СЕЙЧАС обсуждают
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5204 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

Зверь
Авторских листов: 0.56
Дата публикации: 21.03.2014
Купить и скачать за 50 руб.
ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): Рассказы. Короткие истории
Аннотация:

В современном мире нам позволено практичеки все...А если вернуться назад, во времена, когда у тебя не было права голоса, права выбирать себе занятия, жить в свое удовольствие?! Чтобы ты сдлал, если бы тебя продали замуж за ненавистного человека? Слабохарактерный муж не выпускает из руки плеть, но героине не позволено говорить о своих чувствах. В этом мире она одни на один с ним, со зверем...как она обуздает это дикое животное? Читаем...
Отрывок:

«Зверь».

1

«Мне 29 лет, меня зовут Джоанна, но друзья называют меня Анной, я богата, я замужем, у меня нет детей и мне необходимо избавиться от мужа…»- медленно писала Анна в толстой тетради. Она отложила ручку, перевела взгляд на зеркало и встретилась с худой, рыжеволосой женщиной. На лице четко проступали скулы, придавая немного надменный вид, под глазами легли большие тени. Волосы и одежда были в беспорядке.

Начиналось раннее утро.

Раннее мрачное утро.

Она провела пальцами по волосам, со вздохом поднялась из-за стола, и убрала тетрадь в сейф в стене. За окном уже показалось солнце, на все лады стрекотали сверчки, заливались жаворонки, ругаясь с воробьями у кормушек, далеко в поле лаяла свора псов.

Анна не спеша привела себя в порядок, собрала волосы в строгую прическу, затем переоделась к завтраку. В доме ощущалась густая тишина. Тихо спустившись на первый этаж в столовую, поздоровалась с кухаркой одним взглядом. За столом уже сидел муж. Высокий, крепкий мужчина, со смуглой кожей и острым подбородком.

- Привет, Джоанна, - улыбнулся ей Грег.

- Привет, - ответила Анна.

Он нахмурился, но ничего не сказал. Лишь указал кухарке на дверь.

- Сегодня не жди меня к обеду, - сказал Грег. - Надо будет съездить в город, хочу поторговаться с одним пройдохой, насчет фризов.

«Можешь вообще не приходить», - подумала Анна, но вместо этого сказала - «Хорошо». Далее завтрак проходил в полной тишине.

Вернувшись в комнату, она продолжила писать в тетради.

«…у меня мало друзей которые могли бы понять меня. Я хочу избавиться от мужа или умереть.

Я родилась в семье, где до сих пор царят порядки 18 века, когда родители полностью определяют судьбу своих детей. Меня воспитали уравновешенной и сдержанной, в меру дружелюбной, в меру заносчивой. В нашей семье не принято плакать или показывать свое горе, не принято громко смеяться, и непристойно шутить. В нашем доме эмоции под негласным запретом. Все чинно и величественно. Отец строгий и консервативный. И мама постоянно находится под его влиянием. На самом деле она добрая и мягкая, но рядом с ним становиться таким же педантом. Когда я была еще подростком, отец договорился со своим бизнес-партнером о женитьбе его сына на мне, чтобы больше доверять другу, расширить сферы влияния и построить более мощную империю. Меня продали когда мне стукнуло 11. Выходить за сына, которого я с детства презирала за слабохарактерность, плаксивость и ябедничество. За его жалобы мне доставалось от отца. Боже, как я проклинала этого тощего смуглого мальчишку и его тонкий голос, который норовил где-нибудь меня поймать и жестоко подшутить. Меня он взаимно не любил, я была умнее и способнее, и так часто оставляла его в дураках. Грег с детства любил хвастаться. Он хвастался перед другими новыми игрушками, новыми книгами, и другим разным хламом которым, в его возрасте дорожат мальчишки. Он полагал, что эти вещи смогут делать его более умным, ловким или более смелым.

Время от времени мальчишки из соседнего класса уловками и хитростью заманивали его далеко в поле или в лес, или на незнакомую улицу и бросались бежать в разные стороны, притворяясь что играют в прятки, а сами убегали домой или в школу, оставляя Грега искать их до позднего вечера. За позднее возвращение домой, за испачканную одежду, его неизменно наказывал отец. И обижаясь на мальчишек, он еще долго не подходил к нам. Но, даже находясь на расстоянии, я чувствовала его пристальный взгляд.

Он уже тогда считал меня своей собственностью, зная, через несколько лет я буду его женой. Он этим гордился. А я думала: «Умру прежде чем выйду за него».

Наверное, мой муж не такой уж плохой человек, как мне думается, может в моих словах мало объективности?! Он любит лошадей, с удовольствием разводит племенных жеребцов. На заднем дворе он устроил большой вольер для бурого медведя, который попался в капкан. Ему доставляет неимоверное удовольствие показывать друзьям своего домашнего питомца. Рассказывая сколько потребовалось мужества и ловкости, Грег не скупится - на похвалы в свой адрес, перемешивая их с незаслуженной скромностью.

Иногда Грег умен, иногда остроумен, но чаще всего - сварлив, недоволен и в последнее время очень вспыльчив. Недавно он жестоко стегал плеткой лошадь из-за того, что не смог удержаться в седле при прыжке через барьер. Он ее хлестал до тех пор, пока я не закрыла собой визжащее животное. Иногда Грег такой сукин сын. Но тогда я этого еще не понимала.

Я мертва пять лет.

У женщин нет прав. У них есть только мужья.

Мы редко куда выезжаем, только к родителям и к нескольким друзьям, живущим недалеко от нашей усадьбы. Грег все время проводит либо с управляющим, либо у себя в кабинете, либо ходит в бар с приятелем.

Я могу весь день провести с книгой дома, или у озера, но чаще всего ухожу в лес и гуляю до сумерек. До замужества я была самостоятельной, знающей себе цену. Я как непокоренный ветер, в мыслях меня заносило в далекие края, полные опасности, в горы наполненные дикими, свободными животными. Я была ветром, который стихал только когда отец находился рядом. Я мечтала уехать в другие земли, наслаждаться жизнью, встретить свою любовь, или не встретить ее, я мечтала быть свободной и не оглядываться на порядки, на предрассудки, на законы. Но все это у меня отняли, когда сказали, что судьбу за меня давно решили. И я буду женой Грега Уолби. Джоанной Уолби.

Первый раз я убежала из дома, когда мне было 17, я ушла гулять и осталась ночевать в лесу. Меня искали больше суток, а когда нашли, то отец смерил меня взглядом, запер на несколько месяцев в чердачной комнате. Без прогулок. Без книг. Без жизни.

Второй раз я сбежала в 18, месяцы дум под домашним арестом не вразумили меня. Я хотела сбежать и прыгнуть с моста, упасть в пропасть. Стоя на краю, я держалась слабеющими пальцами за перила, упираясь спиной и ногами в холодный камень моста. Волосы метались от сильного ветра. Под ногами расстилалось каменистое ущелье, на дне находилась свалка строительного мусора и заросли ржавого кустарника. Пальцы потели и норовили соскользнуть. Меня трясло от напряжения и страха. Я не могла понять, почему я все еще не решаюсь?! Ведь страшнее жить чужой жизнью! Страшнее подчиняться, молчать. Молчать и кричать душой по ночам.

Постояв еще немного, я перелезла обратно и пошла домой. Было глупо лишать себя жизни из-за какого-то глупого решения отца и глупого мальчишки. Глупо лишать себя жизни из-за того, что меня лишали моей жизни…Я была уверена, что придумаю как избавиться от мужского ига…

Вскоре я уехала из родительского дома в университет в городе. Грег писал каждый месяц, но я оставляла его бумажки без ответа. Я не знала, что было в его письмах.

Через 3 года состоялась свадьба. Я больше не убегала, но не смирилась, во мне теплилась надежда, что когда-нибудь все будет по иному. За несколько лет Грег из тонкого юноши вырос во взрослого, крепкого, властного мужчину. Отец уже доверил ему управление нашим семейным бизнесом, и Грег все больше и больше раздувался от собственной значимости. Пытался покорить меня вниманием, манерами, любовью, на что я смотрела с равнодушием. Иногда приходилось отвечать презрением, хамством и ненавистью. Сначала он пытался договориться по-хорошему, как того требует мужское самодовольство, мужской героизм и светский тон нашего общества. Говорил и увещевал, что у нас нет иного выхода, как смириться, он меня тоже не выбирал, за него это сделал его отец, а решения старших всегда следует чтить и уважать. Что до нас так живут еще тысячи семей, и мы не исключение. Если постараемся, то можем тоже быть счастливы. Мы должны быть счастливы. Я обязан быть счастлив!

Несколько месяцев я держала его на расстоянии. Я не позволяла к себе приближаться и целовать, ибо мы были абсолютно чужими друг другу. Но однажды, после очередной словесной перепалки, когда я снова указала ему на дверь, презрительно смерив взглядом, он не ушел. Он наотмашь ударил меня по лицу, во рту появился вкус крови.

- Что ты возомнила о себе?- он поднял меня и попытался поцеловать, но я плюнула ему в лицо, и он с силой отшвырнул меня. Вытер лицо платком и вышел из комнаты.

От напряжения не было сил подняться, и я так и осталась на полу, глубоко дыша и силясь осмыслить произошедшее. Через несколько минут он вернулся держа плетку в руках.

После той ночи, я провела несколько недель в кровати. Длинные рваные раны долго не заживали. Между нами началась война.

И он часто побеждал.

Он сильный, я слабее.

Он владелец нашего дома.

Он распоряжается нашими деньгами.

Он был мужчиной. А я женщиной, без прав быть живой и счастливой.

Я совершенно одна в усадьбе, несмотря на несколько служанок, фермеров постоянно находящихся на участках, я совершенно одна. Родителям говорить о нашей жизни нельзя. Я обязана быть хорошей и разумной женой, гордиться своим мужем, своим домом и положением в обществе.

Я часто хожу в лес, долго гуляю по тонким тропинкам, устав могу часами сидеть у озера, наблюдая, как по его поверхности снуют, ловя насекомых, ласточки.

Я искала выход. Но не видела.

В нашем мире у женщины ничего нет. У меня нет собственных денег, хотя есть внушительный счет в банке. Я не хозяйка своему телу и не его владелец. Я - проданная вещь, которой пользуются против воли. Что я могу сделать? Убить его? Отравить? Быть вдовой - это вполне приемлемо... Но я не уверена, что смогу это сделать. Каждую минуту, перебирая тысячи вариантов, я отметала их один за одним.

Когда я окончательно поправилась, Грег снова пришел ко мне. С одной целью, доказать что он имеет на меня полное право как муж.

Он доказал.

Себе.

А я ему доказала, что не собираюсь носить его ребенка и избавилась от него.

После того, как он снова избил меня, я больше суток пряталась в лесу, у озера. Стоял жаркий летний месяц. В воздухе висела желтая полуденная пыль и духота. Высокие сосны и ели защищали от солнца, а щебет птиц давал надежду, что рядом есть и другой мир, без жестокости, без коварства и обмана, где каждый живет в согласии с природой и с другими себе подобными. Почему я не могу превратиться в птицу? Я бы без устали летала над водой, искала мошек на завтрак и обед, а вечерами, уютно устроившись в своем гнезде, смотрела бы на мир и ничего не боялась. Лес был моим миром. А сейчас я прячусь в нем и дрожу от боли и ненависти.

Я слышала, как он ищет меня. С какой злобой повторял мое имя.

А если он спустит собак? Больших, быстрых охотничьих псов по моему следу? От этой мысли меня накрыло волной ужаса, ноги задрожали, и я села на землю. Лежа на сухих сосновых иглах, я хотела раствориться в теплой земле, вжаться в нее как можно сильнее, быть незаметной, невидимой.

- Джоанна! Где ты, черт тебя возьми?

- Джоанна! если ты сейчас не появишься, дальше будет хуже!

Он с яростью продирался сквозь мелкие кустарники, на ходу срубая мачете кривые ветки, преграждавшие путь. Издалека, укрывшись в высоких сухих камышах, я видела, как он беспорядочно рубил клинком по дереву и рычал «Джоанна, Джоанна!», он бил и резал до тех пор, пока кора не превратилась в лохмотья, и он не начал задыхаться от злобы.

Может быть, мне стоило где-нибудь лечь и умереть от голода? Или уйти в горы на съеденье волчьей стае?

Жаль, что моя добрая, старая кухарка, милая Элиза, нашла меня и тайком принесла немного еды. Старая Элиза плакала и грозилась рассказать все отцу, но я запретила. Хотелось поквитаться с Грегом своими силами. Поквитаться так, как умеют только женщины, коварно и жестоко.

Я вернулась домой, когда Грег утихомирился. Его гнев сошел на нет, распластавшись на коленях, он плакал как сжавшись в тугой комок, и невнятно извинялся. Но я не верила его слезам. Я верила его вспышкам ярости. Я верила его плетке и крови…»

Анна с легким раздражением захлопнула тетрадь. Голова разболелась, глаза резало от напряжения. Она провела пальцами по волосам. Они казались ей помертвевшими и выцветшими. Перед тем как заснуть, она выпила несколько болеутоляющих таблеток. В животе все еще пульсировала боль. Как и в сердце.

Остаток лета прошел относительно тихо и спокойно. Грег вместе с отцом и управляющим уехал в имение, находясь в дороге, присылал жене открытки, но они оставались без внимания. Анна считала дни, когда он вернется. Осталось так мало свободного для жизни времени, через месяц он возвращался.

Наверх...

ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/upload/image/t7hgWLjqozM9JV0E73
Зверь - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.
28.06.2014 22:06 serg55542
Тема интересная и вполне актуальна на сегодня.Многие так и живут в некоторых странах согласно их традициям,другие в других странах живут так вопреки традициям.Удивительно тут другое.Обычно женщина видя безвыходность ситуации бывает быстро сломлена,но в нашем случае раскрывается тайная психологическая борьба вопреки всему и автору удаётся передать тонкости этой борьбы.Читается легко,только объём произведения для такой темы маловат на мой взгляд,и я надеюсь что со временем будет написано продолжение,хотя не знаю по отрывку чем же всё закончилось.
Страницы:
1

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...