СЕЙЧАС обсуждают
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5204 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

Dыm
Авторских листов: 3.7
Дата публикации: 06.03.2015
Купить и скачать за 50 руб.
СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ:
8,9
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): Рассказы. Короткие истории
Аннотация:

Любовная история, происходящая в задымленной Москве.

Аппокалиптическая атмосфера современной жизни и тонкие, полные психологизма переживания главной героини, знакомые каждому, кто страдал от любви.

Отрывок:

… и все вдруг показалось ему дымом, все, собственная жизнь, русская жизнь - все людское, особенно все русское. Все дым и пар, думал он; все как будто беспрестанно меняется, всюду новые образы, явления бегут за явлениями, а в сущности все то же да то же…

Тургенев И.С. «Дым»

День первый

Уже месяц в Москве стояла неестественная жара. Жители города изнывали, томились и уповали на облегчение, но солнце продолжало печь. В городе установилось мрачное и тягостное настроение, всем казалось, что какая-то мрачная и неумолимая сила приближает нас к аппокалипсису.

Днем на улице было, как на раскаленной сковородке: нагретый асфальт испускал зловонный дух плавленого гудрона, а горячий воздух дул в лицо и обжигал ноздри. Но и ночью город не остывал. В квартирах, словно в микроволновках, мучились и потели бедные москвичи, и только под утро, когда заря окрашивала небо над домами в бледный розовый цвет, в окна веял легкий ветерок, принося некоторое облегчение и короткий, мертвецкий сон.

Термометр за моим окном оплыл от жары и стал похож на стекающие часы с картины Сальвадора Дали. Каждый день я подходила к окну, всматривалась в выгоревшие, невидимые цифры вдоль растянутого циферблата и думала, что сегодня обязательно куплю вентилятор, но почему-то не покупала, мешала лень и какое-то суеверное опасение, что таким образом я продлю жару. Иногда я все же звонила Ирине, моей подруге, которая всегда знала, что где купить, и советовалась с ней. Ирина подолгу жаловалась слабеющим голосом на мужа, болезни, ребенка и в конце рассказывала историю о том, какие магазины электроники она объехала за последние дни в поисках вентилятора. Везде все было продано, а если что-то появлялось - «народ с ума посходил – дерется у прилавков». Я ощущала свою беспомощность, намерение мое слабло, я откладывала поездку и продолжала легкомысленно верить, что жара вот-вот спадет. Мне казалось, что если я перестану надеяться на скорое избавление, жара поглотит меня, ввергнет в адское уныние, и я начну плакаться на жизнь, как те женщины у подъезда. Я подслушала их разговор вчера, пока искала в сумке магнитный ключ.

- Что по телевизору говорят, долго еще жара будет? – спрашивала толстая баба в сиреневом халате, уверенно стоявшая на варикозных ногах.

- Говорят, долго. Месяц-два, – отвечала ютившаяся на краю скамейки маленькая, благолепная старушка в белой косынке на голове.

- А то и больше! – добавляла другая бабка, строгая, с высокой седой прической и бородавкой на носу.

- Батюшки, батюшки. Сколько живу, никогда такой жары не было. Что ж это делается то? – жаловалась благолепная старушка.

- Это все экология! Глобальное потепление. С каждым годом будет теперь жарчей! – отвечала толстая баба.

- Все за грехи наши! Все за грехи. Веры в нас нет. Вот бог и насылает на нас муки адовы, - сетовала старушка.

Но я верила, что скоро жара кончится, и плевать мне было на то, что говорят бабки и гидрометцентр. «Все проходит, и это пройдет», – думала я и не жаловалась на погоду.

Но сегодня ночью город заполнил дым.

Во сне ко мне пришло унылое, гложущее беспокойство. Снился какой-то грязный ночной город, улицы которого освещены тусклыми фонарями. Я иду по сильно загаженному тротуару вдоль пустынной дороги. Справа стоят мрачные, покосившиеся пятиэтажки, слева, через дорогу, в полутьме тонут заборы. Под ногами что-то хрустит и хлюпает. Из темноты слышится женский визг и мужицкая матерщина, да еще звон разбивающегося стекла.

За мной шел кто-то. Я поняла это по царапанию об асфальт задетой жестяной банки, по звуку харканья и плевка, едва различимому шарканью ног по асфальту. Я пошла быстрей, потом не выдержала и побежала. Шаги отстали. Я оглянулась и минуту всматривалась в темноту улицы, ожидая, что покажется силуэт. Никого не было. Я подняла глаза вверх, к серому в желтоватых пятнах от фонарей небу, и увидела, как надвигается на меня тяжелая ртутная туча. Бесформенная живая масса перетекала, вылезала сама из себя и как будто сама себя пожирала. Это было что-то страшное, ужасающе неживое и неумолимое, от чего необходимо было сбежать. Но ртутное облако загипнотизировало меня.

Я дергаюсь всем телом, силюсь идти вперед, руки и ноги вязнут в воздухе, как жидком стекле. И уже невозможно сделать вдох, потому что нет воздуха и на грудь что-то давит. Я хочу крикнуть, но не могу издать звук. Ужас затапливает ум, выжигает чувства. Облако настигает меня и оказывается горячей, с металлическим привкусом, густой жутью.

Когда мне удалось выдавить из парализованной страхом глотки стон, я проснулась, открыла глаза, увидела знакомые очертания комнаты, вспомнила, что сплю. Я успокоилась, даже улыбнулась с облегчением, как это бывает, когда после кошмара осознаешь, что это всего лишь сон. Как-то странно пахло, будто на кухне тараканы развели костер. Но тараканов у меня не было (их вообще не было в Москве, исчезли из-за плохой экологии) и никого не было в моей квартире, кто мог бы что-то жечь. Я уткнулась лицом в подушку, за закрытыми веками начал транслироваться новый сон, и сюжет его сразу стал запутанным, с интригой, захотелось понять смысл. Я нырнула в него, как Алиса в нору кролика.

До полудня я искала во сне смысл, ждала логического финала, но только запутывалась и никак не могла проснуться. Когда, наконец, заставила себя выбраться из вязкого сновидения, была уже разломанная, разбитая, как моя любовь. Посмотрела новости, потом - в окно. Везде было одно и тоже – Москва в дыму от торфяных и лесных пожаров. Мне захотелось сбежать.

День второй

Даже взрослые девочки, когда им страшно, бегут к маме.

Мама и моя сестра живут в небольшом кирпичном доме в Н-ском районе, в живописном месте: с одной стороны - поле, с другой – загаженная, пересохшая река, с третьей - горы породы и шлака – остатки угольных шахт. Я люблю погостить здесь два-три дня, но потом мне хочется бежать из этой одичавшей от человеческого присутствия природы. Все здесь напоминает о глобальном вандализме: запах солярки от земли, кривенькие березки, выросшие на черной, каменистой почве, разрушенные кирпичные здания, на крышах которых по-царски разрастается борщевик. Здесь начинаешь думать, что люди, как гусеницы, которые жрут свой смородиновый куст, и его листья сохнут, скручиваются и затягиваются паутиной.

Утром я проснулась от того же тревожного чувства, которое испытывала во сне про ртутную тучу. Пахло дымом. Будь я ребенком, пошла бы в комнату мамы, забралась бы к ней на кровать, прижалась, спряталась в ее запахе от тревоги. Но мне уже тридцать лет. Вместо мамы мне нужен мужчина. Но его нет. Я рассчитывала на тебя.

Еще рано вставать. Я ворочаюсь, пытаюсь поудобней улечься, уложить в себе чувство утраты. В моей голове начинается диалог, от которого, как от дыма, я хочу и не могу сбежать:

«Не верю, что все кончилось. Слишком неожиданно, нелогично, грубо. Или я обманывала себя? Если бы хотела обманываться, молчала бы и ждала, что ты первый скажешь это.

Может, я драматизирую? Истязаю себя и наши неокрепшие отношения? Женщины всегда чем-то недовольны, не умеют радоваться тому, что есть. Вот и я. Просто за собой не замечаешь… Ну а как иначе?! Если я не умею молчать, терпеть, кривить душой? Я хотя бы попробовала что-то изменить, сделать лучше. А ты! Ты смотрел и думал: «У нас ничего не выйдет. Это не любовь. Я не чувствую должного энтузиазма»… Все равно, во всем виновата я. Нужно сдерживать свои чувства. Если бы я умела жить чем-нибудь другим: мыслями, холодным расчётом… Откуда эта боль! Для меня она так же реальна, как дым за окном. Но ты не веришь, не чувствуешь ее… Хочется прекратить ее щелчком пальцев, простым пониманием того, как она выдумана, иллюзорна. Ведь мы оба живы, никто из нас не заболел, ничего по-сути не изменилось. Мы такие же, как всегда. Но как разрывается на куски сердце! Как душит за горло боль ... Со временем пройдет. Все проходит... Нужно ждать, когда пересохнут чувства… Но вместе с ними засохнет и заплесневеет что-то живое и трепетное внутри меня. Надо попытаться, объясниться с тобой, понять, высказать себя! Вдруг страдание будет длиться и длиться до тех пор, пока мы не выясним все, не скажем друг другу нужных слов. Пока не утечет вся моя воля, мое желание быть с тобой? Сколько его? Не знаю…»

Спускаюсь на кухню завтракать. Мама варит кашу. Я смотрю, как она помешивает молоко ложкой в желтом котелке, маленькая, растрепанная, в стоптанных голубых тапочках и дурацкой зеленой пижаме. Она уставилась куда-то в пустоту, на лице – напряжение и тревога. Мне, как обычно, хочется защитить ее, спрятать от жестокого мира.

- Посмотри в окно! – говорит она.

Я поворачиваюсь и вижу в окне солнце. Оно висит без лучей, белый, тусклый фонарь. Пыльная елочная игрушка. Поле тонет в дыму, гора исчезла, сад превратился в заколдованный лес.

- Ужас какой. Нечем дышать! Это так страшно! – говорит мама.

- Не драматизируй! – отвечаю я, подхожу к ней, обнимаю. Мы стоит так, пока она не отталкивает меня будничным:

- Молоко сбежит!

Мы с сестренкой идем купаться. Вдоль дороги – высохшие, кривые деревья, черная горелая трава. Кое-где она продолжает гореть, испуская ядовитый желто-сизый дым. По карьеру над водой стелется белым войлоком смог. Неподвижно стоит на кочке, торчащей из воды, чайка. Ксюшке страшно. Хотя она уже старается быть независимой и имеет свои суждения обо всем, все же боязливо хватается за мою руку. Ее длинные ноги с большими коленками мелькают из-под короткого ей ситцевого платья в клетку. Ксюша очень вытянулась за последний год, превратилась в стрекозу, тонкую и длинную, с большими глазами.

На берегу компания из толстых женщин и мужчин с небритыми, красными лицами. Они пьют, матерятся, едят арбуз и жгут костер, будто им мало дыма. Из тумана проступает зловещий силуэт террикоников.

Я снимаю платье, ныряю с деревянного мостка в прохладную воду и забываю о cебе, о наших “сложных”, как ты говоришь, отношениях. Плыву медленно, гребу, глядя, как от пальцев разбегаются пузырьки. В воздухе разлит мутный кисель, но вода чиста и прозрачна. “Все пройдет, - думаю я, - Утечет, как вода. Но мне нужно найти для своих чувств выход”. Ксюшка машет руками с берега и что-то кричит. Возвращаюсь.

К вечеру дым стал гуще, пропал из поля зрения соседний дом. Солнце еще не село, но за окном сумрак. Дядя Гена раньше пришел с работы. Мы сидим все вместе в зале: мама с отчимом в креслах, Ксюшка на диване, я в позе лотоса на полу. Смотрим телевизор.

- Президент объявил чрезвычайное положение, - говорит мама. Она хмурится, и мне хочется разгладить пальцами морщинки на ее лице. Вместо этого я хмурюсь тоже.

- Сколько должно сгореть леса, торфа, деревень, что бы все заволокло дымом? – спрашиваю я.

- Ситуация критическая, - говорит успокаивающе дядя Гена. - Пять областей горит.

В его словах нет эмоций - чиновник, но по тому, как часто он отирает со лба пот, я вижу, что и он боится.

Я сижу рядом с близкими: мамой, сестрой, кошкой и дядей Геной. Остальной мир исчез, растворился в дыму. И ты растворился. Тотальное одиночество четверых людей и пятнистой кошки. Больше никого. Будто произошла ядерная война или другая глобальная катастрофа, которые так часто показывали в кино, что она стала реальностью. Мы попали в фильм. И он вовсе не интересный. Душно и страшно, и мысль, как заевшая пластинка: “Когда это кончится?” Не в том смысле, что мы умрем….

День третий

На следующий день вместо воздуха по-прежнему был дым, но мы привыкли и перестали говорить об этом.

День четвертый

Утром я вернулась в Москву. Стою на Павелецкой площади. Ровный, удушливый смог превращает улицы и дома в размытые пятна. Как в плохой компьютерной игре, через десять метров все исчезает в тумане. Не хватает кружащих в мутном воздухе обрывков бумаги, чтобы Москва превратилась в город будущего из постаппокалиптического кино. Верхушка стеклянного бизнес-центра скрылась в серо-желтой дымке, солнце, похожее на луну, безнадежно повисло в тумане неба. По Валовой улице медленно течет плотный поток машин. Люди у вокзала, как рыбы в киселе, плавают неторопливо, берегут кислород и силы.

Я чувствую усталость и тоску. Хотя бы один вдох свежего воздуха, один глоток, хоть через щелочку. Жаль, что воздух не продают в бутылках, как воду. Неоткуда его взять.

- Привет, - говорит Руслан. - Я соскучился и решил тебя встретить.

У него голубые глаза, нос картошкой и лицо с широкими скулами. Он мужествен и красив, женщины сходят от него с ума, начинают тянуть слова, заискивать, томно улыбаться. Но не я. Мы слишком давно знакомы, и я знаю все его «но».

- Как дела? – спрашивает он, проводя указательным пальцем по моей щеке. - Не устала?

- Нет. С чего? Спала в автобусе. А ты зачем приехал?

- Держи, – он протягивает одноразовую марлевую повязку. – Знал, что сама не купишь. А тут видишь, какие дела!

- У меня на родине так же. Спасибо.

- Забочусь о тебе. А ты не ценишь, – он крепко обнимает меня и целует в щеку.

Я улыбаюсь. Он бывает так мил.

- Хочешь кофе? Угощаю, – говорю я.

- Пойдем.

Мы сидим в кафе. Держа чашку двумя руками, я втягиваю молочную пенку с пятнышками корицы. Он смотрит на мои губы. Раньше меня это раздражало, но сейчас льстит.

- Спасибо, - говорю я. – Ты мне помогаешь.

- Чем?

- Всем. Мне это сейчас нужно, – из благодарности я немного влюбляюсь в него.

- У тебя что-то случилось? – спрашивает он.

Я молчу.

- Расстались? – угадывает он.

- Да.

- Ну вот! - Руслан откидывается назад и смотрит с сочувствием. - Почему?

- Сказал, что не любит.

- Ты что, спросила? – и он смотрит на меня так, будто убедился – я полная дура.

- Ага, – вздыхаю и отвожу глаза.

- Не нужно было спрашивать! – он сокрушенно качает головой.

- Почему?

- Мужикам нельзя задавать такой вопрос. Ты разве не знала?

- Но почему? – спрашиваю я и упрямо смотрю на него из-подо лба.

- Они его боятся, потому что не знают, что отвечать. Они не знаю, что чувствуют.

- Как же они живут?

- Так и мучаются, - Руслан улыбается. – Мы не чувствуем, мы думаем.

- Ужас! Ты тоже такой?

- Только не в отношении тебя, - он играет бровями, изображая намек.

Я усмехаюсь:

- И почему мы с тобой не вместе? – провоцирую я его.

- Сам постоянно задаю себе тот же вопрос.

- Может потому, что ты женат?

- Настоящей любви это не помеха.

- Мне помеха, - говорю я, испытывая к нему легкое отвращение.

Некоторое время мы молчим, я издевательски улыбаюсь и рассматриваю его невозмутимое, спокойное лицо. Наконец спрашиваю:

- А ты-то откуда знаешь, что мужчины не чувствуют? Ты же постоянно влюблен в кого-то. А любовь, между прочим, чувство!

- Ну... Мы же не можем совсем ничего не чувствовать. Иначе человечество вымерло бы. Но ты же понимаешь, о каких чувствах речь.

- Понимаю, - я вздыхаю.

Руслик – бабник, зато в жизни у него есть ориентир.

- А как ты понял это? Про чувства?

- О! Это удивительная история! У меня есть знакомая, - он мечтательно закатил глаза. - Ты ее знаешь. Настенька из издательства. Она проводила исследование про различие мужчин и женщин. Меня тоже опрашивала. На вопрос, что я думаю в настоящий момент, я начал перечислять: и то, и это, и что-то еще. Потом она задала вопрос, что я чувствую, и, представь, я сказал – ничего. Сам поразился, когда она обратила на это мое внимание.

Наверх...

СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ:
8,9

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/upload/image/yYDuVoahBGkDSKgkUAm
Dыm - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.
19.04.2015 06:04 Mozhar
"Дым" прочитал. По тексту, практически, не спотыкался. Хотелось бы отметить, что давно не доводилось сталкиваться с настолько живо изложенными мыслями-переживаниями героини, с описаниями, в которых естество, объем, плавные гармоничные переходы статика-динамика. Это не бездушный текст. Это - о чем уже упоминал - Музыка Слова. Одна из сложнейших задач любого Автора - передать бумаге нашу с вами, господа, жизнь. Фальш мгновенно чувствуется, поскольку это наша с вами жизнь, а не лоботов-эльфов с планеты Пылесос-12.
19.04.2015 06:04 Mozhar
Здесь мне бы хотелось обратить внимание на мрачную тенденцию, которая превалирует в среде наших как доморощенных, так и полупрофессиональных критиков. Автора перестали поощрять. Уж не говорю о том, что Автора необходимо окрылять. Эта функция отторгнута средой. Но поощрать-то надо. Покритикуйте в почте, а не прилюдно. К чему этот show off, унылые вы мои Мастера Грачи? И отметьте тонкое, новое, сильное в произведении. Потому что талантливый Автор - это не лобот с производством 5 листов в сутки. Это не машина баталий в инетах. Это не нервы-канаты в заскорузлой душе, топающей в прокисшее Светлое Завтра. Талант - это ранимое. Талант - это единичный случай на сотни, а то и тысячи. Талант надо беречь. В истории литературы останутся единицы из миллионов и миллионов. Сейчас они среди нас. Их заложенный потенциал уже разворачивается и засияет в ближайшее время. Пять - десять лет. Шож вы всех Детей с водичкой выплескиваете? Надо беречь. Вольно.
04.04.2015 07:04 Вета Орловская
Спасибо, Mozhar! Так изысканно меня еще не хвалили.
03.04.2015 19:04 Mozhar
Немного не в тему произведения и вот почему. Скачал "Малявку", прочитал несколько страниц и забеспокоился. По жизни, приходилось "людьми играть". Но чтобы играли мной... Джаст, не поверил, пошел бродить по инету и, конечно же, Вас нашел. Читаю и читать буду. Вы понимаете.... Нет, не так. Вы не понимаете, что Ваша проза целительна. Вот эта вот кажущаяся простота слога, обыденность сюжета, в которых вдруг... Да, пусть будет это банальное "вдруг". Обнаруживается сокрытая музыка. Нет, она не звучит и не охватывает, не поражает или изумляет. Нет. В каждом человеке заложен некий музыкальный инструмент. Это уж поверьте на слово. Так вот, читая Вас, этот инструмент в душе или в сердце, или чертегознаетгде начинает оживать. И дарует... Ну, пусть будет: дарует радость, что ли. Как Федор Михалыч говорил: "...в радость тихую обращается". Признаться, даже счастлив, услышав эту музыку. Огромное Спасибо.
14.01.2014 11:01 Вета Орловская
Спасибо большое за комментарии и критику. Ценно и очень приятно. Про фикус обещаю подумать :)
28.11.2013 00:11 Master
Хороший вы человек Александр, я прекращаю вам досаждать и от души желаю победы не только в конкурсе, но и в остальных начинаниях. Всего вам доброго и пускай хранит вас Господь!
27.11.2013 23:11 Александр Грач
Мастер, будь произведение ДЫМ написано Еленой, я замолчал сразу, после написания рецензии. Как воспринимает автор критику, это его дело. Налив мёда в не безупречный текст, ставя под сомнение рецензии, Вы тем самым поощряете Вету и дальше совершать ошибки, которые в тексте совершенно не допустимы. Владимир правильно заметил – мы, авторы, несём ответственность за образованность читателя. И это относиться не только к правописанию, но и ещё в большей степени к содержанию. Владимир написав рецензию не заметил эти недочёты - я всего лишь на них указал. Если кто сомневался в том, что я не прав, следовало досконально проверить информацию (чем я в принципе и занимаюсь, когда даю "указявки") и только после этого вступать в дискуссию. Всем удачи! А я пойду дальше занудствовать в других произведениях и своих книгах.
27.11.2013 21:11 Master
Конечно тяжело признавать когда ты не прав..Но ещё тяжелее Александр читать эту словесную тягомотину, с вашими доказательствами. Вы бы как мужчина уступили женщине, так нет...Вас не пронять ни чем. "Крепка броня, и танки наши быстры..." Будь вы хоть тысячу раз правы, иногда такая правота, хуже воровства. Не позавидуешь вашим близким...Это ужасно быть таким занудой.
27.11.2013 19:11 Александр Грач
Елена, давайте я Вам его подарю? Единственное мне было бы жаль морить растение жаждой, для проверки - листья засохшие или зелёные упадут))). А Автору хочется пожелать удачи и вдохновения! Ну и избегать таких ошибок))). Ответ Вам Мастер - если Вы ещё не заметили, я пишу только то, в чём совершенно уверен. И это не голословные утверждения, так что стыдится мне нечего. Я думаю, приведённые ссылки достаточно убедительно подтвердили мою точку зрения. Но отлично понимаю - тяжело признавать когда ты не прав...
27.11.2013 16:11 Master
Заводите растение Елена, и как можно скорее. Пускай наконец-то этому парню будет стыдно!
Страницы:
1
2
3
4

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...