СЕЙЧАС обсуждают
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5188 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

Небанальный детектив (сборник)
Дата публикации: 21.08.2013
Купить и скачать за 30 руб.
СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ:
8,7
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): Триллер / детектив, Конкурс
Аннотация:

Рассказы и повести о следователях Долгове, Кириллове и Грамотине, о частных сыщиках и адвокате - основаны на реальных событиях, как удивительно это ни кажется порой. Эти, совершенно нормальные мужчины, никакие не супермены, орбходятся без аффектации, автомобильных погонь, перестрелок, потому что работают головой, осмысляя факты, сопоставляя улики и делая выводы. Читателю предоставится возможность вместе с ними раскрыть сложные преступления, разгадать загадку и найти верные ответы на впроосы:

Как в мусоропроводе оказался труп самого богатого в городе бизнесмена?

Кто так ловко ограбил кассу Тепловодоканала, среди бела дня, при скоплении рабочих?

Откуда в заснеженной лесополосе взялось расчлененное тело?

Что напугало бывшего десантника до остановки сердца?

Почему папарацци захлебнулся, упав на пляжном мелководье?

И многие другие...

Отрывок:

Неуличенный пока убийца, вероятный, разумеется - вышел, а милиционер ввел следующего кандидата на эту роль. Следующую. Ведьма явилась.

"Как там её - Живеха? Ай, нет, Живуха...", - вспомнил следователь, глянул в упор и чуть не ахнул вслух от изумления:

"Распротудыть твою в бога и триста боженят мать!"

Живуха выглядела колоритно. Портретной внешности у нее, почитай, не осталось. Лицевой череп, он черепом и был. Пергаментная кожа, ссохшиеся в щель губы. Глубоко утопленные глаза почти завешены складками, которые некогда составляли верхнюю часть век. При слове "здрасьте" обнажились штук восемь длинных, желтых зубов на тонкой ножке. Белоснежная пакля реденько прикрывала голову. Зато ровно и гладко. Прическа собиралась сзади в жиденький хвостик, изящно перевязанный черным бантом.

Натуральная Баба-Яга. Не в исполнении Милляра, которого Грамотин обожал за несравненный талант - гораздо страшнее. И не горбатая.

- Охти мне, какой прикид моднячий! - Мысленно, конечно, но вскричал Матвей.

И было отчего. Если исключить комнатные тапки - войлок на резиновой подошве, то одежда поражала необычностью.

Бог знает сколько лет назад заплиссированная юбка-миди элегантными складками свисала с костей таза.

Фиолетовая вязаная кофта изображала кардиган, вольготно ниспадая с тех мест, где прежде существовали плечи.

Блузон, да не синтетический, а китайско-шелковый - крепдешин, если следователь не ошибался в названии - съехал на одну сторону, держась за тонюсенькую индюшачью шейку.

"И - мать моя женщина! - карга носит бюстгалтер, иначе, зачем ей бретелька?"

- Офигительная красота, - едва сдержал улыбку следователь.

Ведьма подслеповато прищурилась. Милиционер подстраховал мумию, приземлил на стул. Та поерзала, закрепилась. Узловатые пальцы вытащили из кармана кофты современный футляр, извлекли модные узкие очки, водрузили на нос. Подрагивая, заправили дужки за уши. На вопрос, кто она, старушечий голос ответил неожиданно бодро:

- Ведьма, как меня аттестуют. Колдунья, если желаете иное толкование. Знахарка. По паспорту - Эллада Эммануиловна Живухина. Когда родилась? О, так вы меня поздравлять станете? Тогда на сто седьмой день рождения многая лета хотелось бы услышать. Пометьте, как заявку, милостивый государь...

Не просто ехидная, а язвительная шутка у грымзы получилось, хотя формально придраться не к чему - тут тебе не вульгарный матерок. Чтобы расшифровать такую издёвку, надо хоть раз услышать зачин церковного речитатива могучим диаконским басом и зычный ответ хора. Матвей - слышал, потому шпильку оценил:

"Однако, непроста бабка! Но, спокойствие, только спокойствие... Ведьма, так ведьма. Получу данные вскрытия, тогда и разберемся с твоим колдовством, - не стал реагировать Грамотин, - и сто с лишним лет твои мне побоку, если вменяемая..."

Он задавал долгожительнице обязательные вопросы, оформлял протокол и удивлялся грамотной речи, редкой даже в устах городского жителя. Несомненно, Эллада Эммануиловна родилась не здесь. Такое образование в церковно-приходской школе не получишь. За плечами старухи, пусть и в далеком прошлом, но ощущались Питер, Москва, и как их там - гимназии с институтами, университетами, академиями.

Крепло и подозрение. Матвей понимал - эта образованная старушенция вполне способна изобрести способ убийства хитрый и скрытый, неявный. Тем более - надо тщательно искать доказательства. А они должны быть, просто обязаны, иначе, зачем он сюда загнан начальством? Такая развалина не в состоянии убить здоровенного мужика грубой силой - прекрасно! Кто бы спорил! Изощренные способы ничуть не хуже:

"Грибочками отравить, беленой, чем там еще? Конечно, ведьма ты наша, у тебя есть аква тофана! Флакончик с зеленой жидкостью - вот он, приобщен к делу. Дома химики проверят, что за гадость в нем... Найдем, найдем, бабуленция, мне лишь намек нужен..."

- Это вы готовили? Для чего?

- Болотник-то? Контрацептив природный. Незачем Клаве беременеть от проспиртованного выродка. На роль яда такой отвар не годится. Если литра два испить - сработает, как легкое слабительное и мочегонное.

На этом кончились вопросы, где смысл еще мог найтись. Как быть - ляпнуть старухе: "Да ты ведьма!", по примеру Ивана Грозного в знаменитом фильме? Следователю срочно требовался ответ на вопрос - что послужило причиной смерти. И он возопил в душе:

- Где ты, змей на рюмке? Где ты, медицинский эксперт?

*

Тот немедленно нарисовался, будто телепатия сработала. Красивый, высокий, по-барски вальяжный. Артистически откинул длинные соломенные локоны с лица. Осмотрел комнату на предмет зрителей, ведьмой пренебрег - для ходока по женской части она не составляла интереса. Швырнул на стол заключение. Сел на свободный стул. Заложил ногу на ногу.

"Наглец. И ведь не выгонишь - нужен!"

Прочитав несколько листов, обильно усыпанных полуразборчивыми знаками, Грамотин потребовал комментариев. Бума послушно перевел. Изложение позволило понять все. И огорчиться. А кто обрадуется, схлопотав полный облом? Вот такой:

- Уровень алкоголя в крови - далеко не смертельный. Никаких внешних следов, кроме тех, что на конечностях. Мочевой пузырь и прямая кишка - опорожнены. Возможно, не в агональном состоянии, а незадолго перед смертью. На вскрытии - внутренние органы без особенностей. Причина смерти - остановка сердца. И это на фоне абсолютного здоровья!

Эксперт поправил слегка задравшийся носок. Попробовал позу "нога на ногу", не удовлетворился - снова сел "по-американски". Матвей разозлился - он, следователь, мучается, вычисляет убийцу, а этот наглый деятель удобные позы принимает. Вместо того чтобы понять бред собственного заключения о смерти Григория Иванова и сделать вывод! Гнев проявился, заморозил слова, звякнул металлом:

- Так не бывает, - вразумил бестолкового эксперта мудрый следователь, - чтобы здоровущий лось, и на полном скаку копыта отбросил. Или на плыву - ласты склеил. Или на сидю - преставился. Его убили. Ты обязан найти следы и доказательства.

Зря звучал металл в голосе, напрасно холодок пренебрежения веял на Буму. Эксперт не слушал - с высоты своего сидячего роста он рассматривал ведьму. Не просто глазел, а изучал с интересом первооткрывателя Америки.

Матвей замолчал, тоже пристально смотрел, но на породистое лицо эксперта. Там сперва сияло незамутненное изумление, затем брови взлетели вверх, в глазах сверкнул восторг. Оценил красу, значит.

- Абрам Францевич, вы со мной? Вы меня понимаете? Обязаны дать мне доказательства причинения смерти...

- Могу высказать соображения, но доказательства, товарищ дедуктор, ищите сами. Как я говорил, в легендах про ниндзя, Шао-Линь, колдунов вуду или ведьм есть доля правды, - понес Бума, тайком показывая на мумию и одобрительно вздымая большой палец. - Если резко ткнуть человека в нужную точку, то рефлекс может остановить совершенно здоровое сердце. Акупунктура, как наука, довольно точно установила, что игла оказывает воздействие, создавая разность потенциалов. Но сразу убить таким уколом - невозможно! Этот человек умер сам.

Блондин воодушевился, как всегда, стоило ему немного захмелеть:

- Разумеется, способы причинения смерти многообразны. Мстительность женщин общеизвестна, а изощренность бабьего ума преуменьшается. Электрический ток порой, даже слабенький, тоже убивает. Ввести яд можно, способы известны. Но все это оставляет следы на коже, на слизистой, на внутренних органах...

Эксперт молол чушь, вернее, излагал теоретические знания вперемешку с его собственными представлениями о роли и месте прекрасного пола в современном мире. Добро бы польза от разглагольствований была, а так - чистый бред и трата времени! Грамотин слушать записного бабника и ярого антифеминиста не захотел. Плюс, этот гад постоянно дышал в сторону следователя. Обонять запах медицинского спирта, недавно принятого экспертом внутрь! Чего ради? Матвей грубо ссадил эксперта с любимого конька, повторив:

- Так что ты полезного нашел на трупе?

Бума обиделся, изобразил губами мокрые звуки, похожие на те, что издает противоположная часть тела, огорченная несварением желудка. Это означало - "ничего"!

- Больше того. Я поднял медицинскую карту. Он недавно прошел обследование. Полное. Сюда выездную поликлинику загоняли. Этот здоровяк годился в космонавты. Его сердце не могло отказать. Но остановилось! Если уважаемому Шерлоку так хочется найти причину, можно за уши притянуть колдовство, только я лично - пас.

Забытая на стуле ведьма неожиданно рассмеялась, точнее, задребезжала, схоже с надтреснутым поддужным колокольчиком:

- И напрасно. Вас, кобелей, не колдовство, а собственный страх убивает. В полном соответствии с Фрейдом. Бессознательное...

Бума едва не упал в обморок от восторга:

- Повторите, бабушка! Что с Фрейдом?

- Измельчали мужчины, выродились. Героев нет, добытчиков нет, одни пьянчужки и хвастуны. Самцы убогие. Либидо тетешкаете, пенисами меряетесь, частотой коитусов хвастаетесь... Я ему сказала, Клаву не трогать. Иначе порчу наведу, и он умрет в постели. Он побил. Я сказала - теперь ты умрешь. Он и умер...

Обличив мужчин и развенчав Зигмунда Фрейда, как сексуально озабоченного импотента, двинутого на этой почве, старая карга снова "задребезжала". Тоненько так засмеялась, но долго веселилась, порой беззвучно, хрипловато похохатывая. Если бы так ржал молодой человек, Матвей предположил бы у него истерику. Тогда следовало прикрикнуть или дать воды. Но перед столетней старушенцией он растерялся и ждал, когда та сама остановится.

Живуха всё смеялась с хрипотцой, а он ждал и думал о своём. Так похрипывали старые пластинки, когда запись кончалась. Следователь до сих пор хранил дома старый патефон и раз в год ставил на него любимую пластинку. "Нинон", как называлась песня. Они с женой слушали незнакомый язык, испанский, наверное. А потом пили вино и поздравляли друг друга.

Их первая любовная ночь, каких-то двадцать лет назад, так и выглядела. Романтичной, спонтанной и умопомрачительной. Словно волшебство их накрыло и толкнуло друг к другу. Хоть Нина и утверждала всегда, что встречалась с уймой парней до Матвея, но следователь верил, что оказался первым. И единственным. Слишком много тому доказательств он помнил. За что жену ценил, втайне гордился ею.

"Ангидрит твою перекись марганца! Сегодня годовщина, а я, как проклятый, сижу напротив сумашайки из приволжской глубинки!"

Следователь отвлекся, соображая, как и чем компенсировать себе упущенный праздник. Жена-то не откажет, но свечи, вино и танец нагишом придется отложить - Нинон утром на работу, а он не зверь.

Ведьма отсмеялась, смолкла. Медицинский эксперт Абрам Францевич Семеренко воспользовался паузой, напомнил ей о Зигмунде, который предложил миру странный взгляд на секс:

- ...это признанная теория, общепринятая. Вы в ней хоть что-то понимаете?

- Лекцию хотите, юноша? Я понимаю многое. А поймете ли вы? Ныне примитивизм востребован, невежество лезет по власть. Конечно, знания не деньги, ин манус нон реципе**...

Запах оскорблений следователь Грамотин воспринимал мгновенно и в дичайших разведениях - как пустой флакон "Пятой авеню" в мусорном контейнере. Здесь ими не пахло, но обидчивый Бума окрысился:

- Хоть по-латыни! У меня высшее медицинское образование, между прочим.

Ведьма удостоила его длинным ответом:

- О, возбудился, набросился, куспидэ эректа**. Не знаешь ты настоящей латыни, пуэр**, так что пожалею, упрощу. Твой Зигмунд наплел сто верст до небес и все лесом, когда секрет прост. Не в либидо дело. Все животные имеют копулятивный аппарат, но только человеческие самцы сделали из него фетиш. Фрейд комплексовал, несостоятелен был по мужской части, вот и свел все к подавленной сексуальности. На самом-то деле, секс - дело десятое. Тут психология важна. Кто чего боится, на том и ломается. А надломился - и пошла душа на небо, только пятки замелькали. Понял?

Эксперт рот распахнуть не успел, как Живуха продолжила:

- Считается, что мужик всему голова, а зря. Главенство не пенисом, но головой даётся. Оглянись, почти все подкаблучниками норовят устроиться, как спокойнее.

- Ну, так уж все? - вставил Бума, но старуха пренебрегла возражением.

- Вы почему над бабами изгаляетесь? От страха, что они прочней вас. Вот Гришку, пока малый был, все колотили. Мать, отец, братья. В армии тоже унижали, издевались на первых порах, он в письмах жаловался. А вернулся - конкурентов нет. Вот и осмелел, принялся комплекс свой тешить. Стремился всех течных самок лично покрыть, самоутвердиться. На то много ли усилий надо - мужского населения в деревне и не осталось. А Клавдию он унижал специально. Чуял, что не ровня. На ней и дитя, и хозяйство держалось. Да и деньги в дом она приносила. А этот изверг рода человеческого все пропить норовил, да...

Следователь оборвал старушенцию:

- Вы по существу - зачем и как Григория убили.

Бума следователя шепотком попросил:

- Нет, пусть продолжает, так быстрей проговорится. Ишь, как на пенис вызверилась, - но к ведьме обратился громко. - Так где твоя психология или бессознательное, бабка? Давай трактовку!

Живуха откликнулась на реплику:

- Держи, юноша! Я телом слаба, зато головой и духом сильна. Он знал, Гришка-то, но хотел доказать, что тело важнее. Самурай деревенский, недавно пришел ко мне домой, кулаком доски заборные крушит и меня пугает. Вот так, говорит, башку твою проломлю. Я ему и сказала - Клавдию тронешь еще раз, так я той же ночью явлюсь и смерть с собой принесу. Грубо сказала, как никогда, чтобы понял - он ведь глуп и необразован, возвышенное не постиг бы. Пообещала обречь на смерть, приговорить. Мол, от ужаса в штаны наложишь, молить о прощении станешь, а все одно не пожалею. Скажу слово заветное, наговорное - изыди-сгинь, ничтожество. И голову тебе словом, как топором снесет...

Следователь обрадовано воскликнул:

- Ага! Вы ему угрожали! Угрожали зарубить топором?

- Ой, дурак ты, Мотя, - удрученно шепнул Грамотину эксперт, - она мышь задавить не справится, а ты топор ей в руки мастыришь. Ну, кто в такое поверит? Двухметровый мужик?

За окошком кто-то звонко расхохотался. Матвей дернулся было посмотреть, шугануть, но спохватился: "Несолидно".

______________________________________

**ин манус нон реципе - в руки не возьмешь. куспидэ эректа - подняв копье. Пуэр - мальчик.



*

Живуха расслышала шепоток медицинского эксперта и смешок под окном, улыбнулась мудро, опротестовала собственную немощь:

- Он тоже смеялся и не верил. А я тем же днем на него зарок навела. Народ собрался, участковый ваш, покрывальщик его подвигов, прикатил, высмеял меня. Что оставалось, не отступать же? Я прилюдно его прокляла, затем показательно смерть на Гришку навеяла. Пудрой в лицо дунула, и сказала, что мороком гибельным овеяла. Он побледнел, отпрянул - значит, сломался, струсил. Деревенские-то ворожбе и колдовству податливы. Невежество, оно в том виновато...

Вот в этот страх покойного Григория Иванова следователь легко поверил. Когда такая страхолюдина, сама на смерть похожая - разве что без капюшона и косы - проклянёт, то забоишься, поверишь и в чёрта!

- Участковый его уговорил, они тут же пошли, напились и к бабам. Назло. Пьяные, вы всегда храбрые. Он Клавдию и побил. Тогда я пришла, - голос ведьмы отвердел, - разбудила ирода, чтобы меня видел. Поколдовала, слово заветное произнесла, - в этот момент старушечье дребезжание и, словно, сожаление появилось в голосе, - тогда страх и убил его...

На том внятный разговор иссяк. Живуха понесла полную чушь, помянула Нострадамуса, Вангу. Похвасталась, что любого мужика насквозь видит. Бума принялся ржать. Ведьма его окоротила, предрекла скорую импотенцию, если с девками по баням не прекратить шляться. У того челюсть отпала. Но выправился ходок по женской части, показал на Матвея - что про него видишь?

Мумия угадала, больно ударила следователя ниже пояса. Так и заявила, что слабость Грамотина на чужих бабах - штука, наведенная словами. Заговор сотворила жена, потому и стояк настоящий ему лишь с нею. Зато до ста лет.

"Вот, раскудрить твою березу, провидица!"

Выставил следователь из кабинета Живуху и Буму. Зазвал криминалиста, тот раскинул по столу карточки с отпечатками пальцев. Топор лапали ведьма и Клавдия. За точило хватались все - покойник, его жена, её брат. Кроме Живухи. Вязал - фиг знает кто. На веревке следов не обнаружить. Спинки и прутья кровати не трогал только лилипут. Ручки двери дергали все, кого следователь прочил в убийцы. Пристрастно рассуждай или беспристрастно, а вывод одинаковый - не сошелся пасьянс.

"Вот это расследование получилось! Никаких доказательств, только пустые домыслы. При трех подозреваемых - в остатке шиш. Без масла. Дмитрий в убийстве не признался. Клавдия - тоже. Только ведьма заявила о причастности к убийству. Да что - причастности! Призналась".

Но настолько странно, мистически выглядит убийство, что лучше бы тоже отреклась. Перечитав признание Эллады Эммануиловны Живухиной, следователь Грамотин повторно загрустил. Что предъявлять? Убийство колдовством?

- Угу. Сейчас, только "Молот ведьм" в библиотеке закажу, часть третью.

Когда-то давно, пролистав перевод "Гексенхаммера", Матвей поразился педантичности немецких юристов-иезуитов. Без признания - ведьму нельзя было осудить! Для того и пытали. Описания чародейств тоже произвели впечатление.

Может, с тех пор в голове затаилась вера в невозможное, паранормальное? Положа лапу на сердце, что ведьма про него сказала - правда. Матвей в жене души не чаял, да простить ей не мог позорной импотенции. История позора секретилась, но себе врать не станешь? Он и не врал, вспомнил, как оно было.

*

Праздник тогда получился скомканный. Кээспэшники планировали собраться большой оравой, но не склеилось. И приехали в "Дом Колхозника", так называлась самая дешевая районная гостиница, всего десять человек. Стол накрыли, напитки выставили, но скучно мелкой компашкой - переругались. Патефон, который Матвей взял на тусовку для прикола, никому не понравился.

Только Нина, дежурная по гостинице, завороженно слушала старинную пластинку "Нинон". Матвей предложил ей присоединиться. А что? Молоденькая, симпатичная. Принялся ухаживать, и вечер для них закончился постелью.

Через месяц поженились. В первую брачную ночь на патефоне крутилась заветная пластинка. Вино, свечи, обворожительное тело молодой - довели Матвея до бешеного желания. Глядя на законно предназначенное ей, несгибаемое произведение природы, Нина сделала несколько пассов, словно сбрызгивая воду с пальцев:

- Заклинаю тебя страшным заклятьем - стоять всегда, до последних дней хозяина, не меньше, чем сто лет, и только для меня!

Матвей поулыбался милой шутке, и только. Через года четыре... Или три? Уже неважно. Новый районный эксперт, Бума, начал работу с приглашения коллег в баньку. Кто бы сопротивлялся? Там оказались неприхотливые девочки.

Основательно поддавший Матвей махнул рукой на супружескую верность - что, от него убудет? И опозорился. Несгибаемость превратилась в расслабленность, едва он вспомнил слова Нины.

Списал случай на усталость и водку. Попробовал с одной из старых подруг. Осрамился. Выслушал участливый совет - поесть сметанки, орешков, меда. Даже не уточнил - сметана зачем? Домой вернулся понурый, а как Нина обняла - откуда что взялось! Так славно все отстоялось, не раз и не два.

Утомленная, но любящая жена не отказала, само собой. Сонная, а похвалила - неуемный ты мой, секс-маньяк. С тех пор пробовать на стороне Матвей не решался - ржавой острогой засело в памяти "страшное заклятье".

Воспоминание мелькнуло и ушло, вызвав желание найти реальную причину смерти Григория Иванова. Не хотел следователь Грамотин верить в сверхъестественное. Не хотел!

*

Пока Катя унимала смешинку, брат Клавдии пришел к избе, что-то наскоро прожевывая. Пообедал, видать. Будущий юрист и следователь поймала молодого мужчину за лацканы, оттеснила к городьбе:

- Дима, о чем спрашивал следователь? Он подозревает, что Гришка не сам умер?

- Кать, отвяжись. Я что, знаю, какая чухня в его башку вдарит? Там баба Лада, я за нее волнуюсь...

Дверь распахнулась, высокий белокурый врач вышел, посторонился, дал дорогу Живухе, ехидно уточнил вслед:

- Так-таки импотенция? Безоговорочная? Что-то я не замечаю...

- Заметишь, поздно будет. От тебя зависит, паренек, - незлобиво ответил Эллада Эммануиловна, примеряясь, как одолевать ступеньки вниз.

Дима бросился навстречу, подхватил престарелую родственницу под руку, помог спуститься с крыльца. Откуда-то вывернулась Клавдия. Они увели бабушку, отбившись от расспросов разочарованных селян.

Тем временем все приезжие собрались в избу почти одновременно. Участковый вошел последним, неся в руках корзинку с едой, выпрошенной у Загорихи.

Начался дождь. Унылый, мелкий, но плотный и непрестанный - первый привет подступающей осени. Селяне разошлись. Катя постояла в задумчивости, потом направилась к дому Живухи. Ей очень хотелось самой найти ответ - кто убил Гришку, если того вообще убивали, конечно.

Судя по отношению Клавки и Димы, бабку оба искренне любили, что предполагало ответную любовь не меньшего градуса. Тогда конопатый следователь прав, подозревая Элладу Эммануиловну.

Катя не сомневалась, что "ведьма" могла сварить любой яд. Но какие-то приспособления ей для этого нужны? Обязательно. Это стоило проверить.

Подойдя к двери и постучав - для проверки, а вдруг кто есть? - будущий следователь осторожно вошла. Она надеялась, что сейчас обнаружит пусть не кабинет химии с колбами, перегонными кубами и мензурками, однако настоящий алхимический уголок. И тогда утрёт конопатому следователю нос!

*

Следственно-оперативная группа собралась в избе Ивановых. Оперативникам похвастать оказалось нечем - полный пшик. Деревенские не верили, что Гришка убит, или скрывали свои мысли на этот счет. Тогда Матвей коротко изложил итоги:

- Версия у меня одна. Доведение до смерти. Кто подозреваемые? Жена убитого, брат её, Дмитрий, и старуха Живухина. Бабка призналась, что она ведьма и что убила словом. Что ха-ха? Вполне возможно, только не от слова, а от конкретного воздействия на нервную систему. Типа, боль невыносимая. Скажем, парня чем-то напоили, чтобы он простое прикосновение воспринял, словно шок... Как глаза режет, если из темноты сразу на свет... Или слух... Короче, он и умер от пытки такой. Но доказательств у нас нет.

Следователю Грамотину и самому версия не казалась толковой, но кривые ухмылки коллег по следственной группе разозлили:

- Не нравится? А какого ... рожи строите? Сами мне ни хрена не нашли, вот и приходится из пальца высасывать! Бума, если ты такой умный, скажи, как может сердце у такого бугая остановиться без причины? Тогда заткни язык в ... и помалкивай! Едем обыскивать ведьмино жильё, и попробуйте не найти там отраву, ясно?

Эксперты и оперы неохотно согласились изучить, что водится в избенке Эллады Эммануиловны. Но прежде - пообедать. Участковый подсуетился, приволок корзину еды и самогон.

У кого он реквизировал немудреную пищу - бригада не спрашивала. Стрескали оладушки, яйца, сало, овощи, приняли по дозе мутной и вонючей гадости. С удовольствием опрокинул стакан и допил остатки из бутылки только участковый, отчего рожа его раскраснелась и потно заблестела.

"Зачем, пьем, спрашивается, - подумал Грамотин, глядя в лица коллег, - если не нравится? Хреновая обязанность. Мужчина если, то - надо, должен, вроде. Отказаться боимся. Позор, типа..."

Спустя час вездеход медленно протарахтел в конец деревни, уже без пыли - мелкий дождь прибил ту и промочил до полужидкого состояния. День медленно перерождался в длинный сумрачный вечер. Покосившаяся халупа ведьмы светилась незашторенными окнами.

Живуха сидела в потёртом кожаном кресле, с книгой в руках, показывая что-то девушке, стоявшей спиной к окошку. Когда следователь постучал, и вся компания вошла, старушка снова рассмеялась:

- Видишь, Катюша, не ты одна такая подозрительная. Ладно, иди, девонька, завтра уже расскажу про Авиценну...

Грамотин вспомнил, что именно эта девушка, студентка юрфака, пыталась навязаться ему в помощники. Скептически хмыкнув, он принялся демонстративно осматриваться, дожидаясь, когда закроется дверь за непрошенной энтузиасткой. Изба оказалась заставлена книгами, вкруговую. Полки, полки и полки - сверху донизу. На потемневших корешках золотились не только русские, но также и иностранные надписи.

Матвей попробовал разобрать - ничего не понял. Спросил Живуху.

- Испанский, латынь, немецкий и английский. Всякая всячина. Учебники, монографии, много художественной. Хотела завещать библиотеке - те отказались, позапрошлый век, дескать, с ятями и фертами. Никому не нужны... Помру, пропадет, повыкидывают, или на растопку пустят, - посетовала ведьма.

Против обыска она ничего не имела. Эксперты и оперативники шурудили, перебирали немногочисленное имущество и молчали. Никаких склянок, трав, сушеных мухоморов, жаб и мышей они не обнаружили. Из химии в избе оказалась лишь скромная косметика на потемневшем трельяже. Шкаф с одеждами почти пустовал - десяток древних нарядов и все. Обувь тоже стояла на виду - резиновые сапоги, кирзовые сапоги, валенки. Тапки.

Внимание Грамотина привлекли портреты на стене. Мужчины в парадных мундирах - от царского до советского вида - и женщина в наряде до пола, с кружевным воротником и ридикюлем в руках.

- Кто это?

- Мама, муж, сын и зять.

Матвей заполнил протокол обыска, спросил для порядка:

- Это верно, что вы все село лечите своими препаратами, отварами и прочими самоделками? И давно занимаетесь травничеством? Кстати, разрешение есть на это дело?

- Зачем мне оно, - пожала сухонькими плечиками старушка, - а диплом химика и врача, так вон они, в ящике.

Следователь проверил, удивился виду диковинному, дате, стилю оформления, и признал подлинность - такие подделывать никто не станет, смысла нет. Участковый, красномордый и сильно захмелевший, громко сказал:

- Скольких ты отравила, ведьма?

- Где власть бессильна и порочна, - странно ответила Эллада Эммануиловна, - там зло укоренится прочно.

- В доме проверено все, - доложил оперативник.

Группа с тоской посмотрела на Матвея - им не хотелось лезть наверх, в пыль и паутину чердака. Следователь внутренне согласился и распорядился прекратить осмотр.

- Значит так, Эллада Эммануиловна. Это подписка о невыезде и надлежащем поведении. Черканите здесь. Вас, Клавдию и Дмитрия я подозреваю в убийстве Григория Иванова.

Бума замотал головой, пытаясь остановить Грамотина, но тот уже принял решение и отступать не собирался. Живухина кивнула, подняла сухонький указательный палец, чтобы оспорить:

- Вы умны, юноша, но...

- Не перебивайте! Доказательства я найду, так и знайте. И не надо меня убеждать в невиновности, я не дурак, знаете ли! Все, закончили!

Обрадованная бригада погрузилась в транспортер. Старая карга напросилась по пути, до Клавдии. Отказать ей у Матвея не хватило духу.

Высадив Живухину, а чуть дальше - участкового, вездеход заревел в полный голосище и помчал в город, выплескивая грязь из колеи.

*

Следователь Грамотин радовался, что шум глушил все, делая разговор невозможным. Ему не нравилось сегодняшнее дело. Вроде бы он разоблачил преступников вопреки их запирательству, но полной уверенности не было. Механизм убийства остался "тайной, покрытой мраком". А почему, собственно, не спросить у ведьмы напрямую?

- Стой. Назад. Я должен уточнить.

Игнорируя поскучневшие лица коллег, Матвей вылез у дома Ивановых. Стукнул. Открыла Клавдия. Она не удивилась:

- Вы к баб Ладе?

Эллада Эммануиловна сидела за столом, пила из стакана молоко. Ведьма, колдунья, знахарка, и кто-то еще в одном лице - она дождалась, пока следователь сел, велела Клаве подать гостю чай. Затем некрасиво улыбнулась во все восемь зубов:

- Передумал, никак? Арестуешь?

- Вас? Нет. А вот Клавдию и Диму, - внезапно и вдохновенно соврал следователь, понимая, что только на такой испуг и можно взять эту странную "ведьму", - их я прямо сейчас заберу в тюрьму. Собирайтесь, Клавдия Емельяновна.

- Не надо их, - дрогнула Живуха, - я же призналась, меня и сажай.

Тупое равнодушие, которое весь день не покидало красивое лицо Ивановой, мгновенно сменилось страхом:

- Баб Лада, ты с ума сошла! В чём призналась? - Клавка всплеснула руками. - Товарищ начальник, не верьте ей! Из ума стара выжила! Я, я Гришку придушила! Меня и забирай...

- Не дури, - строго сказал Дима, выходя из спальни, - меня надо арестовать. Они здесь ни при чём, обе. Я пришёл, когда их не было, и крутил ему яйца, пока тот не сдох от боли...

- Нет, не ты! Он мой муж, я и убила!

Грамотин изумлённо следил за карликом и недавней вдовой, которые ожесточённо оспаривали право называться убийцей, и понимал, что совершенно не разобрался в характерах героев деревенской драмы. Живухина безуспешно пыталась остановить спор, но её слабый голос тонул в криках правнуков. Не выдержав, следователь грянул кулаком по столу:

- Тихо! Оба вы врёте. Его никто не душил и ничего не крутил.

Убедившись, что Дима и Клавдия унялись, Матвей обратился к Живухе:

- Только вы способны так расправиться с человеком, что следов не осталось. Но как? Чем можно довести до смерти здоровенного мужика, прошедшего Чечню? Не колдовством, сто процентов. Так чем?

- Колдовства нет, верно. Знания есть, юноша, сиречь, ведовство. Его убил страх, как я и говорила. Иное дело, чем я страху нагнала. Вот твой друг белокурый, викинг этакий - он Фрейду верит, не мне, а зря. Импотенция его будущая, как и твои постельные неудачи с чужими женщинами - они сродни Гришкиному страху. Все корни изнутри идут, от неуверенности в себе. И от веры в нашу силу. Клаша, Дима, погуляйте на улице.

Живуха дождалась, пока закроется дверь, продолжила:

- Ты догадлив, не то, что участковый наш. Не дано ему понять тонкости, а тебе сгодится на будущее. Клавдия с братом непричастна, им даже невдомек, что и как я учинила. Слушай. Петли на руки-ноги изверга рода человеческого лично мною приготовлены, заранее. Он же не почивать изволил, а беспробудно дрых, пока я вязки накидывала, пока крепила. А как в его омерзительную рожу водой плеснула - встрепенулся, принялся орать и дергаться. Тут я ему обещание умертвить напомнила - он протрезвел. Вполпьяна же, голова немного соображает, смерть навеянную помнит. И я нагнетала страх, темнотой пользуясь. Театральное прошлое пригодилось, чтобы жуть его пробрала до костей. Зашипела кошкой, спросила, кто ноне сильнее? Топор показала, точить принялась. Он все видит, все слышит. Искры от камня летят... Молить меня принялся, обещать. Я жало еще повострила, к шее им примерилась - он обмочился. Подушку ему на голову, прощай, говорю, ирод, и...

Следователь затаил дыхание. Он так и представлял себе изощрённое убийство, но последний штрих, тот самый нюанс, завершающий мазок, что оживляет картину - где же?

- ... тресь ребром тапка по шее!

Закрыв глаза, Матвей прикинул на себя чувства здоровенного мужика, беспомощно распластанного мордой вниз: "Да, жутко. Ай, ведьма, сильно придумала!" И вздрогнул от горестного девичьего вопля:

- Эллада Эммануиловна, зачем вы признались? - из спальни выбежала девушка, которая перед обыском ушла из дома ведьмы. - Это же невозможно доказать! Что вы наделали!

- Ой, про тебя я и забыла! Не хотела, чтобы кто-то знал, - сокрушённо покачала головой Живуха, зачем-то оправдываясь перед никчемной, с точки зрения Матвея, соплюхой, - ну, да ладно... Ты и без меня поняла. Ради детей на всё пойдёшь, Катюша. Даже на смерть, даже на убийство. А теперь - выйди.

Следователь сам выдворил осточертевшую студентку, накинул крюк на дверь, вернулся к столу, задал последний вопрос:

- Дмитрий зачем приходил?

- Мне точило с места не сдвинуть. Я попросила, чтобы в спальню пронес.

Живухина поставила витиеватую роспись под признанием. Грамотин встал, попрощался, находясь под впечатлением, в размышлениях, ранее несвойственных. И услышал в спину:

- Вот еще что - хочешь, к девкам без позора ходи. Я с тебя заговор сняла. Не хотела, а получилось. Ненароком, от нервов, - старуха шумно вздохнула, издала странный звук, словно сглатывала слёзы. - Тяжко это, человека убивать, впервой, не впервой ли. Оно, хоть словом, хоть делом, все равно противоестественно... Ой, худо мне, как худо!

Изумлённый Матвей оглянулся. Живуха стояла, прижимая ладони к груди, а на иссохшем лице влажно блестели две дорожки:

- Прости, если можешь. Не ради корысти убила, дитя защищала. А не простишь, так мне скоро грехи спишутся. Или зачтутся...

*

Глубокой ночью группа добрались до города. Транспортер прогромыхал прочь и все стихло. Пересаживаясь в свою машину, Бума горячо выговорил Грамотину:

- Ты меня убей, Мотя, но колдовства не существует в природе!

- Не существует, - твердо согласился следователь. - Самопроизвольная остановка сердца, ты прав.

Подходя к дому, он вынул из папки протокол признания и подписку о невыезде гражданки Живухиной Эллады Эммануиловны, порвал в мелкие клочки. Глядя, как ветер растаскивает обрывки по улице, отмечая ими каждую лужу, опытный и умный следователь шептал:

- Живи с нечистой совестью, если можешь. Бог тебе судья... Ошиблась ты со мной, Живуха, хитромудрая убивица! Матвей Грамотин - не Гришка Иванов. Ты думаешь, я тупой самец? Обрадуюсь, и к девкам, проверять потенцию? Ага, разбежался! Нинон моя тоже немало ведает... Эх, Бия-мать, перемать, угораздило же меня - мало, что полюбил ведьму, так еще и женился на ней!

Наверх...

СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ:
8,7

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/upload/image/_12507.jpg
Небанальный детектив (сборник) - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.
23.01.2014 16:01  Лев Бердон
Первая моя теща была тоже грымзой и редкостной ведьмой. И готовила так, что с неделю потом мучился несварением. До сегодняшней ночи я думал, что ничто меня больше не сможет так вогнать в сон, как ее гундеж. Ваше произведение смогло.
15.11.2013 22:11 dudka
Жрать, как выразился уважаемый Кир, троллям интересно лишь те произведения, неуязвимые для продуктивной критики (которая, кстати, и прозвучала ниже),а "...детектив", простите - отдаёт привкусом обывательщины, щедро приправленной целлулоидным декором. Мягко говоря, невкусно...
15.11.2013 16:11 Кир Сибирский
Класс, молодец, П-О! Растравил троллей, обеспечил себе посещаемость и пиар! К сведенгю люборытнных, цитата в тему, из сети вынул: "Тролль — сетевой провокатор. Задачи троллей прекрасно сформулировал мультипликационный пророк Mr. Freeman: «Жрать! Срать! Ржать!» То есть найти в интернете чей-нибудь обмен мнениями, вклиниться с парой резких или оскорбительных реплик, потом запастись попкорном и следить за разборкой. На форуме русофилов тролль вспомнит об Украине, в сообществе клуба «Спартак» — о «Зените», букинистам предложит собрать все книги да и сжечь. В 1990-х московские газеты писали об энергетических вампирах, которые-де бродили по улицам и втихую высасывали из прохожих эмоции. Тем же заняты тролли: если при чтении форума или блога вы ощутили приступ ярости и потребность кому-то что-либо доказать, скорее всего, вас включил в пищевую цепочку опытный тролль. Троллей различают по диаметру. Толстый тролль — заурядное быдло, идет на лобовое столкновение, наезжает, припечатывает, переходит на личности («Вы что, Россию не любите?», «Вы антисемит?»). Тонкий — работает, как разведчик Исаев, для него троллинг — ролевая игра…" Здесь тужатся толстые троли, кому рецу в моем ключе сообразить не по плечу. Прошу извинить за временнное отсутстиве, я вернусь. Пока только читаю. Трудно работать с планшета, а до нормальной клавы я добираюсь крайне редко. Но скоро уже сяду к монитору и отведу редакторску. душу.
15.11.2013 14:11 Се...
Разочарование всегда досаждает и более всего там, где его не ждешь. Обратила внимание на интересные и неоднозначные отзывы на "Небанальный детектив", пробежалась по довольно основательным рецензиям автора и уже предвкушала удовольствие - детективы люблю и читать, и смотреть (особенно радует, когда читаешь и видишь одновременно). В данном случае с первых строк и не читалось и тем более не виделось ничего, кроме вороха неудобоваримой рубленой капусты - такой первоначальный образ появился при чтени... <a href=http://napisanoperom.ru/1384509118-id-12507>Читать рецензию полностью...</a>
Ничего страшного, Демьян, что рецензию вы пока написать не отваживаетесь. Это дело наживное. Любой адекватный автор способен научиться этому. Вот ссылка, там есть практически все нужные автору подсказки для самоподготовки. http://samlib.ru/d/detektiwklub/sh_rez-1.shtml
15.11.2013 13:11 dudka
Да пусть пишет, ради Бога... Но, уверен, потенциал ...э... ну, скажем, творческой энергии Владимиру следовало бы направить на редактирование собственной работы. Тут-то работы непочатый край.
15.11.2013 13:11 Дамьян Шандор
Уважаемые авторы и читатели (честно говоря, сомневаюсь, что дудка или люцына - простые читатели, но утверждать этого не могу, к тому же, любое мнение имеет право на существование), не отвлекайте вы Владимира от его работы! Он и Кир - единственные на этом сайте, (кроме жюри, конечно) кто взял на себя груз прочтения произведений лонг-листа, и адекватные авторы с нетерпением ждут и надеются, что очередь дойдет и до них. Не нужно воспринимать их рецензии, как личную обиду, реальное мнение со стороны важнее любой оценки или похвалы, а мнение такого въедливого и внимательного читателя как Владимир или Кир - важнее вдвойне, так как позволяет увидеть то, чего сам ты никак не заметишь. Я сам не люблю работать над своими старыми произведениями по несколько раз, сразу после написания и внимательной (но, к сожалению, одной) вычитки теряю интерес к написанному и хватаюсь за новое. Но подробная критика со стороны позволяет автору если не возвращаться к старому, то хотя бы совершенствоваться при написании нового, так что получая такую рецензию, нужно радоваться, а не обижаться. Прошу прощения, Владимир, что не могу написать рецензию к вашему произведению, просто считаю, что моего опыта пока маловато, чтобы адекватно оценивать других авторов.
15.11.2013 11:11 люцына
А ведь читала я этот текст, и мысли возникали абсолютно такие же, как высказал Дудка: «Небанальный детектив» случайно попал в шорт-лист. Сюжета, как такового, нет, стилистика напоминает «мама мыла раму», то есть, недалеко ушла от букваря, произведение напрочь лишено ритма и пластики, юмор площадный, надуманно-жеманные речевые обороты, а в целом, согласна с рецензентом – совершенная отстранённость от литературной реальности. Чтение не только не приносит удовольствия, но и вызывает ощущение тяжелой физической работы: например, ходьбы по свежевспаханному полю. И последнее: что значит «тролль»? Я тоже не выставляла произведения, и выходит, не могу высказать своего мнения?
Хаим, Александр, Геннадий, спасибо вам за моральную поддержку, но меня обечнь сложно обидеть в реальной жизни и практически невозможно в виртуальном пространстве. Правильно вы классифицировали комментатора под ником "дудка" - это сетевой тролль. Первое и главное правило с такими - "не кормить", т.е не отвечать ему, не дискутировать, так как его появление и выкрик - никакого отношения к рецензированию не имеют. Мне бы такого въедливого редактора, как Кир, чтобы прошёлся с карандашом, выловил... <a href=http://napisanoperom.ru/1384441001-id-12507>Читать рецензию полностью...</a>
14.11.2013 17:11 Хаим Калин
Вынужден возразить вам г-н Дудка, притом что с троллями, как правило, в дискуссию не вступаю. Дисквалифицировав (в смысле прямом) "Небанальный детектив", вы себя выдали, уж не знаю в смысле каком... Одно очевидно: с финальным пулом вы не знакомились.
Страницы:
1
2
3
4
5
6

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...