СЕЙЧАС обсуждают
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5218 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

Враг не должен видеть твоих слез
Объем : 137 страниц(ы)
Дата публикации: 01.01.2014
Купить и скачать за 69 руб.
ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): Художественная литература и сопутствующая тематика, Книга Написано Пером
Аннотация:

Бойца крымского подразделения «Беркута» Родиона Долгова отправляют на Майдан. Еще вчера он занимался в основном рутинной бумажной работой и не принимал участия в серьезных операциях. Родион вынужден бороться с агрессивно настроенной толпой, но это только начало. Он перешел дорогу организаторам государственного переворота, и ему грозит большая опасность. Справится ли Родион со всеми препятствиями, сможет ли беркутовец предотвратить ужасную катастрофу и спасти миллионы жизней граждан своей страны?

Отрывок:

Глава 1

Только в последние секунды существования человек честен по отношению к самому себе. Можно жить долго и размеренно, но так и не понять своего предназначения. Обиднее всего, когда обретаешь смысл жизни и лишаешься ее, так ничего и не успев. Пламя пожирало остатки автомобиля и последнюю надежду спастись. Можно ли считать человека живым, если он смотрит на друга, который превращается в пепел, и не испытывает ничего, кроме пустоты? Нет ни страха, ни боли, ни разочарования, только убийственно немая пустота…

Если человек несчастлив, значит, однажды он сделал неправильный выбор; но хуже, когда выбора никакого и не было. Так случилось и с Родионом Долговым, который испытывал чувство неудовлетворенности своей жизнью, потому что решение, как и чем заниматься, приняли за него. Отец молодого милиционера, строгий и деспотичный полковник в отставке, настоял на том, чтобы и младший сын пошел по его стопам. Пожилой патриот верил, что в руках каждого представителя этой опасной и уже давно непочитаемой профессии находятся судьбы людей и будущее страны. Только вот Родион не разделял мнение сурового отца. Он работал в милиции, но хотел стать поэтом, как старший брат Сергей, хотя тот не считал себя поэтом. Он записал видеоролик с патриотическими стихами и выложил его на Youtube. Ролик собрал миллионы просмотров, и Родиону тоже хотелось повторить успех брата. Он не был уверен, хочет ли этого на самом деле, просто мечтал быть таким, как Сергей. Тот, несмотря на небольшую разницу братьев в возрасте, уже дослужился до старшего лейтенанта. Гордость отца, любимец девушек и вдобавок ко всему знаменитый поэт, который планировал в ближайшее время выпустить сборник своих стихов. Родион желал обладать хотя бы одним из достоинств брата, но все его попытки приносили лишь разочарование. Завидовал ли он тому? Да. Успехи Сергея не давали ему покоя. Младшего брата раздражало еще и то, что старший относился к нему хорошо. К Сергею Долгову вообще нельзя было придраться, казалось, что он – человек без изъянов. Легко любить красивого, талантливого и подающего надежды защитника Родины и трудно любить его антипода. Именно поэтому Родион был обделен вниманием отца, в то время как Сергей получал заботу и любовь с лихвой.

Внешность Родиона не выдавала в нем никаких предпосылок к творческой профессии. Он не выглядел инакомыслящим бунтарем, желающим изменить мир, а напротив, походил на отличника, ведомого, среднестатистического человека, живущего по правилам. Собственно, таким он и был. Окончив юридический факультет с красным дипломом, Родион пошел в «Беркут», правда, там он занимался рутинной бумажной работой и в важных заданиях участия не принимал.

Беркутовец часто уединялся в своей маленькой, практически пустой комнате с ободранными кошкой обоями, чтобы писать. Вот и в этот день он пытался создать шедевр, чтобы стать знаменитым и получить похвалу отца, но вдохновения не было. Да и откуда ему было взяться, ведь Родион Долгов даже сейчас занимался не своим делом. У него опять ничего не получалось. Горе-поэт перечеркивал написанное и никак не мог найти рифму к слову «любовь». Кровь, морковь, бровь… «Черт! А может, его стихи находились в коме или затяжной депрессии, как и их создатель? Родион чувствовал себя лишним в этом мире, и даже самый близкий человек его не понимал. Творческий процесс прервал отец, зашедший в комнату взрослого сына без стука. Михаил Долгов никогда не церемонился с людьми, пренебрегая правилами хорошего тона, и сын не был для него исключением.

– Снова переводишь бумагу? – спросил отец, вырвав из рук Родиона тетрадь. Он пролистнул несколько страниц с перечеркнутыми строками и ехидно усмехнулся. – Думаешь, у тебя получится, как у Сережи? Ты сначала в службе отличись, как он, а потом уже сочиняй. Он может себе это позволить, а ты что? Думаешь, кто-то будет читать твои стишки? Нужно знать то, о чем пишешь, прожить это, прочувствовать. У Сергея есть четкая гражданская позиция, есть свое мнение, а о чем можешь сказать ты?

Родиону было до слез обидно, что родной отец не воспринимает его старания всерьез. Михаил Долгов признавал только одно – служение своей Родине. Все остальное, по его мнению, было пустым и бесполезным.

Отец бросил творение сына в мусорное ведро. Родион смотрел на него, как на злейшего врага. Только ненавидящий тебя человек может посмеяться над твоей мечтой, только враг может ее растоптать. В карих глазах непризнанного поэта были ярость и желание нанести ответный удар, но Родион сдерживал себя. Ему хотелось сделать в ответ так же больно, но он молчал. Может, потому что жалел своего обидчика? Сейчас Михаил Долгов был обычным пенсионером, сутулым седым стариком, хотя ему не исполнилось даже шестидесяти. Службе он отдавал все свои силы. Михаил спасал совершенно посторонних людей, однако своему родному сыну он изо дня в день приносил только боль.

Глава 2

Денис Алексеев ужинал со своей семьей: женой Катей и шестилетним сыном, которого назвали в честь отца Дениса Александром. Родители звали его Сашенькой. На столе, как и в интерьере их съемной квартиры на окраине города, не было излишеств. Алексеевы переживали трудные времена, им не хватало даже на самое необходимое. Правда, так было не всегда. Когда Денис только ухаживал за первой одесской красавицей Катей, у него была возможность дарить ей огромные охапки роз и водить ее в самые дорогие рестораны города. Для многих оставалось загадкой, как он, обыкновенный госслужащий с несуразной внешностью, завоевал модельную блондинку с ангельским лицом, бросившую ради него учебу в престижном вузе. Девушка вышла за него замуж не раздумывая. Чем же он ее покорил? Щедростью или анекдотами, которые рассказывал даже там, где юмор был не уместен? Сейчас отец семейства даже не искал работу, а на упреки жены отвечал: «Кому я нужен в сорок лет?»

Сашенька потянулся за хлебом.

– Ты уже съел свой кусок! – отчитала сына мать, ударив голодного ребенка по рукам.

– Катя, может, хватит уже считать, кто сколько ест? – сказал Денис.

Сашенька, подозревая, что близится очередной скандал, убежал в свою комнату и залез под кровать. Там он прятался, когда его родители ругались. Мальчик закрывал свои торчащие как у эльфа ушки руками и плакал. Он был голоден, но больше всего ему хотелось, чтобы папа и мама не ссорились и не били его за то, что он хочет есть. В последнее время Катя все чаще срывала свой гнев из-за несостоятельности мужа на маленьком сыне.

– Смотри, до чего Сашку доводишь. Вырастет дурачком обиженным, – продолжал Денис.

– Пусть лучше дураком, чем таким бездельником, как отец. Ты зарабатываешь, чтобы что-то мне предъявлять?

– Катя, тебе жалко хлеба? Он и так не видит ни конфет, ни игрушек…

– Да, мне жалко хлеба! Что мы завтра будем есть, ты подумал?

– Все наладится, просто нужно потерпеть… – оправдывался неудачливый муж.

– Когда, Денис? Сколько мне еще ждать? Сколько еще пахать за двоих?

– Можно подумать, ты в своем Доме профсоюзов сильно напрягаешься, – огрызнулся муж.

– Спишь сегодня на полу! – ответила Катя, убирая со стола остатки скудного ужина.

– Но ведь холодно, Кать. Ну что ты, в самом деле…

– Ну и что?

– Помнишь, как в том анекдоте, когда смерть постучалась в дверь: «Ты кто? – Смерть. – Ну и что? – Ну и все».

Позитивный неудачник рассмеялся, но серьезное выражение лица его жены осталось неизменным. Денис встал из-за стола, подошел к Кате сзади и попытался обнять. Однако ее прикосновения мужа, который даже не пытался заработать на жизнь, только раздражали.

– Отстань. Отстань, сказала, – прокричала Катя, толкнув Дениса.

Она любила мужа, но даже самым светлым и сильным чувствам наступает конец, если за ужином приходится считать куски хлеба…

Денис лежал на полу и пытался уснуть. Ему было холодно. На пороге стояла зима, но отопление еще не включили. Он кутался в тонкий пододеяльник без одеяла и пытался согреться. Кате тоже не спалось. Ее беспокоило то, что будет завтра. В семье Алексеевых об этом заботилась только она.

– Чуть не забыла, – прошептала Катя, чтобы не разбудить сына, – возьмешь на кухонном столе деньги. Я заняла у Ритки на квартиру. Хозяин сказал, что в последний раз позволил просрочить. Если в следующем месяце задержим, выгонит. Так что думай, папаша.

Денис уже привык к такому пренебрежительному отношению жены. На сегодня упреков было достаточно, и он решил отмолчаться. Денис больше не видел ее ласки и поддержки. Когда его уволили из таможни за взятку, жена завсегдатая букмекерских контор надеялась, что безденежье в их семье – явление временное. Естественно, она ошибалась, однако уйти экс-модель, выглядевшая теперь как типичная домохозяйка, не решалась из-за сына. Да и мужа она не перестала любить. Вот только злость на его безделье истребляла последние теплые чувства.

Глава 3

«Любовная лодка разбилась о быт». Все мы знаем это выражение, а многие из нас… Нет, банальщина», – подумала Надя, удерживая кнопку delete. Статья «Пять способов избавиться от рутины в семейных отношениях» не задавалась. Одна из самых успешных журналисток федерального канала не могла придумать даже одного совета, как освежить отношения в браке, о котором она знала только в теории. Сближаться с кем-либо не входило в ее планы, на первом месте у целеустремленной девушки была карьера. Надя подрабатывала в глянцевом журнале и от имени несуществующего психолога Захара Негодуева открывала мужчинам и женщинам секреты построения гармоничных отношений, о которых знала лишь понаслышке.

В углу комнаты запищала мультиварка. Надя варила в ней суп для деда, с которым жила в его квартире на окраине Киева. Точнее, суп готовил модный кухонный девайс, потому что у девушки, разрывающейся между тремя работами, даже если бы она умела готовить, на это катастрофически не хватало времени. Она отставила горячий, как печь, ноутбук, и встала с кровати, служившей ей местом не только для восстановления сил, но и для работы. Надя склонилась над мультиваркой, чтобы посмотреть, что там приготовилось. Открыв крышку, она почуяла приятный запах готового блюда и пошла звать деда обедать и накрывать на стол. Во всей квартире розетки были только в Надиной комнате, именно поэтому чудо-печка находилась у нее. Кухня была настолько маленькой и неудобной, что приходилось есть в гостиной.

– Ну что, деда, вкусно? – напрашивалась на комплимент Надя.

– Вкусно, вкусно, – ответил дед и подул на ложку с супом, пытаясь его охладить.

– Я старалась. Знаешь, как сложно было закинуть все в одну чашку и залить водой? – рассмеялась Надя.

Она любила, когда дедушка смеется, и часто шутила с ним. Ей даже нравилось, что он ворчит на нее, но ровно до того момента, пока речь не заходила об ее работе, Майдане и обо всем, что творилось в стране в этот момент. Гражданская позиция двух родственников различалась.

– Молодец. Ты сама-то хоть кушаешь? Исхудала совсем.

– Ой, деда, ты говорил, что я кожа да кости, когда я шестьдесят кило весила. А на экране я вообще коровка, куда мне есть, – ответила Надя, которая отказывала себе в еде целый день, но все равно срывалась и наедалась сладкого на ночь. Каждое утро она взвешивалась и записывала показания весов, но почему-то отнимала от цифр на мониторе 500 граммов: ей казалось, что весы показывают больше, чем на самом деле. Она понимала, что обманывает саму себя, но все же продолжала фиксировать ложные данные в дневнике питания и спортивных тренировок.

– Что такое шестьдесят кило? Ветром сдует. Вот бабушка твоя покойная – такая красивая была, толстая.

– Не понимаю, как слова «красивая» и «толстая» могут быть синонимами, – усмехнулась Надя и как ужаленная вскочила из-за стола. – Ой, нужно еще платье погладить, завтра же с продюсером встречаюсь.

Надя подошла к деду и, поцеловав его седую голову, убежала в свою комнату. Ей нравилось, что от него пахло, как от годовалого ребенка, молоком. У девушки было очень чуткое обоняние, и каждый человек, по ее мнению, имел свой запах.

Все-таки написав статью о рутине и приготовив завтрашний наряд, Надя встала у зеркала во весь рост, разглядывая свою женственную фигурку. Положив руки на тонкую талию, она улыбнулась своему отражению. Ей нравилось, что слабость к десертам пока не дает о себе знать, но опустив взгляд больших, как у героев аниме, глаз, на округлые бедра, девушка расстроилась. Она надеялась, что ее сделают ведущей нового политического ток-шоу, и хотела нравиться самой себе с экрана телевизора, звездой которого стремилась стать в самое ближайшее время. Должность корреспондента Надю не устраивала, и в очередной раз пообещав себе не злоупотреблять сладким, она легла спать. Нужно было выспаться перед важной встречей, на которой должна была решиться ее судьба.

Утром, отключив телефонный будильник, Надя сладко потянулась. Если бы она встречалась не с главным продюсером телеканала, можно было бы и опоздать. Однако нельзя было не воспользоваться шансом, который предоставила ей не всегда столь щедрая судьба. В двадцать пять девушке получить такую работу и вести серьезную программу о политике практически нереально. Телевизионщики знают, что убедительно лгать всей стране может только зрелый мужчина, но однажды Наде позвонили и сообщили, что ее рассматривают на эту должность.

Встав с постели, девушка натянула на себя шелковый халат и бодрым шагом пошла в ванную. «Так, какие сегодня?» – спросила себя она, рассматривая маленькие контейнеры с цветными крышками. В каждом из них была пара контактных линз. Надя любила менять цвет глаз. Свои светло-карие девушке не нравились, ей хотелось яркости, хотя при выборе одежды она останавливалась на практичных и удобных вещах.

Вот уже пятнадцать минут Надя не могла надеть вторую линзу и начинала нервничать. Опаздывать на встречу с человеком, который мог определить ее дальнейшую судьбу, было нельзя. Все-таки изменив цвет глаз и сделав легкий макияж, девушка решила позавтракать. Вечером, приложив усилия, она устояла и не съела ничего калорийного, полакомившись несколькими творожками и одним яблоком. Потенциальная звезда телешоу надела единственное в своем гардеробе платье, которое прекрасно подходило именно для таких случаев. Оно было простого кроя, без вырезов и кружев, но все же уместнее сейчас, чем джинсы и темная рубашка.

Надя крутилась у зеркала, когда на телефон пришло сообщение, что такси стоит у подъезда. Сев в автомобиль, она вмиг почувствовала резкую вонь грязных носков вперемешку с потом и запахом сигаретного дыма. Этот микс был просто пыткой для человека с развитым обонянием, и хотя Надя никогда не молчала, если ей что-то не нравилось, но сейчас высказать все, что она думает о нечистоплотном водителе, значило бы выйти из машины. То есть потратить время и опоздать, чего девушка позволить себе никак не могла. Поэтому она громко вздыхала и охала, словно это могло помочь не чувствовать дурной запах, а таксист ехал как ни в чем не бывало, совсем не обращая внимания на проявления недовольства своего пассажира.

Надя прибыла на место вовремя, вот только ее попросили немного подождать. Прошло уже полтора часа, а в кабинет к продюсеру ее так и не пригласили. «Я сейчас им все выскажу», – подумала она, подходя к секретарю, полноватой девушке, которая улыбалась всякий раз, когда их с журналисткой взгляды пересекались, словно извиняясь подобным образом за столь долгое ожидание.

– Я жду почти два часа, – возмутилась Надя.

– Простите, но у Романа Эдуардовича важные гости… – ответила девушка, обратив на Надю виноватый взгляд.

– А я не важный гость? Мне вообще-то было назначено.

– Подождите еще немного, думаю, что они уже заканчивают…

Надя не стала вымещать гнев на девушке и снова присела на стул у кабинета. Прождав еще двадцать минут, она встала и, миновав удивленную секретаршу, ворвалась в кабинет. Журналистку встретили недоуменными взглядами.

– Роман Эдуардович, заставлять девушку ждать столько времени – как минимум неприлично, – выпалила она.

Наверх...

ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/upload/image/_795479.jpg
Враг не должен видеть твоих слез - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.
19.12.2014 15:12 Larisa 77
Хорошо написано,надо кому-то писать о нашем времени,только с хлебом наверное перебор,раз на такси деньги есть.
18.12.2014 20:12 berta
Злоба дня. Читаемо. Язык приличный.
Страницы:
1

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...