СЕЙЧАС обсуждают
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5188 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

Пятьдесят оттенков Майкла Дуридомова
Авторских листов: 4.2
Дата публикации: 08.07.2015
Купить и скачать за 99 руб.
СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ:
11,1
Рейтинг  синопсиса: 11,4
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): Художественная литература и сопутствующая тематика, Юмор, Рассказы. Короткие истории
Аннотация:

8 рассказов о Михаиле Дуридомове - лучшее лекарство от скуки и плохого настроения. Эротика и юмор, сны и реальность, остров в Индийском океане и Мухосранск, фантастические приключения в соцсетях и наяву причудливо в них перемешаны. Неустанный поиск новых источников удовольствия превращает Мишку из прыщавого одинокого неудачника в Настоящего Мужчину, эксперта в области секса. Но стал ли он счастлив? Что нужно для счастья? Вы уже догадались?

16+



Содержание:

Fake

The Great Love of Michael Duridomoff

Love in Words and Pictures

Fifty Shades of Michael Duridomoff

The Blue Lagoon

Cleopatra in Shark’s Bay

Dreams. Sex in the dialogues

Map of the soul

Отрывок:

Love in Words and Pictures

«Майкл Дуридомов открыл глаза: он лежал на огромной кровати, спальня была выдержана в бело-голубых тонах, паркет классической елкой добавлял тепла, позолота на мебели радовала глаз утренним солнечным блеском; сквозь арку была видна гостиная с белыми лилиями в вазе и корзиной тропических фруктов на столике. Он вселился в этот номер вчера, добравшись за сорок минут на Mercedes-Benz Pullman из аэропорта в Ницце, куда прилетел прямо из Стокгольма. Его писательская карьера выстрелила кометой в темное небо прежней жизни, разорвалась миллионами сверкающих звездочек, но они не погасли, а продолжали гореть в созвездии Прекрасной Девы, которое создал он сам. А ведь идея была предельно проста: перестать сублимировать свою сексуальную энергию в переписку ВК и начать что-то создавать. И вот результат – Монте-Карло, Dream City, Hotel de Paris, номер-люкс «Diamond Suites», утро новой жизни.

Майкл потянулся, отбросил одеяло и упруго вскочил на ноги. Просунув руки в белый махровый халат, босиком, он вышел на террасу и потянул ноздрями воздух: море, девушки, шампанское и бриллианты причудливо сплелись в неописуемый аромат…»



FiftyShadesofMichaelDuridomoff

«- Ты че – все свои сенсорные браслеты к ВК продаешь? Берут еще?

- Берут. Но надо следить за конъюнктурой рынка.

- И че на рынке – бананы продают?

- И бананы, и груши, и прищепки.

- Ты че, брат, совсем не отошел? Какие прищепки?

- Да это ты не отошел – я у тебя на странице группу видел – BDSM-Art – там разве прищепок нет?

- Епт, так то картинки. А ты че – в натуре?

- Я в натуре. Знаешь, какой спрос пошел после кина этого.

- Какого, блин, кина?

- Ну серого этого. Там все миллиардеры на вертолетах летают, а потом телок по заднице шлепают.

- А, ты про это… Так ВК все телки просто подурели – подавай им доминанта в подарочной упаковке: я хочу быть слабой с сильным мужчиной…

- Ну вот, сечешь, значит.

- Та я-то секу. Но то ж анонимные страницы – Бальзаковские подружки с сексапильными авами. Мне вот одна все добрыутры на стену вешает – на аве – голые сиськи. Посмотрел, а на ее странице – день рожденья – сыну тридцать лет.

- Ты че – прикинь, а ей сколько?

- Та я прикинул. А ты сам сегодня не можешь?

- Не – в голове не укладывается. А она тоже доминанта хочет?

- Не – она в монастырь хочет – с голыми сиськами.

- А че – там ее и накажут. Я как-то кино видел…

- Про миллиардеров?

- Не – про монастырь.

- Да хер с ним, с монастырем. Не верю я этому.

- А в миллиардеров веришь?

- В них верю. За такие бабки не то что по заднице… Любая согласится.

- И Белка?

- Ты Белку не трожь! Она моя любимая су… эээ девчонка.

- И она не такая?

- Она классная.

- Да я и не спорю. А ты думаешь, ей не хочется чего-нибудь такого?

- По заднице? Так это запросто.

- Не, я про прибамбасы всякие.

- Че – прищепки?! Ты, блин, сдурел?!

- Ну можно… просто наручники.

- Наручники?

- Ну да. Будешь доминант из Мухосранска.

- Так у меня вертолета все равно нет.

- Вот ты Дуридом какой. Они все и без вертолета этого хотят.

- А ты откуда знаешь?

- Из конъюнктуры. Рынка.

- Правда? Свистишь.

- Ну че б я лучшему другу врал.

- И у тебя есть?

- Самый ходовой товар.

- Покажи.

Темка вынул из пластикового пакета упаковку: на картонке под плексом лежали блестящие наручники с розовой опушкой.

- А еще есть?

- Есть.

- Давай мне две пары»



«- А я тебе что-то принес.

- Шоколадку?

- Нет. Ты что с утра хотела?

- Банан?!

- Да.

- Какой ты у меня хороший! Ты же знаешь, как я люблю бананы.

- Ну что ты, Белка. Это ты у меня – самая лучшая.

- Правда?!

- Да.

- Так ты, может, меня немножечко любишь?

- Я тебя люблю как волк овечку.

- Это как?

- Все время хочу тебя съесть.

- А мне будет бооольно!

- Ну, помучишься немножко. Ты согласна?

- Ладно. Ты же будешь есть меня нежно? И оставишь немного на потом?

- Понимаешь, я бы хотел тебя съесть всю сразу. Но что я буду делать потом.

- И как нам быть?

- А мы как в сказке: польем тебя волшебной жидкостью – ты и оживешь и вырастешь опять.

- А где ты возьмешь волшебную жидкость?

- Да есть у меня… в заначке.

Девушка засунула руку в карман его джинсов.

- Это не здесь?

- Как ты догадалась.

- А я у тебя умненькая девочка. Видишь, как утром тебя полечила. Потому что я знаю, что ты хочешь.

- Да. Но если ты не все знаешь.

- А ты мне скажи – я и буду знать.

- А если ты рассердишься.

- Так ты расхотел?

- Не, ну не расхотел… ну ты что… я всегда хочу.

- Так ты что-то новое придумал? Еще?

- Скажи, что не рассердишься.

- Мишка.

- Да.

- Это что-то новое?

- Да.

- Приятное?

- Да.

- Тогда почему я должна сердиться?

Михаил зарылся лицом в волосы девушки, погладил носом ее шею, провел по ней губами и слегка прикусил мочку уха.

- Ты у меня такая… нежная. Такая вкусная.

Белка посмотрела ему в глаза.

- Так и будь со мной нежным. И ешь на здоровье.»

TheBlueLagoon

«Михаил поставил чемодан, достал ключ и открыл дверь своей квартиры. Из кухни вышла Белка и уставилась на красный чемодан на колесиках.

- Ты уезжаешь?!

- Да, надоел мне этот Мухосранск.

- В командировку? Квалификацию повысить? Будут тебя учить, как из Машунек лишнюю трешку вытрясти?

- Нет. Проветриться надо. В отпуске еще ни разу не был.

- Ах провееетриться ему надо! И с кем? Я тебя и тут быстренько проветрю – видишь, какой у меня вентилятор, - девушка повертела сковородкой, которую держала в правой руке.

- Да не дури, Белка. Видишь, чемодан какой большой.

- И что – пирожков тебе туда напечь?

- Сама залазь.

- Так ты меня с собой берешь?!

- Ну а как же, глупая ты какая.

- Правда?! А куда мы поедем? В «Лесные озера»?

- Не, не хочу никаких озер: пиявки всякие – присосутся тебе к заднице, что ты будешь делать.

- А я больше никаких баз отдыха у нас и не знаю.

- Нуууу… то ж у вас.

- Мишка, ну перестань меня томить. Пока я еще добрая.

- А ты бы куда хотела?

- Куда?

- Да. Вот если б тебе фея… или старик Хоттабыч… сказали: Куда ты хочешь, Белка.

- Я бы им сказала… даже не знаю…

- Ну это же фея… золотая рыбка… любой каприз.

- Я хочу… я хочу… а на море можно?

- Можно.

- Ты что, серьезно, Мишка? Или издеваешься над бедной девочкой?

Михаил достал из заднего кармана туристический буклет и протянул девушке: песчаный пляж, пальмы и сине-зеленое море, сверху была надпись «Голубая лагуна». Белка оторопело посмотрела на фотографии, покрутила буклет и понюхала его, потом подняла глаза.

- Так это правда?!!! Мишка! Ну скажи!

- Меня повысили.

- И кем ты теперь работаешь?

- Стариком Хоттабычем. И феей с золотой рыбкой в пакете.

Белка с грохотом уронила сковородку, бросила буклет и прыгнула на Михаила, обхватив его руками за шею и обвив ногами его талию. Она целовала его, куда попадали губы: в нос, в глаз, кусала за ухо, потом ухватила за оба и стала трясти.

- Белка! Отпусти, ты что, блин, задушишь!

- Мишка!

- Что?

- Пошли.

- Да еще ж не собрались.

- Потом. Я хочу сейчас.

- Та не – у меня чемоданное настроение.

- Так ты не хочешь, подлец?!

- Белка, ну подожди, ну что ты такая буйная… сначала сковородка… теперь… а что ж ты на острове делать будешь.

- На острове?! А как мы туда доедем?

- Вот, дурында ты какая – доедем. На самолете полетим.

- На самолете?! Так у нас же аэродрома нет!

- Ну в Москве есть. Туда на поезде, потом на самолете.

- Так мы в Москву поедем?!

- Да мы в Голубую лагуну полетим – нужна тебе эта Москва драная. Понимаешь – на остров! В Индийском океане!

- В океане?! Я щас умру!!!»

«Бухта полумесяцем раскинулась перед ними: белая пена прибоя растворялась и переходила в волнующуюся аквамариновую зелень, которая превращалась в голубизну и заканчивалась густым сапфиром; вода была кристально-прозрачной, было в ней что-то притягивающее, манящее, обещающее негу и ласку. Дальше было небо, пронзительно-синее, с вереницей облаков на горизонте.

Они бросились в воду, ныряли, плавали, наслаждаясь ощущением мягкой воды на коже, легкостью движения, светом над головой; всю усталость забрало море, дало новые силы, волны подталкивали их друг к другу, прикосновения в воде были совсем другими, волновали по-новому. На губах была соль, соль была везде, вкус любви был другой; они пробовали друг друга, узнавали заново, это наполняло их чистой, ничем не замутненной радостью. Все тревоги и страхи были смыты живой влагой моря – оно дало им новый дом, который не хотелось покидать, обещало им новую жизнь, которой они раньше не знали.

Они вынырнули невдалеке друг от друга почти одновременно.

- Мишка!

- Оу!

- А догони меня!

- Золотую рыбку?

- Ага.

- А желание?

- Да ты не догонишь!

Не дожидаясь ответа, Белка поплыла к берегу, надеясь на свои длиннющие ноги. Михаил засек курс, опустил голову в воду и мощным кролем двинулся за ней – до берега было метров пятьдесят. Девушка плыла судорожно, неровно, оглядываясь, собираясь первой добраться до песка и убежать в зеленую чащу. Недалеко от берега Михаил увидел в воде мелькающие белые пятки и поймал правую, стал на песок, перевернул Белку на спину – она молотила руками по воде, брызгая ему в лицо, пыталась вырваться, но не очень сильно, подчинялась его рукам, которые неуклонно подтягивали яхту к причалу, заводили в док и, наконец, пришвартовали у него на бедрах, насадив на волнолом. Девушка держалась за него ногами, откинувшись на спину, руками поддерживая равновесие и ритм движения; волосы ее расплылись короной вокруг головы, соски стреляли в небо.»



«Белка отпустила ноги, перевернулась, подплыла к нему и крепко обхватила руками за шею, обвив ногами его ноги. Он обнял ее за спину.

- Мишка.

- Что.

- Ты меня любишь?

- Ну конечно. Я же говорил.

- Скажи еще.

- Я люблю тебя. Люблю Белкой. Люблю лошадкой. Кошкой. Птицей. И рыбкой.

- Мишка.

- Да.

- Сделай, что ты дома хотел.

- Что.

- Ну не спрашивай! А то передумаю!»





Cleopatra in Shark’s Bay

«Белка выгнала Михаила на балкон покурить и полчаса чем-то шуршала, потом позвала его. Волосы её были подняты вверх и заколоты в высокий узел, только перед ушами спускались два завитых локона. На ней было серое эластичное платье в обтяжку, отливавшее перламутром, оно оставило открытыми плечи, сверху держалось на торчащих сосках, почти все ноги были голые. Завершали наряд босоножки из серебристых полосок на шпильках.

- Если я вот так пойду.

- Тебя сразу же украдут.

- Смеешься.

- Если бы ты была совсем голой, я бы тебя меньше хотел.

- Так тебе нравится платье.

- Мне нравишься ты в этом платье. Ты как конфета в блестящей обертке. В буфете.

- Так тебе хочется меня стащить? Из буфета.

- Мне так хочется с тебя его стащить, что лучше выходи скорей, а то мы пропустим все на свете.

Уже вечерело, они шли по ярко освещенной Soho Square, Белка согнула левую руку Михаила и держала ее двумя своими, шпильки ее громко цокали по тротуару.

- Мишка, у них тут Новый год, что ли.

- У них тут каждый день Новый год.

- А что это за телефонные будки такие – красные.

- Это же Сохо – под Лондон сделано. Вот, смотри – Черчилль сидит.

- А это кто.

- Премьер-министр у них такой был.

- Был? Уволили уже?

- Да он умер уже.

- Опять издеваешься над бедной девочкой. Как же он может сидеть, если умер.

- Да он бронзовый сидит. На бронзовой скамейке. Смотри – с сигарой. Садись рядом, я тебя пощелкаю.

Белка наконец увидела, уселась рядом, закинула ногу на ногу и томно положила голову Черчиллю на плечо.

- Давай теперь я тебя.

- Не, я лучше с Мэрилин Монро. Вот она.

- А чего это у нее платье задрано.

- Ветер.

- Мишка, ну какой ветер – она же бронзовая.

- Белка, у тебя и без ветра больше видно, чем у нее. А я совсем не бронзовый… так что смотри…

- А давай мы тебе сигару купим.

- Зачем.

- Ну… она такая длинненькая. Мне нравится.

- Что-то тебя сегодня на длинненькое тянет. Давай лучше мы тебе мороженое купим. Эскимо. На палочке.

- Давай!

Зазвучала музыка, и в небо из центра фонтана взвилась струя воды, упала, по кругу поднялись другие: они двигались в такт и подсвечивались разноцветными огнями.

- Мишка! Как красиво! Я такого никогда не видела!

- Это в честь твоего дня рожденья.

- Правда?! А как они узнали?

- Ну, у тебя же в паспорте написано.

- Точно! Класс! А ты можешь меня щелкнуть, а то девчонки не поверят, что такое бывает.

- Ладно. Пошли теперь еще походим, а то ужин пропустим.

Рестораны сменялись магазинами, витрины притягивали к себе девушку магнитом, она удержала Михаила под вывеской «Ali-Baba Jewelry», под ней витрина полыхала радугой драгоценных камней и золотых украшений.

- Мииишка! Давай зайдем! Посмотрим хоть.

- Конечно, маленькая. Тебя хлебом не корми…

Магазинчик был небольшой, но ярко освещенный; за прилавком стоял пожилой египтянин, он поздоровался с ними по-русски.

- Что пожелаете? У меня есть все, что нужно такой красивой девушке. Вчера пришла новая партия жемчуга из Каира.

- А можно, мы посмотрим?

- Конечно. Можно и примерить. Вам нравится жемчуг?

- Очень нравится! Он такой… нежный.

- И подойдет к Вашему платью. Вот интересная подвеска.

Хозяин достал с витрины подвеску на цепочке в виде причудливой спирали, похожей на скрипичный ключ: она была сделана из белого и желтого золота, грани ее были ребристыми, преломляли свет и разбрасывали блики вокруг, внутри дрожала жемчужина величиной с крупную горошину. Он знаком развернул девушку и застегнул цепочку на ее шее. Белка порозовела от удовольствия и закрутилась перед зеркалом.

- Правда, красиво, Мишка?

- Тебе очень идет.

Египтянин внимательно следил за глазами девушки, не упуская из виду и Михаила.

- К этой подвеске у меня есть изумительные серьги, - он достал из ящика под витриной пару сережек висюльками с каплями жемчужин на конце. – Примерьте. В углу есть хорошее зеркало. Как это – триляж? Проходите.

Белка поцокала в угол, а Михаил спросил:

- И сколько они стоят?

- Для такой красавицы никаких денег не жалко – нет? Если возьмете и подвеску – будет хорошая скидка – только сегодня. Дешево отдам! Вы так дешево нигде не найдете – хоть в Каир поедете.

В углу Белка крутилась перед зеркалами, поворачивалась сама и поворачивала боковушки трельяжа, приподнимала ладонями свои конические девичьи груди, улыбалась, хмурилась, делала надменное лицо, вертела головой и, в конце концов, стала совсем пунцовой от возбуждения, оторвалась от зеркала, тяжело вздохнула и вернулась к витрине. Хозяин был к этому готов.

- Поверьте мне – я продаю жемчуг сорок лет – никогда не видел, чтобы он был кому-нибудь так к лицу. Наша царица Клеопатра очень любила жемчуг – она его даже пила, растворив в уксусе. Вы на нее очень похожи.

- Я?! На Клеопатру?! Царицу?!»

«Они уселись за столик, Михаил жадно закурил, Белка села боком к столу и положила ногу на ногу. Ужин закончился, люди слушали музыку, болтали – был обычный вечер. Кто-то собирался в город, кто-то в Сохо. Женщины были нарядно одеты и накрашены, мужчины, по большей части, в джинсах и поло, - они разглядывали чужих женщин и гордились своими. Михаил видел, как их взгляды скользили по бедрам Белки, гладили ее голые плечи, проникали сквозь ткань платья к торчащим соскам. Она это тоже чувствовала, но не смущалась, помешивала трубочкой коктейль и отсербывала, с вызовом глядя вокруг, снимала ногу с колена и клала другую, медленно, как Шэрон Стоун в «Основном инстинкте». Она протянула руку через столик, взгляд ее говорил: «Пусть они смотрят, пусть знают, пусть хотят - все это только твое». Михаил вложил свою руку в руку девушки, они касались и взглядами и понимали друг друга без слов.

Разве она похожа на медсестру из заштатной мухосранской больницы? И когда она стала такой. Или она такой была. Нет, она стала другой. А ты заметил, как этот бутон распустился и превратился в цветок. И почему это произошло. Никакая косметика не сделает девушку красивой, если… Если что. Если она не ощущает поток… любви. Не простой похоти, а нужности кому-то одному. Ощущение единственности для кого-то. Никакие звезды Плейбоя не нравятся тебе так, как нравится она. И так не возбуждают. Почему это так. Где скрыт этот секрет. Ты же видел такие же бедра, такую грудь. Вот – секрет в глазах. Они загораются по-другому, и ты видишь ее совсем по-новому. Да. Свет любви в глазах превращает бутон в прекрасный цветок.»



Dreams. Sex in the dialogues



«Михаил сквозь сон ощутил пальцы на своей верхней губе и открыл глаза: Белка спала рядом, на левом боку, закинув на него правую ногу, и правой рукой возила у него по лицу - он захватил пальцы губами и легонько прикусил.

- Мииишка! Так у тебя нет усов!

- Ты что, Бельчонок. Никогда и не было.

- А мне приснилось, что были.

- Что ты там уже себе насмотрела.

- Ой, столько всего было! Погоди, вспомню. Вот – сначала я была птицей.

- Какой?

- Не знаю. Белой такой. И вот лечу я, так мне хорошо, только волнительно немножко. Как будто я чего-то жду…

- Чего.

- Ну не знаю… чего-то такого…

- И что потом.

- Потом в небе появляется другая птица. Орел. Большой такой, с черными крыльями и белой головой.

- И что он тебе говорит.

- Ну ничего не говорит! Он так подлетает и летает вокруг меня… машет так крыльями… А мне так… волнительно.

- И вы так и летите?

- Да. И он так залетает сверху… и обнимает меня крыльями… всем телом прижимается…

- Вот я этому орлу хвост повыщипаю.

- Глупый ты какой. У тебя разве во сне так не бывает – видишь какого-то человека, ни на кого он не похож, а ты точно знаешь, кто это.

- Бывало. И что.

- А то, что я во сне знала, что это ты.

- Орел?!

- Ну да.

- Ну, такого со мной еще не бывало. И куда мы с тобой полетели.

- А там был остров. И высокая такая скала. А на ней гнездо. Мы в него опустились, а ты говоришь: «Вот тут мы живем».



Map of the soul

«- Давай просто поговорим. Про что хочешь. Проверим, как там твои вишенки поживают…

- Ну Мишка! Не трогай их! Я же сказала – зарок сегодня. Все!

- Ладно. Как хочешь.

- Как хочешь! Как будто ты не знаешь, как я хочу!

- А зарок? Святое дело. Ничего не поделаешь.

- Не поделаешь! А ты придумай что-нибудь! Чтоб и рыбку съесть, и…

- Вот кошка ты какая. Рыбку ей хочется.»



«- Так к тебе уже пришел Страшный Человек?

- Конечно!

- И ты голодная?

- Да прям тебя хочется загрызть!

- Меня?! За что?!

- Да за то, что ты такой умный, а не можешь придумать, как зарок обойти, чтоб совесть потом не мучила.

- Давай я пойду покурю, а ты сходи в душ – остынь. Да и ляжем спать.

- Спать?! Со Страшным Человеком?! Ты совсем сдурел! Ты представь: лег ты спать… со своей шведской принцессой… она тебе предлагает… ну это… Заснешь ты? Дуридом ты стоеросовый!

- Ты что-то совсем разошлась сегодня. Вредно тебе книжки читать. Пойду покурю. Потом почитаю тебе на ночь. Про Красную Шапочку. Или «Тысячу и одну ночь». Про принцесс. Арабских. Они были скромные – только глаза у них и было видно.

Михаил сел на стул в кухне, выудил сигарету из пачки и закурил.Ну ты такое видал. Сама себе напридумывала, а ты виноват. И ты еще и выход найди. И ревность – новое кино. А может это и хорошо. Да, хорошо. А зарок. Ну поспишь разок без этого – не умрешь. Не умрешь, если тебя Белка не загрызет. Вот дикая кошка. И что тебе в ней так нравится. Глаза. Ноги. Попка. Грудь. Все так. Все это хорошо. Но все это ты видишь каждый день. Почему же ты до сих пор не наелся. Почему бы тебе сейчас просто не заснуть. Заснешь тут. Из нее просто какой-то гейзер бьет. Вулкан. Да, огонь желания зажжет и железного дровосека. Так ты ее хочешь из-за ее желания и все? Ты что – чайник: включили газ – закипел. Нет, что-то тут еще. Так найди. Подумай. Что тебя заводит. Стой. Вот оно: она хочет и стесняется этого. Одновременно. И этот переход от девичьего стеснения к открытому желанию и нравится тебе больше всего. И это повторяется каждый раз. Поднять ее на дыбы и заставить перепрыгнуть через барьер… К этому нельзя привыкнуть. Лошадка одна и та же, ты ведешь ее к новому барьеру, направляешь… и вы прыгаете – вместе. Вот оно – прыжок. Надо попробовать прыгнуть вдвоем с парашютом. Не как в Шарме – подняться, а именно прыгнуть. Свежая мысль. Ну, а сегодня. Про зарок ты так ничего и не придумал, мыслитель. Родена на тебя нет – превратил бы тебя в камень, и сиди отдыхай.

Звук воды в ванной утих, Михаил посмотрел на часы – полвторого. Он прошел в комнату и сел в кресло. В дверном проеме появилась Белка, замотанная в полотенце.

- Ты вся свежая и розовая, как цветок.

- Придумал?»

Наверх...

СРЕДНИЙ РЕЙТИНГ:
11,1

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/upload/image/_800135.jpg
Пятьдесят оттенков Майкла Дуридомова - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.
05.01.2017 22:34 anderson222
Прикольно,
14.10.2015 13:07 karenina
Я вроде как не ханжа и с чувством юмора тоже все ок, надеюсь. )) Но даже такой жанр, не знаю как обозвать, должен быть написан хорошо. Не увидела, не оценила. А вот перлов хватает. Например: «Бухта полумесяцем раскинулась перед ними: белая пена прибоя растворялась и переходила в волнующуюся аквамариновую зелень, которая превращалась в голубизну и заканчивалась густым сапфиром;
04.09.2015 14:23 LoraPetrunina
Так это про Вас wachminaev пишет (почему-то) на своей странице! Так интересно. Столько противоречивых отзывов. Лучше рекламы быть не может. Надо почитать. Напишу потом
04.09.2015 13:49 Mark_Dovlatov
Хоть кто-то есть на этом сайте с живым чувством юмора - уже нива жизни не заглохнет
04.09.2015 10:45 magrabol
Прошу прощения за стёб над классиками, но, как глаголет одна из моих героинь: "Юмор продлевает жизнь и притупляет мерзопакостные ощущения от её злых шуток!". А посему, господа - товарищи, смотрите на мир проще. Описание эротики - это всего лишь малая дань Творцу, возложившему на человечество обязательство размножаться)))...
04.09.2015 10:45 magrabol
Общество номо, которые сапиенсы, в качестве эквивалента прекрасного, высокого, вечного издревле выбрало любовь. Её воспевали и продолжают воспевать, о неё написаны тома библиотек, она стала притчей о языцах. Но пришёл дядя Вася - любитель покопаться в мозгах номика и сначала разобрал великое и прекрасное на составляющие, а потом констатировал: чуйство то это- обычная болезнь и ничего больше. Мда, господа - товарищи, наши великие Пушкины, Лермонтовы, отдавшие этому чувству свои писательские души, в гробу перевернулись, когда современные исследователи природы человека повесили на них ярлык- психически больные с гипертрофированным чувством самовлюбленности, который сии шизофреники пытались вывести на уровень всеохватывающей и возвести в ранг искусства))).
04.09.2015 10:04 serg55542
Похоже, Wowa и wachminaev решили перейти в монахи. Можно уже аватарку менять, только вот папироса из-под капюшона торчать будет.
04.09.2015 09:53 Mark_Dovlatov
Не сайт, а настоящий Источник Иппокрены: надо написать Мишку и Белку на Эйфелевой башне. Достаточно будет высоко для Вас, уважаемый wachminaev (сказку по Вашему совету я уже написал - скоро выйдет в другом издательстве - пришлю Вам ссылку) Всегда рад дружескому совету. Да и гадости пригодятся. Пишите, что хотите, господа
04.09.2015 08:40 wachminaev
Нет, чтоб написать о прекрасном, высоком и вечном... Марк же воспевает банальное совокупление...
04.09.2015 08:39 Mark_Dovlatov
Пишите, вова, уже сразу по 2 гадости – со своих 2-х W-эккаунтов – так книга попадет в ТОП обсуждаемых и будет видна всегда на 1-й странице. А мне можно попробовать и со своей несуществующей почты писать – люблю дурню всякую почитать – пригодится для следующих рассказов – и придумывать ничего не надо будет
Страницы:
1
2
3
4
5
6

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...