СЕЙЧАС обсуждают
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5205 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

Дети света
Объем : 476 страниц(ы)
Дата публикации: 01.01.2014
Купить и скачать за 69 руб.
СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ:
8,7
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): Приключения, Фантастика, Рассказы. Короткие истории, Книга Написано Пером
Аннотация:

Быть полезной в этой жизни, - вот о чем мечтает Алекса. И ее мечта сбывается, когда она обнаруживает необычные способности, которые отличают ее от остальных. К тому же в ее жизни появляется отец Джеймс, которого она считала погибшим. Он рассказывает дочери о ее принадлежности к детям Индиго. Именно они пришли в этот мир для того, чтобы спасать людей от глобальных экологических катастроф и в дальнейшем помочь переселиться на другую планету, пригодную для жилья во время неизбежной и самой страшной катастрофы. Но это все в будущем. А сейчас в жизни Алексы появляются новые друзья, которые решают насущные проблемы, приспосабливаются к жизни на этой планете и как обычные люди проходят через все испытания, которые преподносит им жизнь: растут, меняются, влюбляются. Но при этом, на них лежит большая ответственность за спасение людей. Готова ли Алекса к возложенной на нее ответственности? И только любовь может ответить на этот вопрос…

Отрывок:

Пролог

Я всегда себя считала серой мышкой и в своей неуверенности винила отца, который исчез в неизвестном направлении.

Но спустя время я поняла, что все зависит только от самого человека. И если тобою движет любовь, ты найдешь в себе силы побороть страх и спасти дорогих твоему сердцу людей.

Кто бы мог подумать, что моя жизнь перевернется на сто восемьдесят градусов и окажется, что мое предназначение – быть сильной и уметь смотреть трудностям в лицо, решая задачи, неподвластные обычному человеку.

Глава первая

Парк Кэровиндз

– Есть! – воскликнул мой одноклассник Найджел, в очередной раз сбив мишень. Я стояла поодаль и наблюдала за тем, как он, нахлобучив на себя громадную панду, вышел из тира, прихватив с собой еще несколько игрушек кислотного цвета инопланетного происхождения. Найджел шел в мою сторону и задержался возле меня на несколько секунд:

– Алекса! Ну что ты как непослушный ребенок? Возьми да попробуй! Давай же! Вливайся в наши ряды! Вон, видишь, – он показал лапой панды в сторону огромного синего лотка, забитого до отказа игрушечными инопланетянами, где восьмилетки забрасывали кольца на бутылки, – довольно простой способ заработать себе трехглазого марсианина! – Ежик на голове Найджела покачивался от радостных подпрыгиваний своего хозяина. – Ну ладно, я побежал! – одноклассника сдуло азартом, затянувшим его по самое не хочу.

Окинув взглядом парк Кэровиндз города Шарлотт, я поежилась. Вокруг было много людей. Кроме туристов я успела заметить ребят из параллельных классов. Ученики ловили последние деньки каникул, чтобы на всю катушку насладиться свободой. Впереди взрослая жизнь от звонка до звонка, полная ответственности и страха перед учителями и родителями за плохие оценки.

Несколько секунд я переминалась с ноги на ногу и все же решилась подойти к бутылкам. Мальчишки схватили сиреневых марсиан и, преисполненные счастьем, побежали к следующему аттракциону, оставив меня одну перед испытанием, чему я несказанно обрадовалась: не перед кем позориться. Мужчина средних лет, стоящий по ту сторону лотка, скривил рот в улыбке, коснувшись рыжим усом ноздри.

– Ну что, красавица? Не стесняйся! Вон какие шалопаи выиграли по игрушке! И у тебя получится! Накинешь три раза подряд кольцо на горлышко бутылки – и монстр твой! Рискнешь?

Воздух из моих легких вырвался наружу.

– Рискну! – сказала я, взяв кольцо с бутылки, а затем отошла за отметку для броска. Бутылки все одинаковы и стоят рядом друг с другом. Авось на какой-нибудь кольцо зацепится. Я дунула на тяжелую челку, убрав ее с глаз, и поправила капюшон белого джемпера, будто пыталась избавиться от мешающих мне деталей.

Пластмассовое кольцо полетело в сторону бутылок. Дзынь, дзынь, дзынь, – ударившись о стекло, пролетело оно и, отскочив от ноги мужчины, упало вниз. Он, рассмеявшись, нагнулся и поднял злосчастное кольцо, опозорившее меня. Я, поджав губы, подошла за вторым.

Вручая пластмассовую штуку, подернув рыжими усами, мужчина, пригнувшись к моему лицу так, что я могла разглядеть его веснушки, загадочно пробормотал, четко обозначая каждое предложение:

– Тише едешь – дальше будешь. Ничего не делай наобум. Обдумай свой ход перед броском.

Взяв кольцо из его рук, я вздохнула и, опустив вниз глаза, как провинившийся ребенок, пошла снова за отметку. Он прав. Нужно сосредоточиться и наметить цель. Несколько секунд мои глаза разглядывали бутылки. В первый раз они мне казались одним сплошным пятном, а сейчас, на удивление, я могла различить одну емкость от другой. Интересно, что за это короткое время могло измениться? Какую же бутылку выбрать? Ближе к краю, в центре? Решено! Третий ряд, бутылка посередине. Я вновь приняла стойку, подняв рукава к сгибам локтей. Кольцо вновь полетело, но уже четко к намеченной цели. Дзыыынь! – ударилось оно внутренним ребром о стекло и осело воротничком на широкой части горла емкости. Раздались аплодисменты рыжего, а я, раскрыв рот, медленно поплелась за третьим кольцом, протягивая которое, мужчина вновь пригнулся ко мне и, будто пытаясь раскрыть мне секрет, прошептал:

– Еще два попадания – и ты выиграла!

Под впечатлением первого удачного броска я вдруг осмелела и также шепотом произнесла:

– А что, если промахов не будет?

Рыжий усмехнулся и, встав прямо, скрестил руки на груди.

– Тогда за каждые три попадания подряд ты берешь по монстру! По рукам? – спросил он, протягивая мне ладонь, развернутую кверху.

– По рукам! – ответила я, шлепнув по ладони и, взяв кольцо, удалилась на боевую позицию.

Позади меня скопилась очередь. Ни на кого не обращая внимания, я с упорством кидала кольца. Прошло полчаса. Толпа уже не ждала своей очереди, а просто с любопытством глазела на мои броски. Рыжий с упавшими усами стоял в углу своего лотка, скрестив руки и ухмыляясь. Похоже, он жалел о своем пари. Все броски оказались удачными, и он, отсчитывая каждые три, откладывал для меня по монстру в сторону. Скопилось приличное количество сиреневых инопланетян.

– Ты еще не устала? – прищурившись, спросил мужчина. – Может, пойдешь к другому лотку? Например, к шарикам, в дротики поиграешь. Или в тире постреляешь, выиграешь сто панд.

Мы оба хихикнули. Видимо, и он представил меня, утопающую в черно-белых мишках и пытающуюся пролезть с ними сквозь двери тира.

– В следующий раз. На сегодня хватит, – сказала я, покосившись на груду призов.

– Где же тебе сумку найти для такого количества игрушек?

– Возьму только одну, – улыбнулась я. – Остальных оставляйте себе. Не солить же мне их?

– Хм, – рыжий протянул мне трехглазого инопланетянина, и я, в обнимку с ним, отправилась к ребятам, мимо которых пройти было невозможно: они стояли ощутимо заметной кучкой, – у каждого по несколько разноцветных игрушек в руках.

Увидев меня, Найджел кинулся навстречу. Огромная панда все еще висела на его шее, и если бы не она, он бы положил руку на мое плечо, будто я для него не одноклассница, а мальчишка из соседнего двора.

– Поздравляю с победой! – он покосился на мой приз. – Для первого раза неплохо!

– Скажешь тоже, – уверенно пропела я. Если бы я на самом деле выиграла только одну игрушку, мои щеки тут же вспыхнули бы от того, что перед ребятами я оказалась неудачницей. Но правду-то я знала. Поэтому уверенным шагом прошла мимо ребят к кремовому форду мамы, которая, высунувшись из окна машины, махала мне рукой, чтобы я поторопилась.

– Алекса?! – окликнул меня брюнет-красавчик Эйден с кислотно-лимонной обезьяной в руках.

– Что?

– Не забудь в школу явиться. У нас еще несколько дней в запасе. А до этого можем еще куда-нибудь сходить!

Белокурая пышка Бруклин, считающая себя его девушкой, ткнула парня локтем в ребро, а тот скрючился, будто от невыносимой боли.

– Я тебе схожу! – шикнула она.

– Хорошо, не забуду! – улыбнулась я наигранно, больше для Бруклин, чем для Эйдена. – Пока! – Забираясь в салон, я махнула ребятам рукой на прощание, и машина с бархатным ревом тронулась со стоянки.

Сегодняшний день не выходил из моей головы еще долго. Я никогда не отличалась успехами ни в спорте, ни в каких-либо предметах. А тут выигрыши, один за другим. Конечно, метание колец на горлышки бутылок нельзя сравнивать с математикой, но все же и в таких мелочах я была неудачливой и неуклюжей.

– Вот видишь, Алекса! – произнесла Эмили учительским тоном. – Ведь правда, веселее проводить время вместе с друзьями, а не одной?

Я закатила глаза.

– Мама, опять ты за свое. Я провела с ними время только потому, что ты меня силой затащила в Кэровиндз и сбежала. Ты просто кинула меня в омут с головой!

– А что в этом такого? – удивилась она, подняв высоко брови.

Вздохнув, я покачала головой и вместо того, чтобы ответить, отвернулась к окну. Маме меня все равно не понять. Она считала, что я мало общаюсь с друзьями и одной-единственной подруги мало для нормальной подростковой жизни. А я всегда мечтала о чем-то высоком, судьбоносном, о полезности. И это объясняло причину моей отчужденности от обычной жизни подростка.

Мы с Эмили скитались по всей стране, меняя город за городом и школу за школой, а почему – это всегда для меня оставалось загадкой. Мама объясняла это тем, что она получала лучшие предложения по работе, хотя она работала секретарем, и на этом поприще вряд ли можно было сделать карьеру или получить сногсшибательный гонорар. Да и квартиры или дома нельзя было назвать хоромами. Обычно мы останавливались в недорогих апартаментах, либо в самых дешевых непродающихся домах, ждущих капитального ремонта, которые сдавались на непродолжительное время.

Моя жизнь казалась мне серой и скучной. Постоянных друзей и подруг не было. Только привыкнешь к кому-нибудь, как тут же нагрянет новая перемена места. Наконец мама решила остановиться на городе Шарлотт в штате Северная Каролина. Ее выбор мне был снова непонятен, но это был первый город, от которого я пришла в дикий восторг.

Солнце, зелень, чистота, дружелюбие – вот то, без чего невозможно представитьШарлотт. Родина кока-колы и банкоматов не остановилась в своем развитии. Чего только стоил проект дома с лифтом, доставляющим машины с их владельцами прямо в гараж, из которого шел вход в квартиру. Парковочные автоматы, работающие на энергии солнца и автобусы на гибридных двигателях вызывали у меня восхищение и недоумение одновременно. Недавно построенное легкое метро с футуристическими станциями доставляло людей в центр города за пятнадцать минут. Прокатившись в первый раз в даунтаун, мама отметила для себя как большой плюс бесплатную парковку, а я обратила внимание на общественную библиотеку на конечной станции метро. Я безумно любила книги, и любовь к чтению объединяла нас с мамой. Кто бы мог подумать, что через считанные дни именно библиотека станет моей лучшей подругой!

Для центра города мне и дня не хватило, чтобы как следует его рассмотреть. Мое внимание привлекло прозрачное офисное здание возле Банка Америки. Я несколько минут наблюдала за передвижением офисных работников, кажущимися муравьями в коробке с лабиринтом внутри. Каждые выходные мы с мамой уделяли внимание музею, выбранному наугад. Под конец дня так отваливались ноги, что мы заканчивали в одном из кафе квартала под названием Эпицентр. Этот развлекательный квартал с ресторанами, клубами и кафе работал круглосуточно, и я могла только представить, что здесь творилось в ночное время суток.

Маме приглянулись недорогие апартаменты к северу Шарлотта на Медоу Виста роуд неподалеку от университетского городка, где мы сняли трехкомнатную квартиру рядом с парком, школой танцев и высшей школой. До школы танцев я могла дойти пешком через парк, который начинался сразу же за пределами квартала, в котором мы обосновались. А в общеобразовательную школу я добиралась на автобусе или мама возила меня сама.

Только сейчас, вглядываясь сквозь окно, я почувствовала приближение осени. Эйден прав: скоро в школу. И у меня в запасе несколько дней, чтобы убедиться, что сегодняшняя победа – это не сон.

Следующие две недели я не вылезала из парка Кэровиндз. На одни и те же аттракционы я старалась не ходить: появившись не впервые, я притягивала к себе внимание – как раз то, чего никогда не любила. Зато я убедилась, что выигрывать призы – не так уж и сложно, и теперь понимала тех, кого затягивало в пучину азарта, и кто безвылазно пропадал за воротами острова развлечений.

В один из дней, метая дротики в надувные шары, я почувствовала на себе обжигающий взгляд. Я и раньше испытывала подобное. Но на этот раз что-то неприятное сверлило спину, накатывая чувство тошноты и дискомфорта.

Обернувшись, я не увидела никого, кто бы мог смотреть мне в спину. Напротив забавный мальчик в морской тельняшке, мокрый с головы до ног, тащил маму за руку на лодку, которая, скатываясь с крутой горки, врезалась в воду и обдавала брызгами не только тех, кто находился в лодке, но и зрителей. Справа дети с визгом бегали под распрыскивателем воды, спасаясь от зноя. Слева на лавочке полумесяцем сидела пожилая пара, прячась в тени от солнца. Дальше образовывались очереди из желающих прокатиться на горках. Я отвернулась и вновь принялась лопать шары дротиками.

– Неплохо у нее получается, – раздался голос молодого человека издалека.

Я вновь обернулась и увидела двух девушек и молодых ребят. Все, будто на подбор, высокие, с атлетической внешностью. Они стояли возле киоска с мороженым и наблюдали за мной. Вряд ли эти ребята могли вызвать неприятные ощущения. Напротив, они светились энергией и излучали невидимые импульсы положительных эмоций. По крайней мере, мне так показалось, когда я их рассмотрела. Они купили мороженое и отправились к горкам. Интересно, откуда они появились? Их же только что здесь не было.

Я кинула последний дротик, взяла заслуженный приз в виде зеленого динозавра и последовала за таинственной четверкой к горкам. Одеть их в одинаковые эластичные костюмы – так и от бегунов не отличишь. Не доходя до головокружительных горок, я остановилась. Вот здесь я еще не каталась. Всегда мутило от высоты и скорости. Пронаблюдав несколько минут за гусеницей под ускорением и морщась от визга, я решила не испытывать свой вестибулярный аппарат. Пожалуй, на сегодня хватит. Осталось два дня до школы. И единственное место, где я не была – это цирк. Вот туда завтра и направлюсь.

Глава вторая

Цирк

Эмили захлопала в ладоши, как только я сообщила о предстоящем походе.

– Дочка растет и меняется на глазах! Я тебя отвезу!

Мне осталось только улыбнуться и поблагодарить Бога за маму, которая была рада сбагрить меня куда угодно, лишь бы я не торчала дома.

Люди рассаживались по местам, а я рассматривала звездный купол цирка, уносящий в просторы космоса. И вот прогремели долгожданные фанфары, и на арену вышли девушки в белых костюмах с перьями на голове и на руках. Я немного разбиралась в танцах, – мама отдала меня в школу хореографии, когда я была совсем еще маленькой. И так же, как общеобразовательные школы, я меняла и хореографические. Правда, то, чему нас учили, было намного сложнее, чем то, что я видела на сцене, хотя красивые и одновременно простые движения эффектного антре разожгли интерес к следующему номеру программы.

Дрессированные собачки, кошечки, львы, – все это умиляло, и я радовалась, словно ребенок, который первый раз попал в цирк – хотя, собственно говоря, так оно и было. Но когда вышли на арену воздушные гимнасты, у меня перехватило дыхание. Будто парящие, фарфоровые и в тоже время гибкие статуэтки летали под звездным куполом цирка, да еще и заставляли трепетать сердце от страха, когда в шутку срывали трюк и падали вниз, будто не успевали зацепиться за канат.

Вдруг одну из миниатюрных хрупких фигур я узнала. Моя одноклассница Клэр также участвовала в представлении. В тот миг, когда она взлетела, словно невесомая бабочка, под искусственный небосвод, я впервые позавидовала той свободе, которая есть у гимнастов. Раз – и перепрыгнула через забор. От этой мысли я тихонько хихикнула, представив себя, преодолевающую препятствие, – я бы точно закончила этот трюк в травмпункте. В отличие от Клэр, я не была миниатюрной и хрупкой, по крайней мере не такой, как фарфоровая статуэтка.

Во время антракта я вышла к гримерным в надежде увидеть свою скромную одноклассницу, которая все это время молчала о своем профессиональном увлечении.

– Алекса? – окликнул робкий голосок.

В школе Клэр казалась безликой. Она не пользовалась косметикой и всегда отличалась кротостью. Здесь же она блистала. На фоне белоснежного облегающего костюма с невесомой юбкой из органзы черты лица обозначил броский макияж и блестки вдоль многочисленных проборов прически, при которой волосы были стянуты в тугой пучок.

– Клэр, привет! Как ты здорово отработала все трюки! Молодчина! – искренне восхищалась я.

Ее щеки покрыл пурпурный румянец. Обычно звездным людям краснеть не свойственно, но, судя по ее реакции на похвалу, она не зазнавалась.

– Спасибо!

– Я не знала, что ты занимаешься гимнастикой, да еще и воздушной! Как у тебя это получается? Ты ведь учишься в школе!

Клэр улыбнулась, и на ее щеках появились ямочки.

– Ты много не знала, ты же особо с нами не общаешься.

Ну что тут ответить? Она права. Вдруг мой взгляд привлекли молодые люди, стоящие на улице возле клетки с медведем. Это же они, те четверо. Им бы тоже под куполом летать, хотя нет, лучше бежать на короткие дистанции в качестве спринтеров. Как и вчера, они веселились. Везет же людям – радуются жизни.

Клэр прервала мои размышления:

– Мне пора, Алекса! После антракта у нас второй заход. Не убегай и приходи на наше выступление. Тебе понравится!

– С удовольствием, подруга! – Я обняла тонкую струнку, и мы распрощались.

Клэр упорхнула, а я, проводив четверку глазами до входа в зрительный зал, проследовала вслед за ними, надеясь узнать, где они заняли места. Но свет погас, и я не успела удовлетворить свое любопытство.

Пару номеров я выискивала их глазами. Возможно, они сидели где-то на балконе, а вертеться уже просто неприлично. И вот я дождалась выхода Клэр и остальных гимнастов в необычных черных костюмах в белую полоску. Дома я носила похожий костюм, только он спортивный и свободный, черный с белым капюшоном и полосами по рукавам и бедрам до щиколоток. Через мгновение я поняла, почему именно такая световая гамма была выбрана. На этот раз софиты излучали неоновый свет. Черный свет костюмов слился с темнотой, а белые полосы ярко сверкали, и гимнасты, подобно зажженным звездам, взлетели к куполу, декорированному соответственно. Где была Клэр, я уже не могла различить, и с наслаждением смотрела выступление под космическую музыку, которая перенесла зрителей в неизведанные просторы галактики.

Зрители завороженно наблюдали за гимнастами. Вот спустился вниз месяц, на который села одна из звезд. Похоже, это и была Клэр, самая миниатюрная из всех гимнастов. Она медленно поднималась ввысь бездонного купола.

Внезапно мой слух насторожил странный звук, который абсолютно не вязался с звездной темой. Будто скрежет металла прорывался сквозь ноты умиротворения. Внимание рядом сидящих людей было приковано к представлению. Может быть, мне показалось? Я стала прислушиваться дальше.

Вдруг режущий звук металла усилился, и зрители стали беспокойно осматриваться вокруг. Тревожный шепот просквозил через весь зал вокруг арены. И тут женский голос пронзительно закричал. Все присутствующие в зрительном зале вскочили с мест и, оцепенев, вскинули головы кверху. Целая галактика стремительно летела прямо на меня и моя голова закружилась, как когда-то в иллюзионе, где я упала в обморок от крутящегося вокруг меня барабана со звездами. Мне стало дурно. Но крики людей и осыпающиеся щепки и предметы, падающие на голову и плечи, не дали мне потерять сознание.

Я отчаянно выискивала глазами Клэр, но среди падающих искусственных звезд и людей в неоновом свете было тяжело разобрать, что происходило. Неоновые софиты внезапно отключились, а вместо них загорелся обычный свет. Теперь отчетливо стало ясно, что происходило вокруг. Металлоконструкции и опоры деформировались, и купол цирка вместе с декорациями постепенно разрушался и падал вниз.

Осознав опасность, которую несли в себе обломки металла, гипсокартона и колотого стекла, люди запаниковали и ринулись к выходу, расталкивая друг друга. Я стояла неподвижно на месте и думала только о Клэр. Крошечная звездочка застряла на месяце, механизм которого, похоже, сломался.

Теперь запаниковала я. Входы были перегорожены перепуганной насмерть толпой. Клэр висела в воздухе, и я не представляла, как ее оттуда вызволить. Вместо трухи с потолка летели уже довольно ощутимые обломки декораций, металла и прочего материала. Вот-вот и что-нибудь тяжелое упадет на людей, пытающихся закрыть головы руками.

Вдруг меня кто-то схватил за руку, и я резко обернулась.

– Ты почему здесь стоишь? Быстро к выходу! – настойчивым командным голосом сказал парень в темном блейзере с модельной прической.

От неожиданности я не сразу ответила. Присмотревшись, я поняла, что это один из тех странных атлетов.

– Там моя подруга! – в отчаянии закричала я и показала рукой на звездочку.

– Мы ее вытащим оттуда! Тебе тоже надо выбираться! Пойдем!

Он взял меня за руку и потащил к выходу, а я решительно упиралась. Да и кто он такой, чтобы указывать, что мне делать?

– Постой! Времени нет! Она может рухнуть в любой момент! – отчаянно завопила я.

Он поднял голову и осмотрел периметр купола.

– Ею уже занимаются! Тебе тоже нужно спасаться, иначе… – он не договорил. Его слова утонули в аханьях толпы, взор которой был обращен на центр искусственного поднебесья.

На канатах раскачивались уже не гимнасты, а ребята в обычной одежде. Это были трое из четверки, две девушки и парень. Они что-то говорили Клэр, а та кивала. И вот одна из девушек с кучерявой шапкой волос, раскачавшись, толкнула месяц, затем, как в отработанном слаженном номере, крепкий парень повис вниз головой на канате, держась ногами и опустив руки вниз. Затем другая худенькая девушка смело прыгнула с каната и, исполнив сальто в воздухе, зацепилась за руки парня, повиснув, словно невесомая тростинка. Ловким движением он схватил ее за ноги, и в это время Клэр подлетела к девушке, которая поймала ее и, спрыгнув по очереди на арену в обратном порядке, они оказались на канате. Толпа аплодировала, забыв о том, что вот-вот упадет крыша.

Как только Клэр и ребята спустились вниз, послышался треск стекла, будто гигантские ноги прохаживались по корке льда и разрушали его, и небосвод цирка стал рушиться. Толпа снова закричала.

– Все прижмитесь к стене либо прячьтесь под сидения! – снова скомандовал парень, державший меня за руку.

– Только бы купол упал в центр арены, только туда, не на людей! – крикнула я в отчаянии, будто молилась Богу, и автоматически представляла, как обломки купола оседают в центре арены, не выходя за ее пределы.

Не успела я и глазом моргнуть, как тело парня плотно прижало меня к полу. С грохотом крыша вместе с опорами и декорациями рухнула вниз. На некоторое время воцарилась выжидающая тишина. Затем люди стали постепенно вставать, и вздохи облегчения пронеслись волной по всему залу.

– Ты с меня встанешь или продолжим валяться, как два придурка? – спросила я раздраженно чудо-парня из чудо-четверки. – Интересно, сколько ты весишь? Вроде не борец сумо, но такое впечатление, что центнер точно.

– Шутишь! Это хороший знак! – радостно сказал он, нисколько не обидевшись на мои выпады.

Парень встал, качнув головой в сторону, чтобы убрать челку со лба и встряхнул с себя пыль и осколки, как ни в чем не бывало. Мое тело меня не слушалось. Казалось, по мне пробежало стадо диких кабанов. Собрав все силы и напрягая мышцы, если они у меня еще остались, я приподнялась и присела. Парень подал мне руку и аккуратно помог подняться.

Я оглянулась. Картина удручающая, но, похоже, жертв нет. А все, что осталось от крыши, лежало внизу, точно на арене, – лишь мелкие щепки и пыль осели на креслах зрительного зала. Администрации цирка придется бороться с разрушениями не один день.

– Вот видишь, похоже, Бог услышал твои молитвы, – непринужденно сказал парень, кивнув на арену.

– Джордан, вот ты где! – окликнул моего защитника смуглый парень, украдкой взглянув на меня. Похоже, это был тот самый парень, спасший вместе с девушками Клэр. Его белоснежная улыбка выделялась на фоне оливковой кожи и ослепляла здоровьем. – Все в порядке? – спросил он.

– Да, как видишь, Ноа, все живы, – улыбнулся парень. – Как Шанталь с Саванной?

Теперь я знаю, как этих гимнастов-атлетов зовут. У них не только внешность была неординарной, но и имена не являлись посредственными.

– В порядке! – ответил он, ослепив меня еще раз. Надо было очки от солнца надеть. – Они в гримерной.

– Вот видишь, твоя подруга в порядке! – обратился ко мне Джордан.

Я кашлянула.

– Спасибо, Джордан, – сказала я, делая акцент на его имени, – за крышу над головой. Пойду проверю свою подругу.

– Ей поддержка не помешает, – улыбнулся Ноа. – Мы тебя проводим, А… – тут парень запнулся и украдкой взглянул на своего друга, а тот нахмурил брови, но затем снова стал непринужденно мне улыбаться. Мне на секунду показалось, что Ноа чуть было не назвал меня по имени. Хотя, возможно, он хотел сказать что-то другое.

Люди постепенно покинули цирк. Зал опустел, и мы направились в гримерную к Клэр. Джордан впереди, я посередине, за мной Ноа. За пределами зрительного зала никакие помещения не пострадали. Львы беспокойно разгуливали по периметру клеток, а белоснежные пудели просовывали лапы между прутьями, будто просили нас вызволить их из заточения и дать им возможность позаботиться о себе самим.

Клэр уже улыбалась, и я неожиданно для себя бросилась на шею одноклассницы.

– Как ты, Клэр?

– Со мной все в порядке, – улыбнулась она. – Сначала было страшно, а когда подоспели ребята, я поняла, что мне бояться нечего.

– Ну, слава богу, – я мельком взглянула на ребят, – я видела, как они ловко передвигались, будто для них не существовало высоты и под ногами вместо канатов пол, усланный гладким паркетом, – сказала я с иронией, а ребята хохотнули.

– Алекса, познакомься, это Саванна, – Клэр показала мне рукой на смуглую девушку с кучеряшками, а затем на брюнетку с длинными шелковистыми волосами, – а это Шанталь.

– Очень приятно, Алекса, – поздоровались девушки по очереди, одарив меня теплой улыбкой.

– Так вы тоже гимнасты? – обратилась я к четверке.

Ребята засмеялись.

– Мы просто любим спорт, причем все его виды, – ответил Джордан.

– Я так и подумала, – сказала я, окинув спортсменов взглядом с ног до головы. Вблизи Ноа казался огромным, как медведь. Но по канатам прыгал, словно кузнечик. Шанталь смотрелась вытянутой вазой на фоне дородной фигуры Саванны.

За пределами гримерной, в коридоре, доносились мужские голоса.

– Мистер Барнс, сначала нужно выяснить причины обрушения конструкции. Вы же понимаете, что могли пострадать люди, и ваше счастье, что все остались целы и никто до сих пор не жаловался, хотя еще не вечер.

– Да, но…

Мимо открытой двери гримерной прошли трое полицейских и пожилой седовласый мужчина.

– Это директор цирка, – пояснила Клэр, – бедняга, представляю, что он сейчас переживает. – Она со вздохом распустила светлые волосы и, вынимая шпильки с мелкими серебристыми цветами из прически, складывала их в прозрачную коробочку.

Мальчишки выглянули в открытую дверь. Через пару секунд Ноа кивнул девчатам.

– Нам надо идти, – сказал он.

– Как, уже уходите? – высоким голоском обиженно пропела Клэр.

– Да, – Саванна пожала плечами, – удачи вам.

Четверка поспешно удалилась. Возможно, они проследовали за полицией.

Клэр вздохнула.

– Ну вот, я даже не успела поблагодарить своих спасителей.

– Не волнуйся, Клэр, думаю, что еще успеешь, – сказала я, вспомнив, что я с ними столкнулась второй раз. А это практически невозможно в таком огромном городе, как Шарлотт.

Глава третья

Галлюцинации

Нужно было срочно сбросить с себя адреналин, хлынувший в кровь от сегодняшних событий. Мне не терпелось рассказать о случившемся лучшей подруге Марине Питерсон, которая жила в трех кварталах от моего дома к северу от университетского городка. Ведь со мной обычно ничего никогда не происходило, а тут я оказалась в центре событий. Заодно узнаю о том, как она провела лето, ведь завтра последний день свободы от «узилища», и к «заключению» нужно быть во всеоружии.

Я позвонила Эмили и предупредила о своих планах. Электричка доставила меня в считанные минуты до станции Университетский городок, а затем на общественном автобусе я добралась до квартала, где жила Марина.

Всю дорогу я думала о том, почему обрушился купол цирка. Все казалось таким прочным, и ничто не предвещало беды. От воспоминаний мурашки разбегались по коже и застывали иголками, а затем снова оживали.

Питерсоны жили в бедном районе в простеньком доме с обшарпанной серой пластиковой облицовкой, которую давно было пора заменить. Марина была поздним ребенком, а ее престарелые родители едва сводили концы с концами. Оба пенсионеры. Жизнь отца подруги сводилась к газетам по утрам, телевизору и картам с приятелями. А мама целые дни проводила на кухне, а по вечерам ходила к подруге, где еще несколько таких же старушек вязали носки и сплетничали о соседях.

Предвкушая вкусную выпечку, которой нас всегда радовала миссис Питерсон, я подошла к парадной двери дома. Сквозь приоткрытые жалюзи на окнах маячила чья-то фигура. Похоже, это была миссис Питерсон, ведь она практически на этой кухне и жила. Не успев подойти к крыльцу и едва ступив на вымощенную дорожку между кустарниками дикой ягоды, я еще раз взглянула на окна. Теперь я четко видела, как миссис Питерсон, в белоснежном фартуке, вынимала пирог из духовки. Ни окон, ни дверей будто не бывало. Я могла запросто сделать пару шагов и дотронуться до ее плеча. Благо, она стояла ко мне спиной и не замечала меня. Но как я могла очутиться на кухне, если я еще на порог не зашла? Зажмурив глаза и помотав несколько раз головой из стороны в сторону, будто пытаясь отмахнуться от видений, я перевела взгляд на дорогу с машинами, затем снова в обратную сторону: передо мной все тот же дом, и я стою на улице. Скорее всего, я жутко проголодалась и мне все померещилось. Хотя миссис Питерсон и баловала нас выпечкой, но это не значит, что в каждый мой визит она угощала нас пирогом, – пыталась я успокоить себя. Я робко позвонила в дверь. Шарканье тапочек, щелчок – и вот Миссис Питерсон передо мной. Я разинула рот от удивления. Мама подруги в том же накрахмаленном фартуке держала в руке кусок пирога... «Скорее всего, мне напекло голову», – подумала я.

Кусок пирога не лез в горло. Я представляла, как буду запоем рассказывать о сегодняшних приключениях, но о них я не вымолвила еще ни одного слова.

– Ты сама не своя сегодня, – сказала Марина, заглянув мне в глаза. Марина заметно похорошела. Насыщенный морковный цвет волос придавал ей шарм, а веснушки и вздернутый нос привносили задоринку. Такая же высокая, как и я. Правда, ее формы заметно за лето округлились.

– Что? Прости, – виновато посмотрев на подругу, я все же надкусила чудо-выпечку и, прожевав, тут же стала оправдываться. – Не знаю, что на меня нашло, прости.

– Ладно, выкладывай. Я же слишком хорошо тебя знаю, – настаивала Марина. На то она мне и подруга, чтобы чувствовать мое настроение.

Я кивнула головой. Надо поделиться, иначе моя нервная система не выдержит.

– Ты представляешь, Марина, – начала я, – сегодня утром я попала в такую переделку – ушам своим не поверишь.

Марина округлила глаза и, раскрыв рот, слушала об обрушении купола и о загадочной четверке, спасшей Клэр. После того как я остановилась, она шлепнула себя по коленям и с горечью произнесла:

– И как же это называть? Почему ты не взяла меня в цирк, а? Как бы я хотела оказаться в будоражащих кровь событиях! – она сжала кулаки и зажмурила глаза.

– Прости, подруга. Но людей ведь чуть не убило.

– Да? Зато меня мог бы спасти другой парень из четверки. Ноа! Ты не представляешь, как я устала от скучной и однообразной жизни, где ничего интересного не происходит. А тут!

– Хорошо, хорошо, – сдалась я. – В следующий раз будем везде вместе! – пообещала я подруге. – А еще… – я помедлила.

– Что? – Марина вытянулась струной, распахнув глаза и с любопытством выжидая, когда я наконец соберусь сообщить ей что-то интересное.

– Из моей головы не выходит дежавю.

– Дежавю? – удивилась подружка.

– Да.

Я отпила чай и продолжила.

– Еще до того, как я попала в цирк, я ездила в Кэровиндз не один раз. – Марина прищурилась, явно обвиняя меня взглядом, а я продолжила. – Я заметила эту странную четверку. И уже тогда я подумала, что ребята, возможно, приезжие и такие, – я замялась, – непохожие на нас, описать сложно. Но дело даже не в этом, – я поднесла кружку к губам и высушила ее до дна. – Мне показалось странным, что словно куда я, туда и они.

Марина пожала плечами и откинулась на локти на кровати. А я подошла к ней и плюхнулась рядом.

– Ты ведь видела их всего два раза и, возможно, это простое совпадение, – сказала она беззаботным веселым голосом и, перевернувшись на живот, стала разминать стопы ног.

Я повторила ее движения и улыбнулась.

– Скорее всего, ты права и встреча с ними просто совпадение. Но уж больно странными они мне показались.

Марина захихикала.

– Опять ты за свое. Забудь. Они, скорее всего, просто развлекались, чтобы убить время, так же, как и ты.

– Точно! – я толкнула подругу плечом и подмигнула ей.

На самом деле Марине я сказала только часть правды: мою голову занимали мысли не только об этой четверке, но и о галлюцинации перед тем, как зайти в ее дом. Кто знает, что это было? Может быть, происшествие в цирке так на меня повлияло. И в самом деле, действовала аномальная жара – ведь всему миру известно, что грядет глобальное потепление.

Перевернув очередной лист календаря и посмотрев на дату сегодняшнего дня, я набрала воздуха в легкие и, выдохнув со звуком, присела на кровать. Завтра в школу. Боже, как я не хочу туда идти. Скучные предметы, одноклассницы-задиры, – все это мне казалось пустой тратой времени. Что-то здесь не так. Это не та жизнь, которую я хочу. Но как выбраться из этого замкнутого круга и понять, что именно мне нужно и в каком направлении идти?

– Алекса, ты собираешься в школу? – голос мамы заставил меня вздрогнуть.

– Да! – крикнула я и, неохотно встав с кровати, поплелась к шкафу. Осторожно распахнув створки, которые тут же скрипнули старыми суставами, как и подобает старикам, я стала перебирать свой гардероб в поисках подходящих вещей для первого дня школы. Несколько минут – и в моих руках оказалось то, что я искала: белая блузка и темно-синяя строгая юбка в складку спереди, – то, что надо. Осталось их отгладить.

Затем я подошла к окну и несколько минут наблюдала за группой подростков, исполняющих стрит-данс и радующихся последнему дню свободы перед годом «заточения» в школе, где придется отсиживать пары и отвечать на вопросы учителей, хочешь ты этого или нет. Но взрослые говорят, что так надо.

– Алекса! – мама постучала в дверь, а затем сама открыла ее, и в дверях показалась гладильная доска. – Все, я к работе готова, теперь твоя очередь.

Я нехотя оторвалась от завораживающих танцев подростков и направилась к маме, чтобы помочь ей расставить доску.

– Спасибо, – я улыбнулась, приняв утюг из рук Эмили.

Мама вздохнула и погладила меня по голове.

– Странная ты у меня, дочка!

– Подростковый возраст, мама! Тут уж ничего не поделаешь, – я наигранно склонила голову набок и подняла брови.

– Ох, и хитрая ты лиса! Подростковый возраст! Хм! Не сваливай все на него! Дело не только в нем! – мама пригрозила мне указательным пальцем и вышла из комнаты, оставив меня наедине с неглаженой одеждой и воспоминаниями о приключениях в цирке и галлюцинациях у дома Марины.

Я проснулась от душащих меня слез, не веря тому, что увидела во сне, который был настолько отчетливым, как будто все это произошло со мной наяву. Мне приснился сон, в котором я встретилась со своим отцом. Как только мы увидели друг друга, отец протянул ко мне руки, обнял меня, и мы, не в силах сдерживать свои слезы, заплакали.

Все, хватит. Его нет, и не стоит надеяться на чудо. Надо прийти в себя и собираться в школу. Сегодня первый день после каникул и последний учебный год. И уже сейчас я не могу дождаться его окончания.

Я быстро спрыгнула с кровати и стала впопыхах одеваться в заранее приготовленную юбку и блузку. Затем подошла к зеркалу и, надув губы, взяла непослушную челку в пучок, и с выдохом прядь за прядью она выскользнула из моих рук. Летом я решила ее отрастить, чтобы тяжелые и вьющиеся волосы, как назло не поддающиеся укладке, можно было собрать в хвост и больше не думать об их существовании. Нужно было слушаться маму и не состригать челку. Она бывала права в таких мелочах.

Скользнув в туфельки на невысоком каблуке, я прошмыгнула на кухню, чтобы перехватить бутерброд с кофе. Эмили, допивая чай, сердито на меня посмотрела. В этом году ей повезло с работой. Она, наконец, устроилась секретарем в престижном бизнес-центре, и теперь ей предстоит выполнять работу для предпринимателей, открывших здесь виртуальные офисы, хотя сами они могли находиться в любой точке страны. В костюме цвета сливок с молоком, с аккуратно уложенной короткой стрижкой и легким макияжем, она выделялась бы из всей толпы, даже если бы попала на Уолл-Стрит. Ее туфли в тон костюму говорили о безупречном вкусе, чего мне недоставало.

– Отлично выглядишь, мама! – я подошла к ней ближе и чмокнула в щеку. – Впервые вижу, чтобы костюм подбирали под цвет автомобиля.

Мама чуть не поперхнулась. Но мое чувство юмора оценила.

– Это комплимент, дочка? – улыбнулась она. – Я опаздываю! Не задерживайся! Жду тебя в машине!

Только скользнув в кремовый форд-мустанг и захлопнув дверь, я обратила внимание на погоду. Утро выдалось солнечным, и на небе ни облачка. Хорошо, что погода радует. Своей машины у меня не было, и каждый раз, приезжая в школу с Эмили в качестве пассажира, выходя из нее, я прятала голову в плечи, рассчитывая, что меня таким образом никто не заметит. В этот раз все осталось без изменений. И школа, и бизнес-центр находились недалеко от дома, поэтому мама, как только высадила меня из машины, сразу же отправилась на работу.

Не успела я сделать и шагу по направлению к школе, как тут же раздался знакомый голос.

– Алекса, привет! Рада тебя видеть! – Марина летела ко мне, широко улыбаясь и светясь от счастья, будто мы вчера с ней не виделись.

– Привет, подруга! Ты здорово выглядишь!

Мы чмокнули друг друга в щеку и, взявшись за руки, собрались зайти на территорию школы, но не сделали ни шага вперед. Взгляд Марины был направлен на странные тачки, кричащие о своей индивидуальности и неповторимости, а я уставилась на уже знакомых мне атлетов и еле слышно прошептала:

– Дежавю.

Марина наконец оторвалась от авто, посмотрела на меня, затем в толпу школьников и спросила:

– Где?

– Впереди! Видишь?

Минута молчания.

– Да-а, – пропела она. – Они другие. – Марина зачарованно на них смотрела. – Познакомиться бы нам с ними поближе, я имею в виду – с мальчишками.

– Похоже, они с девушками, – пожала я безнадежно плечами.

– Хм, это не имеет значение, уж больно парни хороши, – твердо сказала Марина и, взяв меня за руку, решительно потащила к одноклассникам.

У нас было еще время до начала занятий, и мы проследовали к столику, который располагался на зеленой части территории школы. Помимо Марины в классе, где мы вместе учились, я общалась с несколькими ребятами, с которыми у нас в основном все уроки совпадали. Вот и они уже заняли свои места.

– Эй, Алекса, привет! Что на тебе? Гуччи или Дольче и Габбана? – подколола меня Бруклин Джоунс. Да уж, я не шла ни в какое сравнение с пышногрудой блондинкой, красавицей, на которую оглядывались все парни в школе. Девчонка неплохая, но, к сожалению, жуткая сплетница. Это одна из черт в характере, которые я не переношу.

Марина толкнула меня локтем.

– И ты не ответишь? – над ее переносицей появились две сердитые складочки.

– Нет, Марина, зачем? Это ее характер, и его не исправить, – неуверенно сказала я, отведя глаза в сторону.

Подруга вспылила.

– Хм, ну и нахалка! А что будет дальше? А ведь учебный год только начался! А тебе, Алекса, – она еще больше нахмурилась, – пора научится за себя стоять и не давать себя в обиду!

Марина была права, но парировать я не решалась, – боялась следующей подколки. Я действительно одевалась не так, как все. Мне хотелось элегантности в одежде: платье-футляр с пиджаком болеро и юбка-карандаш с накрахмаленной блузой. Мальчишки в основном ходили в балахонистых свитерах и свободных джинсах. Девчата, конечно, одевались по-разному. Кому было все равно, носили джинсы с топами, а те, кто хотел выделиться, одевались, на мой взгляд, вызывающе, как та же Бруклин, подчеркивающая свои округлые формы в обтягивающей трикотажной майке кричащего красного цвета.

Рядом с Бруклин сидел Эйден Андерсон – брюнет-красавчик, на которого в свою очередь засматривалась женская половина школы. Оба они экстраверты и отлично подходили друг к другу, чего я бы не сказала о Рэчел Уильямс и Райане Сандерсе. Они были друзьями, но не встречались как пара. Рыжему Райану больше нравилась тихоня Клэр Рожерс, а не заумная и вездесущая Рэчел в очках, пытающаяся подражать Бруклин. Больше всего Рэчел хотела бы походить формами на свою подругу и часто носила корсет, который выгодно подчеркивал ее грудь. А милая Клэр была неравнодушна к Найджелу Паркеру, с ежиком на голове, который дальше своего носа и видеть ничего не хотел, уж настолько он был самовлюблен, и делал Клэр одолжение уже тем, что встречался с ней. Мне всегда было ее жаль. Тоненькая статуэтка, исполнявшая невероятные трюки под куполом цирка, заслуживала лучшего парня.

Клэр сидела как ни в чем не бывало. Уверена, что она узнала четверку, но на ее лице не было ни капли эмоций по этому поводу. Я села рядом с ней и шепнула ей на ухо.

– Все в порядке, Клэр?

– Да, все отлично, – ответила тихо одноклассница. – Джордан попросил, чтобы я никому ничего не рассказывала про то, что они мне помогли в цирке.

– Хм, скажешь тоже, помогли. Они тебе жизнь спасли.

– Да, но я отнеслась с пониманием к их просьбе.

– Интересно, что они здесь делают?

– По счастливой случайности, они будут учиться последний год в нашей школе, – пожала она плечами.

«Интересно, что это за случайность такая», – подумала я. – «Встретить третий раз тех же лиц – это уже точно не случайность».

Тут нас оборвал громкий голос Рэчел.

– Кстати, – заговорщически произнесла она, подавшись вперед. – Новеньких из параллельного класса видели?

– Видели, видели, – ответил пухлощекий Райан, закатив глаза.

– Вам не кажется, что они какие-то странные? Интересно, откуда они приехали? – любопытство Рэчел хлестало через край переполненной чаши.

Бруклин хитро посмотрела в их сторону и ухмыльнулась.

– Не волнуйся, подруга, – сказала она протяжно, – мы это еще выясним.

Вдруг узкие глаза Рэчел превратились в два мяча для гольфа и, будто кобра, увидевшая своего долгожданного кролика, сглотнув слюну, она произнесла:

– Смотрите, а это еще кто такой?

Мы все разом повернулись туда, куда прилип взгляд Рэчел. Симпатичный парень целенаправленно шел к четверке. Казалось, вся школа провожала его взглядом, а он не обращал ни на кого внимания. Ребята радостно его приветствовали, причем так, будто они знали друг друга сто лет. Он разительно отличался от обычных школьников. Высокий парень с русыми вьющимися волосами и классическими чертами лица – мечта любой девчонки. Легкий серый джемпер сочетался с темными брюками и дорогой обувью.

– М-м-м, такой красавчик! – Бруклин закатила глаза. Она-то уж точно не пропустит ни одного смазливого парня в школе.

– Хватит слюни пускать, Бруклин! – обиделся Эйден.

– А я уже слышал о нем, – похвастался Райан. – Он сегодня расписывался в формуляре, и я подслушал кое-какие факты.

Все посмотрели на Райана, выжидая продолжения рассказа.

Наверх...

СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ:
8,7

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/upload/image/_651963.jpg
Дети света - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.
28.06.2015 17:06 artem333
Поему вы мне не ответили?
28.06.2015 17:06 artem333
Игнорируете читателей? Зря
25.06.2015 21:06 artem333
Дина, знаете я вас уже обожаю. Я каждый день думаю о вашей книге и для себя какие-то все новые выводы осмысливаю. Оказывается мне Винсент чем-то даже и близок по характеру. Смешно но факт! Надо исправлять свой занудно-злобный характер или скрывать его. Ну или маскировать.
Gou1976, сложнее всего было раскрывать характер Винсента. Он добивается всего любой ценой и при этом пытается доказать, что его поступки самые верные.
На первую книгу ушел год. Пока работаю над другим проектом. (Пока секрет какой)). Как только закончу, можно приступать к книге.
23.06.2015 22:06 artem333
Когда начнете? ждете вдохновенье или нет времени? Много по времени пишете?извиняюсь за свое любопытство
23.06.2015 22:06 artem333
подумал что уже почти готово продолжение
Скажу честно, что особо я еще не думала о продолжении и о названии. Да, герои будут те же и плюс новые.
23.06.2015 17:06 artem333
С теми же героями будет продолжение?
23.06.2015 17:06 artem333
Дина скажите. а продолжение будет с этим же названием или с другим?
Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...