СЕЙЧАС обсуждают
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5208 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

Лунный лёд
Дата публикации: 26.04.2013
Купить и скачать за 50 руб.
ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): Фантастика, Конкурс
Аннотация:

Оформление: Отсутствует
Редактура: Отсутствует
Корректура: Отсутствует


%В размеренной жизни семьи начинают происходить странные вещи, связанные с обнаружением предмета внеземного происхождения - "лунного камня". Оказавшись среди людей, камень начинает жить своей жизнью, собирая генетическую информацию о живых существах, находящихся рядом. Приобретя способность видоизменяться, он вступает с людьми в открытый конфликт, в котором выжить и победить суждено будет не всем...

Отрывок:

Часть I. Пробуждение Зла

Глава 1. Появление

День первый, суббота.

Больше всего по утрам выходных дней Сандре нравилось какое-то время валяться и нежиться в постели. Недолго, не более получаса. Как, наверное, и многим другим школьникам старших классов, ей приятно было предвкушать выходные ещё с вечера пятницы. Когда-то давно она услышала выражение, что вечер пятницы это первый день субботы и эта фраза полностью отражала её настроение накануне выходных.

Перед сном, лёжа в постели и закрыв глаза, она тихо радовалась тому, что завтра не нужно идти в школу, не нужно никуда торопиться и можно весь день провести лёжа на своём любимом шезлонге, на заднем дворе дома, рядом с палисадником, наедине с интересной книгой, новым интересным журналом или просто со своими неугомонными мыслями. Нельзя сказать, что она не любила школу или учиться вообще. Отнюдь. Ей нравился сам процесс обучения, неважно по какому предмету. Процесс наполнения знаниями. Процесс открытия нового и чего-то важного, чего пока ещё не до конца осознаёшь, но что в дальнейшем будет тебе помогать и способствовать достижению успеха в жизни.

Но вместе с тем состояние отдыха, покоя и расслабления ей нравилось значительно больше, чем всё же некая монотонность школьных будней. Тем более, что она уже была старшеклассницей и всё чаще задумывалась над своим будущим, кем станет, как будет жить и двигаться по жизни дальше. Да и к тому же, буквально на днях занятия в школе подходили к концу и вот-вот должен был наступить тот день, когда она навсегда покинет её стены и уйдёт во взрослую жизнь.

Родители Сандры, Роберт и Маргарет Митчелл, считали её вполне самостоятельной личностью и прекрасно понимали, что их дочь сама должна определиться с выбором жизненного пути и не навязывали ей свои предложения, хотя и где-то исподволь стремились к этому. Можно даже сказать, что скорее им было важно не то, чтобы их дочь стала известным адвокатом или экономистом, а то, чтобы Сандра получала радость и удовлетворение от того, чем она будет заниматься во взрослой жизни, принося людям пользу и добиваясь этим их уважения.

Сандра хотела стать врачом, но она не говорила родителям каким именно. Она и сама поначалу боялась признаться в этом даже себе. Родители знали, что Сандра с детства неравнодушна к этой профессии «беленьких халатиков», как называл её папа, и Сандра готовилась к поступлению в медицинский колледж и для осуществления мечты предстояло всего лишь сдать экзамены.

Просыпаясь, Сандра почти каждое утро думала о том, что когда-нибудь вот так же по утрам она будет вставать, одеваться, завтракать и никуда не торопясь ехать на работу к своим пациентам, которые тоже уже никуда не торопятся. Никуда абсолютно. Да и назвать их пациентами можно лишь с большой долей преувеличения. Но они всё равно будут ждать её появления. И не только они. Их родители, дети, внуки и прочие родственники тоже будут ждать её появления на работе.


Дело в том, что Сандра мечтала стать патологоанатомом и никаким другим врачом, при всём многообразии выбора, быть ей не хотелось. Но об этом она не говорила никому, даже своей любимой подруге и однокласснице Мишель.

Она бодро откинула одеяло, потянулась, скорчив смешную рожицу (она хотела бы хоть раз увидеть себя в этот момент со стороны), поднялась с постели и в прекрасном расположении духа вышла в ванную комнату. Скинув с себя любимую пижаму с детским рисунком в виде маленьких утят, Сандра вошла в душевую кабинку и приняла освежающий прохладный душ.

Она любила этот процесс и всегда начинала утро с него. Вечером она, конечно же, тоже принимала душ перед сном, но утренний был почему-то более приятен. Возможно, потому что просто придавал бодрости и заряжал энергией, давая сигнал к неким свершениям в течении дня, будь то блистательный ответ на вопрос учителя биологии или точный бросок в баскетбольную корзину на уроке физкультуры.

Но сегодня была суббота и никаких «подвигов» Сандра не планировала совершать. Оно лишь хотела воспользоваться своим удобным шезлонгом и растянувшись на его поверхности, позагорать под лучами восходящего к зениту солнца.

Дома было тихо. Их семья проживала в двухэтажном красивом доме в зелёной окраине Блэкфута, штат Айдахо, который был куплен отцом Сандры незадолго до её рождения. В доме была две спальни (обе на втором этаже), две туалетной комнаты, большой просторный холл, огромная гостиная и примыкающая к ней столовая на первом этаже, а также несколько подсобных помещений. Особым предметом гордости отца была деревянная лестница, которая была полностью изготовлена по его эскизам, а элементы резных перил вдоль неё и на площадке второго этажа он сделал сам. Гости и знакомые попадая первый раз к ним в дом, почему-то восхищались именно этой частью интерьера, настолько тщательно и с любовью она была сделана.

Но главной частью дома, опять же по мнению отца Сандры, была, несомненно, его столярная мастерская, которая располагалась в подвале дома и занимала там всё свободное пространство. Она занимала не только всё свободное пространство в подвале дома, но и, по ироничному замечанию мамы Сандры, всё оставшееся пространство в сердце её мужа. И мама где-то в этом была права: отец был мастером своего дела и профессионалом с большой буквы.-Папа! – крикнула Сандра, спускаясь по лестнице в холл. – Ты дома?

«Наверное, мастерит что-то в подвале. Как всегда впрочем…» - подумала Сандра, не услышав ответа на вопрос. Осторожно, как бы боясь чего-то, Сандра подошла к двери мастерской, который был слева от лестницы. Вход в мастерскую был только отсюда: так решил отец, чтобы не дать «плохим парням» даже одного шанса проникнуть в его «сокровищницу», как он сам любовно называл мастерскую, снаружи, минуя основной вход.

За дверью мастерской Сандра ясно уловила звук работающего деревообрабатывающего станка. «Ну так и есть…» - подумала Сандра, с лёгкой улыбкой отходя от двери.

То, что мамы дома утром не будет, она знала заранее: мама была лейтенантом полиции и её дежурство заканчивалось только сегодняшним вечером. «Мамы не будет целый день! Опять!» - с некоторой грустью подумала Сандра и почувствовала, что проголодалась.

С мыслью о завтраке Сандра вошла с холла в столовую. Ручка холодильника привычно легко и плавно поддалась и вот уже в руке у Сандры наскоро сделанный сэндвич с сыром. «Пока заваривается кофе можно сделать ещё один», - мелькнула у Сандра мысль.

Сандра, пережёвывая под шум кофеварки сэндвич, подошла к окну столовой и, глядя в окно на мамин розовый куст, поймала себя на мысли о том, что сегодня, сейчас, она ощущает удивительную гармонию с собой и окружающим миром, что просто хотелось остановить это мгновение, настолько оно было поразительно прекрасным в эту минуту. Это ощущение просто возникло, но что именно способствовало его возникновению, Сандра не знала. Оно просто возникло. Внезапно. И так же внезапно испарилось в момент щелчка выключившейся кофеварки…

- Джекки! Ко мне!!!

После лёгкого завтрака Сандра, как и планировала, в открытом купальнике вышла на задний двор дома, неся в одной руке последний номер журнала «ЕLLE», а в другой часть недоеденного сэндвича, который был с нею не случайно.

Джек, красивый ухоженный пёс, овчарка восточноевропейской породы, гордость мамы, пулей вылетел из конуры, на фасадной части которой красовалась табличка «SHERIFF» и подбежал к Сандре, явно довольный её появлением. Если отец Сандры был хозяином дома, то Джек был полновластным хозяином всего двора и даже близлежащих окрестностей. Джека принесла домой со службы мама: Дарли, служебная овчарка полицейского участка и мама Джека, ощенилась в положенный природой срок после короткой, но продуктивной встречи с заезжим красавцем Максом, который для этого дела вынужден был оторваться от несения караульной службы одного из пенитенциарных заведений штата. В результате на свет появилось шесть красивых щенков, одним из которых и был Джек. Для того, чтобы Джек вырос правильным псом и грамотным защитником, его воспитывал дядя Майкл, профессиональный кинолог на службе полиции.

Сандра подбросила в верх остатки сэндвича, и Джек в прыжке, демонстрируя прекрасную физическую форму и ловкость, поймал его, мгновенно проглотив огромной пастью.

- Идём со мной на «пляж»? Уууу, какой же ты у меня красивый пёс! – Сандра наклонилась и любя потрепала пса за уши.

Джек, почувствовав её настроение, стал негромко взлаивать и наматывать круги вокруг Сандры, идущей в сторону стоящего вдали разложенного шезлонга, рядом с которым был большой, в форме сердца, бассейн. Это был даже не бассейн, а гигантского размера ванна типа «джакузи», врытая в землю, но Сандра он очень нравился. Родители называли его «любовной лужей».

Подойдя к краю бассейна, Сандра сбросила с правой ноги тапок и чуть присев, потрогала воду. Температура была нормальной, чтобы окунуться, но Сандра пока не стала этого делать. Она подошла к шезлонгу и легла на спину, раскинув руки, подставив тело восходящему солнцу.

Читать почему-то сразу расхотелось. Хотелось просто лежать с закрытыми глазами и ощущать тепло солнца, слушать шелест листвы под лёгким ветром, далёкий шум их небольшого городка и наслаждаться этим блаженным состоянием души.

Джек, как верный паж, прилёг рядом на траве у шезлонга и Сандра левой рукой теребила его за ухо, в тот момент когда внезапный посторонний шум в нескольких метрах от неё отвлёк её от разных приятных мыслей. Это был даже не шум. Скорее, шелест - звук, характерный для падающего сквозь листву дерева твёрдого предмета, и негромкие характерные удары по веткам и завершающий звук падения чего-то о землю в кустах рядом.

«Яйца дрозда выпали из гнезда», - это было первой мыслью Сандры. Совсем недавно в их палисаднике поселились дрозды и папа даже подумывал сделать для них домик на дереве, но всё как-то не получалось воплотить эту идею в реальность. А между тем дрозды свили гнездо и уже ждали потомство. Но… А теперь их яйца выпали из гнезда. Сандра была просто уверена, что случилась несчастье и эти звуки были большой беды. Если бы она знала, насколько она оказалась в этом права …


Опираясь на локти, Сандра приподнялась в шезлонге. Джек тоже не мог не слышать этого подозрительного шелеста и встал, настороженно, по-охотничьи, всматриваясь в сторону падения предмета. Не дожидаясь команды хозяйки, но на всякий случай выдержав паузу, он принял решение и с лаем бросился в кусты, к месту падения предмета.

-Джек, ко мне! – крикнула ему вслед Сандра, вставая с шезлонга, и Джек послушно, но с обиженным видом собаки, которой в последний момент не дали возможность выполнить свой священный долг защитника, понуро, косясь в сторону кустов, повернул назад.

Сандра вдруг почувствовала, как сильно забилось её сердце, хотя причины для этого вроде бы и не было. Поравнявшись с собакой на полпути до кустов, Сандра взяла его за плетёный кожаный ошейник и чуть пригнувшись, подошла к кустам. Они были достаточно густые, чтобы хоть что-то можно было разглядеть сквозь них, будучи на лужайке, но любопытство, подогреваемое участившимся сердцебиением, победило и Сандра, раздвинув ветки, углубилась в заросли. Сначала она ничего особенного и не увидела: пространство между кустами и деревьями поросло довольно высокой густой травой и поэтому определить точное место падения предмета было практически невозможно.

И тут Сандра поймала себя на мысли о том, что гнездо дроздов находится намного левее от того места, где она услышала шелест. Эта мысль как будто ударила её током. «Что же это тогда упало?», - подумала Сандра, по-прежнему сжимая в руке ошейник Джека, глядя в верх между веток деревьев. Ладонь под ошейником вспотела. Сандра явно нервничала, но не могла понять причину этого беспокойства, тем более, что в ней был верный друг. Не найдя произошедшему хоть какого-то логичного объяснения, Сандра дала Джеку команду «Ищи!».

Пёс тут же рванул вперёд и спустя несколько секунд лаем стал звать Сандру к себе. Подойдя к лающему Джеку, девочка увидела в траве то, что заставило вспомнить свою прабабушку Молли, которая когда-то, в далёком детстве, открыла перед ней свою шкатулку с бижутерией. Среди множества бус, браслетов и колец, была золотая цепочка с удивительным кулоном - «камнем» небесной красоты, который бабушка назвала «Лунным». К цепочке прилагались такие же красивые необычные серёжки. Сандра навсегда запомнила завораживающую непередаваемую красоту украшений и их перламутровое матовое свечение и лазурные переливы ещё долго не покидали сознание впечатлительной девочки.

И вот теперь тут, в кустах, перед ней, лежит точно такой же «лунный камень», правда размером и по форме напоминающий равномерно приплюснутое с боков куриное яйцо, но это не меняло дела: даже без цепочки «камень» не мог не произвести потрясающего впечатления. У Сандры перехватило дыхание и казалось, что сердце вот-вот выскочит из груди. Дрожащей рукой Сандра потянулась к нему, не обращая внимание на то, что Джек при этом не переставал лаять.

- Джек, прекрати! - Сандра пришлось прикрикнуть на него, чтобы он замолчал. Джек послушно замолк, поскуливая, и отводя глаза с видом незаслуженно обиженного пса.

- Ну, ладно, ладно. Хороший, хороший пёс. Молодец! Джек - умная собака, – Сандра присела перед собакой на корточки и обняла его.

Она всё никак не решалась поднять находку с земли, как будто бы боясь чего-то и при этом не сводила с «камня» глаз. «Камень» завораживал. У Сандры даже возникло ощущение, что он таит в себе одновременно какую-то опасность и тайну и именно этот сложный клубок переживаний заставлял пульсировать кровь в висках, не давая Сандре сосредоточиться.

Она всё же взяла себя в руки и подняла «камень». Холод, исходящий от него, буквально пронзил ладонь Сандры. Было такое ощущение, что это вовсе и не «камень», а красивый вырезанный изо льда кристалл из детской сказки про волшебников, королеву и гномов. Мысли путались в голове Сандры, словно коктейль из эмоций и переживаний от страха и обладания неким странным и несомненно загадочным предметом. Джек опять стал лаять, но Сандра уже не обращала на него никакого внимания. Она неотрывно смотрела на «камень», который покоился у неё на ладони и направилась из кустов к бассейну.

На солнце «камень» заиграл новыми, ещё более яркими, красками. Сандра не отводила глаз от него, казалось, забыла обо всём на свете: она была как будто околдована этим «камнем». Идеальная гладкая поверхность «камня» завораживала. Сандра провела пальцем по «камню» и почувствовала приятную негу внизу живота. Она знала, что это и не боялась признаться себе, что «камень» вызывает у неё лёгкое возбуждение. Но именно в этот момент Сандра взяла себя в руки и, качнув головой из стороны в сторону, как бы сбрасывая это наваждение, отогнала «посторонние» мысли.

«Это вовсе не яйцо дрозда. Это «камень» с неба», - подумала Сандра. Она подняла голову и стала для чего-то искать на небе хотя бы ориентировочное месторасположение Луны. Хотя, конечно же, с Луны он точно не мог упасть, но почему-то в тот момент у Сандры других вариантов у неё просто не было. Двор находился достаточно далеко от проезжей части и от соседей и поэтому было исключено, что кто-то мог кинуть «камень» к ним во двор просто так или из хулиганства. Да и кому в голову могло прийти выкинуть такую красоту!

«Исключено! Это наверняка часть метеорита с какой-то далёкой планеты. А может и правда с Луны?» - подумала Сандра.

Вместе с появлением «камня» у Сандры возникло непреодолимое желание поделиться впечатлениями о находке. Ещё бы! Не каждый день с неба падают во двор такие метеориты! Да ещё и такой необыкновенной красоты.

Оставив Джека на лужайке, Сандра забежала в дом, быстро переоделась в майку и шорты, мысленно готовясь к разговору с отцом. Она уже буквально представляла его восхищённый взгляд от впечатления от её рассказа об упавшем кусочке Луны и ей не терпелось его удивить.

Перепрыгивая со ступеньки на ступеньку, она быстро спустилась к двери в мастерскую и замерла, прислушиваясь к звукам изнутри. За дверью было тихо. Сандра помнила с детства слова матери о том, что когда у отца начинается «творить чудеса», то ему лучше не мешать, но тут совсем другой случай и Сандра была уверена, что её появление в его мастерской не вызовет у него недовольства. Тем более есть такой важный повод!

С этой мыслью Сандра уверенно открыла дверь в мастерскую и вошла внутрь. За дверью была небольшая площадка и деревянные ступени вниз. Естественно, деревянные. Практически все деревянные детали интерьера их дома были выточены её отцом в этой самой мастерской, которая, по словам Роберта, была его второй женой. Мама на эти слова не обижалась, прекрасно понимая, что отец имеет в виду.

Сандра спустилась по ступеням вниз. Помещение мастерской и то, что она в себе содержала, было достойно любого профессионального столяра, каким бы высоким уровнем квалификации он не обладал. Часть помещения занимал сушильный зал. Рядом находились деревянные брёвна и заготовки разной длины и диаметра. Несколько станков непонятного предназначения. Вдоль стен размещались полки с инструментами, бочки с лаком, чертежи, схемы, разного рода приспособления и ещё куча всего разного, чего Сандра и представить себе не могла. Картину дополняли средних размеров горы стружки на полу, обрезки досок, свёртки наждачной бумаги, и несомненно, густой и пьянящий запах столярного клея. Именно им мама чаще всего в детстве пугала Сандру, мол, надышишься и потеряешь сознание. Конечно же, потом Сандра с улыбкой вспоминала мамины наставления, прекрасно понимая, что мама прежде всего беспокоилась о том, чтобы дочь не зашла в отсутствие родителей в мастерскую и не причинила себе вреда.

Хозяин этого столярного «королевства» стоял спиной к вошедшей Сандре и, склонившись над верстаком и напевая мотив известной только ему песни, творил очередной шедевр.

Роберт был несомненным мастером своего дела. Талант резчика по дереву и столяра передался ему по наследству от его деда по отцовской линии, на стульях и креслах которого восседали не только судьи и шерифы штата Айдахо, но даже, как поговаривали у них в городе, некий конгрессмен в Вашингтоне. И это не было лишено правды. В то время как конкуренты Томаса Митчелла достигали совершенства в изготовлении гробов и скамеек для церквей, он изумлял покупателей тонкостью линий нанесенных им узоров на обитых дорогой кожей креслах и диванах для гостиных и офисов солидных фирм. Иногда Томас принимал заказы на изготовление курительных трубок, тростей и канцелярских принадлежностей из красного дерева и в этом деле ему не было равных. Это была искусная работа большого мастера, по праву считавшегося одним из лучших в штате.

Одно только расстраивало старика Томаса: его сын Джон не пошёл по стопам отца, считая что это не самая мужская из существующих профессий. Поэтому он, вопреки надеждам и пожеланиям отца, решил стать военным и с этой целью поступил и закончил Вест-Поинт. Спустя некоторое время, его, по его же собственному желанию, во главе отряда специально подготовленных бойцов, направили в одну из горячих точек Южной Америки для выполнения ответственного и, как оказалось, особо секретного, задания, о котором, естественно, не было известно широкой общественности. Спустя некоторое время, тёплым июльским днём, в дом к Томасу вошли три человека в штатском, и почти с театральной печалью на лицах сообщили о том, что лейтенанта американской армии Джона Митчелла в живых больше нет. В память о пропавшем навсегда сыне остались только медаль «Пурпурное Сердце», похвальная грамота, пожизненная пенсия и правительственные соболезнования.

Старик Томас мужественно перенёс утрату единственного сына и только бабушка Тереза знала о том, чего это ему стоило. В то время Роберту уже было 8 лет и он жил с мамой на военной базе в Алабаме, штат Техас. После короткого семейного совета было принято решение о переезде Джилл, мамы Роберта, с сыном к ним в Блэкфут. Расходы старик Томас брал на себя.

Мама Роберта не была в восторге от этой идеи, но подчинилась требованиям родителей Джона. Однако спустя полтора года она тайно собрала вещи и уехала в неизвестном направлении и больше о ней никто никогда не вспоминал. Роберт остался фактически сиротой на воспитании своего деда и бабушки.

Именно тогда он и познакомился с работой столяра-краснодеревщика. Старик Томас работал в своей мастерской, в пристройке к дому. Он сразу почувствовал, что из Бобби будет его достойный продолжатель и ненавязчиво давал ему первые уроки столярного дела, а в последствии раскрыл все секреты и тонкости этой профессии.

Всё началось с того, как Томас увидел какими глазами смотрит внук на его работу, и в награду на помощь по цеху выточил из дуба к его дню рождения набор деревянных солдат американской армии в полном снаряжении. Солдаты были высотой около тридцати сантиметров, с детально вырезанным обмундированием и амуницией, с точными копиями оружия. Во главе отряда был офицер с пистолетом «Colt» в руке, на груди у которого была нашивка с буквами «J.M.»

О судьбе отца Роберт спустя некоторое время у знал от деда. Он достоверно знал, что джунгли далёкой южной страны навсегда поглотили его отца вместе с руководимым им боевым отрядом. В память о его подвиге он собственноручно выточил из орехового дерева и покрыл разноцветным лаком копию отцовской медали в масштабе 1:25, которая заняла не только первое место на школьном конкурсе, но и оказалась в музее штата. Это была первая и самая главная работа юного Бобби. Судьба сама определила ему место в жизни.

Старик Томас гордился внуком до последних дней и погиб на рабочем месте: огонь пожара от короткого замыкания в мастерской почти не только полностью уничтожил всё то, чем жил старик, но забрал с собой и его самого. По счастливой случайности, благодаря направлению ветра, огонь не перекинулся на жилые постройки и тем самым сохранил жизнь и имущество соседям и бабушке Терезе.

Смерть старика не сломила Роберта. К тому времени, он получил высшее техническое образование и благодаря таланту, навыкам и усердию, открыл собственный бизнес по изготовлению мебели из сортов редких деревьев на заказ. Как ни больно ему было, но Роберт нашёл в себе силы, восстановил мастерскую деда на том самом месте и увековечил его имя в названии своей компании «Томас Митчелл и внук».

Первый крупный заказ - набор мебели из тяжёлого в обработке морёного дуба для одной важной нью-йоркской юридической фирмы - принёс ему первые серьёзные деньги. В день окончательного расчёта он с друзьями так хорошо отметил удачное завершение сделки в местном баре «У хромого бобра», что попал в полицию за нарушение общественного порядка. Ещё не до конца понимая, чем это может ему грозить, он, поражённый красотой сотрудницы полиции в лице Маргарет Бойл, стоя на коленях, признался ей в любви, хотя до этого не был знаком с нею и даже не подозревал о её существовании. На утро, его вместе с другими проспавшими нарушителями спокойствия, отпустили по домам и об этом инциденте можно было бы забыть навсегда, если бы не одно «но».

Бабушка Маргарет Молли и бабушка Роберта Тереза оказались давними подругами. Дело в том, что как раз в это время Маргарет, учась в полицейской академии в Буффало, проходила стажировку в полицейском участке города Блэкфута. В один из вечеров, бабушки, проводя время за игрой в баккара в клубе «33», разговорившись о судьбах внуков, решили их познакомить. А почему бы и нет? Но бабушкам не было известно про недавние пьяные признания Роберта. Тем не менее, в один из воскресных дней и та и другая попросили соответственно Маргарет и Роберта помочь им с покупками в одном и том же супермаркете города и те не смогли им отказать в этом. Вот тут-то, на парковке перед супермаркетом и произошла их «первая» встреча.

Роберт, как ни странно, сразу узнал в Маргарет ту самую «единственную, с которой до конца жизни и только смерть разлучит нас!», равно как и Марго, хотя она усиленно делала вид, что видит Роберта впервые. Разыграв перед бабушками сцену первого знакомства, Роберт и Маргарет, с позволения вполне довольных своей выходкой бабушек, покинули их для закрепления знакомства, на что бабушки снисходительно улыбаясь сказали, что с покупками они ещё пока вполне способны справиться сами и ни в чьей помощи не нуждаются.

Надо сказать, что Маргарет была серьёзно настроена на карьеру полицейского (тут постарался её отец, тоже в прошлом полицейский), но вся серьёзность распространялась только на карьеру. На деле под строгой формой курсанта полицейской академии оказалась общительная, весёлая девушка, склонная к разного рода авантюрам. Роберт понравился ей с первого взгляда, несмотря на ту неприязнь, которую обычно вызывает у женщин вид выпивших мужчин. Но его она разглядела и раскусила сразу. Правы были те, кто говорил, что мужчина выбирает ту женщину, которая его уже выбрала, но только он об этом ещё пока не знает. Это был случай Роберта и это была любовь с первого взгляда. Они с Марго буквально потеряли голову от любви. Доходило до того, что Маргарет вывозила Роберта на полицейской машине с включенными мигалками за территорию города, останавливала её на обочине и они предавались любви на фоне проносившихся мимо машин, под аккомпанемент сирены. После окончания стажировки Маргарет вернулась в академию, а Роберт, страдая от одиночества, бросал всё и приезжал к ней в Буффало, где не без её помощи пробирался на территорию кампуса для встречи с ней.

Эти выходки молодых влюблённых так и остались нераскрытыми руководством академии, и в итоге, вместе с дипломом об окончании обучения, Маргарет получила назначение на службу в родной город на должность офицера полиции и стала успешно двигаться по служебной лестнице вверх. Спустя год Роберт и Марго, на радость бабушкам и родителям невесты, сыграли свадьбу и переехали в свой дом, к тому времени уже любовно обустроенный Робертом. Спустя ещё какое-то время родилась Сандра, которая уже как видно выросла и теперь может без разрешения, когда ей заблагорассудиться, сама заходить в мастерскую отца и отвлекать его от работы. Что за молодёжь пошла?

Именно так подумал Роберт, стоя спиной к вошедшей дочери. Он как раз заканчивал работу над резной ножкой для шикарного дивана заказчика - банкира из Лос-Анджелеса. Сняв защитные очки, Роберт повернулся лицом к дочери.

- Что случилось, Сандра? Ты же знаешь правило: не входить, когда я работаю, - устало, с трудом скрывая своё недовольство, и как бы нехотя произнёс Роберт, смахивая с ладоней мелкую стружку.

- Папа, я помню все твои правила. Но это исключительный случай! Ты только посмотри, что я нашла! – восторженно, с огнём в глаза, на одном дыхании выпалила Сандра.

С этими словами она протянула отцу на ладони «лунный камень». Надо сказать, что Роберт слабо разбирался в подобных вещах. Вот если бы она принесла ему бревно чёрного африканского дерева, тогда бы его реакция была совершенно иной, чем та, которую вызвал этот бледный булыжник.

- Нашла, говоришь? – абсолютно спокойно отреагировал Роберт.

- Да. В палисаднике. Мы с Джеком нашли. Я лежала у бассейна и тут слышу «шууррррр…», что-то падает сквозь листву. Джек встрепенулся и в кусты. Я ему кричу «Назад!», а он…

- Так. Стоп. Какой Джек? Наш Джек что ли? – Роберт насторожился.

-Ну да! Я же говорю, - продолжала восторженно Сандра. – Мы пошли искать то, что упало. Я сначала подумала, что это упало яйцо дрозда из гнезда, но потом сообразила, что это врядли, потому что гнездо находится в другой стороне. И потом Джек нашёл вот это. Этот «камень» упал с неба! Я сама слышала!

- С неба? Этот «камень» упал с неба?!? – почти по слогам произнёс Роберт и искренне засмеялся, откинув голову назад. – Сандра, не смеши меня. Этот «камень» сделан в Китае и точно такие продаёт старый Чен в своей каморке возле заправки на выезде из города.

Сандра была ошеломлена реакцией отца. Она не могла даже предположить, что отец не поверит ей. Она же сама всё слышала. Она явственно слышала, как он пролетел сквозь листву и как ударился о землю. Она не могла ошибиться. Это ей не приснилось и Джек тому свидетель. Он, конечно, собака, и подтвердить её слова не сможет, но он ведь среагировал. Она стояла перед отцом не зная, что ему ответить и как доказать свою правоту, а он смеялся и не верил. Не верил ЕЙ, своей дочери! А ведь она говорила правду!!!!

- Да, он упал с неба. Возможно, это метеорит. Даже не возможно, а скорее всего именно метеорит! Возьми в руки, посмотри, - Сандра удалось убедить отца рассмотреть «камень» поближе.

Роберт взял «камень» правой рукой, повертел, приблизил к свету и протянул обратно его дочери.

- Это не метеорит: нет следов падения и обгорания. Когда метеорит проходит сквозь плотные слои атмосферы от высокого трения о воздух он обгорает. Именно поэтому мы видим так называемые «падающие звёзды» с огненными «хвостами». А тут, сама видишь, на нём нет таких следов. Ты должна была это проходить в школе, – произнёс Роберт с видом учителя, читающего лекцию на уроке астрономии. – К тому же он, абсолютно гладкий и … какой-то холодный. Не похоже, что он упал с неба.

Сандра была буквально раздавлена аргументами отца. От прекрасного настроения не осталось и следа.

- Я вижу, что ты расстроена, но факты вещь упрямая, - успокоительным тоном продолжил Роберт. – Возможно, тебе просто почудилось. Может, это ветер шелестел в листве. Может, птица вспорхнула. Вон их сколько там.

Роберт протянул руки и привлёк к себе дочь. Она готова была разреветься от обиды. Неужели она такая дура, чтобы не различить звук падения «камня» от взлёта птицы?

- Ну, ладно, всё. Мне пора доделывать начатое, - Роберт разжал объятия и повернулся от дочери обратно к верстаку.

Сандра ничего другого не оставалось, как развернуться и пойти к выходу.

В комнате было прохладно. Сандра плотно закрыла дверь и подошла к письменному столу. Привычным движением она нажала на кнопку ноутбука и после загрузки «скайпа» вызвала на общение подругу Мишель.

- Привет. Как дела, милая? – голос Мишель был как всегда бодр. Сандра знала Мишель уже больше пяти лет и ещё ни разу не видела её слёз. Не то что слёз, даже грусти на лице никогда не было у Мишель. Она в любой ситуации не теряла оптимизм и была тем энергетиком, которым так бывает необходим в трудную минуту отчаяния или грусти.

- Паршиво, - коротко ответила Сандра, едва сдерживая слёзы.

- А кто-то сейчас заплачет! А кто-то сейчас будет мокрой курицей! Ха-ха-ха! И все узнают, что это Саа-ндрааа! – подначивая, нараспев произнесла Мишель с экрана. Во рту у неё был «чупа-чупс».

Как ни странно, поведение Мишель развеселило Сандру. Как ей это удалось, Сандра не знала и всегда пыталась поймать этот момент перехода настроения, но это было на уровне химической реакции и уловить его было практически невозможно. Факт остаётся фактом: плохое настроение Сандры растворилось благодаря Мишель.

- А вот и нет! А вот и нет! Сама ты курица! - парировала Сандра, втягивая подругу в игру слов.

- Ах это я-то курица??!?! - Мишель с деланной угрозой приблизила лицо к монитору. – Сейчас ты у меня договоришься! А ну выходи на улицу и будем драться! До крови!

-Ага! Сейчас! Только найду папину бейсбольную биту! – в тон Мишель прокричала Сандра.

Настроение уже было совсем иным.

- Ой-ой-ой! Как страшно! Ты наверное забыла, что мой папа работает на лесопилке Эрвардса и у него есть огромная бензопила фирмы «Хитачи»! – не отступала Мишель. – Так что готовься, детка! Сегодня у кого-то будут свежие котлеты на ужин!

Сандра захохотала. Казалось бы, пустой, дурацкий разговор, всего несколько фраз, а плохого настроения как не бывало.

-Ладно, ты победила, - сдалась Сандра. – Через полчаса я у тебя. Жди! Чмок!

Сандра отключила ноутбук, встала из за стола и подошла к платяному шкафу. Ей необходимо было быстро переодеться и пройти буквально квартал к дому Мишель. Закончив с переодеванием, Сандра вышла из комнаты, оставив «лунный камень» одиноко лежать на столе…

Маргарет вернулась домой как обычно, около 8 часов вечера. Припарковав служебный автомобиль у живой изгороди дома, она немного усталым размеренным шагом прошла по вымощенной фигурным камнем дорожке, мимо своих любимых розовых кустов к дверям дома и вошла внутрь.

-Сандрааа! Ты дома? Мама пришла! – прокричала с порога Маргарет, снимая с себя форменную куртку в холле у дверей.

«Наверняка опять к этой Мишель Портер пошла. Я больше чем уверена в этом». Интуиция редко подводила Маргарет – профессия обязывала. Надо сказать, что Маргарет не поощряла общение с Мишель. Дело в том, что она в своё время принимала участи в аресте её старшего брата Джима, который был в составе преступной группировки, занимавшейся автомобильными кражами на территории штата. При задержании он лично угрожал расправой Маргарет, за что и получил дополнительно два года колонии строго режима.


Маргарет Митчелл занимала должность заместителя шефа полиции города Блэкфут, штат Айдахо, и была более чем на хорошем счету у шефа - капитана полиции Роджера Джонстоуна, который носил неформальные прозвища «Чарли» и «Медвежья пасть». Это был мужчина крепкого, но пока ещё не грузного телосложения, с пышными ухоженными усами, внешне действительно похожего на медведя, но второе прозвище ему дали не за внешность. Что касается первого прозвища, то он получил его на заре своей службы, когда проиграл в споре с другим полицейским-усачём. Суть спора никто уже не помнил, но история проигрыша офицером Джонстоуном того пари переходила из уст в уста подобно легенде. Ставкой с обоих сторон были усы. Проигравший должен был их сбрить, но не полностью, а оставить лишь клочок волос как раз под носом, как у известного комика Чарли Чаплина. В таком виде проигравший должен был проходить неделю. Роджер с мужеством, под смешки сослуживцев, отбыл штрафное время и сбрил усы полностью, чтобы потом отрастить их заново. Но прозвище приклеилось навсегда. Правда, мало кто решался произнести его при молодом, бравом и заносчивом полицейском. Поговаривают, что значительно позже, когда тот уже стал шефом полиции, кто-то из подчинённых за глаза назвал его «Чарли» и жестоко поплатился неудобным графиком дежурств, частыми сложными заданиями, возросшей нагрузкой и прочими служебными «удобствами».

Маргарет прослужила в полиции города 17 лет и прошла путь от офицера до лейтенанта полиции. Все, кто с ней сталкивался по службе, практически сразу отмечали в ней довольно чётко выраженное карьерное устремление. Хотя, возможно, просто завидовали упорству, целеустремлённости, работоспособности, сообразительности и уму Маргарет. Причём, она никого не подсиживала и никогда не интриговала и у неё не было своих людей в Управлении. Всего она добилась исключительно сама, но не без счастливого случая.

Первый такой случай произошёл благодаря удачному месторасположению засады во время задержания трёх уголовников, бежавших из мест заключения. Её и ещё двоих полицейских поставили на всякий случай в месте, откуда меньше всего ждали беглецов. Но так как среди бежавших был местный житель, который хорошо знал территорию, он повёл соучастников через труднопроходимый участок, где их вовсе не должны были ждать, но оказалось, что вывел прямо на засаду. Беглецы были вооружены и открыли огонь первыми: сразу был легко ранен один из полицейских. Из патруля первой среагировала Маргарет: она выстрелила в стрелявшего и попала ему в горло. Второй кинулся на неё с ножом, но она уверенно произвела выстрелы по ногам и тем самым обездвижила его. Третий сдался сам. Наградой был орден «За мужество». Это послужило началом взлёта Маргарет. Спустя некоторое время у неё в подчинении было несколько оперативных сотрудников. В работе она не щадила ни себя, ни подчинённых. Чарли сказал как-то о ней, что если ей подставить плечо помощи, то она прежде всего использует его в качестве очередной ступеньки по карьерной лестнице. Точнее не скажешь.

Вторым был случай неудачного возвращения с охоты самого Чарли: его спасло только то, что он был пристёгнут. На время его лечения исполняющей обязанности шефа полиции была назначена лейтенант полиции Маргарет Митчелл. Именно Чарли настоял на её назначении, но спустя некоторое время завистники Маргарет нашептали ему, что если он не хочет, чтобы она окончательно «вросла» в его любимое обитое зелёной кожей кресло, то он должен возвращаться на службу и как можно скорее. Маргарет успела за три месяца не только не ухудшить показатели раскрытия преступлений, но и улучшить их. Она дважды удостоилась вызова на доклад в Управление и блестяще с этим справилась. Чтобы не потерять кресло в прямом и переносном смысле этого слова, Чарли вынужден был прервать курс лечения. Это ему стоило начала развития сахарного диабета: видимо, в процессе медикаментозного лечения был нарушен обмен веществ. До инсулиновой зависимости было ещё далеко и Чарли вышел на службу.

Кстати, о кресле. Это было одно тех самых знаменитых кресел, автором которых был Томас Митчелл. Подлокотники кресла венчали искусно и точно вырезанные головы волков, а в верхней части спинки кресла - голова разъярённого гризли. Именно это кресло и дало второе прозвище Роджеру Джонстоуну – «Медвежья пасть». Кресло было неотъемлемым атрибутом кабинета всех шефов полиции города: они менялись, а кресло оставалось. Оно было вечным талисманом удачи. О том, что автор кресла его дед, Роберт узнал случайно, когда в период руководства супругой полицией города он зашёл к ней в офис: перевернув кресло, он к своему и Маргарет удивлению увидел выжженный автограф своего деда.

Чарли даром опасался, что Маргарет вынудит его своими успехами по службе уйти на покой раньше времени. Она никуда уже не торопилась, так как время работало на её. У Чарли было лишь два варианта: или он уйдёт после планового медицинского освидетельствования или его навсегда вынесут из кабинета в реанимацию после обострения болезни. Третьего не дано, справедливо полагала Маргарет: соперников и конкурентов на должность шефа полиции Блэкфута у неё просто не было.

- А кто это у нас прячется в подвале? А? Предлагаю без сопротивления сдаться в руки правопорядка! – несмотря на усталость после работы, Маргарет всегда находила нужные слова для мужа.

Дверь в мастерскую открылась и на пороге появился Роберт. Он театрально поклонился жене, скрестил руки на груди и облокотившись плечом, стал в дверном проёме, наблюдая за супругой.

-Ах, Вы молчите, мистер Матчелл? И правильно делаете, потому что всё Вами сказанное может быть использовано против Вас на суде, - произнесла Маргарет томным голосом. Со стороны могло показаться, что она никак не может выйти из роли полицейского даже дома, но на самом деле это был только спектакль для двоих понимающих друг друга с полувзгляда любящих людей и эти «постановки» нравились им обоим.

- Между прочим, я всегда готов отдаться в руки правопорядка, лейтенант! – как бы оправдываясь произнёс Роберт. Он уже понял, что жена в прекрасном расположении духа и это главное.

-Ну это мы ещё посмотрим, мистер, - Маргарет приблизилась к Роберту, обняла его за шею и поцеловала в губы. Роберт не остался равнодушным и ответил взаимностью…

Сандра вернулась как раз к ужину. Это был своего рода ежедневный, никого не напрягающий ритуал: мама и папа всегда вместе готовили ужин, но за стол садились только всей семьёй. Это очень нравилось Сандре и она твёрдо знала, что когда у неё будет своя семья, этот порядок вещей будет и у них.

- Всем привет. Мама, ты не поверишь: я сегодня нашла метеорит в виде «лунного камня». Ну, помнишь у бабушки Молли были такие серёжки и цепочка с кулоном? Помнишь? – Сандра с ходу решила рассказать о находке матери на обратном пути от Мишель, которой она решила пока не рассказывать. Втайне она надеялась, что мама поверит ей хотя бы из женской солидарности. – Я сейчас принесу!

-Сандра! Всё стынет! – выкрикнул ей вслед Роберт, который был слегка недоволен тем, что дочь снова подняла тему «камня».

-Я быстро! – крикнула в ответ Сандра уже из своей комнаты.

- Вот, смотри! – Сандра вернулась и протянула на ладони в сторону сидящей за столом матери «лунный камень».

-Ух ты! Какая красивая и тонкая вещь! – реакция Маргарет была действительно искренней, так как «камень» и вправду производил неизгладимое впечатление на женщин. Это, кстати, было одной из причин, почему Сандра не рассказала Мишель о камне: та бы точно уговорила ей отдать его ей, а Сандре этого делать почему-то не хотелось.

- Ты представляешь, я лежу у бассейна и тут он падает с неба прямо рядом в кусты, – бодро начала рассказ Сандра. - Я с Джеком туда. Сначала подумала, что это что-то другое, а когда нашла, то сразу подумала о бабушке Молли и ….


- Нет, у твоей бабушки Молли кулон был другого цвета, - перебивая дочь, возразила Маргарет. – И вообще, как это он вдруг упал с неба? Он же холодный, как лёд! А?

- Так и я об этом ей говорил! – решил вступить в разговор Роберт. – Метеориты совсем не такие! Обрати внимание на поверхность «камня» - на ней даже близко нет следов обгорания.

- Доченька, ты перегрелась на солнце видимо, – внимательно глядя в глаза дочери, произнесла Маргарет, спокойно возвращая ей «камень» – Как ты себя чувствуешь? Температура есть? Может быть, пора сократить время пребывания на солнцепёке? Мне бы не хотелось чтобы ты оказалась в больнице с солнечным ударом.

- Да, нет же! Почему вы мне не верите?!?!? Я сама своими собственными ушами слышала, как он падал сквозь листву по веткам и ударился о землю! Как бы я его тогда нашла в траве среди кустов? Ответьте, как? - почти выкрикнула Сандра. Она снова увидела, что родители не могут поверить, что «лунный камень» действительно упал с неба, а у неё не было доказательств этого факта и это расстраивало Сандра больше всего.

- Так, всё! Хватит разговоров о «камне». Сандра, я весь день только о нём и слышу! Других тем что ли нет? – не терпящим возражений тоном произнёс Роберт, которому уже надоело спорить с дочерью. Лично он был уверен, что девочке просто скучно и она пытается найти себе хоть какое-то занятие, вот и выдумала историю про «камень» с неба. – Лучше бы к экзаменам готовилась!

- И то правда. Пора думать о будущем, дочь, - поддержала мужа Маргарет.

Окончание ужина прошло почти в полном молчании, которое изредка прерывалось какими-то общими ничего не значащими фразами между родителями. Сандра доела и, сухо поблагодарив родителей за ужин, положила тарелку в мойку. К себе в комнату она поднималась сильно сжав в кулаке «камень».


Всё же расстроенная событиями дня, Сандра решала пораньше лечь спать. Она долго ворочалась и ей никак не удавалось найти удобное положение на собственной кровати: такое впечатление, что кровать или матрац подменили. Кое-как успокоившись, Сандра наконец заснула.

Постепенно и звуки голосов родителей с первого этажа умолкли и полностью погас свет. Дом погрузился в сон.

«Лунный камень», оставленный Сандрой на столе, лежит перед открытым окном. Однако, спустя некоторое время он наполняется внутренним светом. Сначала свечение его практически незаметно, но оно постепенно усиливается, всё больше и больше привлекая ночных насекомых, которые летят на этот новый для них, неведомый свет, как зачарованные, себе на погибель. По мере увеличения свечения количество насекомых значительно увеличивается, и они начинают виться вокруг «камня», как вокруг лампы. «Камень», как огонь свечи, с лёгким, едва уловимым, почти невидимым потрескиванием, жалит их короткими искрами-«молниями», и насекомые, одно за другим, падают на стол, устилая пространство вокруг него бездыханными скорченными телами…

Глава 2. Изменение

День второй, воскресенье.

У Роберта, как и любого другого творца, были свои правила и приметы. В частности, что касается правил, то он периодически их озвучивал, а если надо и корректировал. Эти правила касались исключительно посещения цеха кем-либо в процессе его работы в мастерской. Кроме того, он строго настрого запрещал кому бы то ни было прикасаться к ещё не готовым изделиям, будь то ножка от кресла или заготовка для вешалки в прихожей. Это было одновременно и правилом и приметой. Другой такой важной приметой было то, что он никогда не убирал стружку, ненужные бруски и обрезки вечером, а делал всегда это исключительно утром. Он оставлял мастерскую в конце дня не оглядываясь. Поднимался по ступенькам к выходу, а на площадке перед дверью он стряхивал с одежды кое-где зацепившуюся щепку, вытирал руки об висящее справа от двери полотенце и открывал дверь. Даже если он что-то забывал взять перед уходом из мастерской, то вечером он никогда не заходил внутрь, оставляя всё до утра как есть. А утреннюю уборку он называл «Подготовка к творению». При этом он молча и сосредоточенно убирал с помощью совка и веника стружку в плотный полиэтиленовый пакет, размышляя о том, с чего начнёт работу, что и как будет делать и в какой последовательности. Никто никогда не спрашивал почему он делал уборку именно утром, а если бы и спросил, то Роберт не ответил бы, так как считал разговоры о предстоящих делах очень плохой приметой.

Так было и этим утром. Бодро спустившись по лестнице вниз после нехитрых водных утренних процедур и оставляя жену досматривать сны, Роберт для начала заварил крепкий кофе, достал и разогрел в микроволновой печи подготовленный с вечера бутерброд с ветчиной и сыром. После того как с едой было покончено, он направился в сторону мастерской для работы: предстояло завершить вытачивание последней диванной ножки для лос-анджелевского банкира. И этот заказчик долго ждать не хотел.

Внутри Роберта ждала не только уборка, которая вообще-то никогда не была ему в тягость, но и неприятный сюрприз: не успел он спустить по ступеням, как заметил, что слева, у сложенных вдоль стены досок, мелькнуло тело серой крысы довольно крупного размера. Роберт замер на полу-вздохе и полушаге.

«Чтоо? Вот же тварь какая! - выругался про себя Роберт. - Этого мне только не хватало!»

Естественно, крыс Роберт считал плохой приметой. И покойный старый Томас был такого же мнения. Он считал, что с крысами нужно ладить, даже где-то задабривать и иногда в особых случаях подкармливать. Как говорится, лучше держать этих врагов поближе, чтобы в удобный момент убить всех и сразу одним ударом. А этот враг был особым и самым опасным. Поэтому, одним из главных правил Роберта, унаследованным от деда, было правило никогда не есть, не заносить и не оставлять какую-либо еду в мастерской. Даже хлебную корку. И этого правила Роберт всегда придерживался неукоснительно. «Крыса, конечно, не бобёр, и дерево без разбору грызть не станет, но попортить может, - поучал юного Бобби старик Томас. – А в нашем тонком деле порченное крысой дерево это недели или даже месяцы потерянного времени. Помни об этом!»

И Роберт помнил. Поэтому и крыс у него никогда не было. Периодически он вызывал для проверки специалистов по дезинсекции и дератизации, которые, используя новейшие методы борьбы с насекомыми и крысами, проверяли его мастерскую и давали гарантии и оставляли рекомендации. Роберт всегда был начеку. Но тут система контроля видимо дала сбой.

Крыса затаилась и выжидательно наблюдала за Робертом, который тоже замер у лестницы. Роберт в свою очередь прекрасно понимал, что если он сделает хотя бы шаг, крыса мгновенно скроется между брёвен, но и стоять тут как столб, он вечно тоже не сможет. Поэтому, не долго думая Роберт двинулся с места в сторону верстака. Он даже присмотрел подходящую по размерам деревянную заготовку для возможного быстрого нанесения удара, но крыса не стала дожидаться его приближения и быстро скрылась.

- Тварь, мерзкая тварь! – теперь уже вслух выругался Роберт.- Что б ты сдохла там где сидишь, мерзость!

Настроение было полностью испорчено. Привычный порядок действий был нарушен и Роберт, облокотившись о верстак, стал молча размышлять, что ему делать дальше? «Ну, для начала надо убрать мусор. А там посмотрим», - мысленно дал себе команду Роберт и приступил к уборке, периодически поглядывая в то место, куда скрылась крыса, но до конца уборки она так больше не появилась. Не выскочила она и тогда, когда Роберт стал шумно перекладывать доски, коробки и банки с лаком с места на место. Крыса как будто испарилась.

«Наверное, пролезла через вентиляционную трубу. Надо посмотреть снаружи» - подумал Роберт. Когда с уборкой было покончено, он вышел через заднюю дверь с мешком стружки и положил его в специальное отделение сарая у дома: он всегда так делал, так как эти отходы могли быть востребованы для каких-то своих нужд. Обойдя дом он внимательно осмотрел все наружные выходы вентиляционных труб и тут увидел, что на одной из них защитная металлическая сетка отогнута и в свободное пространство запросто могла была пролезть крыса. И не одна.

- Дьявол тебя дери! Кто бы это мог сделать? – опять ругнулся Роберт.

И хотя это уже было не важно, Роберт быстро вернулся в мастерскую за необходимыми инструментами и в течении пяти минут устранил неисправность, а заодно проверил на прочность остальные вентиляционные выходы.

Теперь, когда с неисправностью было покончено, оставалась главная проблема: крыса, которая по-прежнему была в мастерской. Роберт стал размышлять. У него было два основных варианта выхода из ситуации: вызвать специалиста - дератизатора или самому сегодня же купить крысиную ловушку. Он знал, что заявку на специалиста нужно подавать заблаговременно за несколько дней и тем более сегодня было воскресенье. Таким образом, выбор был сделан: ловушка.

- Ничего, ничего. Живи пока, недолго тебе осталось, - обращаясь к невидимой крысе, немного злорадно проговорил Роберт, раскладывая инструменты для предстоящей работы. – Поживи ещё немного, тварь. Скоро тебе крышка. Вечером ты будешь жалеть о том, что залезла в мою мастерскую, но будет уже поздно! Ха-ха!

Он был доволен тем, как складывалась контролируемая им ситуация. Собой он тоже был доволен вполне, так как самостоятельно устранил проблему и нашёл вход и выход в буквальном смысле слова. Спустя некоторое время он уже был полностью поглощён работой и мысли о крысе его на время оставили…

Под утро Сандре приснился очень неприятный, странный и в целом плохой сон. Ей снилась крыса, которая на её шезлонге грызла край лежащего журнала. Сидя боком к Сандре, она была так увлечена процессом, что не сразу заметила её приближение, но когда повернула отвратительную морду с шевелящимися усами в её сторону, Сандра увидела, что глаза крысы не чёрные, а белые, как будто кто-то вставил ей вместо глаз стеклянные шарики белого цвета. Сандра остановилась в двух шагах от шезлонга. Она даже во сне почувствовала как от неподдельного ужаса перехватило дыхание, а крыса между тем спокойно спрыгнула с шезлонга в траву, произнеся: «Спасибо тебе, Сандрааа….» ......

Наверх...

ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/
Лунный лёд - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.
14.11.2017 02:22 Poiuytr
Чтиво перегружено деепричастными оборотами, прилагательными, ненужными подробностями. Автор явно пытается закосить под Стивена Кинга. Незнаю возраста автора, но похоже, что застрял в пубертате. Но, возможно, автору необходимо избавиться от комплексов, почувствовать свою значимость, вообразить, что делаешь нечто важное и нужное, тогда это имеет место быть! Иногда уход от реальности именно таким образом спасает от разочарования в самом себе. А, впрочем, посмеялся от души! Браво, автор!)))
14.11.2017 02:09 Poiuytr
))))))))))))))))))))))
Страницы:
1

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...