СЕЙЧАС обсуждают
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5204 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

Истории трактира На Млечном Пути
Авторских листов: 5
Дата публикации: 30.09.2014
Купить и скачать за 50 руб.
СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ:
7,5
Рейтинг  синопсиса: 0
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): Приключения, Фэнтези, Рассказы. Короткие истории, Конкурс
Аннотация:

Известно, что книга открывается каждому, кто готов ее прочесть.

А вот Книга выбирает сама, кому она предложит свои страницы...

В такой ситуации может показаться, что человек остается без права выбора. Но на деле каждый Сочинитель сам решает, принимать ли ему дарованное...

В мире девочки по имени Айвенна любят слушать и читать истории тех, кто побывал в иных мирах. Чужие реальности стали обыденностью. Потому она никогда бы не подумала, что встреча со Смертью в трактире на перекрестке миров может быть опасной. Скорее любопытной. Даже если ей предлагают вписать в книжку пару слов...

Но сделанного не воротишь. Иная реальность, иные законы, иные люди... Взгляд разноцветных глаза молодого мальчика заставляет бежать прочь. Ехидная ухмылка мэра города холодит кровь. А пустой взор Смерти вдруг дарит неожиданное тепло.

Айвенне некуда бежать. Остается страница за страницей, строчка за строчкой разгадывать, где же начало тайны, заставившей ее взяться за перо. Настоящий ли она Сочинитель? Кто на самом деле правит на Холме - отец или сын, Ветер или Гроза? И что будет, если вдруг один из героев станет главной фигурой, а изначальный творец превратится в рядового персонажа?

Это не гонка и не лабиринт - просто строки одной Книги, которая вольна сама выбирать себе хозяина.

Отрывок:

Босые ноги в плетеных сандалиях быстро шлепали по полу. Дерево отзывалось глухим стуком, лишь иногда поскрипывая, когда присоединялись большие стопы грузного хозяина заведения.

– Проверь-ка, не надо ли кому из гостей подлить вина, – зычно произнес он, и девчушка в сандалиях с улыбкой побежала в освещенный холл, где расположилось большинство посетителей.

Входная дверь резко распахнулась, звонко ударившись о стену. В комнату ворвался холодный ветер с каплями дождя, уколов девочку, будто иголки. В просторной прихожей показался сначала темный капюшон, отливающий синевой дневного неба, затем такого же цвета длинный плащ.

– Ай, проводи нашего гостя, пожалуйста, – чуть нараспев произнесла мадам Юдо – жена хозяина, милая женщина с плавными округлыми формами. И она, умело лавируя между столами, забрала у девушки кувшин и подтолкнула к прихожей.

Айвенна кивнула. Она жила и работала в этом трактире уже пару лет и для своих четырнадцати хорошо справлялась. Ее родители занимались разведением редких видов животных на Севере. А хозяева заведения были единственными родственниками, поселившимися близко. После смерти бабушки Ай пришлось остаться у четы Юдо, держащих трактир под названием – «На млечном пути».

Объяснение такому названию дать легко: хозяева славились особым напитком, который делали сами, сочетая молоко Лунных и Звездных Коров. Этот напиток больше нигде нельзя было достать, так что содержание трактира окупалось с лихвой.

Айвенна протянула руку к высокому только вошедшему незнакомцу, и пальцы будто укололо. Дрогнув, девочка шагнула вперед, но гость жестом остановил ее, давая понять, что с плащом не расстанется. Тогда она пригласила идти за ней и направилась в большой холл, а оттуда повернула в дальний коридор слева. Он делился на маленькие открытые комнатки, огороженные тонкими, но крепкими деревянными панелями. Усадив незнакомца на мягкие подушки в последней, Ай слегка наклонила голову и предложила что-нибудь выпить. Посетитель попросил воды и хлеба, а также маленькую кружку соленого вина. Когда он протянул руку, чтобы вложить в ладонь девушки монеты, ее вдруг обдало могильной стужей. Она ощутила запах сырости и плесени. Пальцы незнакомца, состоящие из одних лишь костей, затянутых мелкой серебристой сеткой паутины, сжимали три золотых кругляша.

Ай, оправившись от необычного нахлынувшего ощущения, недоуменно взглянула на деньги, а незнакомец жутковато выдохнул:

– Чаевые.

Взяв оплату, Айвенна быстро удалилась, подумав: «Вот же повезло. Мало нам колдунов, вервольфов, ведьм, вампиров и всяких шинигами, так еще и Смерть притащилась».

Глубоко вздохнув, Ай поспешила передать заказ на кухню. Пока готовили любимое немногими посетителями соленое вино, девушка взглянула на оставленные на каминной полке песочные часы. Смеющиеся черепушки, вырезанные на верхнем и нижнем ободках, словно стремились напугать Айвенну еще сильнее. Лили наоборот рассмешить, чтобы новый посетитель не казался выходцем из мира мертвых. Но Ай уже отвлеклась.

И снова вздох – до начала самого интересного оставалось целых два часа. Да, за это время она успела бы уснуть и проснуться раз десять.

Самым интересным для девушки, и для многих других, были рассказы. Рассказы гостей об их странствиях, о том, в каких мирах они побывали, и что привело их на этот перекресток.

О том, что трактир «На млечном пути» является перекрестком миров Айвенна узнала давно – еще когда была маленькой девочкой и отец запрещал подходить к заведению слишком близко, грозя, что какой-нибудь некромант украдет ее. Но теперь Ай выпал шанс сполна удовлетворить свое любопытство. Она могла вдоволь слушать истории всех пришедших сюда отдохнуть, посидеть в приятной компании или нарочно поделиться своими злоключениями. За два года она успела переслушать сотни сказок, легенд и реальных баек многих представителей двадцати семи миров, которые сходились в их связке и пересекались перед трактиром. За стаканчик особого напитка из двойного молока гости были готовы поделиться интересными моментами из жизни разных рас и народов. А все, что было рассказано, записывалось в особую книгу, которая так и называлась – «Истории трактира «На млечном пути».

Множество томов хранилось в отдельной библиотеке. Это может прозвучать странно, но в трактире есть своя библиотека – иначе все книги бы уже давно растрепались и растерялись. Ай любила просиживать там в свободное от работы и учебы время, а особенно – выбираться на чердак и читать у окна при свете маленького ночника. И каждая страница словно уносила ее в другой мир. И каждый из миров во Вселенной очаровывал и привлекал чем-то своим, особенным и неповторимым.

В мире Ай сверхъестественное не особо приветствовалось. И магия не была в ходу. Но она верила в нее. Тем более, что сама видела многое. И этот новый посетитель тому доказательство.

Вздохнув, Айвенна ощутила дуновение холодного ветерка в спину и обернулась. Дух, которого она мысленно назвала Смертью, манил ее костлявым указательным пальцем. На самом деле, этот дух не был ей знаком по личному опыту – никого похожего в трактире она до сих пор не видела. Но, раз уж он пришел, значит, есть дело. К тому же, перекресток является нейтральной территорией, и здесь ей ничто не угрожает. Хотя девушка все равно не могла отделаться от легкого сосущего ощущения, отдаленно напоминающего страх.

Когда Ай подошла с приветливой улыбкой, неизвестный гость протянул руку. Темные лохмотья рукавов колыхнулись так медленно, словно плавали в воде. На ладони оказалась небольшая книжка. Черная, с потрепанным корешком из золотистых ниток и надписью: «Истории трактира». Номер тома или не был указан, или окончательно стерся: казалось, книга успела побывать во всех тяжбах. Айвенна с удивлением смерила ее взглядом, а гость тихим пробирающим голосом, выдохнул:

– Верните на место.

Девушка послушно взяла томик и, убедившись, что пока не нужна, прошла через холл и спустилась по лестнице за кухней в библиотеку. Книги из нее обычно доставали лишь с разрешения хозяев. Видимо, Смерть брал книгу, чтобы записать историю – так решила Ай про себя.

Несколько рядов деревянных шкафов со сквозными полками слегка блеснули лакированными боками, когда девушка зажгла под потолком маленькую лампочку. Тусклый свет упал на выровненные кирпичные стены, оставив темноте самые далекие уголки, затянутые магической паутинкой – она защищала книги от влаги и оседающей на них пыли. Айвенна спустилась по каменным ступенькам. Вдохнула приятный аромат тепла и книжных листов и громко чихнула, смахнув пыль с ближайшей полки. Серое облачко взметнулось в воздух, а Ай внимательно осмотрела все тома. В поисках свободного места двинулась дальше вдоль шкафов, осторожно проводя по ним рукой. Она любила это место и эти книги. А то, что в них было написано… Девушка всегда с улыбкой думала о том, что хотела бы побывать хоть в одном из тех миров, которые так красочно и правдоподобно описывались в «Историях». И мысль о том, что она живет на перекрестке миров, то есть так близко к осуществлению желания, дразнила, радовала и пугала одновременно.

Добравшись до последнего шкафа, Ай быстро обнаружила свободное местечко для томика, что ей дал Смерть. Но оно находилось явно выше, чем она могла дотянуться. Девушка положила книжку с краю и стала осторожно взбираться вверх по стеллажу, как по шаткой лестнице. Вздох облегчения – и Айвенна, неосторожно вдохнув пыли, чихнула и покачнулась вместе со шкафом. В страхе она оперлась руками на соседний, но боясь, что все полки могут рухнуть, отстранилась, потеряла опору и упала сама.

Потирая ушибленные плечо и локоть, Ай села и посмотрела вверх как раз вовремя: книжка на краю полки закачалась и полетела на пол. И приземлилась прямо перед девушкой в раскрытом виде. Несколько секунд Айвенна молча смотрела на нее, а потом нагнулась и взглянула на страницы повнимательнее. Они были чистого бело-молочного цвета со слегка пожелтевшими краями. И без единого буквенного знака.

Девушка, словно завороженная, отступила к стене – на широкий мягкий ковер для чтения – и села, оставив сандалии на полу. Неспешно прислонилась спиной к прохладной шершавой стене. В недоумении провела пальцами по шершавыми листам. И увидела вдруг, что из корешка выглядывает белый клочок. Потянув за него, Айвенна вытащила тонкое и длинное перо, которое на деле едва ли могло уместиться в корешке. А затем произошло нечто более странное и интересное, чем спрятанное в тайнике перо.

Вверху чистой страницы проявилась темная надпись:

«Начни новую историю. Запиши ее здесь».

– Хм, странно получить такое послание от книги, – под нос пробормотала Ай. Но быстро решила, что это не более странно, чем ежедневно видеть и обслуживать оборотней, перевертышей, ведьм и духов. Она взяла перо поудобней, подобрала под себя ноги и, поразмыслив, написала размашистым почерком:

«Тяжелая дверь распахнулась, и в комнату ворвался аромат странствий и свободы».

– А что, вполне поэтичное начало, – произнесла она вслух. Сморщила тонкий носик, потому что вдруг показалось, что от двери, скрываемой каменными перилами, потянуло чем-то сладким. Оно напоминало мед, но сладость быстро сменилась свежей волной горьких трав. Ай повела плечами от сквозняка и вывела еще несколько слов: «Должно быть за стеной молодые барды пьют зеленый чай».

Длинное гибкое перо само оставляло сверкающие золотистые буквы на тонкой бумаге, а затем слова темнели и уже не отличались от любых других, написанных обычными чернилами. Ай, погруженная в волну волшебства, внезапно скрывшую ее с головой, не думала, что будет писать дальше и зачем вообще начала. И совсем не заметила, как кто-то тихо вошел в комнату и остановился позади. Лишь когда повеяло ощутимым холодом и по спине побежали армии мурашек, она вздрогнула. Тень скрыла и ее, и книгу от света, и девушка обернулась.

Позади стоял Смерть. Если бы Айвенна обнаружила любого другого гостя, то выдохнула бы с облегчением и попросила больше ее так не пугать. Но отчего-то один вид духа заставил ее молчать.

Через полминуты она провела языком по пересохшим губам и едва слышно вымолвила:

– Вы что-то хотели? – этикет не позволял неуважительно обращаться к посетителям.

Нависший над ней дух медленно кивнул.

– Не могли бы вы, – он указал на раскрытую книгу, – вписать пару строчек.

Ай недоуменно перевела взгляд на томик и обратно на Смерть.

– Раз уж перо у вас, – неспешно добавил он.

Девушка пожала плечами, но решив, что дух кажется вполне вежливым и не просит ничего заоблачного, уточнила:

– Куда вписать?

Дух опустился ниже – Айвенна сомневалась в наличии у него ног и способности садиться – и перевернул начатую девушкой страничку назад. Предыдущее повествование заканчивалось неопределенным многоточием.

– Что писать? – с готовностью спросила Ай, надеясь быстрее отделаться от духа.

Смерть вынул из легких складок плаща скомканный листочек с неаккуратной надписью: «Однако я нашел спасение в одном Чистом сердце на перекрестке миров. Оно настолько мне понравилось, что я решился отдать ей свой дар. И оно оказалось настолько великодушным, что согласилось помочь мне и создать новую историю в продолжение моей…».

– В конце многоточие, да? – вяло спросила Ай, чисто переписав строки, не вдумываясь в их смысл.

Дух молчал. Даже дышать перестал, если духи вообще могут дышать. Сердце девочки почувствовало неладное и екнуло. Она обернулась и встретилась глазами с пустыми глазницами Смерти.

И душа ушла в пятки. Ай будто задохнулась.

Внезапно яркий свет ослепил ее. Он исходил прямо из центра книги и все расширялся. Девушка рванулась с места, но Смерть схватил за плечо, заставив сесть и уткнуться носом в сверкающий бело-желтым разворот книги.

***

Левый золотисто-карий глаз юноши вспыхнул в свете солнца, и он прикрыл ладонью правый зеленый глаз. Из-за него смотреть выше горизонта было почти невозможно. И потому парень больше любил закат или рассвет, когда солнце отпускает небо из своего яркого плена, и звезды становятся ясно видны. Он обреченно опустил взор.

Резкий порыв ветра заставил отступить назад.

«Опять Веласкес тренируется», – иронично подумал юноша, хотя и понимал, что эти ветры над Холмом, на котором стоит город, круглый год. Не потому ли, что мэр – известный Маг Ветра?

Внезапно яркая вспышка ударила парня по глазам, и что-то, упавшее с неба, сбило с ног и припечатало к земле. Хотя это что-то на поверку оказалось не настолько тяжелым… и пахло как-то странно… и шевелилось…

Девушка с темно-русыми, отдающими пеплом, волосами, заплетенными в замысловатую косичку вокруг головы, сдавленно застонала. И приподнялась на руках. Пока она осматривала свою новоявленную подушку безопасности, ее серые глаза становились все больше.

– Ты кто? – спросила она.

– Я? Это тебя надо спросить! – запальчиво ответил парень, поднимаясь и сталкивая с себя «подарок небес».

– Меня зовут Ай, – беззлобно отозвалась девушка.

Юноша удивлено смотрел на нее. Кто такая? Откуда взялась? Действительно с неба свалилась?

– Кайн, – отозвался на автомате.

– Очень приятно. Эм… Где я?

Девушка скосила глаза, а юноша широко распахнул.

– В смысле? – не понял он.

Ай подняла жалобные глаза и, кажется, губы ее задрожали. Кайн поморщился – только девичьей истерики не хватало на его голову. Однако заметил в ее руках знакомый потрепанный переплет. Зеленый глаз словно засветился, и Кайн, сморгнув, спросил:

– Ты Сочинитель?

Девушка непонимающе вскинула брови. А Кайн еще несколько мгновений смотрел с откровенным подозрением. Айвенна сильнее прижала к груди «Истории» и отступила назад: ее пугал взгляд разноцветных глаз. И обстановка вокруг…

Как она здесь оказалась? Поляна парка, устланная осенними сухими листьями, огороженная каменным бортиком, поросшим густым мхом. Несколько дорожек, скрытых в густом лесу позади, расходились в стороны. Солнце припекало по-летнему. А над верхушками лиственных деревьев в ярко-голубом небе виднелся высокий замок с двумя далекими башнями цвета индиго.

Напряжение разорвал порыв ветра, забавы ради бросивший в лицо Кайна пыль вперемешку с листьями. Он чертыхнулся, протирая глаза, а когда поднял взгляд, девушки уже и след простыл. Заминка длилась недолго – через пару секунд он уже бросился к ближайшей дорожке, скрытой за широкими кустами, и уловил топот быстро удаляющихся ног.

Ай мчалась по неровной каменной тропинке, не ощущая земли под ногами. И судорожно прижимала к груди книжку.

Где она? Она помнила только яркий свет и тянущее ощущение внутри – будто ее прокатили на реактивном самолете – и выронили где-то по пути. И она упала на странного парнишку с короткими волосами цвета шкуры волка и глазами разного цвета. Он назвал ее Сочинителем…

Мысли путались. Айвенна почти не думала, куда бежала. Ноги сами несли прочь. А странный холод следовал по пятам, почти касаясь руки…

Стоп!

Девушка резко затормозила и бросила взгляд через плечо: никого, только ветер гуляет меж стволов. Свернув с тропинки, Ай углубилась в лесок и, привалившись спиной к ближайшему клену, открыла книгу.

По чистой ранее странице тонким почерком быстро выводились огненные буковки и тут же чернели. «Куда мне бежать? Что делать? И где я вообще? – томик дублировал ее мысли, будто она сама их записывала. – Я вдруг поняла, что сама начала эту историю…».

И эта книга записывает ее под диктовку моих мыслей, – вслух прочла Ай. – Все, что со мной происходит, будет отражено на этих страницах. Вот только кто бы сказал, где я и как здесь оказалась? Я попала в другой мир?

Она запнулась и задумалась. Она ведь уже вписала сюда несколько строчек. И каких же?

Наспех перевернув пару листов, Ай прочла конец предыдущей истории – истории Смерти: «Однако я нашел спасение в одном Чистом сердце на перекрестке миров. Оно настолько мне понравилось, что я решился отдать ей свой дар. И оно оказалось настолько великодушным, что согласилось помочь мне и создать новую историю в продолжение моей…».

Понимание свалилось на голову так же резко, как и она недавно упала на голову некоего юноши по имени Кайн. Так это было про нее? Ведь и тогда она почувствовала что-то неладное…

Тяжело вздохнув, Айвенна подавила сначала горечь, подступившую к горлу, а потом медленно нарастающую злость – так это тот чертов дух!

Сжав руки в кулаки, девушка еще раз пробежала глазами по строчкам.

– Так, сейчас мы все сделаем, – усевшись на опавшие листья, пробормотала Ай и достала из корешка перо. Оно не подвело – исправно стало выводить буквы. – Вдруг из-за спины потянуло знакомой сыростью. Я обернулась и увидела недавнего знакомого, которого сама прозвала Смертью.

Закончив, Айвенна быстро обернулась. Ну, конечно: прямо за ней парил дух в черном плаще. Смотрел он на нее или нет, нельзя было понять. Однако он был здесь, и Ай не собиралась отставать, пока тот все не объяснит.

– Что это значит? – без церемоний спросила она. – Где мы?

– В другом мире, – тихо выдохнул Смерть.

– Ясен пень! Почему?

– Мне пришлось… просить тебя о помощи…

– Просить о помощи? – губы девушки растянулись в издевательской усмешке. – Да ты меня использовал!

– Прости… но ты единственная, кого я мог попросить…

– Потому что я – «Чистое сердце»? – недовольство Ай еще возросло.

– Да… И ты хотела побывать в другом мире…

Девушка запнулась. Вот ведь как! Да, она хотела. Но…

Сердце застучало гулко и больно – в каком-то смысле он был прав. Этот груз она сама хотела принять. Однако никогда не думала, что это возможно.

Вздохнув, Айвенна немного успокоилась и спросила:

– И что теперь? Зачем мы здесь?

– Я хочу, чтобы ты помогла завершить мою историю… – дух немного опустился, как будто присел, и продолжил холодным шепотом. – Я был здесь, но не смог закончить историю хорошо… И мне нужно, чтобы кто-то сделал это за меня… Не волнуйся, – добродушно добавил он, видя, как лицо Ай приобретает все более недовольное выражение, – я буду рядом и помогу. Ты не пострадаешь ни при каких обстоятельствах…

– Вот же спасибо! – горестно выдохнула девушка.

И покосилась в сторону тропинки.

– Кто-то кроме меня тебя видит? – спросила она, но, не дождавшись ответа, схватила книжку и написала вслед за бегущей строчкой: «Этот дух пугал всем своим видом, и я была рада, что никто кроме меня не может его видеть».

По завершении, Ай поднялась, отряхнулась от листьев и вышла на дорожку, по которой недавно бежала. Осмотрелась: где-то вдалеке две женщины в легких платьях до пола медленно двигались в ее направлении. Она осмотрела свой наряд – пожалуй, мода здесь более или менее соответствует моде в ее мире, так что бояться, что ее выдадут белая (уже грязно-белая) блузка и сарафанчик до колен не придется. Хотя она предпочла бы кое-что поудобней. И к тому же… она была босиком. И если осенние листья хотя бы смягчали ощущения, то от холода не спасали. «И почему героям вечно так везет с переодеваниями?» – подумала Ай, стараясь скрыть негодование.

***

Говорили же мне, не читай по пути, смотри под ноги. А еще лучше – перед собой. Не послушалась. Теперь придется разбираться с последствиями…

Поначалу все было хорошо… Я просматривала доставшуюся мне Книгу, однако, отчего-то не смогла прочитать предыдущую историю, которую писал Смерть. Эта книжка просто прятала от меня записи, будто играя, не давая читать. Они снова и снова исчезали.

Тогда я стала следить за ее написанием.

Город под названием Тиссона расположился на холме Равейнхарт – так же назывался и парк, где я была – но местные называли его просто Холм. Он оказался окружен глубоким рвом, в котором текла шумная река. А еще с того места, где я оказалась, открывался интересный вид на его южную сторону, укрытую низкими разноцветными деревьями. Под жарким солнцем они полыхали, словно пожар, а идущие спиралью по склону дорожки из красной глины делали Холм похожим на Везувий. Серпантин дорог казался венами лавы, стекающей вниз, прямо в ров, и с шипением падающей в горячую синюю реку.

Я как раз спустилась со смотровой площадки парка, в котором упала на того странноватого мальчика, когда спину вдруг обдало холодом. Вспомнила, как мчалась прочь. И не зря – от мальчишки веяло чем-то нехорошим… Особенно то, каким тоном он произнес фразу «Ты Сочинитель?».

Тон глубокий, не доверяющий, зловещий…

Дрожь пробегает, стоит вспомнить этот голос… и этот взгляд…

И теперь я едва сдержалась, чтобы не побежать так же.

Обернулась – Смерть мягко скользил следом, не сводя с меня жутковатого взгляда.

И тем не менее, я усмехнулась собственным мыслям и уткнулась носом в Книгу. А потом…

Одни из золотых ворот парка выходили на главную улицу, тянущуюся ввысь до самого замка мэра. Миновав ажурную арку, я направилась прямиком через улицу. Вокруг звучала необычная музыка, чувствовалась флейта и ритмичное позвякивание колокольчиков. Улыбка сама украсила лицо, и я даже ускорила шаг, но внезапно меня схватили за руку. Запястье закололо морозом, я задохнулась и отпрянула назад как раз вовремя, чтобы не попасть под копыта настоящей конницы.

Наездники на диковинных лошадях глубокой синей масти шествовали по улице стройными рядами. И во главе нее, по-царски ровно держась в седле с росписью, ехал мужчина с окладистой черной бородой. Он ничуть не замедлился, когда я ненароком выскочила на дорогу, и лишь окинул высокомерным взглядом мою скромную персону, почти оглохшую от шипящего возгласа Смерти и ржания лошадей.

Усевшись на мощенную красную дорогу, я скривилась. В спину выстрелило болью. Но я тут же опешила – высокомерный наездник покинул седло и подал руку. «Неужели я так плохо выгляжу?» – подумала, осмотрев босые ноги и грязное платье, решив, что мужчина принял меня за бродяжку.

Такая мысль появилась и тут же, махнув хвостом, скрылась вдалеке…

Предплечье сдавили в тисках.

Передо мной возникли лукавые зеленые глаза.

– Ты Сочинитель?

От неожиданности девушка забыла вдохнуть. Она извернулась, наступила всаднику на ногу и, пользуясь заминкой высокого господина, помчалась в ближайший переулок. Тот ринулся было следом, но вдруг замер и медленно опустился на колени, хватаясь за сердце – Смерть преградил ему путь. Дух не был силен и потому лишь слегка замедлил преследователя. И мгновенно исчез, так никем и не увиденный.

– Мэр! Господин Веласкес!

Участники конного показа бросились к командующему. Он почти пришел в себя и внезапно тихо рассмеялся. Окружающие удивленно переглядывались и перешептывались, пока мэр города давился смехом, одновременно бормоча:

– А вот и ты! Наконец-то, Книга вернулась в наш мир. Теперь-то я тебя точно найду…

Айвенна пробежала еще немного и остановилась.

– Стой. Стой! – раздалось приглушенно позади.

Она перешла на шаг, а затем обреченно привалилась к серой стене, задыхаясь. Перед глазами у нее до сих пор мелькали яркие пятна от праздничных лент, гирлянд и нарядов с улицы Дрэнны. В ушах звенел колокольчик. И все та же фраза.

«Ты Сочинитель?»…

Девушку передернуло. Страх тошнотой подступил к горлу, она схватилась за живот.

– Тебе нужно дойти до следующей улицы, – почти свистел Смерть, – свернуть в проулок слева, там можно будет спуститься на нижние ярусы. А потом я покажу тайный проход…

– Куда? – Айвенна едва могла говорить, подавляя тошнотворное ощущение.

– К одному хорошему человеку. Он спрячет тебя от Веласкеса.

– Да кто это? Тот зеленоглазый всадник? Что ему надо-то? Снова эта Книга? – одним духом выпалила она, утирая лоб.

– Да, – после короткой паузы выдохнул дух.

– И что же? – Ай подняла на него взор, но Смерть молчал. Так долго, что девочке стало казаться, что он вдруг онемел. – Ну давай уже, говори. Ты ведь не приносил клятву о неразглашении? Давайте же, мне ведь все расхлебывать…

Дух как будто потускнел. И опустился ниже, поникнув головой. Лохмотья плаща перестали развеваться от невидимого ветерка и обвисли, как мокрое тряпье. Капюшон надвинулся на зияющие холодной чернотой глазницы.

– Прости, я вынужден просить тебя, – вымолвил он почти ровно. – Выслушай…

Ай опустилась на выступающий фундамент дома, вытянув уставшие ноги, и приготовилась услышать что угодно, даже самое невероятное.

– Ты уже поняла, что когда-то я сам был Сочинителем – человеком, который пишет историю в этой Книге, и история сбывается. Вернее, история записывается в Книгу, даже если Сочинитель перестал брать перо в руки. В таком случае история идет своим чередом, и Книга фиксирует ее на этих самых страницах, – Смерть коснулся костяным пальцем листов и корешка. – Вот этот переплет сделал я сам из другого, который нашел. В прошлый раз Книга очень сильно пострадала, а я… я вообще не выжил. Веласкес… не прощает тех, кто ему непокорен.

Дух ненадолго замолчал. Откуда-то из его одеяния выбрался маленький серебристый паучок и пополз в сторону шумной улицы Дрэнны. Айвенна проводила его пустым взглядом. Внутри нее все наполнялось горечью, но не ее… чужой. Той, которой были пропитаны слова бывшего Сочинителя.

– Прошу тебя, – голова в капюшоне опустилась еще ниже, теперь почти доставая до земли. Лицо скрылось с глаз, костяные пальцы словно растворились в одежде. Перед девушкой оказалась чернильное пятно, расплывающееся по теплым камням. – Я не смог завершить историю.

– Но как?! – воскликнула вдруг Ай. И понизила голос. – Как я могу продолжить твою историю, если я даже не знаю, что случилось раньше?

– Ты узнаешь, – заверил дух, его голос трепетал, срываясь. – Правда, узнаешь. Я отведу тебя к человеку, он расскажет. И я… я помогу тебе. Я ведь… жил здесь раньше.

Девушка осторожно вздохнула и согнулась, обняв себя руками. Хотя и было жарко, плечи то и дело гладил озноб.

– Почему ты так решил? – прошептала она и вопрошающе, с неверием посмотрела на Смерть. Она коснулась пальцами его макушки, чтобы убедиться, что он не превратился в расплывчатую черную массу. Но тот не поднял головы.

– Потому что ты – это ты. Только не смейся, это правда. Я отдал тебе книгу и ты смогла найти перо и начать писать. Значит, она приняла тебя, ты Сочинитель. К тому же, – дух чуть помедлил, – я отдал тебе свой дар.

– Какой? – Ай не сводила глаз с неподвижной черноты перед собой, и Смерть наконец взглянул на нее.

– Видеть в людских глазах истину, – был ответ.

На это девушка ничего не сказала. Ее потерявший окраску голос не смог бы ничего изменить. А пальцы все не хотели отдаляться от твердой макушки.

Смерть поймал ее отчего-то ласковый взгляд. У него не было сердца, которое могло бы екнуть. Но, пропустив этот взор через себя, дух уже не смог отвернуться.

Серебристый паучок только-только пересек широкий двор и принялся карабкаться на высокую деревянную бочку, наполненную водой.

Ай, положив голову на руки, наблюдала за ним, скользила взором по выбоинам на камнях и по разлитой кем-то красной краске. Затекая в щели, она расчертила узорами уже половину двора. Но Айвенне они показались похожими на буквы.

– Прошу тебя… – раздалось едва слышно, и по ее щеке скатился мерцающий влагой кристаллик.

Дрожащие пальцы неумолимо двигались, набрасывая пером неровные золотистые буквы:

«Я знала, что Веласкес меня ищет. Однако была уверена – он сбился со следа. Ветер смел мои следы, а в праздничном параде было задействовано так много магии, что мой едва заметный запах безвозвратно растворился. Следуя интуиции воина, мэр отправился на запад – ведь изначально я побежала из южного края парка Равейнхарт аккурат на запад. Я же, пытаясь сыграть с наверняка бывалым стратегом в интуитивный покер, решилась на обман. И помчалась на восток.

Солнце быстро опускалось на другую сторону Холма, и я меня целиком поглотила величественная тень, накрывающая часть города далеко за пределами рва и реки.

Смерть диктовал маршрут, я то бежала, то спускалась по тайным земляным тоннелям. Все ниже и ниже, на самый крайний виток дороги, чтобы там найти магический проход на одном из парящих островов. Пока почти весь обзор закрывали дома, и я не представляла, что кроется за этим названием…».

Написав самое главное, девушка приготовилась к бешеной гонке. И еще раз проверила висевший на кожаном поясе брелок-оберег.

Темные проулки и длинные лазы через землю создавали впечатление, что весь Холм изрыли гигантские кроты, а она спускается не к последнему завитку дорог, а прямиком в чью-то норку.

Ощущение настороженности не покидало до тех самых пор, пока все ее существо под гулкий стук сердца не упало вниз.

Перед ней распростерлась пропасть с дико бурлящей внизу рекой, с такого расстояния похожей на бело-голубую ниточку. Ноги едва не подкосились, дыхание никак не желало возвращаться. Ведь если позади были твердые дома и жесткая дорога, то впереди в воздухе плыл оторванный кусок земли, и не один. Ближайший казался не больше детской площадки, некоторые другие – как футбольное поле, а были и гиганты, в несколько раз превосходящие предыдущие. Кое-где Айвенна видела веревочные мостики, но так соединялись далеко не все. Особо смелые ребята прыгали по ним просто так, с яруса на ярус, и карабкались вверх по свисающим корням деревьев или сброшенным для них веревкам.

Сами островки представляли собой миниатюрные сады и дендрарии. Усыпанные цветами и вечной зеленью, покрытые осенним золотом и медью, раскрашенные природой и сменяющие друг друга, словно в калейдоскопе они будоражили воображение. И бередили душу.

Айвенна глубоко вздохнула, прогоняя дрожь. Между островами гулял ветер, подзуживая смельчаков и пугая трусишек. А глубоко вкопанные деревянные столбы по краям, веревки, кусочки ткани, похожие на флаги, говорили, что люди давно приспособились ходить по летающей земле.

– Те, кто умеет, использует магию и помогает другим, – выдохнул из-за плеча Смерть, снова материализовавшись.

– А много здесь магов? – вдруг поинтересовалась Айвенна.

– Относительно, – отозвался дух, а девушка вдруг сделала шаг назад и спросила:

– Мне нужно туда?

– Да, но лучше подождать, пока крайний правый вернется сюда, и кто-нибудь перекинет веревку, – Смерть указал на деревянный столб ростом повыше Ай.

Девушка подошла ближе и провела ладонью по отполированному дереву и нескольким тугим канатам, лежащим подле. Где-то у дороги сидел мужчина средних лет в широкополой шляпе и уже клевал носом в ожидании следующей переправы.

Постояв немного на краю, она успокоилась и стала ощущать возбуждающее любопытство и желание самой попробовать. Правда, мысль о количестве метров до дна пропасти добавлял страху остроты.

Она качнулась вперед, уцепившись за столб.

До возвращения к ним нужного островка с оранжевой клумбой в центре осталось еще несколько минут.

Однако…

– Вот она! Ловите!

Девушка обмерла.

Да, она все написала. Но пока красная дорога горела под ногами, она не замечала, что по кайме Холма, с разных сторон, движутся два вихря. Она промчалась по Восточному краю, уже скрытому в тени. Но, оказывается, были и другие… И Ай даже подумать не могла, что два вихря силы вот-вот столкнутся. И это откроет новый вход в кроличью нору.

Я не думала, почему вписанные мной события не сбылись. Просто разбежалась и прыгнула на не долетевший еще до столба клочок земли.

Я не думала, выдержит ли край, когда приземлялась на него. Просто спрыгнула с первого островка на проплывающий внизу, затем еще на один и еще.

Я не думала, насколько крепки корни, по которым пришлось лезть на соседние острова. Просто цеплялась изо всех сил и требовала мечущегося Смерть говорить, как попасть к столь желанному телепорту.

И я не думала… вернее, не знала, что мэр города – маг ветра…

Просто не знала.

Земля под ногами не просто задрожала. Она заколыхалась и наконец сдвинулась с места в противоположном направлении. Я упала в жесткую желтую траву, бросив наверх один-единственный взгляд: Веласкес уже стоял на краю Холма и готовился спуститься на ближайший островок. В его зеленых очах плескался яд, а в бороде и волосах извивались тонкие змейки седины.

Я никогда не занималась акробатикой, хотя любила лазить по деревьям, даже боясь упасть. Возможно, пытаться убежать сейчас было глупо… Но лучше я заставлю свой страх работать на себя и побегу еще быстрее, разобью нос от отчаянья, чем позволю ему прижать меня к земле!

– Сме-е-ерть! – позвала уже в голос, не заботясь, что подумают редкие люди, поспешно перебирающиеся на островки, оказавшиеся вне власти Веласкеса.

– Под тобой… с розовым деревом… только к цветам не…

Остаток фразы я не смогла разобрать – в мой остров врезался другой, так что я не устояла на ногах и с криком сорвалась. Сердце бешено забилось, руки заскользили по тонкому корню. А внизу, совсем рядом, колыхалось насыщенно-розовое пятно.

Ветер будто сошел с ума. Клочки земли двигались теперь намного быстрее, было сложно устоять, а тем более – висеть в основании одного из них, когда прямо на тебя несется другой.

Зажмурившись, я перескочила на разъяренного соседа, попав в каменный садик и ударившись головой об ограду, так как желанный остров врезался в него совсем рядом. Я постаралась сфокусировать зрение, не желающее возвращать меня в реальность. И поняла, что люди с Холма меня уже не видят, а значит – и Веласкес. А розовое пятно удаляется с неимоверной скоростью…

И я ринулась к нему.

Это был отчаянный прыжок…

Я вытянулась в струну, лишь бы достать до островка надежды хоть мизинцем…

Но пальцы чиркнули у самого края травы.

Сжала зубы, чтобы не закричать, но испугаться не успела – запястье перехватили. Поток ветра ударил сзади – меня впечатало в земляную стену – а кто-то продолжал тащить наверх.

Я не видела своего спасителя, пока не оказалась полностью в мягкой, удивительно зеленой для осени траве. Весь островок будто усыпали таким изобилием тонких полос изумрудов, что они переваливались через край и падали в бездну.

Это первое, что я подумала, открыв глаза.

А второе…

– Что?! Это ты?! – несмотря на ужасную усталость и все еще бушующую опору под ногами, я вскочила и попятилась назад – к центру островка. Это был он! Он – тот мальчик с волосами волчьего цвета. Теперь ветер раздувал их так сильно, что они стояли колом на голове. А разноцветные глаза все так же не вызывали доверия.

– Погоди, – попросил он и попытался приблизиться. Но мне эта идея не понравилась. – Постой!

Я могла только отступать спиной, не желая обнажать тыл перед этим человеком. Ведь наверняка он привел своего мэра сюда, этого я не учла…

Мальчик молчал. Однако одна рука лежала на поясе на эфесе клинка. Я оглянулась назад в поисках Смерти – мне нужна была его подсказка – но наткнулась лишь на раскидистое дерево с черным стволом, усыпанное цветами яркими, как фуксия.

– Не подходи, Кайн, – грозно сказала я, удивляясь, что помню его имя. И что он до сих пор не схватил меня, ведь легко мог бы это сделать. – Не трогай меня.

–Пожалуйста, остановись, – попросил он еще раз. – Я не… Остановись!

К плечам вдруг прикоснулась прохлада, и сердце мое возликовало, ожидая Смерть. Но это оказались ветви дерева, свешивающиеся под тяжестью цветов почти до земли.

Лепестки оказались холодными, словно подтаявший лед с вмороженными в него мягкими розовыми волокнами. Они погладили шею, прошлись по плечам и спине, аккуратно обвили руки и приняли в свои гостеприимные объятия. И вдруг… сжали в плотном кольце изо льда.

Позади колыхнулась волна приятной сырости – мой проводник схватился за ветки и попытался оторвать от меня. Видимо, магические растения слушаются духов…

Освобожденная, я упала на траву. Волчий мальчишка приподнял меня и оттащил подальше, рассыпая вокруг тающие лепестки. Кожа в местах прикосновения побелела, тело почти перестало слушаться, сладко немея, отправляя в полудрему, растворяя звуки и краски вокруг.

Показалось, и минуты не прошло, как островок, вздрогнув, полетел прежним ходом. А свист ветра от меня заслонили несколько человек во главе с мэром. Он выглядел настолько довольным, что очень хотелось сказать или сделать что-нибудь, чтобы испортить ему настроение.

Но мысли будто выцвели…

– Неплохо, – сказал Веласкес юноше, сидевшему рядом на коленях. Только в этот момент я обратила внимание, что Кайн выглядел слишком растерянным для победителя. Или просто не ожидал, что я могу так сглупить и у самого финиша попасться в ловушку природы?

«Что поделаешь? Я ведь не знаток этого мира...» – вот что мне захотелось сказать, глядя в бледное лицо мальчика с расширенными разноцветными глазами.

Кто-то хлопнул его по плечу, и парень поднялся, покорно отходя в сторону, освобождая вакантное место у моей головы самому мэру.

Теперь он не улыбался. Молча пробежал взглядом по моему телу и, удивленно кивнув, заметил:

– Уже успела спрятать Книгу?..

В голосе послышалось удовлетворение. И уголок губ приподнялся в ухмылке.

Все-таки… это было глупо…

– Теперь ты точно пойдешь с нами, – до жути спокойно произнес Веласкес, а мне только и осталось, что внутренне дернуться и выкрикнуть первое, что пришло в голову.

– Где ты был? – грозно зашипел Веласкес, отводя юношу в сторону, подальше от вопящей пленницы. – Почему не присоединился сразу?

– У меня были дела, – сдержанно отмахнулся Кайн.

– Настолько важные, что ты не заметил появления Книги в нашем мире? – мэр оценивающе посмотрел на парня.

– Я узнал о ней только сейчас, – отозвался он, и его карий глаз сверкнул гневом. Юноша вывернулся из-под руки мужчины – иначе ощущал себя маленьким и беспомощным мальчиком.

– О, правда? А чего так запыхался?

Тон Веласкеса был игривым, но сам мэр не выглядел настроенным на шутки. Он прищурился, редкая седина в черной бороде и коротких волосах словно ожила, заискрилась, а зрачки расширились. Кайн сглотнул, но не шевельнулся, не в силах оторвать взгляда. Зеленый глаз вспыхнул искрами, и юноша оскалился.

– Ч… чего тебе на… этот раз надо?

– Как обычно – послушания, – нарочито спокойно ответил мужчина. – Скажи, где ты был сейчас?

– Бежал сюда…

– Откуда?

– Из парка Равейнхарт.

– И никого не видел? – в голосе мелькнула насмешка, а Кайн выдавил:

– Н.. нет… не видел я ее…

Мужчина надавил сильнее, накрывая мальчика силой, задавливая так, что даже дышать стало трудно. Даже легкие готовы были подчиниться и отказать, а руки завибрировали изнутри, желая прикипеть к мечу и кинжалу на поясе.

Кайн заскрипел зубами, напрягая ноги, чтобы не упасть на колени.

– Ве… Веласкес…

– Зови меня отцом. Как раньше, – тон стал глубже и внушительней. Мэр хищно улыбнулся, когда на лице сына отразился гневный ужас.

– Й… я… д… да… отец… – против воли произнес Кайн, чувствуя, как желудок сжимается от отвращения, а правый глаз словно пылает в огне.

На границе сознания послышались шаги, и я подняла голову. За каменной решеткой показалось лицо. Тревожное лицо. И в голове сам собой образовался вопрос: что юноша с таким открытым ликом делает среди криков агонии и боли?

Его правый глаз сверкнул зеленью, словно жил своей жизнью. Кайн сморгнул и подступил еще ближе.

– Как ты? – был его вопрос. Он вызвал у меня лишь горькую усмешку. Парень вздохнул. – Что планируешь делать?

Этот вопрос насмешил еще больше. Откуда мне было это знать? Я в чужом мире, в чужом городе, зато уже успела дать обещание некоему духу, что помогу исполнить его желание.

Он хочет закончить эту историю хорошо. Хоть я и не знаю, что было в ней раньше, но закончить хорошо должна. Теперь точно должна.

Сердце внутри задрожало сильнее под пристальным взглядом колдовского глаза Кайна – он будто посылал стрелу за стрелой прямо мне в грудь, отчего я готова была вскочить. Немыслимо хотелось заставить его отвернуться, опустить глаза, не смотреть так… Ссадина на щеке зачесалась сильнее, я коснулась ее пальцами, а парень вдруг ухмыльнулся:

– Боишься? – тут он вдруг посерьезнел. – Лучше отдай им Книгу.

Я замерла, затем попыталась подняться, что было непросто – вывихнутая при падении нога отозвалась болью. После первой попытке я лишь шлепнулась обратно на каменный выступ, служивший кроватью.

Наконец я добралась до решетки, которую от кровати отделял метровый переход из выщербленного камня, грязной крошки и осколков металла. Среди прочего попадались пучки спутанной травы и листья – частично опавшие с моего сарафана. Теперь одеяние превратилось в грязные лохмотья, но я об этом не думала. Жалела лишь об отсутствии башмаков. Ступала медленно и очень осторожно, тщетно стараясь сберечь босые ступни.

– У меня ее нет, – выплюнула я, схватившись за каменные прутья.

– Врешь, – быстро ответил Кайн.

– Может быть… Но не тебе укорять меня во лжи.

Глаза его округлились, а правый зеленый едва заметно прищурился и мигнул, словно оптический прицел.

– Она у тебя, я уверен, – жестко заметил парень и вдруг сжал мои бледные пальцы. – Лучше… просто отдай. И тебя не тронут.

Я снова задрожала, на этот раз так, что ноги стали подкашиваться. Из последних сил сдерживая рыдания, я заставила себя посмотреть в его глаза.

– У меня ее нет. Хочешь, сам посмотри.

Кайн скользнул взглядом вниз, а я позволила себе легкую усмешку. Сколько бы они ни искали, никогда бы не смогли обнаружить Книгу. Теперь она спрятана.

Не оглядываясь, я спиной ощутила легкую прохладу и специфический аромат. Только здесь я заметила, что запах Смерти отличается от запаха простой сырости.

В этой камере на поверку тоже оказалось влажно, в углах суетились пауки, и в щелях серела плесень. Однако здесь пахло гнилью и грязью, перепревшей травой и болотом, а также жженым маслом от нескольких крохотных факелов. Остальное пространство освещалось неведомыми мне палочкообразными существами. Они сидели прямо на стенах, и я поняла, что они живые только, когда некий парнишка в чем-то вроде рясы снимал их с коридорной стены и клал в таз с сияющей водой. А потом, насыпал туда сушеных насекомых. Видимо, для подпитки.

Смерть пах иначе. Холодом, студеной водой и мерзлой травой, которую сначала я приняла за плесень, и какой-то… безысходностью, льдом души, черной мглой с оттенками синего неба. И дождевой водой. Он производил странное смешанное впечатление, и вызывал такие же смешанные чувства. Его краткий рассказ о прошлом породил жалость и сочувствие, а хриплый голос, похожий на дыхание ветра, настораживал. Я вздрагивала от его присутствия, но сейчас ощущала благодарность: ведь он помог спрятать Книгу.

Перед моей последней пробежкой по островному карнизу, пока я сидела в озерной пещерке, Смерть открыл секрет – лучший тайник для Книги это то, что Книгой не является, но может ею стать. Это была старая легенда о запечатывании вещей в других вещах, но только в этом мире я узнала, как этого можно добиться.

На моем поясе справа всегда висела резная деревянная фигурка – тотем волчонка. И теперь он грел меня сильнее, чем когда-либо…

Взгляд Кайна пробежал вниз и вверх, ни на мгновение не замерев, ни разу не усомнившись в моей правдивости.

«Ты ее не найдешь», – подумала я, а взор юноши вдруг вцепился в мои глаза. Будто ищейка почуяла правду и теперь пыталась выскрести ее из моего сознания прямо через взволнованный взгляд.

Девочка храбрилась до последнего.

И до последнего кидала злобные взгляды, пока была в сознании. Когда же подкатывала боль, она зажмуривалась и накрывала криком всех вокруг.

Но это ничего не решало.

Через пару дней прибегли к ментальным атакам, пытаясь проникнуть в самое сознание Айвенны, но, сколько придворных магов ни старалось, она говорила о чем угодно – о цветочном садике дома, о работе родителей на Севере, о старых прогнивших балках на чердаке трактира – но только не о Книге. Будто на уста наложили печать.

Однако до чего жутко было наблюдать со стороны.

Сама Ай начисто забывала всех своих обидчиков сразу же, как попадала обратно за решетку. Их лица не были нужны. В памяти осталось лишь одно – наиболее мерзкое, вызывающее даже большее отвращение, чем пруд с маслянистой водой, населенный гидрами – лицо Веласкеса. Девушка уверяла, что уж его-то никогда не забудет. И придавала голосу угрожающие интонации, будто одни лишь слова ее могли заставить мэра пасть ниц и молить о прощении.

Однако со стороны она походила на смертника, судорожно сжимающего собственную поминальную свечу. Ее огонек бросал отблески на опухшие веки, за которыми прятались полные ужаса глаза. Их серость то и дело тонула в красной агонии, прячась за слипшимися от слез ресницами. Тусклые оранжевые блики подземелья багровели от крови и едва не гасли от раскатистого визга, бьющегося о камень.

Сердце стучало все сильнее. Голос дрожал и прерывался. В горле застрял конвульсивный хрип…

Тук-тук-тук…

Кайн стоял у стены и молча наблюдал. А сердце снова: тук-тук-тук…

Он никогда ничего не говорил. Только приходил ночами, после, и пытался вразумить упрямую девчонку. Он не мог взять в толк, почему она никак не может сдаться, почему не может просто открыть рот и произнести всего несколько слов – тех самых, которые спасли бы ей жизнь.

Он кривил губы, сдерживая порывы гнева и неприятия. А зеленый глаз смотрел с триумфом, ни на миг не выпуская пленницу из вида.

Спустя несколько дней в тишине камеры, среди затхлости и сырого камня, где-то внутри мертвенно черного провала за прутьями решетки, Кайн услышал всхлип. Тихий, не громче шелеста умиротворенного дыхания, заброшенный далеко во тьму.

Он подступил ближе, не веря своим ушам – да, она плакала. Айвенна давила в себе рыдания, и лишь изредка пропускала судорожные влажные вздохи. Юноша видел ее спину с бледными и красными полосами кожи и ран, мигающими сквозь рваную одежду. Плечи мерно вздрагивали.

А она шептала едва слышно:

– Я обещала… нет, я тебе обещала… я не могу… бросить…

И в то же время Ай сама не вполне верила, что все это происходило на самом деле. Поначалу в отчаянии она пыталась все забыть, закрыть глаза, пожелать оказаться дома, просто уснуть и снова проснуться у себе на чердаке с книжкой в руках, снова носить подносы с кружками и бутылками и слушать истории о других мирах… Но она все равно осознавала, что сама пожелала этой реальности.

– Я сдержу слово… – шептала она лишь губами, понимая, что может обманывать всех, но только не себя. И не Смерть, который постоянно появлялся возле стены в ее камере и, должно быть, молча жалел.

Стоявший по ту сторону юноша ждал, пока пленница не затихла совсем, погрузившись в неожиданно глубокий сон.

Светлячки-палочки на стенах послушно погасли, стоило колдовскому глазу сверкнуть в их сторону, когда тюремщик вошел внутрь. Пламя свечи в изголовье колыхнулось – Кайн подул на ладонь, и с нее сорвался поток свежего ветра. Он промчался, разгоняя осколки металла, острые камни и прочий мусор по краям камеры. Все это вспыхнуло, золотистым маревом наполнив прожилки стен и пола.

Огрубевшие от оружия пальцы коснулись пояса девушки, мешочка с солью и деревянного тотема на нем. Темные брови Ай оказались сдвинуты, а губы бледны и решительно сжаты.

Хищный интерес мелькнул в глазах.

Взмокшая прядка небрежно упала на лицо.

Раздались частые шаги.

Юноша принял ее обман. И, уходя, смиренно поклонился столь храброй и честной девочке.

Тонкий ручеек мягко забежал в рот. Змейкой скользнул в горло, сладковатая влага отозвалась приятной дрожью. Я сглотнула, впустив внутрь еще один поток. Пересохшие губы невольно растянулись в блаженной улыбке, в трещинках появились алые бусинки, и снова жидкость наполнила рот. Сосуд мелко дрожал в руках, несколько прозрачных дорожек побежали по подбородку и шее. Глотки становились все более жадными пока, наконец, на стенках бокала не остались лишь кристаллики холода. Он робко коснулся глаз, превратив их в чистейшее зеркало, отразившее такое серьезное лицо напротив. Этот мальчик принес мне попить. Я даже обрадовалась, но… отчего он так хмурится?..

Призрачные прутья перед глазами вдруг потемнели, а затем поплыли черной массой вниз. Дрожь всколыхнула землю, а в моих серых глазах полыхнуло пламя. Лед растаял и водой сбежал вниз, как и улыбка с истерзанных губ. Мир подернулся тьмой, чернота под ногами превратилась в скорпионов. Они, не зная пощады, вонзали жала. Тело свело. Вены ручейков в горле загорелись огнем и разлились ядом ужаса…

Ядом…

Захлебнувшись слюной, Айвенна отшатнулась от решетки, наступая на хрустящие панцири иллюзорных скорпионов. Темная масса шевелилась, но ей и в голову не пришло скидывать с себя мерзких тварей, потому что клетка плясала, будто огонь, вспыхивая всеми оттенками. А горло все жгло и жгло, так что даже крик не мог прорваться.

– Ты… – едва смогла прохрипеть она. – Ты же… дал мне воды…

Лицо по ту сторону решетки оставалось четким. Сомкнутые губы побелели, но не раскрылись ни на миг. Даже, напротив, как будто сжались, выделяясь теперь, как раскаленная донельзя сталь на обдаваемом жаром лице. Разноцветные глаза снова боролись в выражении эмоций: карий дрожал, будто пичужка, а зеленый был тверд, как изумруд, и откуда-то изнутри разливался едкой насмешкой. Но она была спрятана столь глубоко, что извиняющееся выражение карего брата вскоре ее затмило.

– Ты меня… отравил, – ее язык почти онемел, но девушка попыталась произнести еще хоть что-то из всего вихря мыслей. Она рухнула на колени, хватая липкую жижу с пола и размазывая по каменным прутьям. Ободранные ладони хлестнуло болью, и Кайн, присев, задержал ее пальцы.

– Ничего… – тихо вымолвил он и просунул вторую руку внутрь, стараясь не дать девушке в агонии удариться головой. Она попыталась вывернуться, чтобы его холодные пальцы не касались кожи, но скрежет ее зубов не произвел на парня почти никакого впечатления. Он быстро заговорил:

– Ничего… Можешь меня проклинать, но это ничего… сегодня ты все расскажешь… а позже…

После этого слова расслышать ничего не удалось – все перекрыл звук бурлящей крови. Казалось, капилляры вот-вот лопнут, и Айвенна зажмурилась. Крик все так же пульсировал в такт с венкой на шее, прорываясь отдельными раздирающими внутренности рывками. Сквозь щелку между опухших век она видела шевелящиеся губы юноши, которые вскоре стали отдельными выбеленными линиями и без конца двигались и двигались, не давая продыху. Отвращение сдавило грудь, Ай попыталась плюнуть в опостылевшее лицо предателя, но лишь закусила язык и упала на решетку – почти без сил, вздрагивая от жал тысячи скорпионов.

Наверх...

СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ:
7,5

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/upload/image/pGlnPG8cwa7LhL
Истории трактира На Млечном Пути - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.
15.04.2016 15:22 bredus
здорово написано, легко читается!
07.10.2014 00:10 Aira_Navitas
valkirija, спасибо) я рада)
06.10.2014 21:10 valkirija
Хороший слог, интересный сюжет. Понравилось.
06.10.2014 19:10 Aira_Navitas
Larisa 77, Да, не так страшно) Но это лишь отрывок. Позволяет держать в напряжении) ilva, Спасибо большое) "Затормозила" - все же вылез повседневный лексикон, видимо) Андрей, Спасибо вам) Пожалуй, длинновато на деле то примерно 30%... Показалось, что момент для остановки как раз подходящий)
05.10.2014 22:10 Derendyaev
Да,бог ты мой,жутковато как-то,пока читается,у меня на стр.2 в Исчезнувших и горизонте,не так страшно,сравни
05.10.2014 17:10 ilva
Интересный замысел, превосходный язык. Понравилось. Чуть отвлекали слова из современной жизни, хотя это спорно. "Затормозила" о девочке, это как? Не придираюсь, просто рассуждаю:-)
05.10.2014 15:10 mansurov-andrey@mail.ru
Читается легко. Язык образный и насыщенный. Однако для отрывка - длинновато. Успехов! Андрей.
Страницы:
1

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...