!» Бабушка подумала, что где-то рядом собака и стала оглядываться, но никакой собаки не увидела и спросила: « Где, Женечка ав-ав? Где собачка?»

Я показывал на забор. « Нет там никакой собачки. Не бойся», - бабушка потянула меня за руку, но я упорно показывал на забор. Там было темное пятно, и бабушка, вглядевшись, увидела очертание собаки. « Ой, и, правда, собачка. А я бы и никогда не заметила». Дома она рассказала о моем богатом воображении. « Может, художником будет», - сказал папа. Про обои я никому не говорил. Это была моя тайна. Должны же быть у человека тайны? Вот у Лизы под подушкой мама нашла тетрадку, на которой было написано « Тетрадь для тайн». Правда, там еще не было никаких тайн. Сестренка, как только научилась писать лет с шести, сразу и завела такую тетрадку. Мама ей ничего не сказала, положила тайную тетрадь на место.

Ну, вот я проснулся. Вскочил, попрыгал, помахал руками, умылся и поспешил на кухню. По утрам я почему-то сильно хочу есть, меня за это хвалят и ставят Лизе в пример. Допивая чай, я услышал с улицы свист, два раза длинный и один короткий, так Пашка меня вызывает. Я схватил прапрадедов дневник и выскочил из подъезда. Друг мой сидел на лавочке, где еще не было бабулек. Они в это время готовят обед и одновременно смотрят передачи про свое и чужое здоровье.

Я рассказал о посылке. « Здорово! - сказал Пашка. – А нам никаких посылок не приходит». Я, конечно, показал дневник, кое-что зачитал оттуда. Он взял его, полистал, почитал. - Интересно жили люди, даже завидно. А это что? – Пашка поднял бумажку, выпавшую из тетради.

- Да рецепт какой-то.

Пашка прочитал, задумался, потом вскочил:

- Какой рецепт! Ты, что не понял? Видишь, что наверху написано? «… пройти сквозь стену».

- Ну и что?

- А то! Вот это все выпьешь и пройдешь сквозь стену. Тут же ясно сказано!

И тут мы услышали громкий чих где-то за кустами акаций, которые растут вдоль дорожки. Мы замолчали, Пашка пошел на звук. А ему навстречу вышел почтальон!

- Добрый день, молодые люди, - весело сказал он и пошел к подъезду. По дороге еще раз чихнул, оглянулся и зачем-то сказал: «Извините, аллергия».

- Интересно, долго он там стоял? – прошептал Пашка, - неужели подслушивал?

- А что мы такого говорили? Про экспедицию? Про рецепт этот? Ему-то какое дело?

- Может быть, в дневнике есть какая-то тайна?

- Пошли на берег, там договорим,- предложил Пашка, косясь на подъезд.

На берегу мы сели на наше бревно.

- Я думаю – не зря здесь этот рецепт, - сказал Пашка, почесывая лоб. Вот бы попробовать его. Тебе есть тринадцать?

- Через два дня будет.

- Вот ты и попробуешь. Мне только в сентябре исполнится.

- Не верю я в это…

- Да ты что? Смотри – написано по-старинному, с буквой этой… как ее?

- Ять.

- Вот. Раньше знаешь, сколько колдунов и магов было: Калистро, например. Я в кино видел.

- Калиостро, граф, - поправил я, начиная сдаваться. А что? Не убудет меня, если я выпью это средство. Мальчишка-волшебник в очках – Гарри Поттер, по которому все с ума сходят, вспомнился. И, вообще, прикольно. Почему бы не поиграть в эту игру? Я согласился:

- Хорошо. Сделаю. А Пашка, кажется, поверил во все это всерьез.

На день рождения мне подарили ноутбук, правда, не новый, но в хорошем состоянии. После чая, тяжело отдуваясь, мы с Пашкой пошли в мою комнату.

- Ну, что искать будем?

- Может, поиграем?

- Успеем. Давай моего предка найдем. - Я набрал: Павлов Аристарх Николаевич. Нашлось несколько статей. И мы узнали, что мой прапрадед был выдающимся ученым, геологом и путешественником, действительным членом Императорской Академии наук и автором книг, изданных на нескольких языках. Пока я это читал, у Пашки менялось лицо, он даже встал и глядел на меня уважительно. А дальше пошло неожиданное: Павлов А.Н. был арестован в 1936 году.

- За что? – удивился Пашка.

- Сейчас посмотрим. Вот. За антинаучную теорию, противоречащую марксистко-ленинским научным взглядам. Он считал, что существует живая вода. - Постой! О ней же в дневнике написано, - вспомнил я.

- Точно! Вода эта за одну ночь вылечила раненого человека. Прямо сказка.

- Да… наверно, недаром про нее в старых сказках рассказывается. Значит, было что-то такое.

- Почему же мы об этой воде ничего не знаем?

- Странно. Вот бы там побывать в этом селе – проверить.

- Далеко, да и сейчас нас не отпустят, - вздохнул Пашка.

- Все равно я когда-нибудь съезжу туда.

- И я с тобой. Ой, сколько времени? – спохватился Пашка, мне домой надо. А ты не забыл, что завтра должен сделать?

- А что я должен сделать?

- Ну, ты даешь! Забыл про рецепт? Сегодня приготовишь и выпьешь. А завтра проверим. Вот тебе укроп. Я побежал.

Вечером я тихонько принес в свою комнату стакан горячей воды и насыпал туда чайную ложку укропа. Сразу сильно запахло. Я плотно закрыл стакан. Но запах все-таки просочился, и я услышал, как бабушка сказала: «Соседи огурцы солят». Потом я еще раз прочитал страницы дневника про живую воду и запомнил, где ее нашел мой предок. Я открыл карту России и посмотрел Иркутскую губернию, нашел речку, село. Потом попробовал найти в интернете сведения о воде. Нашел много чего об очень качественной, полезной воде в предгорьях Саян, но о живом источнике ни слова. Иссяк он что ли?

Стакан остыл, и я добавил туда щепотку соли и влил ложку масла. Все хорошо размешал. Потом, решившись, выпил. Ничего – даже приятно.

Наверно, это зелье принесло мне странный сон.

Я стою перед нескончаемой стеной, в которой нет никаких дверей, а мне обязательно надо пройти за эту стену. Я ощупываю ее руками, потом нажимаю плечом. Стена поддается, сыплются обломки кирпича, и я оказываюсь на другой стороне. Передо мной старинное маленькое здание. Кажется, это вокзал, вот и вывеска есть с названием. А стою я между рельсами. Вдруг раздается громкий гудок паровоза. Он мчится прямо на меня, я в ужасе почти из-под колес перескакиваю на платформу. Поезд останавливается, и я захожу в вагон. Снова гудок и я еду. В мыслях уверенность, что еду далеко. За окном мелькают красочные пейзажи, какие-то поселения. Рядом в купе переговариваются пассажиры. Поезд замедляет ход, ко мне подходит проводник и говорит: «Ваша станция, Женя». Потом повторяет громко: «Женя, Женя!»

9. Я пробую пройти сквозь стену

- Женя! – это бабушка меня разбудила, она вместе с Лизой снова собралась в поликлинику. В космонавты они, что ли, в первый класс набирают? Короче, я должен сходить за хлебом и овощами, а бабушка, когда вернется, сварит свои фирменные щи.

Я вышел из квартиры и, спускаясь по лестнице, вспомнил сон. Интересно, куда я ехал и на какой станции вышел? Видел ведь название, но не запомнил. И почему паровоз был старинный?

У подъезда встретил Пашку. Он, не здороваясь, спросил:

- Ну, как?

- Что – как?

- Попробовал?

Ой! Я же совсем забыл! Нет, говорю, не буду же я сквозь стену в своей квартире пролезать.

- Я придумал - к нам пойдём. Дома никого нет.

- Правильно. Только сходим на рынок.

На рынке мы купили капусту, лук, в общем, всякую петрушку. Потом пошли в булочную. Пашка остался на крыльце. Когда я вышел, он сказал:

- Сейчас мимо тот мужик прошел, почтальон. Что-то он замелькал. Следит за нами, что ли?

- Может, случайно, - пожал я плечами.

Мне нравилось у Пашки. Дом удобный, просторный, все крепко и хорошо сделано. Двор в цветах. В отдельном дворике куры ходят. Собака у ворот в будке сидит. Нам с Лизой не разрешают собаку из-за маминой аллергии.

Пашка сказал, что пробовать я буду в сарае, который стоит на краю огорода. Раньше они корову там держали. Вошли мы в сарай, и я стал примериваться к стенкам. Пашка предложил пройти сквозь заднюю стенку. Я почему-то разволновался, но виду не подал. Подошел к стене и нажал на нее плечом. И тут же почувствовал, что она задвигалась. Я испугался и перестал. Пашка внимательно за мной следил. « Ну чего ты? Давай!» - прошептал он.

Я нажал сильнее. Глаза у Пашки стали как у героя триллера, который увидел монстра. Стена поддалась, и я вывалился наружу вместе с ней, вернее с ее куском. Я вскочил, Пашка оказался рядом. Как мы ни были ошеломлены, все-таки успели заметить, что за угол огорода быстро заворачивает мужчина на велосипеде. « Опять тот мужик! – закричал Пашка.

Я поднялся и увидел, что вместе со мной упала часть стенки. - Здесь раньше дверь была, но мы ее заколотили, - объяснил Пашка. - Заколачивал, конечно, ты.

- Ну и что? Мне гвоздей не хватило.

- Или еще чего, - поддел я.

Мы сели во дворе на лавочку. Пашка молчал. Я тоже. Вдруг он вскочил:

- Все! Я знаю, куда мы пойдем! Здесь недалеко есть развалины. Раньше дом помещика был. Теперь одна стена осталась. Остальное давно уже разобрали и увезли. Только туда лучше на велосипедах. Чтобы быстрее.

Вдруг залаяла собака, и Пашка выскочил на улицу. Никого. - Смотри, здесь следы!

На дороге в пыли хорошо отпечатались следы велосипеда и большой ноги.

- Стоял гад, подслушивал! Что ему от нас надо?

- Да брось ты! Может, он просто любопытный.

- Ты не понимаешь! Он хочет узнать наш секрет. Человек, который проходит сквозь стены такого может натворить!

- Точно! – я буквально схватился за голову. – В любое помещение можно войти. – Жди, я скоро. – Я помчался за велосипедом. Если я и сомневался в нашей затее, - то сейчас почувствовал, что здесь есть какая-то загадка.

До развалин было километра два. Мы приехали туда по полевой дороге. Земля вокруг дома заросла колючими кустами и сорняками, среди которых одиноко возвышалась стена. Высотой она была около трех метров. Тропинка к развалинам с трудом угадывалась, видно, по ней давно никто не ходил. Велосипеды пришлось спрятать рядом с дорогой. Мы продрались сквозь колючки. Наружные стены дома, были разрушены. Остатки их возвышались над землёй примерно на метр. Мы вошли в широкий проход. Неразрушенная стена, видимо, отделяла переднюю часть дома от остальных помещений. Посередине – дверной проем. Дверей, конечно, не было.

- Интересно, почему эту стену не сломали?

- Крепкая очень. Не смогли. Видишь?- Пашка показал наверх, где видны были попытки отколоть камни.

- Зачем внутри такая крепкая стена? - я вошел в дверной проход, - толстая. Странно.

- Все. Давай, пробуй.

Я походил вдоль стены, выбирая место, и вдруг вспомнил свой сон про стену. Что это – совпадение? Или сон был пророческий? Ну, что ж, проверим! Я решился, и плечом нажал на стену. И ужас! Стена начала отодвигаться! На этот раз Пашка за моей спиной увидел, кажется, самого Фредди Крюгера! В стене открылась дверь! За ней пустота! Я отступил. Дверь начала закрываться. Пашка бросился к ней и придержал. « Тащи что-нибудь!» - закричал он. Я понял, посмотрел вокруг и увидел подходящий камень. Схватил его и положил между дверью и порогом. Все.

Мы заглянули за дверь. Направо шел узкий коридор. Невозможно было разглядеть, где он заканчивался – было темно. « Надо фонарик», сказали мы одновременно. Я вызвался съездить. Только как быть с дверью? Вдруг сюда кого-нибудь принесет? Надо выяснить, как дверь открывается.

- Вспомни, куда ты нажал.

Я встал на то же место боком и плотно прижался к стене. Плечо оказалось на небольшом округлом выступе, на который я и нажал. Дверь, искусно замаскированная под кирпичную стену, открылась шире. Ура! Теперь мы знаем секрет замка. Можно убрать камень, что мы и сделали. Дверь закрылась так плотно, что невозможно было разглядеть ее границы. Потом Пашка снова ее открыл. Теперь можно ехать.

10. За нами следят!

Кажется, я побил все рекорды по велосипедному спорту. Хорошо, что дома никого не было, я схватил фонарик и помчался обратно. Думаю, на меня стоило посмотреть: лицо красное, волосы торчком, глаза выпучены. Пашка засмеялся: « Гнались за тобой, что ли?» - и пошел к стене. Нет, надо успокоиться. Я задержал его:

- Стой! А вдруг за мной следили? Надо проверить. Пойдем, посмотрим.

Мы вышли из развалин и, прячась в траве, вылезли к тропинке. Нет, не зря я беспокоился. Вдали показался велосипедист. Мы вернулись в развалины. Подождали. - Может, это не сюда, - прошептал Пашка.

- Спорим, это почтальон!

Вскоре мы услышали треск кустарника шумное дыхание.

- Подожди. Ты тут на экскурсии, - прошептал Пашка и вдруг громко заговорил:

- Нина Федоровна рассказывала, что здесь был красивый, лепной потолок. Все разрушили. Вот от него кусок остался, видишь листик?

Мы с интересом рассматривали остаток орнамента, когда услышали знакомый скрипучий голос:

- А, это вы, ребята! Осматриваете?

Мы дружно обернулись. В проеме стоял запыхавшийся почтальон. Пашка спокойно объяснил:

- Да вот друга привел показать, он недавно приехал.

- Я тоже ведь недавно здесь. Мне сказали, что развалины интересные. – Он принялся ходить вдоль разрушенных стен, трогая рукой камни, перешел на другую половину. Потом вернулся к нам. - Вы не знаете, когда этот дом был построен?

- Нам учительница говорила в восемнадцатом веке. Дворянин какой-то жил. Не помню фамилии. А перед революцией продал имение.

- А кто купил?

- Вроде богач нерусский, немец, что ли. Потом сбежал за границу.

- И сокровища свои увез?

- Конечно! Иначе их давно нашли бы. Видите, как разрушили?

Почтальон покачал головой:

- Да… натворили мужички. Красивый, наверно, дом-то был. Можно было музей сделать. – Он обернулся к нам и вдруг спросил:

- А фонарик-то зачем? Подвал, что ли тут есть?

Пашка моментально сообразил.

- Нет, все засыпали. А фонарик нам в пещерах пригодится.

- Здесь есть пещеры? – оживился любитель развалин. – Далеко отсюда?

- Да нет, это где река изгибается. Там скалы.

- Ааа… - почтальон был явно разочарован Пашкиным ответом, - слишком далеко. Это не то.

- Что не то? – спросил я.

- Да я так… просто. А здесь действительно интересно. – Он поднял кусок орнамента и стал разглядывать его.

- А вы что - не работаете сегодня? – поинтересовался Пашка.

Вопрос явно не понравился почтальону.

- Работаю. Сейчас обеденный перерыв, вот решил посмотреть. – Он посмотрел на часы, - ого, мне уже пора. Ну, пока.

- До свидания, всего хорошего,- вежливо сказал я. Конечно, мы не сразу открыли потайную дверь. Дождались, когда этот любознательный дядя уедет подальше. И что-то нам обоим стало страшно. Притихли мы, но не надолго. Какой же мальчишка откажется посмотреть, что там за стеной?

11. Мы спускаемся в подземелье

Мы надежно положили у открытой двери кусок потолка. И шагнули внутрь. И сразу успокоились. Любопытство победило. Фонарик был сильный, и мы сразу увидели, что коридор упирается в стену, но, когда подошли поближе, выяснилось, что там ступени вниз. Четырнадцать штук. Я почему-то всегда и везде считаю ступени.

Перед нами оказалась массивная дверь. Ну вот, опять надо как-то открывать. Но она открылась легко, как только толкнули. За дверью комната, примерно как моя. Пустая. Никаких сундуков с сокровищами.

- Надо внимательно осмотреть стены, - почему-то шепотом сказал Пашка, - и пол тоже. Короче – все.

Мы осматривали, ощупывали, нажимали на кирпичи, пока не наткнулись на какие-то надписи в центре стены. Сделаны краской, едва заметные, но буквы разглядеть можно.

- Латиница, - определил я.

- Не английский, - сказал Пашка.

- И не немецкий, и не французский.

Пашка поднял брови.

- Бабушка моя переводчицей работала, - пояснил я. - со всех этих языков.

- Круто.

- По-моему, это латынь. Вот смотри - слово «impossibile». Не помнишь такого?

- Что-то припоминаю… кажется , по-английски…

- В английском окончание другое, а корни одинаковые.

- Ну и что это за слово?

- Переводится «невозможно»

- Точно! Как я забыл! – обрадовался Пашка. – А другие можешь перевести?

- А вот следующее слово «est» точно латынь, обозначает – глагол есть.

У друга округлились глаза:

- Чего есть? Зачем?

- Да не есть! Ничего не надо есть. Это в смысле «является», то есть, « является невозможным»

- Совсем ты меня запутал!

- Послушай! Эта фраза обозначает, что какое-то действие не является возможным.

- Так бы сразу и сказал! А то – есть, есть… кстати, не мешало бы перекусить.

Я еще раз внимательно пересмотрел всю надпись. Нет, остальные слова непонятны.

- Знаешь, что, Пашка? Надо надпись скопировать и попробовать перевести. Есть же словари. А здесь наверняка написано что-то важное.

- Где клад спрятан, например.

- Не исключено. Только писать нам не на чем. Надо за бумагой ехать. А пока выйдем отсюда.

- Пошли скорей, вдруг там опять этот шпик.

Никого наверху не оказалось. Нам пришло в голову проверить, не открывается ли дверь изнутри. Мало ли, возьмет она и захлопнется, или кто-нибудь ей поможет. Мы осмотрели стену изнутри и сразу же увидели, что напротив наружного выступа есть внутренний. Пашка потянулся к нему.

- Стой! Надо одному из нас выйти. Подстраховаться. Я с фонариком останусь и проверю.

Пашка вышел и отодвинул от двери камень. Дверь закрылась. Я, чтобы не дать времени страху, нажал на выступ. Дверь медленно открылась. Теперь можно не бояться.

- Поехали за бумагой.

- А сколько сейчас времени?

- Думаю, часа два.

- Ой, мне батя голову оторвет! Дома столько дел.

Я тоже встревожился. И меня дома, наверно, потеряли.

- Давай это на завтра отложим. Сегодня и так всего много было.

12. Таинственная надпись

На следующий день мы приехали к развалинам и первым делом проверили, нет ли поблизости посторонних. Все тихо. Спустившись в потайную комнату, тщательно перерисовали надписи. И обратили внимание, что в двух местах рядом с ними были еще какие-то надписи, тщательно стертые, видимо, наждаком. Получилось у нас две строки:

«Arca archa patefacio proprie meridie. Alias inpossibile est».

«Ramte den fjerde fra bunden mursten»

- Теперь надо узнать, какой это язык, и найти словарь. Твоя бабушка может определить?

- Надо попробовать. Хотя я почти уверен, что верхняя это латынь. А вот нижняя – не уверен. Но похожа на немецкий.

- Все равно, проверить надо.

Дома я выбрал два слова из верхней строки, переписал их на отдельный листок и показал бабуле.

Она уверенно сказала, что это латынь и спросила: « А что это?»

- Да в книге одной нашел. Научной.

Значит, с первой фразой ясно. Может, надо было и вторую показать? Нет, пока не стоит. Я знал, насколько проницательной бывает бабуля. Насквозь видит. Возможно, нижняя надпись дополняет верхнюю. Сейчас бы перевести, да, как назло, мой ноутбук забрал на работу папа. К ним на завод приехал его друг, который взялся установить у меня несколько новых программ. Это, конечно, здорово, а нам-то как быть? Обязательно нужен словарь. Словарь? Ага! А почему обязательно в интернете? Ведь есть книжные словари, а они где?

- В библиотеке! – обрадовался Пашка, когда мы встретились.

Мы отправились в городскую библиотеку и попросили словарь латинского языка. « Взяли уже, - ответили нам, - подождите, когда вернут». Мы вышли ни с чем. Мне вдруг стало тревожно. Я бросился назад:

- Вы не помните, кто взял словарь?

- Я не видела, Валя выдавала.

- А можно ее увидеть?

- Она в бибколлектор поехала. Сегодня не будет.

- Ну и что мы будем делать? – спросил я Пашку.

Пашка привычно поскреб лоб. Я тоже напрягся. Кто в этом маленьком городке может знать латынь? И тут мы увидели бабушку и Лизу. Они возвращались из поликлиники.

- Женя, Паша, вы зачем здесь?

Пашка замялся, а я сообразил:

- Хотели одну книгу взять по программе, а ее нет. Придется ждать, когда сдадут.

Сестренка бодро заявила:

- А я всех врачей прошла. Они сказали, что я здорова! Вот! Ээээ, - она показала язык, что возмутило бабушку, и та принялась воспитывать внучку, чем мы немедленно воспользовались.

- Нам надо в школьную библиотеку сбегать, - придумал Пашка, и мы, действительно побежали. И вдруг – ага! Я резко остановился, и Пашка налетел на меня, чуть с ног не сбил.

- Угадай, кто здесь может знать латынь? – спросил я. Пашка не угадал.

- Врачи! Они же рецепты по-латыни пишут. У тебя есть знакомый врач? - У зубного недавно был. Нет, к нему я не пойду. Да он, наверно, только лекарства на латыни знает. Зачем ему весь язык?

Опять задержка! Лицо моего друга внезапно просияло.

- Знаю, где мы возьмем! У нас сосед учится в мединституте. Они там латынь изучают. Он сам говорил. Должен же у него быть словарь?

Дверь открыл очень длинный парень. « Зачем ему медицина? – подумал я. - Какой баскетболист пропадает!»

Пашка сразу же приступил к делу.

- Леня, у тебя есть учебник по латыни?

- Не понял, - сказал долговязый Леня.

- Словарь латино-русский, - пояснил я.

- Есть. А вам зачем?

- Я же тебя не спрашиваю, зачем ты такой длинный! – ответил Пашка.

Парень раскатился смехом, открыв ряд великолепных зубов – смешливый такой студент.

- Ладно. Вам на какое время?

- Ненадолго. Послезавтра отдадим.

Леня пошел в другую комнату. Я с интересом наблюдал, как он впишется в дверь. Нет, не стукнулся, нагнулся. Вернулся он с потрепанной книгой.

- Не потеряйте. Библиотечная. Из института.

- Что ты! Мы ее только на растопку пустим.

Парень снова показал свои белые, ровные зубы. Я все-таки не удержался и спросил:

- Леня, а вы занимаетесь баскетболом?

И снова зубы.

- А как же! Капитан команды.

- Как ты с ним свободно обращаешься, - заметил я, когда мы вышли.

- Так он же мне родня! Его все оглоблей зовут. Не обижается.

Я где-то читал, что люди очень высокого роста добродушные, не агрессивные. Только немного замедленные.

Мы решили заняться переводом у Пашки. Дома меня обязательно бы заняли каким-нибудь делом. Или Лиза бы подглядывала.

Вот что у нас получилось: « Открыть строго в полдень. В другое время невозможно». Дальше у нас не пошло, потому что остальные слова были не на латыни. Да и написаны они были покрупнее. А, вообще, мы ничего не поняли. Зачем менять язык? Наверно, хозяин клада решил усложнить доступ к нему. Теперь уж мы не сомневались, что ищем клад. Надо переводить остальные слова.

- Интересно, что это нужно открыть?- задумался Пашка.

- Вот тут и написано – этими непонятными словами.

Я решил посмотреть бабушкины словари. А вдруг это французский язык?

В тот же вечер я незаметно взял словарь. Бесполезно. Таких слов во французском нет. А папин друг еще не поставил мне программы, сказал, что много дел на него навалило заводское начальство.

13. Приключения в областном городе

На следующий день вечером папа сказал, что завтра едет по работе в областной город на два дня. Что меня подтолкнуло попроситься с ним в эту поездку? Иногда я сначала делаю, а потом соображаю – зачем. Я понял, что это шанс. Ведь там библиотека гораздо богаче, чем в нашем городке. К моей радости мама меня поддержала: « Почему бы Жене не посмотреть большой город. Это полезно». А бабушка добавила: « Сходишь в музеи, там их несколько».

Я успел сбегать к Пашке и сказать, чтобы он присматривал за развалинами.

Вечером следующего дня мы с папой приехали в областной центр и остановились в гостинице. Утром папа, уходя по делу, сказал, что недалеко от гостиницы есть краеведческий музей. Открывается в десять часов. Это, чтобы я туда сходил. А в четыре мы встретимся внизу и сходим куда-нибудь еще.

Музей и, вправду, был рядом с гостиницей. Я удостоверился, что он открывается в десять и начал искать областную библиотеку. Пришлось ехать на автобусе. Я поднялся в читальный зал и попросил словарь «вот этого языка». Молодая библиотекарша взглянула, велела подождать и обратилась к кому-то за стеллажами. Пожилой голос сказал: « Не знаю этого языка. Но точно европейский». Девушка так и сообщила мне. - А какие у вас есть словари? Давайте я сам посмотрю.

- У нас так не положено.

- Как же быть? Мне обязательно надо перевести. – Я сделал очень грустное, даже обреченное лицо. Библиотекарше стало жаль меня.

- А зачем тебе?

- Клад ищу, - прошептал я. Девушка удивленно уставилась на меня и тоже шепотом сказала:

- Я попробую, - и ушла.

Я ждал довольно долго. За это время в зале появилось несколько читателей и среди них древний старик. Лицо его бабушка назвала бы породистым. А, по-моему, он выглядел как дон Кихот – такой же костлявый и длинный. Он опирался на толстую коричневую палку с красивой металлической ручкой. Кажется, ее тростью называют. Он заказал у второй библиотекарши книги и уселся неподалеку от стойки.

Наконец девушка вышла и с огорчением сказала, что ничего не нашла. Я забрал бумажку и повернулся к выходу, но она вдруг схватила меня за руку и показала на старика: - Попроси его. Он все знает.

Я подошёл к столу и вежливо кашлянул. Старец поднял голову:

- Вам что-нибудь нужно, юноша? Я объяснил и показал бумажку со словами. Он взглянул, поднял брови:

- Это датский язык. Переводится «ударить четвертый кирпич снизу», - ученый написал перевод на моем листке. Я уже хотел взять листок, но вдруг он вскинул на меня голову и прямо вонзился в меня взглядом: - Интересно, где вы нашли эти слова?

- Да, так. Попались в одной книжке. - А кто автор? - он продолжал сверлить меня глазами.

Я растерялся и ляпнул первое, что пришло в голову:

- Заславский.

Старик медленно стал вставать, опираясь на свою палку. Лицо его постепенно краснело. Я испугался и попятился.

- Где ты видел эту надпись? – закричал старик. Читатели удивленно уставились на нас. Что мне оставалось делать? Я схватил бумажку и кинулся к двери. По лестнице скатился и еще по улице пробежал два квартала. Погони за мной, конечно, не было. Чего этот старик так разгорячился? Кто он такой? Что такого особенного в этом четвертом кирпиче? Я посидел немного на скамейке и успокоился.

Потом я честно пошел в краеведческий музей, который оказался очень интересным. Там был зал о местных знаменитостях. В одной витрине я, к немалому удивлению, увидел старинную овальную фотографию старика из читального зала. Прочитал: «Заславский И.С. (1887-1952). Не может быть! Я что, с привидением разговаривал? Что-то тут не то. Внимательно рассмотрел всю витрину. Так. Ученый-географ, почетный член географического общества, путешественник, автор книг о путешествиях и т.п. Участвовал во многих экспедициях, в том числе в составе геологической группы Павлова А.Н. Так это, наверно, отец старика из библиотеки! Рядом еще фотография. «Павлов А. Н. (1881-?)». Вот он мой прапрадедушка-голубчик! Не ожидал! Да… на фото он молодой. Благородное такое лицо. Глаза серьезные, внимательные, небольшая бородка, усы. Над правой бровью две заметные родинки. Я вгляделся - похож ли на папу? Пожалуй, нос похож. И брови. У меня такие же, прямые и тонкие. Как-то мне приятно стало. Читаю дальше: в тридцатых годах подвергся резкой критике за свой труд о водных источниках Прибайкалья. Его исследования были признаны антинаучными, противоречащими общепринятым материалистическим взглядам. В 1936 году был арестован. Больше о нем ничего не известно. Предположительно, ученый был отправлен в один из сибирских лагерей, где и погиб. Из рассекреченных ныне документов по делу Павлова А.Н. стало известно, что арестован он был по доносу некоего Волкова. Вот это пироги, сказал бы мой папа. Обязательно надо привести его сюда.

Что еще было в витрине? Книги Заславского и Павлова, еще две фотографии: на одной - участники экспедиции в Иркутской губернии, на которой я узнал обоих друзей, а справа, наверно, проводник Степан и еще один мужчина, оба одеты по-крестьянски; на другой – заседание Академии наук в 1913 году. Другие витрины я не стал смотреть.

Я немного посидел на стуле, переваривая все эти потрясающие новости. Но, вернемся к библиотечному старику. Я уже понял, что это сын Заславского, это он выслал нам посылку. Теперь я пожалел, что убежал. Трус! Нет, надо вернуться и поговорить с ним. Возможно, он еще там, в библиотеке.

В зале старика не было. Девушка узнала меня, и спросила с укором:

- Что же ты убежал? Петр Иванович хотел поговорить с тобой.

- Это Заславский? – спросил я.

- А кто же? Его все знают! Он известный ученый.

- Географ? – уточнил я

- Историк. Где он только не был. А как лекции читает! Я слушала.

- Сколько же ему лет? Сто, наверно?

Девушка засмеялась:

- Восемьдесят два. Он еще бодрый.

- Видел. А где он живет? Здесь?

- Нет, у него недалеко дом в деревне Васильево. Петр Иванович любит тишину. Послушай, он после тебя сразу ушел, вернее, убежал. И все бормотал: « Надо немедленно ехать туда».

- Куда?

Девушка пожала плечами, а я что-то разволновался.

Конечно, надо к нему съездить, в эту деревню. Только с родителями.

Вечером я притащил папу в музей, в наш, можно сказать, фамильный зал.

- Вот это пироги! - сказал он, рассмотрев витрину. - Какие мы все-таки неблагодарные потомки. Ничего не знаем о предках. Стыдно. Надо этим заняться.

Он перешел к следующей витрине, до которой я не добрался.

- А вот еще один Заславский. Да это ведь он отправил нам посылку! Проживает в деревне Васильево. Все правильно. Его адрес. Это же недалеко! Жалко, сейчас времени нет. Надо обязательно съездить к нему. Ведь старый уже.

- Восемьдесят два, - сказал я, посмотрев на витрину.

- Быстро ты считаешь! – удивился папа.

Наверх...

ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/upload/image/Pl2Dm8fPyh2vs
Как пройти сквозь стену - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.
21.07.2013 16:07 sollnish
Начало увлекательное. Жаль, что наши подростки мало читают... Легкий язык, много диалогов, что придает тексту динамичности. Понравилось.
16.04.2013 18:04 kolpinskoe73-60
Написано весьма неплохо, в манере Носова. Думаю, подростковой аудитории будет интересно и занимательно. Как мне кажется, слегка затянуты некоторые эпизоды, но, в основном, понравилось.
Страницы:
1

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...