СЕЙЧАС обсуждают
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5227 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

Подельница
Объем : 252 страниц(ы)
Дата публикации: 01.01.2013
Купить и скачать за 69 руб.
ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): Проза: non-fiction (нехудожественная лит-ра), Триллер / детектив, Рассказы. Короткие истории, Книга Написано Пером
Аннотация:

«Подельница» - это криминальное чтиво. Действие охватывает весенний период апрель-май, когда отопительный сезон ещё не завершен, а солнце уже греет по-летнему, и разомлевшие от жары граждане, потеряв всякую бдительность, распахивают настежь форточки, окна и балконные двери. Этим пользуются всякого рода «домушники» и прочая нечисть. А кому потом разгребать? Ментам, кому ещё!
В данном случае описывается работа уголовного розыска в провинциальном городке с численностью населения триста тысяч. Расслабившиеся за зимний период «от бытовухи», менты порой с трудом поспевают раскрывать преступления оживших от наступившего тепла преступников. И какими бы шустрыми и умными не были молодые опера Оля и Вася, им всё-таки трудновато обходиться без представителей старшего, более опытного поколения, таких, как Аверкин и Замятин.
Совместными усилиями, они раскрывают не только плановые дела, но и множество попутных, казалось бы, к их делам не причастных, преступлений.

Отрывок:

В середине апреля жить стало лучше, жить стало теплей. Плюсовая температура удваивалась при помощи по-ударному топившихся городских котельных. Обывателю же ничего не оставалось делать, кроме как распахивать настежь форточки и балконные двери, чтобы окончательно не запариться в этой домашней сауне. Так как население стояло одной ногой в социалистическом прошлом, а другой осторожно нащупывало болотистую почву буржуазного строя, радиаторы отопления перекрывались далеко не у всех. Поэтому граждане с нетерпением ждали середины мая, когда во время черемуховой прохлады трубы котельных наконец прекратят загрязнять земную атмосферу.

Во время всей этой жаровни в дверь частного детектива Семена Львовича Замятина позвонила соседка, Светлана Михайловна, одинокая женщина бальзаковского возраста. Он открыл дверь. Озабоченный вид соседки насторожил детектива.

– Здравствуйте. Как хорошо, что я вас застала дома...

– Так проходите, не стесняйтесь. У вас что-то случилось? – спросил Замятин. – Идемте на кухню… Кофе? Чайку?

– Нет, нет, спасибо. И так жарко…

– Ну, тогда… чем могу быть полезен? – спросил сосед, указывая ей на зашарпанный древний табурет. Она присела, стеснительно прикрывая юбкой колени.

– Видите ли, я попробовала перекрыть радиатор отопления… духотища же невыносимая! А кран начал капать. Пришлось вызывать сантехника из ТСЖ. Долго ждала, но все же пришел, сделал. Теперь не капает и не жарко…

– Ну, так и слава богу…

– Так-то бы все ладненько, но сейчас стала одеваться, гля, цепочки золотой нет! На полке стенки лежала в хрустальной пепельнице…

– Думаете, сантехник прихватил? – задумчиво щурясь, спросил Замятин.

– Думаю! Ко мне больше никто не приходил.

– Хм, однако… – проговорил детектив, про себя подумав, что, наверное, придется заняться «работой на дому». – Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе…

– Что? – рассеянно спросила соседка.

– Да нет, ничего. Это я так… про себя. Что ж, будем, как говориться, копать.

– А может, мне заявление участковому написать?

– Участковому? Нет, участковому, пожалуй, не надо. А вот в полицию, во второе отделение, можно. Там есть такой… майор Аверкин, так вот, данный вопрос входит в их компетенцию.

– Ага, поняла, так и сделаю… Аверкин. Ну и духотища у вас. Так я пойду? Спасибо вам.

– Да пока не за что. – Он проводил соседку за порог. – Заходите, если что…

– Обязательно зайду, до свидания, – проговорила она, торопливо топая каблучками по ступенькам.

Захлопнув дверь, Семен Львович прошел через залу и вышел в лоджию. Апрельское солнце грело по-летнему. Снега на земле почти не было, зато было много разного мусора и особенно собачьих «мин». Поэтому он оторвал взгляд от земли и поднял глаза вверх, туда, где на висевшем толстом кабеле, протянутом от девятиэтажной высотки к их пятиэтажке, восседала жирная ворона.

«Где ж ты так смогла отожраться? Сородичи твои после зимы все вон какие дохленькие, а ты прям как повариха из кулинарии», – весело подумал Замятин и махнул на ворону рукой. – Кыш!

Ворона безбоязненно продолжала покачиваться на проводе, зная, что человеку до нее не дотянуться. Детектив снисходительно улыбнулся и вернулся в квартиру. В его голове уже вертелись мысли, каким образом можно уличить в краже сантехника. Хорошо бы было взять его с поличным.

– Ну и духотища! – недовольно проворчал Замятин и на минуту замер. Его губы вдруг расплылись в улыбке. – «Чего же мне сразу-то не торкнуло?!» – подумал он и быстро пошел к входной двери. Спустившись по лестнице этажом ниже, он нажал на кнопку звонка. Светлячок в глазке погас и снова засветился. Защелкал запор, и дверь открылась. В дверях стояла соседка, вся во внимании.

– Мне бы номерок телефона, по которому вызвать сантехника…

– Что, тоже вспотели? А у меня теперь благодать! Правда, дороговато вышло. Да вы входите.

Замятин вошел.

– Так где, вы говорите, лежала ваша цепочка? – спросил детектив.

– А вот… здесь, – указала соседка на полку, что была рядом с отопительной батареей.

– Ага-а… – произнес детектив, – по-нятно.

Светлана Михайловна смотрела на него, пытаясь понять, что вдруг стало соседу понятно. Тот осмотрел пепельницу, зачем-то на нее дунул и спросил:

– А из других вещей ничего не пропало?

– Да вроде нет, – растерянным взглядом оглядела комнату хозяйка.

– Ну, ладно. Номерочек мне…

– Ой! Забыла совсем.

Она раскрыла секретер, достала записную книжку, нашла нужный номер, написала его и, вырвав листок, протянула соседу.

– Спасибо. Теперь главное, чтобы прислали именно того самого сантехника. Иначе мой план рухнет.

Соседка смотрела на него, раскрыв рот.

– Когда вы собираетесь пойти в полицию?

– Сейчас…

– Без меня не уходите. Я с вами… пройдусь.

– Хорошо, – торопливо закивала соседка.

Дома Семен Львович достал из серванта красивый заварной чайник и вытряхнул на ладонь обручальное кольцо. Другого золота у него не было. Он до блеска начистил колечко о шерстяное одеяло и, полюбовавшись им, с тяжелым вздохом положил на полку стенки. В прямых лучах солнечного света оно сияло, как само солнце.

В кабинете начальника убойного отдела Алексея Павловича Аверкина стояла зловещая тишина. Сам начальник напряженно думал, то и дело протирая лысину и вспотевший нос уже изрядно промокшим платком. Не отрываясь от кресла, он подъехал к зарешеченному снаружи окну и, сердито пощелкав шпингалетами, распахнул оконные створки настежь. Уличная прохлада хлынула в кабинет.

– Черт!.. – заворчал он, – откроешь – сквозняк, закроешь – парилка!..

Майор собрал разложенные на столе бумаги в одну стопку и придавил их пепельницей, чтобы потоком воздуха из дверей их не разбросало по полу. В дверь постучали, и она сразу же отворилась. На пороге стояли оперативники, лейтенант Ольга Соколова и ее напарник Вася Мышкин, тоже лейтенант, только старший. Они тяжело дышали от быстрой ходьбы.

– Ну, проходите. Чего встали-то? Сквозняк же! Мне из-за вас… чихотку поймать не хватало! Садитесь… вон… – начальник нетерпеливо подвинул стопку бумаг на край стола. – Ну, что там?

Опера переглянулись.

– Давай излагай, – пробормотал Вася. – У тебя складно… всегда получается.

Ольга бросила на него недовольный взгляд и со стулом подвинулась поближе к столу начальника.

– В общем, труп обнаружили рабочие свалки, как они представились. Они там пустые бутылки собирают, моют и после сдают…

– Оля, что они там сдают, мне по барабану. Ты по делу говори, – сдержанно проговорил начальник.

– Так вот, обнаружив большой мешок с трупом в строительном мусоре, они через шофера-мусоровоза сообщили в райотдел. Те приехали, потоптались… мусор городской, ну и передали это дело нам.

– Ну, это мне известно. Что за труп?

– По спецовке рабочий. Скорей всего строитель-ремонтник. На вид лет этак около тридцати. Мусор специфический: обрезки гипсокартона, побелка… – Ольга бросила взгляд на напарника. Тот неопределенно пожал плечами, поерзал на стуле.

– Можно, я?.. – кашлянув в кулак, спросил старший лейтенант Мышкин.

– Ну…

– Когда мешок раскрыли, в нем был обнаружен согнутый пополам и стянутый поясным ремнем труп, как уже заметила лейтенант Сорокина, мужчины лет тридцати. Видимо, чтобы труп поместился в мешок, злоумышленник того и согнул. Из этого вытекает следующее: в мешок труп упаковали сразу же после убийства, когда тело было еще мягким, послушным. Спустя сутки его было бы так не сложить.

– Логично, – проговорил, задумчиво щурясь, начальник.

– После предварительного осмотра выяснилось, что смерть наступила приблизительно сутки назад, от поражения электрическим током.

– Почему именно током? Что, кожа почернела? Так строителей белых теперь мало, там сплошь… чумазые.

– Не только рожа… простите… кожа, – глаза Васи забегали по полу, – на ладонях и пальцах признаки сильных ожогов. Окончательные результаты обследования будут готовы только завтра к полудню.

– М-да. Завтра к полудню, говорите? Ну, ладно. Чем займетесь до полудня?

– Так хватает… – попробовал отлынить Вася.

– Только что, до вас, меня навестил бывший наш сотрудник. Нынче пенсионер и частный сыщик, Семен Львович Замятин. Может, помните?

Опера пожали плечами.

– Ну, это не столь важно. Там в их районе, что меж Советским проспектом и улицей Заря Свободы, золотишко кто-то тырит. Ну, там… цепочки золотые, перстенечки, колечки всякие ценные. У участкового, говорят, стол от заявлений ломится, не знает, чего делать. Так вот, Замятин вычислил воришку, осталось только взять с поличным. С утра подсобите ему. Вот его адрес и телефон.

– Так это же в компетенции Григорьева, – возмутился Вася.

– В засаде они. Вора пасут, – пояснил майор Аверкин.

Ольга взяла бумажку с адресом, прочитала и положила в свою сумочку.

– Разрешите идти? – спросил старший лейтенант Мышкин.

– Да идите уже, – махнул рукой начальник и потянулся к графину с водой.

2

Вернувшись домой, Семен Львович, не разуваясь, прошел в залу. Обручальное кольцо лежало на полке стенки и не сияло, как прежде. Солнце теперь не светило в его окна, а находилось в полуденном апогее и плавило битумные швы на крышах домов. Он распахнул балконную дверь и вернулся в прихожую, к телефону. Набрал номер сантехника. На том конце провода трубку долго не снимали, надеясь, что у звонившего лопнет терпение и он бросит это занятие. Но у Семена Львовича терпения, наработанного за тридцать лет в уголовном розыске, было предостаточно, и он дождался ответа диспетчера.

– Диспетчер ТэСэЖе слушает, – прозвучал в трубке раздражительный возглас.

– Добрый день. Вас беспокоит житель дома девяносто девять по Заре Свободы, квартира семнадцать.

– Так, что у вас? – нетерпеливо перебила диспетчер.

– У меня? – Семен Львович на несколько секунд задумался и для надежности решил соврать. – Я тут отопление попробовал перекрыть, кран закрутил, а снизу из-под него теперь вода сочится. Подо мной целых четыре этажа, если течь усилится, в общем, сами понимаете. Что делать, не знаю. Сантехника бы поскорей прислали, что ли.

– Сильно течет?

– Ну, струйка… толщиной со спичку.

В трубке что-то зашуршало, заскрипело, и было едва слышно, как диспетчер дает кому-то указания. Наконец снова послышался тот же голос:

– Сантехник будет в течение часа, ждите, – пообещала диспетчер и сразу положила трубку. Было понятно, что ей уже до чертиков надоели обращения граждан по вопросам прогнившей сантехнической арматуры.

– Ну-с, ладно, – пробормотал себе под нос Семен Львович. – Пойду, расковыряю кран.

Семен Львович не был силен в сантехнике. Подойдя к чугунной батарее, рождения тридцатых годов, он, немного подумав, наклонился и закрутил вентиль крана. Затем пошел на кухню, взял широкую миску и подставил ее под кран. Но кран и не думал течь. Тогда хозяин принялся его крутить туда-сюда, чтобы вызвать хотя бы малейшую капель, иначе вызов сантехника будет ложным. А это чревато последствиями. Он пошел в кладовку, долго там копался, пока отыскал молоток, и, вернувшись, принялся постукивать по крану. Но результат оставался положительным, и батарея начала постепенно остывать...

Солнечным апрельским утром оперативные работники Вася и Ольга вышли на крыльцо второго полицейского управления. Вася, морщась на яркое солнце, достал из кармана большие с затемненными стеклами очки и приспособил их у себя на лице. Глядя на напарника, Ольга рассмеялась.

– Ты чего? – спросил Вася недоуменно.

– Да так, смешно. Наша форма и темные очки. Обхохочешься.

Вася тяжело вздохнул и, сняв очки, сунул их в карман.

– Что теперь? Я их зря покупал что ли? – обидчиво произнес он.

– Нет… ну, в «гражданке» еще куда ни шло, а в форме – полный пипец.

Василий нахмурился, кашлянул в кулак.

– Ну, ладно. Машина в нашем распоряжении только до полудня, – скороговоркой начал он, чтобы напарница не смогла его перебить. – Поэтому предлагаю, для экономии драгоценного времени, разделиться.

– Как это?

– Лейтенант Сорокина, не перебивайте старшего по званию и слушайте внимательно.

– Ой, ой, ой! Ну, слушаю, – Ольга сложила руки на груди.

– Сейчас меня забросите к этому… сыскарю… в засаду, а ты, пока машина под жо… то есть в нашем распоряжении, дуй на автобазу городского хозяйства и разузнай график вывоза мусорных контейнеров. В общем, поройся там поглубже.

– В контейнерах? – спросила Ольга с усмешкой.

– В бумагах! А с сантехником я сам как-нибудь…

– Хорошо, уговорил.

Они подошли к дежурному УАЗу и уселись на заднее сиденье. Машина, изрыгнув клубы черного дыма, выехала на широкую городскую улицу.

Вася поднялся на пятый этаж хрущёвки, немного потоптался, присматриваясь к номерам на дверях, и нажал на звонок номера семнадцать. За дверью послышался быстрый топот босых ног. Дверь открылась, и перед оперативником предстал босоногий хозяин квартиры в закатанных до колена брюках и с мокрой тряпкой в руках. За его спиной наблюдался плавающий в сквозных потоках воздуха легкий туман. На полу поблескивали небольшие лужицы, которые хозяин не успел подтереть. Несколько мгновений они смотрели друг на друга. Хозяин вытер правую руку о майку и протянул ее Васе.

– Замятин.

– Старший лейтенант Мышкин, – пожал влажную ладонь Вася.

– Проходите на кухню. Там сухо… уже. Прорвало неожиданно…

Вася заметил, что сыскарь Замятин несколько расстроен «неожиданным» потопом и пошел за ним на кухню. Из залы доносилось побрякивание инструментов об батарею – это усердно устранял аварию сантехник.

– Я-то и не думал, что так сильно брызнет. Думал, только чуть закапает, а оно вона как! – хозяин подставил табурет под зад оперативного работника и надавил ладошкой на его погон, заставляя сесть. Тот присел на край табурета. Замятин быстро вышел из кухни и заглянул в залу. Бросил взгляд на полку. Кольца не было. Он посмотрел на стоящего на коленях перед батареей и закручивающего гайку сантехника. На безымянном пальце его правой руки поблескивало золотое кольцо!

«Все-таки сработало! – восторженно подумал Замятин. – А жаль… Работящий парень и хороший спец. Надо же! Голыми руками в кипяток… но ничего. Спецы в тюрьме тоже нужны. Кто его заставлял воровать?»

Вася сидел на краю табурета и нетерпеливо, словно от сильного холода, подергивал ногой, когда на цыпочках вошел хозяин квартиры. Он прикрыл за собой дверь и, потирая руки, шепотом проговорил:

– Сработало. Можно брать… с поличным. Кольцо мое у него на пальце. Только что сам видел.

– Точно? А то ведь…

– Точно, точно. Никого же больше, кроме него, не было. Я тоже немножко в этих вопросах разбираюсь…

– Хозяин, готово! – послышался голос сантехника.

Вася Мышкин поднялся с табурета и отстегнул от пояса наручники. Замятин кивнул, и они пошли в залу.

Сантехник, позвякивая ключами, сложил их в допотопный портфель и поднялся с колен. К нему тут же подошел старший лейтенант.

– Говорят, руки у вас золотые. Нельзя ли на них взглянуть?

Сантехник, ничего не подозревая, поставил портфель на пол и посмотрел на свои руки. В мгновение ока на его запястьях оказались наручники.

– Да вы чего, мужики, офонарели что ли?! – ничего не понимая, возопил сантехник.

Мышкин взял его за руку и сдернул с безымянного пальца кольцо. Замятин было протянул за колечком руку, но опер достал из кармана пакетик и бережно положил его туда.

– Вещдок, – пояснил он хозяину.

– Понял, – согласно кивнул Замятин.

– Какой вещдок?! Вы чего, с ума что ли посходили, от жары?! Мое кольцо!

– Ну, хватит, пошли! – прихлопнул по спине сантехника старший лейтенант.

– Куда?!

– На площадь труда! – Мышкин уже грубее толкнул воришку в спину.

– Ну, инструмент-то хоть можно забрать?

– Так заберешь… года через три, – улыбнулся Замятину оперативник, подталкивая задержанного к выходу. – До свидания, Семен… э-э-э… Львович. Понадобитесь, сообщим.

– Всего доброго… Аверкину привет от меня! – уже вдогонку крикнул Замятин.

– Хорошо, передам. Да вы и сами к нам заглядывайте! – топая ботинками по ступенькам, откликнулся опер.

Довольный результатом проведенной операции, Замятин потрогал остывшую батарею и вышел на балкон. На улице было по-весеннему шумно. На высоких тополях строили себе большущие гнезда вороны, ведя при этом перебранку с многочисленными галками, тоже претендующими на проживание в этом, экономически выгодном для них районе. На проводе покачивалась все та же жирная ворона. На третьем этаже девятиэтажки, в единственной квартире, на почерневшем от времени фасаде выделялись белизной недавно вставленные евроокна. Средняя створка балконного окна была распахнута наотмашь, хотя она могла открываться и под углом. Ворона неожиданно снялась с провода и спикировала в проем того самого окна. Семен Львович улыбнулся. «Так вот как ты вес набираешь, – подумал он. – Домушничаешь, значит». Через некоторое время ворона снова покачивалась на проводе, начищая об него испачканный пищей клюв.

Вася Мышкин сидел за своим столом и внимательно разглядывал через лупу колечко, изъятое у сантехника при задержании. В дверь, словно ветер, ворвалась Ольга.

– Ну, как дела? – спросила она, усаживаясь за свой стол.

– Мои – нормально. Вор доставлен в отделение без приключений. В обезьяннике обдумывает мое предложение о помощи следствию.

– А-а, – с иронией произнесла Ольга.

– Ну, а ты нарыла чего-нибудь? – в свою очередь спросил Вася.

– Нарыла еще больше себе работы. Механик базы поведал, что строительный мусор обычно вывозят другими машинами, самосвалами. И погрузку обычно производят сами дворники, потому что ремонты квартир производятся не так уж и часто. А раз так, они бы сразу наткнулись на труп и сообщили бы куда надо.

– Значит, надо искать самосвалы, которые загружались именно строительным мусором.

– Надо. Но у них там документов этих… заявок, путевок… за месяц не разберешь.

– Ну и что дальше?

– А дальше больше. Нужно взять заключение в медэкспертизе, чтобы знать точное время, когда наступила смерть. Тогда меньше будет возни с путевками.

– Вот и займись, – проговорил Вася, не отрывая глаза от лупы.

– А ты чего? Ты же знаешь, что меня там тошнит!

– Там всех тошнит, ну и что?

– Тогда поехали вместе. – Привстала со стула Ольга.

– Не могу.

– Почему?! – пристукнула она ладошкой по столу.

– Потому что мне нужно забрать у участкового заявления граждан об украденном у них сантехником золоте. Потом надо сверить даты заявлений с датами совершенных краж. Чтобы дать ход следствию и вскоре его закрыть. Так что работы у меня сегодня до полуночи.

– Выкрутился. Ну, ладно! – многообещающе произнесла Ольга и, поднявшись со своего места, нарочно громко протопала к выходу. – Если шеф спросит – я в морге!

Вася с кривой ухмылкой пожал плечами. В дверях с Ольгой столкнулся дежурный сержант.

– Извините, товарищ лейтенант. Здравия желаю! – прислонил он руку к козырьку.

– И вам не хворать, – сухо произнесла Ольга.

– Товарищ старший лейтенант, задержанный, которого вы привели, с вами говорить желают. Привести?

– Н-ну… приведите.

Через некоторое время в кабинет вошел сантехник, за ним сержант.

– Снимите с него наручники, – стараясь казаться добрым, приказал опер. – Сержант, оставьте нас. Я позову, когда понадобитесь. А вы присаживайтесь.

Сантехник сел на стул напротив Мышкина и засопел носом.

– Так что вы надумали нам рассказать? – спросил старший лейтенант Мышкин.

– Я требую адвоката, – дрожащим голосом проговорил сантехник.

Опер пожал плечами.

– Будет вам адвокат. Только вот принесу от участкового все два десятка заявлений…

– Чего вы тут выдумываете! Чего вы мне хотите повесить?!

– Зачем нам вешать, когда вы взяты с поличным. И даже одно это колечко тянет примерно на трешник лесоповала.

– Думаете, я кольцо у этого хмыря спер? Да я месяц как женился!

– Ну что ж, поздравляю. Будет кому вас ждать.

В это время без стука в дверях появился майор Аверкин. Он прошел за Ольгин стол и уселся, облокотившись локтями о крышку.

– Продолжайте, продолжайте. Я послушаю, – сказал начальник, смахивая с крышки стола невидимую пыль.

– Раз на то пошло, вызовите этого… хмыря, пусть кольцо примерит. Какие пальцы у него, какие у меня?!

– Ну, насчет хмыря, пожалуйста, поосторожней. Он все-таки наш коллега…

– Про какого это вы хмыря?.. – полюбопытствовал Аверкин.

– Про Семена, как его?.. Львовича, который вам привет передавал.

– А-а.

– Не хотите его? Тогда позвоните моей жене. Пусть коробку из-под кольца принесет. В ней и чек, и проба прописаны… и адрес магазина!

– Так. Что предпринять, мы без вас знаем. Больше ничего добавить не хотите?

– Хочу! – наклонился над столом сантехник, глаза его злобно засверкали. – Слышал я, что менты поганые, а теперь и сам в этом убедился! Называй вас хоть милицией, хоть полицией, хошь копами…

– Все? – оборвал его дерзкое высказывание Мышкин. – Сержант! Уведите.

В кабинете моментально появился дежурный сержант и, надев на сантехника наручники, сопроводил того в камеру.

Аверкин покосился на опера, по-старчески крякнул в кулак и протяжно произнес:

– А ну-ка пригласите ко мне этого… хмыря. И немедленно! Я у себя буду. – Уже в дверях Аверкин остановился и, не оглядываясь на подчиненного, спросил:

– Что там у вас по трупу?

– Так… работаем.

– Конкретней.

– Конкретней? Оля… виноват, лейтенант Сорокина убыла в судмедэкспертизу за заключением экспертов. Без него нам не начать…

Начальник, не дожидаясь конца доклада, захлопнул за собой дверь.

– Фу-т-ты! – выдохнул из себя напряжение Вася Мышкин и задумчиво снял трубку с аппарата. Затем разыскал в столе бумажку с телефоном сыщика Замятина и принялся набирать номер.

Семен Львович еще раз потрогал батарею отопления, прошел в прихожую, сбросил тапочки и взялся за тряпку, желая до конца высушить пол. Но довести уборку до конца ему было не суждено – раздался телефонный звонок. Его приглашали срочно явиться во второе отделение к бывшему коллеге, майору Аверкину. Он быстренько переоделся и пошел на балкон, закрыть окно. На балконе, бросив привычный взгляд на жирную ворону, Семен Львович опешил. Ворона восседала, покачиваясь на проводе, а из ее клюва свисало что-то блестящее, очень похожее на золотую цепочку! Детектив уставился на ворону, затем перевел взор на многочисленные гнезда, что возводились на пока еще голых тополях, и рукавом вытер моментально вспотевший лоб.

– Елка с палкой! Чего деется, чего деется?! – проворчал он и, закрыв балкон, заторопился в гости к Аверкину.

Через полчаса сыщик Замятин стучался в дверь начальника угро. Майор Аверкин принял радушно и долго тряс его широкую влажную ладонь с толстыми пальцами. Затем указал гостю на стул возле стола и, приложив палец к губам, снял трубку с телефонного аппарата.

– Мышкин, ты все еще тут?.. На сей раз хорошо, что тут. А ну-ка принеси мне этот вещдок. Какой, какой… круглый, блестящий. И пусть сантехника приведут… тоже ко мне! – начальник аккуратно положил трубку на аппарат, а руки перед собой, на стол. – Та-ак…

– Палыч, я вычислил воришку…

– Да какого на хрен воришку!

– Ладно, Палыч, слушай, у тебя когти есть? – спросил Замятин.

Начальник бросил взгляд на свои аккуратно постриженные ногти.

– Н-нет.

– Ты не понял. У вас на складе когти для электриков были. Они сейчас есть? Или уже тю-тю?

– Не знаю, – с любопытством уставился на пенсионера Замятина майор Аверкин. – Может, есть, а может, и тю-тю…

Раздался осторожный стук в дверь.

– Войдите! – крикнул в сторону дверей Аверкин.

– Разрешите, товарищ майор? – спросил старший лейтенант Мышкин.

– Давай сюда ваш вещдок, – приказал начальник.

Вася положил пакетик с колечком ему на стол. Тот достал кольцо, посмотрел сквозь него на свет и, выйдя из-за стола, подошел к Замятину.

– А ну-ка, примерь.

– Да я же и говорю…

– Нет, ты все-таки примерь, – настаивал начальник.

Замятин попихал для порядка безымянным пальцем в колечко, но оно дальше ногтя не налезало.

– Да не мое оно! – вспылил Замятин. – Говорю…

– Вот и я говорю, – перебил его майор, – Груздева надо отпускать.

– Какого Груздева? – осмелился спросить опер Мышкин.

Начальник смерил его суровым взглядом, отчего у того по спине пробежали мурашки.

– Сантехника Груздева. Приводите людей, даже фамилию не спросив! Сейчас же извиниться перед законопослушным гражданином Груздевым… при мне! Обоим! Слышали?! Ладно, этот «Глеб Жеглов» молодой еще, ну а ты-то Сеня…

– Понял я, что облажался. И на старуху бывает проруха. Я ее достану, мне бы только когти…

Полицейские посмотрели на него недоуменно и переглянулись. А Замятин понял, что когтей у них нет.

До самого дома Семен Львович оправдывался и извинялся перед пострадавшим сантехником, который всю дорогу сердито молчал. И только когда они вошли в квартиру и тот достал из бокового кармана портфеля журнал учета, сухо произнес:

– Вот здесь распишитесь.

Замятин с готовностью поставил свою подпись.

– А сколько я…

– Нисколько, а то еще оформите за вымогательство.

Сантехник скрылся за дверью. Замятин проглотил черствый комок и принялся нервно колотить кулаком правой руки о ладонь левой.

– Когти, когти… Где же взять когти?

Вдруг из подъезда послышался истеричный визг и странный звон. Семен Львович бросился к дверям и выбежал в подъезд. У мусоропровода, вжавшись в стену, стояла перепуганная соседка, а напротив нее стоял с поднятыми вверх руками сантехник. На площадке валялся рассыпавшийся из портфеля инструмент. Соседка ойкнула и зачастила каблучками вверх по ступенькам к Семену Львовичу.

– Чего у вас тут? – спросил Замятин.

– Д-дурдом у вас тут! – нервно ответил сантехник, принимаясь собирать инструмент. – Блин, слова не сказал… врубила свою сирену! Чтоб я сюда еще хоть одну заявку взял!.. Унитаз полетит, хрен приду. Будете срать в кастрюлю!

Сантехник защелкнул портфель и почти бегом припустил по лестнице вниз. Соседи смотрели друг другу в глаза.

– Слышали? – спросил Семен Львович шепотом.

– Аха-а, – так же тихо выдохнула Светлана Михайловна.

– Демократия... Стало как в колхозе: каждый суслик – агроном.

– Аха-а, – сложила соседка руки на пышной груди.

– У вас случайно когтей нет? – снова обратился к соседке Замятин.

– Чего-о? – не поняла Михайловна и посмотрела на свои ногти.

– Нет. Когтей, с которыми по деревьям лазать…

Светлана Михайловна с полным непониманием смотрела на соседа. Тот вздохнул и принялся объяснять, что почем.

– В общем и целом мне довелось случайно выяснить, что ваша золотая цепочка находится… – он аккуратно взял соседку за локоть, – идемте к окну. Я вам объясню. – Они спустились на площадку, что пониже. – Видите деревья?

– Вижу.

– А гнезда? Видите?

– Ну, вижу.

– Так вот, ваша цепочка находится в одном из них. И чтобы достать ее, впрочем, как и другое золото, похищенное домушницей, мне нужны электрические когти. У вас они есть?

– Нет. Электрических когтей у меня нет. Есть электрический чайник, утюг… фен… – она высвободила локоть из руки соседа и, настороженно глядя на него, отодвинулась на пару шагов.

– Ну что ж? Как говорится: на нет и суда нет. Будем искать. Кстати, вы никуда не уезжаете? – загадочно спросил Семен Львович.

– Н-нет… никуда…

– Я к тому, что возможно вскоре вы мне понадобитесь. А когти я найду… в домоуправлении. Ну, пока до свидания, – откланялся сосед и быстро пошел по лестнице вверх.

– П-пока… до свидания, – прошептала соседка, глядя на его широкую спину.

3

Оперативные работники убойного отдела Вася и Оля поссорились уже с самого утра. Сорокина предлагала поехать в автохозяйство вместе, чтобы побыстрей разобраться с путевками. А у Васи созрела идея еще раз посетить свалку и поговорить с ее обитателями, чтобы более точно выяснить, в какое время был туда привезен мусор с подброшенным в него трупом. Пока спорили, к ним зашел майор Аверкин.

– Здравствуйте.

Подчиненные встали со стульев и, так как все были в форме, приложили руки к вискам.

– Здравия желаем, товарищ майор, – дружно поприветствовали опера своего начальника.

– О чем спор?

– Да вот… по трупу обсуждаем… версию, – ответил старший лейтенант Мышкин.

– Ну и?..

– Да вот… не сходимся во мнениях. Я предлагаю еще раз съездить на свалку, порыться в мусоре, побеседовать с аборигенами и так далее, а лейтенант Сорокина рвется к бумагам в контору мусоровозов.

– Ну, так разделитесь. Ты туда, она сюда. Зачем усложнять? И вот что, – майор вынул из кармана ключи от УАЗа. – Водила отпуск попросил по семейным обстоятельствам. – Он положил ключи на стол Мышкина. – Так вы уж сами, если хотите. Надеюсь, права-то успели купить?

Оперативники улыбнулись на шутку начальника.

– Есть права, товарищ майор, – поспешил ответить Мышкин.

– Ну, вот и хорошо. Как говорится, вперед, за орденами.

Начальник покинул кабинет оперативников.

– Ну и кто будет за водилу? – спросил Мышкин.

– Ты, конечно. Ключи тебе дали, – ответила Ольга.

– Да, но я, как джентльмен, могу уступить.

– А у меня права в Магадане. Другие купить пока не на что. Поехали… за орденами.

Вася подвез Ольгу к конторе городского хозяйства, а сам взял курс на городскую свалку. Он, уже миновав асфальт, свернул на ухабистую грунтовку, как вдруг машина дернулась пару раз и заглохла. Вася глянул на приборы. Бензин был на нуле. Он вышел из машины, сильно хлопнул дверцей и огляделся. Вокруг было чистое поле, где солнце жарит – чтоб оно пропало! И кругом ни души. Вася вслух выругался, как только умел, и принялся мочиться на заднее колесо. До свалки оставалось километра три. Освободившись от урины, он решил ждать, когда поедут мусоровозы, чтоб у них разжиться горючкой. Он взялся за ручку и дернул дверцу. Дверца не открывалась, от сильного хлопка замок заклинило. Вася в сердцах пнул носком ботинка по дверце и услышал позади гул мотора. Это приближалась оранжевая мусоровозка.

Заметив впереди махающего руками милиционера, шофер притормозил и разгоряченная от пробега машина, пыхнув воздухом в дорогу и рыкнув черной копотью из выхлопной трубы, остановилась. Вася обошел машину спереди и запрыгнул на высокую подножку. Водитель смотрел на него вопросительно.

– Слушай, братан… – начал было старший лейтенант. Но шофер, улыбаясь, его перебил:

– Нет братьев у меня…

Вася нахмурился, ему было не до шуток. И шофер направил разговор в нужное русло.

– Чего хотели, гражданин начальник?

Опер Мышкин сдвинул фуражку на затылок

– Немного бензина не одолжишь? Обсох, блин!

– Так у меня ж солярка.

– А-а, – разочарованно протянул старший лейтенант. – Тогда езжай.

– Да вы не расстраивайтесь, гражданин начальник. Туда и бензиновые мусоровозы ездют. Выручат дорогую полицию. Бывайте, гражданин начальник.

Вася спрыгнул с подножки. Машина окутала его едкой копотью пополам с дорожной пылью и покатила дальше.

– Попутного ветра и семь футов под килем, – недовольно проворчал опер вслед мусоровозке и запел, подражая известному барду прошлого столетия: «…стою в степи, кругом пятьсот, и ищу я выход из ворот, но нет его, есть только вход, и то не тот».

Он сел в машину с правой стороны и, развалившись на сиденье, надвинул козырек фуражки на глаза.

Очнулся Вася от звонка мобильника. На проводе была Ольга.

– Ну, ты где?

– Я? – Вася сморщил лоб и огляделся. – В поле… стою. Обсох.

– Как обсох? – не поняла Ольга.

– Как осенний листок, – с иронией проговорил коллега. – Бензин на нуле.

– Так попроси у проезжих шоферов.

– А у них солярка. Вот так вот.

– Так ты хоть до свалки-то доехал?

– Не-а, километра три, а может и поболе.

– Ну, ты, начальник, даешь! Мне теперь пешком отсюда топать?

– Тебе-то что! Вот мне… – в это время Вася услышал шум мотора. – Так, пока, до связи. Кажется, мой спаситель подъезжает.

– У-убила бы!.. – услышал Вася гневный голос из трубки и выключил телефон. Он встал на проезжую часть дороги и поднял вверх руки. Машина остановилась. Шофер приоткрыл дверцу. Опер Мышкин с серьезным видом подошел к нему.

– Слушай, друг, бензина не одолжишь? Обсох… – он не успел договорить.

– Какого бензина?! У самого в обрез. А мне еще три ходки делать. В конце смены дам, если останется.

Машина при их разговоре продолжала медленно двигаться.

– Ну, тогда стой! – решительно приказал старший лейтенант.

– А чего это мне стоять? Я не нарушал… – начал прибавлять скорость шофер.

– Стой, говорю! С тобой поеду.

– А, это другое дело, – сказал тот и остановил машину. – Садитесь, гражданин начальник.

– Да что вы все заладили: гражданин начальник, гражданин начальник…

– А как вас еще? По погонам видно, что начальник.

Вася, морщась, посмотрел на пожилого шофера и вздохнул.

– Был бы я начальником, на свалку бы не ехал. Так, говоришь, еще три ходки?

– Не знаю, если будут звонки, – неохотно проговорил шофер, ему явно не нравилось присутствие в машине полицейского.

– Так вы, значит, по звонку вывозите?

– Ну, как контейнер наполнят, так и звонят.

– А-а. Понятно.

Над свалкой кружили стаи разнообразных птиц. Их гвалт сливался с шумом машины. В кучах мусора тут и там копались обитатели свалки. Машина развернулась вполоборота и стала сдавать задом к расчищенному бульдозером месту.

– А зачем вы сюда, нагрешил кто-то из бомжей? – поинтересовался шофер.

– Да есть несколько вопросов.

Машина встала.

– Обратно со мной поедете? – снова спросил шофер.

– Если подождете…

– Подожду, если недолго.

– Не, я не долго.

Шофер ему согласно кивнул и включил подъемник.

Наверх...

ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/upload/image/_651557.jpg
Подельница - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.

Ваш комментарий может стать первым.

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...