СЕЙЧАС обсуждают
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5206 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

Бешеный лев
Авторских листов: 10.5
Дата публикации: 21.09.2015
Купить и скачать за 50 руб.
ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): Приключения, Фантастика, Фэнтези, Конкурс
Аннотация:

Что такое слава человеческая? Более трёх столетий гремит о тебе слава! Велики дела твои и не устанут прославлять тебя потомки... И никто не вспомнит каким был долгий путь. Через тернии, к звёздам? Романтика! Но Империи не так строятся...

Рейтинг 16+

Отрывок:

Предыстория

Несколько недель мы двигались по Карнскому тракту, огибая горы и не встречая никаких преград или препятствий. У меня стало складываться впечатление, что все вокруг ведут себя слишком расслабленно и совсем не заботятся о безопасности. Тогда где же разбойники, которых так опасался Мако?

- А вы не боитесь, что на нас нападут? – спросил я однажды, не сдержав любопытства.

- Пока мы в Драконовых пределах нам ни что не угрожает.

Я задумался.

- А почему Драконовых?

- Ну как же, по имени Императора.

- Но ведь сейчас правит Император Тит!

- Значит по имени другого Императора. – подмигнув улыбнулся Сахиб, - О! Во всей истории Вильф был всего один человек столь могущественный и великий! Правда, у вас, о нём стараются забыть. Вот уж не знаю почему! Такими надо гордиться! Правил твёрдой рукою! Никому не давал спуску. Стоило, кому-то вторгнутся в его владения, как несчастный тут же узнавал его гнев. И никто не смел, сунутся к нему! Вот и осталось это в памяти людской. Даже сейчас разбойники побаиваются заходить сюда.

- Он был тираном, - отозвался на наш разговор Мако,- Скольких людей погубил, какая война после него началась! Не жалел, ни своих, ни чужих. Одним словом обрекал на гибель. Ей богу язык из железа, а сердце из свинца!

- А разве правитель должен быть иным?! – осведомился наш попутчик.

- О ком вы говорите? – не выдержал я.

- Невероятно! Вильф, ты что, никогда не слышал истории Мара? – воскликнул Сахиб.

- Сказка! – махнул по воздуху рукой Мако.

- На привале я расскажу тебе её! – пообещал купец из Алькара.

И вот что поведал мне Сахиб, когда мы разбили бивак.

Пролог

По мрачной узкой, грязной улочке, громко шлёпая по лужам, прошёл низенький, уже не молодой человек. Он был мало приметен. Годы напряжённой работы состарили раньше срока его лицо, хотя ему не было и сорока лет. Он спешил и то и дело запинался обо что-нибудь на своём пути. Нервничал. У него были на то причины. Пару часов назад в академию заявилась императорская стража. Они собрали людей и объявили, что «Именем Императора» их обвиняют в измене, распространение крамольных мыслей и участие в тайном обществе. Затем несчастных казнили, там же в академическом саду. Без суда и следствия…

Но человека беспокоило не столько то, что среди казнённых были его друзья и коллеги преподаватели, сколько то, что он сам был членом этого общества. А значит, прийти могли и за ним.

И сейчас ему приходилось пробираться по городу не самым приятным путём, что бы не быть кем-нибудь замеченным. Он шёл к старому покосившемуся дому на окраине, где собирались члены общества и хотел предупредить остальных об опасности.

Едва ноги вывели его из лабиринта переулков на освещённую дорогу, как в глаза ему ударил луч света, ослепив и остановив на какое-то время. Придя в себя, человек увидел удручающую картину. У входа в нужный ему дом стоял караул. Изнутри доносились крики, был слышен грохот посуды и ломающихся вещей. На заднем дворе лежали обезглавленные тела…

«Опоздал, – подумал человек,- Боже, за что же так? Мы же не делали ничего дурного! Кому может навредить кружок учёных обменивающихся своими мыслями?!»

Однако эта внезапная остановка спасла ему жизнь. Не будь её, он бы уже привлёк внимание караула. Человек развернулся и с досадой побрёл назад в тёмный проулок, постепенно всё прибавляя шаг и в конце концов, перейдя на бег.

«Император не остановится на достигнутом! - вдруг понял он,- Он пойдёт дальше и предаст мечу всех, кого заподозрит. А значит надо скорее скрыться самому и укрыть свою семью» .

Вбежав в свой дом, человек велел жене собирать вещи в дорогу, пресекая всякие расспросы.

- Но что случилось? – билась она,- Мы живём здесь уже пятнадцать лет! Всё это время мы были на хорошем счету и ни с кем не сорились! Ты стал уважаемым человеком. Что могло произойти?!

- Беспокойные настали времена и боюсь уважение нам не поможет. – отвечал он,- Пятнадцать лет назад я не знал, что нынешний Император дойдёт до такого.

- Но мы ни в чём не виноваты!

- Хватит причитать! Зови детей, мы уезжаем!

Но как только он шагнул через дверь, уводя за собой своё семейство, чья-то тяжёлая рука преградила ему путь.

- Мар Туммий Цицео? – грубым голосом спросил рослый стражник.

Человек оцепенел, встав на месте как вкопанный.

- Неее… Неее я… - слабым голосом протянул он.

Стражник недоверчиво взглянул на него, нахмурив брови. Он явно не поверил этим словам.

- Умоляю… Пощадите хотя бы мою семью… - обречённо попросил человек опустив голову.

- Нам приказано доставить тебя во дворец Его Величества Императора. Шевелись, Его Величество не любит ждать! - невозмутимо ответил страж.

Вот так он, Мар Туммий Цицео, ничем не приметный преподаватель из городской академии, оказался ведомым и не в тюрьму или на плаху, а к самому Императору!

Что могло его ждать там? К Его Величеству невозможно так просто попасть! Он не принимает просителей, а охрана никого не подпустит к нему без дозволения самого Императора.

Мар терялся в догадках. Нынешний правитель Силентиума, по ходившим в народе слухам, был беспощадным и бессердечным узурпатором. Впрочем Мар не знал, стоит ли этому верить, ведь он не встречал людей которые бы открыто высказывали эту точку зрения. Их просто не было… Толи вовсе не появлялись, толи уже исчезли…

Впервые о нём услышали пятнадцать лет назад, Мар хорошо это помнил,- тогда он получил приглашение преподавать в академии. И за это время будущий Император стремительно поднялся с самого низа до невероятных высот. Величие этого человека сделало его живой легендой и пробило путь к престолу. Он вызывал страх и трепет, восторг и уважение. Правда, больше о нем Мар ничего не знал. Ни из какого сословия, ни откуда он родом, даже его настоящего имени! К удивлению, хотя он был известен всем, от мала до велика, сам он оставался тайной… И поговаривали, что жестокость родилась на этот свет именно от него...

Дворец Императора – могучий Мармадол, встретил, перепуганного собственными мыслями Мара, невообразимой пышностью, помпезностью и роскошью. Буйством красок и цвета. Повсюду были ценные породы дерева, диковинные ткани и вещи из благородных металлов: серебра и золота. Драгоценные камни усыпали потолок, словно звёзды небо! А сам дворец, подобно его хозяину, возвышался над остальным городом, как горы возвышаются над равнинами.

Мара долго вели, пока очередная металлическая дверь, украшенная гравюрами и барельефами, прославляющими победы Императора, не распахнулась, явив взору просторный прямоугольный зал.

Вдоль всей его длинны, шли два ряда больших арок-окон. Вместо колон своды арок поддерживали статуи героев и святых. Сейчас окна были занавешены, что придавало светлому и богатому залу тревожный и траурный вид... Мару на ум пришло сравнение. Так завешивают окна, когда в доме кто-то умер. В конце зала высился громадный пьедестал с троном Его Величества. На нём восседал сам Император.

Строгий взгляд пронзительных глаз. Властные жесты. Крупный и мускулистый он излучал силу и уверенность. Тело его покрывали дорогие чеканные латы, специально выкованные для него. И что Мару показалось приметным, это были не вычурные парадные фальшь – доспехи, а настоящее боевое облачение. Зачем они ему здесь?

У подножья пьедестала стояла скромная скамья и стол, за которым сидел писарь с бумагами. Как только стража ввела Мара, Император прекратил диктовать и указал писарю на дверь.

- Проверь. Всё ли ты правильно записал? – спросил Император своим сильным голосом.

- Да, Ваше Величество. – покорным тоном ответил писарь.

- Хорошо. Тогда ступай и немедленно огласи это Вечному городу! Я хочу чтобы через час во всём Силентиуме знали о моём решение!

- Будет исполнено Ваше Величество. – также безропотно ответил писарь опустившись в низком поклоне и пятясь к дверям. В руках у него были толстые свитки испещрённые записями, а под глазами следы многодневной работы без сна и отдыха.

- Бедняга. Не хотел бы я оказаться на его месте,- подумал Мар, но тут же осёкся. Ещё неизвестно какая участь ждёт его самого и быть может испытание, выпавшее на долю писаря во много раз лучше того, что уготовила ему судьба.

- Ваше Величество! – стражники склонили головы,- Мы исполнили Вашу волю! Мар Туммий Цицео доставлен к Вам.

- Подведите его ближе! - потребовал Император. Стража тот час исполнила его приказ.

Он взглянул на Мара и у того по спине побежали мурашки. Тот был готов умереть прямо здесь и сейчас, лишь бы более не испытывать пытки этим тяжёлым взглядом. Впрочем, смотрел Император без особого интереса…

- Оставьте нас одних,- стражники переглянулись, пытаясь убедится не ослышались ли они,- Вы что не расслышали! Вон!!! – рявкнул, потеряв терпение Император и стражи след простыл.

Но откровенно говоря, Мар не был рад исчезновению конвоя. Он даже завидовал им. Они могли уйти, а он нет. Вдобавок присутствие стражи вселяло в него хоть какую-то уверенность. Ему так не хотелось оставаться наедине с этим страшным человеком.

Император покачнувшись поднялся с трона и на мгновение в его глазах промелькнула усталость от крайнего истощения сил. Промелькнула и тут же исчезла за обыденным тяжёлым взглядом.

- Мар Тиммий Цицео,- задумчиво произнёс Император, не спеша спускаясь вниз к своему собеседнику,- Мне говорили, что ты неплохо пишешь.

- Всё ради возвеличивания Вашего Величества мой Император,- голос Мара дрожал.

- Врёшь,- холодно и спокойно ответил Император,- Я прекрасно знаю все твои скабрёзные истории, что ты обо мне написал.

- Помилуйте Ваше Величество! Я больше никогда не буду писать! – Мара обуял ужас. Он упал на колени. Играться в кошки-мышки с голодным львом у него не было ни малейшего желания.

Император постоял некоторое время над распластавшимся перед ним человеком. Что-то обдумывал. Затем развернулся и пошёл к столу писаря.

- Бросишь писать? Это хорошо… Но сначала ты запишешь ещё одну, последнюю историю! - он указал на бумагу и перья лежащие на столе.

- Всё чего Вы захотите… - испуганно ответил Мар.

- Значит решено… - Император поднялся на трон,- Сядь за стол! – голос его снова стал твёрдым, - И пиши слово в слово за мной! Тебе ясно?!

- Да! Да! Ваше Величество…

Взгляд непоколебимого владыки Силентиума помутнел, углубившись в бездну прошлого. Его взору предстали события давно минувших дней.

Секст

Глава 1.

История эта началась много лет назад. В семье деревенского крестьянина родился шестой ребёнок. Мальчик, названный Секстом*. Ещё один голодный рот в уже и без того недоедающей семье.

Душа рождённая не в то время и не в том месте. Родители заботились о нём… если позволяло время и силы. Они были заняты хозяйством и тянули на себе всю семью.

---------------

* Личные имена по заведённому у простых обывателей обычаю получали лишь первые три ребёнка в семье. Остальные в качестве имени получали числительное, в соответствии с тем, какими по счёту родились. Сект – означает шестой.

---------------

- Будь благодарен, за то что имеешь. – всегда говорила мать, когда Секст пытался возразить,- Ты должен быть благодарен нам! – твердила она постоянно,- И должен слушаться нас.

Братья и сёстры в лучшем случае не замечали Секста, а в худшем откровенно подтрунивали и смеялись над ним. Он был для них обузой, за которой нужно было вечно следить и приглядывать, а то и отвечать перед родителями, если с ним что-то случалось. Так что они не жалели тумаков, чтобы заставить Секста сидеть смирно и не дёргаться, пока сами занимались своими делами. Мальчик рос тихим, запуганным и подавленным.

Окружающие относились к нему не лучше. Большинству было безразлично, а вот некоторые ребята, задиры и драчуны, как они сами выражались: его «любили». Особенно местная шайка хулиганов под предводительством сына мельника. Они часто устраивали «охоту» на Секста, а она всегда заканчивались побоями. Уж так повелось с давних пор в роду людском, что слабый и беспомощный, есть лучшая подушка для битья и лучший козёл отпущения.

И надо было такому случится! Этот мальчик полюбил… первую красавицу в деревне,- Лию. Полюбил искренне, всей душою. Секст пытался за ней ухаживать, показывал свою верность и преданность. Он даже просил её руки! Хотя ему было всего одиннадцать лет, а ей девятнадцать. Говорил, что подрастёт и они смогут сыграть свадьбу. А в ответ получал лишь усмешку и снисходительное сострадание, которые был готов принять за любовь. Он видел в ней своё счастье, дар богов за все те унижения и горести, что испытывал.

У Лии было доброе сердце, но со временем её всё больше тяготили отношения с Секстом. Подружки-завистницы всё чаще стали подшучивать над ней. Мол, вот и жених ей подходящий нашёлся: замученный, бестолковый юродивый. Но как бы Лия не пыталась отогнать от себя Секста, тот всё равно продолжал её любить. В конце концов, она вышла замуж за красавца-сына мельника.

Горю Секста не было предела. И когда он попытался излить душу ей, единственному человеку, который был ему дорог, она ответила: «Ну чего ты пристал?! Я же ничего тебе не обещала! Не плачь, найдёшь ещё себе невесту. А теперь отстань!» И ушла… ушла навсегда.

Переполненный чувством утраты, весь в слезах, Секст спрятался в старом сарае на краю деревни. Своём давнем укрытие, где он скрывался от мальчишек, что хотели его побить. Ведь те боялись старого обветшалого здания, которое как Секст полагал, могло защитить его от всех невзгод. Забившись в угол сарая, он рыдал и рыдал, не в силах остановится, до самой темноты… до первых звёзд…

И тогда появился он. Незнакомец. Странник с колодой карт. Дух. Он появился внезапно и казалось из ниоткуда, двигаясь абсолютно бесшумной поступью. Не видя мальчика, Незнакомец, тем не менее, точно знал, где он находится и без труда нашёл место, где тот прятался.

- Вытри слёзы малыш! У тебя впереди ещё множество поражений и разочарований. – произнёс Незнакомец склонившись над мальчиком.

Голос его был дружелюбен, мягок и весел. У Секста Незнакомец вызвал страх и недоверие, но одновременно с тем и неподдельное любопытство. Может это по-детски наивная интонация во взрослом, зрелом голосе, а может улыбка хитреца, спрятавшаяся под тенью капюшона.

Мальчик, открыв рот, с интересом разглядывал странного и нежданного гостя. На нём был походный плащ, такой, какие носят путники по всему свету, а так же капюшон скрывающий лицо. И поначалу Секст принял его за пилигрима, случайно забредшего в их края. Но взгляд… он чувствовал его, даже не видя глаз! Казалось, что из-под капюшона на него смотрят две глубоких чёрные бездны.

- Если вы ищете ночлега, то можете обратиться к моим родителям. Они живут в деревне. – кротко ответил Секст, указав в направление своего дома.

Незнакомец оглянулся через плечо, туда, куда показал мальчик. Потом обернулся назад и сказал тем же добродушным, не сулящим ничего хорошего, тоном: «Да нет же, я пришёл именно к тебе!»

- Ко мне? – удивлённо переспросил Секст.

- К тебе. – коротко ответил Незнакомец.

- Но почему?

- Не задавайся глупыми вопросами. «Почему» самый вредный из них. Делай и получишь то, чего хочешь.

- А зачем вы пришли?

- У меня есть подарок для тебя и даже не один,- незнакомец лукаво улыбнулся.

- Подарок!? – уже было обрадовался Секст, но потом насторожился,- А что вы хотите взамен?

- Ах, сущий пустяк! Одну безделицу, что есть у тебя.

Секст испугался:

- А если я не возьму ваши подарки?

- О! Это было бы крайне глупо с твоей стороны отказаться от них. Ведь они могут изменить твою жизнь. – легко и непринуждённо ответил Незнакомец. – Тебе же не нравится то, что происходит с тобой?

Мальчик вспомнил Лию.

- Но я же был хорошим и добрым! – запротестовал он, - Почему всё досталось этому злодею? Почему она меня бросила?!

- Вот видишь! Прими их и сможешь забыть о несправедливости и унижениях коснувшихся тебя.

Мальчик прикусил губу. Он страшно хотел узнать, что же это за подарки и ещё больше хотел их заполучить. Ему же ещё никогда в жизни ничего не дарили… И Секст согласился на условия Незнакомца.

Глава 2

Прошло четыре года. Охотники одного из южных племён по своему давнему обыкновению обходили границы своих охотничьих угодий. Это стало для них уже чем-то вроде ритуала исполняемого изо дня в день. И вдруг произошло событие, заставившее изумится, даже видавшего гигантские города Силентиума, и от того считавшего, что в мире более не чему удивляться, старшего охотника Бату.

Им на пути встретился мальчик. Побитый, в синяках и ссадинах, тощий, больше похожий на скелет, но всё же живой мальчик. И он не принадлежал к какому либо племени! Это было видно по его светлой, белой коже, резко отличавшейся от смуглого покрова южных племён. Его ноги были стёрты до кровавых мозолей, а скромное одеяние было под стать своему обладателю.

Мальчик молчал и лишь волком смотрел на окружающих. Толи не желал говорить, толи, просто не понимал, о чём его спрашивают. Не зная, что же делать со столь необычной находкой, старший охотник принял решение отвести найдёныша к шаману племени.

Шаман же сразу понял, что к чему. На то он и был шаман. Мальчик принадлежал к молчаливому народу. Так в южной степи называли жителей Силентианской Империи. Скорее всего, он ехал вместе с сородичами и на них напали воины одного из племён. А мальчик сбежал в этот момент.

И всё увиденное шаманом подтверждало это предположение. В ребёнке даже не было магического дара. Что уж говорить, дитя, как дитя. Утвердившись в этом мнении, шаман вернул мальчика старшему охотнику и велел тому делать с ним всё, что заблагорассудится.

Охотники связали мальчика и увели с собой. Не придумав ничего иного, они взяли его на охоту. Тот не сопротивлялся, наверно от голода плохо осознавал, что происходит. И даже когда его оставили одного на пустыре в степи он не двинулся с места.

Прошло немного времени. Степь казалась тихой и безвредной обителью. Откуда-то слабо веяло песком. Безмятежно пели птицы, стрекотали кузнечики, но вот земля задрожала и раздался громкий гул под ногами. Резкие перемены привели мальчика в чувства. Он сильно занервничал, стал оглядываться по сторонам и увидел, как слева от него, из под земли, вылезло нечто. Внешне оно было похоже на огромного богомола с острыми жвалами.

Дальше события развевались со стремительной скоростью, но для мальчика время замедлилось и краски померкли, превратившись в оттенки серых тонов.

Нечто повернулось в сторону мальчика и застыло, еле уловимо стрекоча. Несколько долгих мгновений оно стояло неподвижно, а потом рванулось навстречу жертве. Мальчик вскочил и побежал прочь, но насекомое двигалось слишком быстро. Оно нагнало его. Уходя от удара жвал, он прыгнул на землю. Жвала распороли верёвки, задев спину и руку мальчика. Он вскрикнул от дикой боли. Насекомое приготовилось к следующей атаке, но мальчик отскочил в сторону. Дрожащими руками он скинул с себя остатки верёвок и набросил их на чудище. Пока то, яростно мотало конечностями, пытаясь их сбросить, мальчик обошёл его сзади. Заметив большой булыжник он схватил его и приложив остатки сил поднял над собой, а потом зашвырнул в голову противника. Камень настиг цель и чудище, издав странное шипение, скрылось из виду в том же подземном проходе из которого появилось.

Мальчик обессилено сел на землю не веря в то, что выжил. Сердце колотилось в груди и дыхание перехватило. Правую руку постоянно дёргало, она сильно дрожала. После того как мальчик обратил на неё внимание он уже не мог оторвать взгляда. На руке не хватало безымянного пальца. Странно, он не чувствовал боли. Только то, как бешено, сокращаются обрубленные мышцы. В этот момент что-то внутри него сломалось.

Он не заметил, как из укрытия вернулись охотники. Не обратил внимания на их вытаращенные от удивления глаза и открытые рты. Пространство и время вокруг сжались до размеров небольшой сферы, в которой на земле сидел он и баюкал свою увеченную руку. В глазах помутнело.

Глава 3

Какого же было удивление шамана, когда через два часа Бату привёл израненного мальчишку обратно!

- Мы взяли его с собой на охоту в качестве приманки,- объявил старший охотник,- И оставили связанного у логова Грозного зверя. Но когда тот вылез из своего укрытия, чтобы полакомится приманкой, мальчишке удалось освободиться и отпугнуть его! Клянусь Великими Духами степей, а ведь у него даже не было оружия! Это не обычный ребёнок!

Шаман вновь взял юнца к себе, хотя уже и не надеялся увидеть того живым. Он и так и этак пытался выяснить кто перед ним. Проводил обряды, прибегал к магии и колдовству, ясновидению, узнавал у Великих Духов, но всё напрасно. В конце концов, выбившись из сил, он сел напротив мальчика и спросил его, сильно коверкая слова Силента,- языка Империи: «Кто ты такой?» И как бы недостойно, для шамана, было прибегать к такому средству и употреблять наречие молчаливого народа, он добился желаемого результата.

Взгляд мальчика прояснился, а дрожь, бившая его тело, постепенно стихла. Мальчик поднял на шамана глаза и заговорил. Он обещал и обещал невиданное! Силу и власть, богатства достойные королей! На его руках были тяжёлые и кровоточащие раны, оставшиеся после схватки с Грозным зверем. Да и сам он был бледен как снег, измождён и жалок, находясь на пороге смерти. Но говорил при этом ровно и спокойно, а в голосе его слышался напор и уверенность. Такое, что шаман поневоле начал верить сказанным словам.

«Бесспорно, ко мне явился могучий Дух. – думал шаман, смотря на мальчика, - Столь сильный, что я не смог раскрыть его сразу! Но почему в таком странном обличии? И почему ко мне?»

- Не задавайся глупыми вопросами. «Почему» самый вредный из них. Делай! И получишь то, чего хочешь! – будто прочитав по глазам сомнения шамана, ответил мальчик на невысказанные вопросы. Чем ещё больше укрепил убеждения шамана.

Через несколько дней, когда раны перестали напоминать о себе так часто, как в первую ночь, когда приходилось, сжав зубы сдерживать крик боли, мальчик предстал перед племенем. И оказался ценным приобретением. Он быстро шёл на поправку, хорошо учился и улавливал всё на лету, без слов. Вождь племени Кумэ позволил ему остаться.

Вскоре мальчик увязался за охотниками. Поначалу просто смотрел и издали наблюдал за ними. А потом, когда его заметили, присоединился к охотникам, всячески давая понять, что не даст себя прогнать. Помня о том случае с Грозным зверем, старший охотник разрешил ему остаться и помогать, - носить оружие и добычу.

Как-то раз его отправили под начало молодого охотника Каша. Они были почти сверстниками, но занимали разное положение. Пока остальные выслеживали зверя, им было поручено проверить, не попался ли кто в силки и ловушки расставленные накануне. Молодой охотник шёл впереди и высматривал хищников. Мальчик привычно тащил за ним свою ношу, не выказывая и тени неудовольствия своей ролью.

Что-то прошмыгнуло в высокой траве даже не вызвав её движения. Каш почувствовал это, но было уже слишком поздно. Стебли трав энергично затанцевали, выдавая многочисленное движение вокруг. Стая шалаков окружила их и постепенно сжимала кольцо. Это были мелкие, по меркам степей, падальщики. Размером не больше средней собаки. В одиночку они не рисковали даже подойти к человеку, но сбиваясь в крупные своры заметно смелели. А было их сейчас не менее двух – трёх десятков.

Можно было предположить, что они накинутся на беззащитного мальчика. Но и тут шалаки проявили не свойственную им наглость. Сразу решив, расправится с угрозой, чтобы никто не помешал делить добычу. Им удалось повалить охотника на землю. Каш мужественно сопротивлялся, отбиваясь от шалаков, однако тех было слишком много. Долго ему было не протянуть.

Пока звери были заняты, у мальчика появился шанс незаметно сбежать и спасти свою шкуру! Но теперь настала его очередь удивлять… Он закинул в сторону шалаков тушки, которые нёс, чем отвлёк их внимание от Каша. И пока те грызлись между собой, мальчик подбежал к тому месту, где в пыли лежал израненный охотник. Каш махал красной от крови рукой, показывая, что мальчику нужно уходить, пока есть время. Но вместо этого тот поднял его копьё и приготовился сражаться.

Охотники племени заметили необычное оживление в степи и поспешили узнать, в чём дело. Придя, они увидели мальчика защищающего лежавшего на земле Каша. Несмотря на раны тот как мог, помогал своему защитнику, отгоняя зверей и не давая им обходить его сзади. Вокруг валялось немало убитых шалаков.

Охотники помогли добить оставшихся хищников. А когда всё успокоилось, пострадавшим были перевязаны раны и оказана первая помощь. Старший охотник, опытный зверолов Бату, сел рядом с мальчиком и улыбнулся. Он долго и воодушевлённо говорил, хотя не знал силента. Но мальчик и так понял, что Бату благодарит его.

Они вместе с остальными вернулись в племя и мальчик, тут же предстал перед шаманом. Тот с едва скрываемым удивлением выслушал рассказ старшего охотника. А рассказывал Бату эмоционально и возбуждённо, - не только шаман был впечатлён поступком мальчика.

Как только Бату вышел, шаман, на лице которого читались сомнения, подошёл к мальчику и объяснил, что Бату собирается просить вождя принять мальчика в племя. И если ему будет сопутствовать удача, то Кумэ согласится.

- Я думаю мы сможем его убедить. – спокойно произнёс мальчик в ответ. В его глазах горела всё та же слепая уверенность, что порой заставляла шамана бояться его.

Решение далось трудно. Вождь верил Бату, но сомневался в мальчике. И если бы не заступничество шамана он бы так и оставался никем.

Время шло. Мальчик всё больше завоёвывал доверие своим бесстрашием и безрассудной смелостью. Но некоторых отталкивала несвойственная его возрасту неукротимость и жестокость, с которыми не мог сладить ни один зверь в степи. В день своего шестнадцатилетия мальчик, никому не говоря зачем, покинул племя.

Кагр

Глава 4

В степи мальчика нагнал Каш.

- Постой! Куда ты идёшь? – спросил он.

- Иду вернуть должок. Расквитаться со старым знакомым.

- Ты собрался охотиться на Грозного зверя! – догадался Каш.

Мальчик кивнул.

- Ты Кагр!!!

- Я не так хорошо знаю язык племени. Что значит Кагр?

- Кагр был безумцем! Он был одержим Духами и следовал за ними. Они провели его через огонь и воду до невиданных высот.

- Что же здесь такого безумного? Взять своё от жизни всей!?

- Духи много дали ему, но в конце они же и погубили его. С тех самых пор, как он ушёл в степь и не вернулся, племена зовут его именем тех, кто слепо идёт к цели. Навстречу своей гибели.

- Значит, он не вернулся. Откуда же тогда известно, что он погиб? - усомнился собеседник.

- Можешь верить или не верить, но ты всё равно Кагр! Ты безумен! Ты ищешь смерти. Ведь собрался охотиться на Грозного зверя, а даже не взял с собой ни оружия, ни силков! – Каш указал на пустые руки собеседника.

Мальчик непроизвольно отвёл их за спину и с вызовом поднял голову. Каш продолжил.

- Вот возьми! – он протянул ему копьё, - Я пойду с тобой и помогу.

- Мне не нужна помощь.

- Я обязан тебе жизнью!

Эти слова были лишними. Мальчик понял бы и без слов, по взгляду определив, как важно для Каша это сделать. Не столько ради него, сколько для себя самого. Быть может это чувство долга, когда-нибудь перерастёт в верность?

- Хорошо. Идём,- согласился мальчик и повёл их по бескрайней степи.

- Откуда ты знаешь дорогу? – засомневался Каш.

- Я помню, как меня вели охотники. – ответил мальчик и невольно перевёл взгляд на обрубленный безымянный палец. Потом крепко сжал кулак,– Так что его я найду… Даже если придётся из под земли достать!

- Ну… - протянул Каш, - Ты не далёк от истины. Грозный зверь обустроил себе логово глубоко под землёй.

- Значит, нам надо выманить его оттуда. – заключил мальчик.

- Проще сказать, чем сделать… Он стал причиной гибели многих неосторожных охотников. Даже Бату с его мастерством и опытом не удалось поймать Грозного зверя.

- У тебя дрожит голос. Ты боишься его? Что же ещё мне о нём надо знать?

- Зверь обосновался в охотничьих угодьях племени лет пять назад. Сначала в степи стало меньше добычи, но потом зверь стал нападать и на людей. Больших групп он избегает, а вот с одиночкой расправляется сразу. И нападает он из под земли… Утаскивает жертву вглубь и съедает. Шаман говорит, что это проклятие Духов. Они гневаются на племя и в качестве кары наслали эту напасть на наши земли.

- Вот оно что… Проклятье духов говоришь? И тем не менее ты идёшь за мной, прямо к нему в пасть.

- Я обязан! – запротестовал Каш, - Да, я боюсь… Но я должен!

Мальчик молча кивнул в такт своим мыслям.

Вскоре из далека потянуло песком. Этот особый запах говорил о близости пустыни. Они поднялись на холм и перед ними предстало, то место где произошла первая встреча мальчика с Грозным зверем.

Безымянный пустырь, почти абсолютно голое место, заполненное одним лишь песком. На фоне извилистых барханов в жёлтом небе весело алое солнце. Раскалённый воздух плавился под его лучами, причудливо искажая вид. Казалось, что здесь начинается какой-то иной мир отличный от того из которого пришли эти двое. Они стояли на его пороге в нерешительности, будто подглядывая в замочную скважину за могучим и вечным песчаным прибоем.

Что-то здесь изменилось. Мальчик постарался вспомнить и понял что именно. Раньше это место покрывал густой ковёр из трав. Пожухлой или сухой, но всё же хоть какой-то растительности. А теперь пустыня поглотила её, как делала со всем, что встречалась ей на пути.

Заворожённый увиденным Каш осторожно прошептал: «Я никогда ещё не заходил так далеко».

- Мы уже здесь. Так зачем же отступать теперь?

- А какой у тебя план?

Мальчик задумался.

- Нам надо выманить его на поверхность… Охотники использовали для этого приманку. Одному из нас придётся ей стать.

- Ты точно Кагр! Это безумие!

- Но другого пути у нас нет. Ты займёшь место на этом холме и будешь следить за тем, что происходит внизу. Сильно не шуми, а то привлечёшь внимание раньше времени. А я спущусь туда. Как только появится зверь, атакуй его сзади. Вместе мы сможем его одолеть. Ты понял?

- Я… да… я готов… - сбивчиво проговорил Каш продолжая смотреть в глубь пустыни.

- Послушай! – мальчик одёрнул спутника,- Я знаю, что такое страх и знаю, что ты боишься! Это нормально. Все его испытывали. Но сейчас мы не можем позволить страху сковать нам руки! Впереди решающий момент и от него зависит, вернёмся мы назад или нет. Ты сказал, что пойдёшь за мной, и я хочу знать сейчас, сдержишь ли ты своё слово или нет. Потому что я доверяю тебе жизнь! И если ты не сможешь этого сделать, неважно по какой причине, то лучше Каш, тебе уйти прямо сейчас. Потом будет поздно.

Было видно, как сильно колеблется спутник, но сказанное вернуло ему самообладание.

- Я пойду с тобой до конца! – уже твёрдо и уверенно ответил он.

- Тогда начнём. Приготовься.

С этими словами мальчик начал спускаться по склону холма к злополучному месту его встречи с Грозным зверем.

Глава 5

Он спускался предельно осторожно, чтобы не выдать своего присутствия. Оказавшись внизу, окинул взглядом пустырь. Ему вспомнились ужас и жгучую боль, испытанные им во время первого своего пребывания здесь. Воспоминания заставили его крепко сжать зубы. Не один Каш боялся… Страх – самый грозный враг! Но сейчас у него не было возможности позволить себе такую роскошь!

Вокруг было тихо.

Взяв себя в руки, мальчик прислушался и приготовился. Он с нетерпением ждал. Ему хотелось поскорее решить это дело. Тишина давила на уши всё сильнее с каждой минутой. От этого чувства истончались нервы. Время превратилось в бескрайнее болото безвременья, в котором утонул мальчик, окружающая его земля, громады песка и жёлтое небо с алой блямбой солнца.

- Скорее… Скорее бы… Чего же он ждёт! – раздражённо шипел мальчик себе под нос.

А время шло. Уже начало темнеть и совсем скоро ночная мгла опустится с небес и покроет этот мир. Мальчик больше не мог ждать. Потеряв терпение, он начал прыгать и стучать по земле копьём.

- Эй ты, Грозное чучело! – громко крикнул он, разогнав тишину,- Вылезай! Где бы ты ни был, я найду тебя и сдеру шкуру! Неужели ты боишься! Вылезай, проклятое насекомое! Таракан-переросток!

От такого поведения у Каша отвисла челюсть.

- Он точно Кагр… - в который раз подумал Каш, наблюдая за странной пляской внизу.

Но мальчик продолжал шуметь и перемежая крики с ругательствами выплёскивать накопившуюся злобу.

Как нестранно это дало свои плоды.

Земля задрожала.

По началу колебания были несильными, но потом они стали нарастать. Появился гул идущий из-под ног. Затем явился и тот, кто был его причиной. Грозный зверь! Вынырнув рядом с мальчиком, он поднялся во весь рост на задних лапах, выставив вперёд зазубренные передние конечности…

И замер…

Но на этот раз мальчик не собирался давать ему шанс атаковать. Преодолевая страх, он бросился вперёд желая насадить долгожданного противника на копьё как на вертел. Но зверь, почувствовав опасность, отскочил в сторону. Давая нападающему открыть свою спину для удара. Мальчик чудом увернулся от молниеносного выпада, последовавшего за этим.

Тут появился Каш. С копьём наперевес он понёсся на помощь спутнику, пытаясь обойти зверя сзади. Реакция последовала незамедлительно. Чудище резко крутанулось на месте, встречая новую угрозу. Каш, подбадривая себя громким кличем, сошёлся с ним лицом к лицу. Зверь удачно парировал его удары и даже несколько раз задел. Мальчик тем временим, стал забрасывать чудище камнями, но то, пропустив пару ударов, ловко уклонилось от остальных.

Развернувшись зверь, издал громкое шипение и кинулся на мальчика, ранив его. Горе охотникам пришлось отступить. Впрочем, кто был сейчас охотником, а кто добычей до конца не было ясно.

Противник снова замер поднявшись над землёй и издавая странное шипение. Он не нападал.

Мальчика осенило: «Зверь не видит! Он ориентируется на слух! Вот как он находит себе жертву. По звуку! А теперь он пытается найти нас». Мальчик посмотрел на Каша, который был по другую сторону зверя.

- Кричи громче! – сказал он ему и изо всех сил напрягая голосовые связки, атаковал.

Каш не понимал, зачем это нужно, но последовал совету спутника. Он издал громкий клич и перешёл в наступление. Ошеломлённый зверь задёргал головой из стороны в сторону пытаясь определить откуда движется угроза, но обилие звуков и многоголосое эхо не дали ему это сделать. Растеряв былую ловкость и проворство, зажатый в клещи зверь пытался сопротивляться, но вскоре испустил предсмертный стон, падая под ударами копий охотников.

Отдышавшись и убедившись, что Каш в порядке, мальчик подошёл к поверженному врагу. Теперь он не казался таким уж грозным. Тонкое, покрытое хитиновым панцирем тело членистоногого, вряд ли достегало трёх метров в длину. И кроме острых жвал не имело ни чего такого, что это чудище могло бы использовать как оружие. Мёртвым противник вызывал жалость... Мальчик внезапно разозлился на самого себя за то, что когда-то это создание вселяло в него такой ужас. Он с силой пнул его и выругался. Вот так умирает страх…

- Хотя… надо отдать должное этому противнику. По части скорости ему можно было позавидовать. – подумал мальчик,- И это странное шипение, что вызывает ступор…

Внимание мальчика привлёк Каш. Он стоял на краю лаза, из которого появился зверь и махал рукой. Мальчик пошёл к нему.

- Смотри! – сказал Каш, указывая на дыру в земле.

Под ногами зиял глубокий и тёмный колодец уходящий вглубь. У мальчика по спине побежали мурашки, когда он туда заглянул. Это был страх ни чего-то конкретного, а страх безотчётный, страх неизвестности. Казалось, что из темноты на него смотрят сотни тварей подобных той, что удалось победить охотникам. И вроде даже слышно как они скребутся по стенкам колодца.

Мальчик швырнул вниз камушек и прислушался. Вместе с ним уши навострил и Каш. Камень летел долго…

Не услышав, как он бьётся о дно, охотники переглянулись, задавая друг другу немой вопрос: «Насколько же глубок этот туннель?»

Поняв, что у них нет ответа, они вернулись к останкам Грозного зверя. Что ж, по крайней мере, теперь стало ясно, как он двигался под землёй. Возможно, там была целая сеть туннелей и эта тварь была не единственной в своём роде, но у охотников не было желания выяснять это наверняка.

Забрав тело зверя в качестве трофея, новоявленные герои отправились в деревню.

Встречали их шумно. Увидев, что несут с собой охотники, дети устроили гвалт и подняли переполох, без конца дёргая родителей, чтобы те посмотрели на чудо. Реакция же взрослых была менее однозначной. Кто-то убегал в испуге, кто-то падал ниц, начиная молить Духов о защите, а кто-то замерев смотрел, не веря своим глазам!

Лицо вышедшего на шум шамана преобразилось вытянувшись от изумления. Он дрожа и бессвязно бормоча подошёл к останкам зверя, а потом встал перед ними на колени раскинув руки в стороны.

Не меньшее удивление столь ценный трофей вызвал и у невозмутимого старшего охотника Бату. Что говорить и сам вождь Кумэ был поражён этим событием.

После рассказа Каша об их удивительном путешествии мальчика в племени стали звать Кагром. И хотя некоторые предпочитали избегать его, он имел много сторонников. Первым, из которых был сам Каш, ставший ему лучшим другом.

Глава 6

Шли месяцы и время проведённое на чужбине стало тяготить Кагра. Да, он получил новый дом. Отвоевал в нём место и друзей. Но старый дом, каким бы плохим он не был в начале, всё более тянул его назад. Кагр заскучал. Ему хотелось вернутся и показать кем он стал! Что бы близкие гордились, а недруги завидовали и боялись. Чтобы надменный сын мельника задрожав поджал хвост в испуге, а красавица поняла, чего лишилась.

Но он не мог этого сделать. Он бежал без оглядки. Последние четыре года судьба немилосердно таскала его по разным уголкам Селентианской Империи. Он успел попасть в рабство и чудом вырваться из него. Его путь был столь извилистым, что концы спутались и затерялись. Поэтому Кагр просто не мог сказать где его дом. Он знал, что жил в государстве лежащем на севере и даже мог вспомнить слово, которым его называли - Селент.

Можно было пуститься на поиски хоть сейчас, но, империя обширна. На то чтобы прочесать её от одного края до другого понадобятся годы и никто не гарантирует результат...

Как то вечером, сидя перед очагом, шаман рассказал Кагру, что правитель Селента хранит у себя многие чудеса света и среди них подробные карты. Да не просто карты своих земель, а карты всего мира. Поговаривали, что они отличаются необычайной точностью и были составлены во времена Золотого века. Шаман долго и восхищённо рассказывал о прочих диковинках и артефактах хранящихся у владыки Селента, но Кагр его не слышал. Он был поглощён услышанной новостью: "Карты! Подробные карты! Они несомненно облегчат поиск. Но как их достать?"

В этот момент ушей Кагра коснулся заворожённый голос шамана. По его интонации и мечтательному выражению глаз, Кагр понял - шаман тоже истово жаждет получить доступ к этому хранилищу. Там были секреты достойные лучших и шаман хотел их заполучить!

У Кагра родился план.

Уже по собственной воле придя к вождю он потребовал, что бы тот выслушал его. И хотя Кумэ был возмущён таким непочтительным обращением, он не решился прогнать Кагра.

Раз в четыре года воины всех племён собираются вместе на Сход и состязаются друг с другом, чтобы выявить самого лучшего. Это был важный ритуал в жизни степи и победа на нём очень много значила. Кумэ не мог не знать об этом. И Кагр предложил ему свою кандидатуру. Это вызвало смех у вождя. Но одного взгляда Кагра было достаточно, чтобы тот понял серьёзность его намерений.

- Неужели ты, сосунок, у которого ещё молоко на губах не обсохло, сможешь тягаться с сильнейшими воинами племён!?

- В твоём голосе я слышу сомнения! Так оставайся на месте, побеждает лишь только тот, кто идёт вперёд! И если не сделаешь этого, то останешься позади глотать пыль. Но ты же, славный вождь племени, достоин большего! Предназначение твоё стать вождём вождей! Я же одержу эту победу и пусть она станет первой в твоём восходе! – решительно ответил Кагр на чистом языке племени. Да, за время прошедшее в степи он уже успел выучить его.

Поражённый этими словами вождь задумался. Кем был этот мальчишка? Был ли он человеком?! О том неведомо шаману, так мог ли Кумэ знать ответ?

За Кагром было уже достаточно свершений, чтобы отмести любые сомнения…

И хоть риск велик…

Почему бы не положится на судьбу, что столь благоволит?

И пусть Духи покажут с ним они или против него! Это должно окончательно развеять всякую неясность. В крайнем случае, всегда же можно избавиться от проигравшего…

- Ты хочешь участвовать? – спросил Кумэ.

Мальчик утвердительно кивнул.

- Тогда ты будешь участвовать… Но потерпев поражение, можешь не возвращаться в племя. Такой позор мы терпеть не станем!

Получив желанный ответ Кагр покинул шатёр вождя. Снаружи его ждал Каш.

- Что сказал вождь? – с волнением спросил он.

- Он согласился, но права на ошибку у меня нет. Иначе меня изгонят из племени.

- Тогда тебе нужно молить Духов, что бы они даровали тебе победу.

- Духи тут не при чём. Сноровка и подготовка, - вот что важно! Ты со мной?

- Я всегда с тобой!

- Тогда пойдём. До очередного Схода ещё есть время. Нужно подготовиться.

- Даже если ты будешь тренироваться целыми сутками, тебе всё равно не стать таким же сильным как остальные. Тебе семнадцать с небольшим, а твоими противниками будут закалённые в сражениях и набегах, опытные ветераны. И каждый из них разменял не менее трёх десятков лет, большую часть из которых оттачивал своё мастерство! Куда тебе соперничать с ними? Я всегда на твоей стороне и поэтому прошу, - откажись от этой идеи! Ты не выстоишь!

- Вызов брошен и назад отрезан путь. Со щитом или на щите. Третьего не дано!

- Ты Кагр!

- Я знаю Каш. – улыбнулся собеседник,- Я знаю… но это не мешает мне побеждать.

И вот наступило время Схода. В назначенный час в священном месте собрались лучшие, чтобы испытать свою силу и отвагу. Среди них был и Кагр, сопровождаемый шаманом племени, вождём и Кашем.

Священное место находилось на юге, там где властвует пустыня, а из земли в небо устремляются непреодолимые горы. Это была карстовая пещера вымытая потоками воды в слоях мрамора. Мрамор очень крепкая порода, но как говориться вода камни точит. Разумеется на это ушло не одно тысячелетие. И эта пещера стала для жителей степей единственным символом постоянства. Ибо облик мира менялся, а пещера оставалась. Она существовала и во время Золотого Века, когда на этих равнинах ещё не было песка и можно было без труда сеять и собирать урожай. Она была, когда мир изменился и годы стали суше, а в конце пришёл большой песок. Она есть сейчас и будет потом.

Ведущий отряд Кумэ постоянно играл желваками и зло подгонял остальных. Они прибыли вовремя, но скоро должна начаться пылевая буря. Таков рок данных мест. Стена красного песка уже заслоняла горизонт впереди. Если они не успеют дойти до того, как она подойдёт ближе, то отряд неминуемо накроет стихия и об участии можно будет забыть. Поэтому отряд из кожи вон лез, чтобы не упустить свой шанс.

Последний член отряда достиг входа в пещеру, когда самум* набрал полную силу.

-------------------------------------------------------------------------------------------------

Саму́м — сухие, горячие, сильные местные ветры пустынь, налетающие шквалами и сопровождающиеся пыле-песчаными вихрями и бурей; песчаный ураган. Такой ветер представляет собой сильный, но кратковременный шквал, сопровождающийся пыле-песчаной бурей.

-------------------------------------------------------------------------------------------------

Группу измотанных и занесённых песком новоприбывших встретил один из шаманов хранителей пещеры. Он приветствовал их и отвёл к остальным. В просторной пещере собрались лучшие бойцы они жгли костры и ждали. Когда под своды зала вошли новоприбывшие все взгляды устремились к ним. Они жадно впились в новую группу участников стараясь понять кто из них боец племени.

Разумеется им был тот высокий, немного полноватый тип с ожерельем вождя, а тот старик был шаманом племени! Вот только зачем они притащили мальчишек?! Помощники что ли?

После приветствия один из участников поинтересовался у Кумэ:

- Зачем ты привёл с собой юнцов? Ты хочешь, чтобы они после участия в Сходе с почестями несли тебя обратно?! - никто не засмеялся над вождём, но намёк поняли все.

Ответил на вопрос Кагр:

- Участвовать в Сходе буду я.

После этих слов его бы сразу высмеяли и прогнали, если бы не шрамы оставленные Грозным зверем как напоминание о себе. Стоило Кагру их продемонстрировать, как злые языки смолкли. Отметины зверя заставляли задуматься. Задаться вопросом, который уже давно терзал вождя Кумэ: «Кто этот мальчишка, что стоит перед тобой и как ему удалось пережить встречу со столь опасным противником?»

- Тебе не жалко сопляка? Его же по земле раскатают! Неужели в твоём племени перевелись воины и не нашлось более достойного претендента, что ты от отчаяния решил привести ЭТО!? – посмеялся над Кумэ боец Племени Быка, когда увидел Кагра. Это был высокий, широкоплечий и мускулистый детина, - Лучше бы вообще не приходил сюда. ТАКОЙ ПОЗОР!!!

- Достаточно! – твёрдо ответил Кагр,- Мы здесь собрались для того, чтобы увидеть силу друг друга, пока же я вижу только то, как сильно ты умеешь болтать языком!

- Наглый щенок! Как ты посмел сказать такое! А ну беги назад к матери под юбку, пока я добр и не преподал тебе урок хороших манер! – разозлился боец Племени Быка.

- Прибереги слова. – не отступал от своего Кагр,- Не ровен час. Чем больше распыляешься ты перед нами, тем сильнее ударишь лицом в грязь, когда «наглый щенок» вздует тебя.

- Сейчас я тебя проучу!

С этими словами воин Быка подался вперёд, но рука стоявшего рядом соплеменника придержала его. Воин бросил раздражённый взгляд через плечо. Соплеменник же лишь отрицательно покачал головой.

Тут же появился шаман из числа тех, что следят за проведением Схода. Он поднял руки вверх и громко объявил.

- Сегодняшний день, - день тишины! И перед началом Схода подобает воздавать почести Великим Духам, принося им жертвы! Да не смеет ни кто нарушать их покой в этот день своими склоками! Оставьте разногласия за пределами святого места!

Участники подчинились этому требованию и отправились к жертвеннику. Туда вела узкая галерея из сталагмитов. Конец галереи выходил за пределы освещённого кострами круга и тонул во тьме. Но никто не брал с собой факелов. Как только глаза привыкали к темноте участники шли в след за шаманом-проводником.

Вождь Кумэ и шаман племени пошли первыми. Они остановились у границы светлого пятна и дождались пока проводник вернётся за следующей группой участников. Проводник держал в руках палочку фимиама. Она медленно тлела источая мягкий и успокаивающий аромат. Проводник трижды обошёл группу участников приготовившихся идти за ним. Всё это время он нашёптывал хвальбы и молитвы Духам. Закончив проводник сложил руки вместе и подняв над собой фимиам, направился вглубь пещер. За ним последовали остальные и растаяли в чернильной мгле.

Кагр и Каш переглянулись. Было немного страшно и волнительно. Что ждёт впереди? Но Кагр не мог ударить лицом в грязь. Он собрался и шагнул вперёд поманив за собой друга. Они подошли к краю света, так как это делали минутой раньше Кумэ и шаман. Проводник выплыл из темноты неся свою драгоценную ношу и действие повторилось.

Когда Кагр уходя за проводником, переступил границу света, ему показалось, что в этот момент он покинул реальность и попал в чужой неведомый ему мир.

То тут, то там раздавались странные и необычные звуки: скрипы, бульканье и скрежет. Каш и все остальные куда-то исчезли. Глаза со временем привыкли, но всё равно вокруг ничего не было видно. Лишь слабым угольком, словно путеводная звезда, горел фимиам проводника. Своды и стены пещеры исчезли и юноша шёл через бескрайнюю тьму.

Впереди было что-то пугающее. Там скрытое от глаз дышало нечто.

Кагр невольно замедлил шаг. Он слышал как это нечто протяжно и монотонно дышит. И было это нечто огромно. Ибо потоки воздуха устремлялись к нему, когда оно делало вдох. Чем дальше проходили участники, тем сильнее становились движение воздуха.

В какой-то момент Кагр понял, что нечто, чьё дыхание он слышит совсем рядом и проводник неминуемо движется к нему. Внутри заёрзал страх. Юноша живо представил себе огромную, разинутую и усеянную бритвенно-острыми зубами пасть, что ждёт их впереди. Может это заподня? Но зачем? Было бы намного спокойнее, если бы рядом был меч, но всё оружие они оставили при входе в священное место. Огонёк проводника всё больше отдалялся уходя в темноту. А Кагр никак не мог отделаться от сомнений. Его чувства обострились.

Было душно и неуютно. Телу было тесно здесь, несмотря на то, что глаза обозревали бескрайний чёрный простор. Неясная опасность давила и хотелось кричать.

Делая над собой колоссальные усилия Кагр продвигался вперёд. Он буквально кожей почувствовал, когда прошёл через гигантскую пасть. Ветер дул тут особо сильно, создавая осязаемое движение. Но вопреки ожиданиям пасть не сомкнулась над его головой. Гул стих превратившись в лёгкое дуновение. Внутри было влажно и сыро, словно в глотке у неведомого великана.

Впереди появился свет, однако это было не солнце! Это было тусклое, лунное сияние. Оно приближалось и наплывало, как это делают облака. Вскоре Кагр смог различить его источник. Над его головой парили сияющие символы и знаки. Они сплетались в узоры, образуя причудливую вязь и напоминая небесные созвездия.

Проводник остановился и тлеющий уголёк замер. Кагр решил осмотреться. Он протянул руку в темноту и она упёрлась в что-то холодное и мокрое. Возможно это был камень, а может стенки чьего-то огромного желудка. Невидимый исполин продолжал мерно дышать и складывалось впечатление, что стены содрогаются в такт его дыхания.

Вокруг Кагра сновали тени. При более внимательном рассмотрении он понял, что это остальные участники. Они по очереди подходили к каменному пьедесталу, что чёрным монолитом выделялся на фоне тусклого света фосфоресцирующих знаков. Кагр последовал за остальными. Когда подошла его очередь он приблизился к пьедесталу, на который была водружена чаша. На противоположной стороне стоял размытой силуэт шамана.

- Клянешься ли ты чтить Духов этого места? - спросил шаман.

- Клянусь,- ответил Кагр.

- Клянёшься ли ты соблюдать законы этого места и не осквернять его кровью или ложью?

- Клянусь.

- Тогда скрепи свою клятву,- из темноты перед алтарём выплыла рука с протянутым ритуальным ножом.

Некоторое время Кагр стоял потрясённым. Но потрясло его не то, что от него требовали, а голос стоящего напротив человека. Шаман говорил хриплым, старческим голосом, но последнюю фразу произнёс иной голос. Его Кагр мог узнать из тысячи. Это был голос Незнакомца пришедшего к нему четыре года назад...

Юноша всматривался в черноту перед собой желая развеять всякие сомнения, но разобрать черты лица собеседника он не мог. И как когда-то давно смотря в скрытое капюшоном лицо Незнакомца, Кагр почувствовал на себе взгляд чёрных омутов его глаз.

Тревога начала одолевать Кагра. Он хотел заговорить, но вовремя остановился. В нём говорило волнение и страх, в то время как происходящее могло оказаться лишь плодом его воображения.

Юноша взял протянутый ему нож и как того требовал обычай, уколол свой указательный палец. Пара капель крови упала на дно чаши. Затем Кагр вернул нож шаману и уступил место следующему участнику.

На следующий день начались состязания.

Всё раннее утро, как и всю ночь, шаманы замаливали Духов. Возводя в степи большие костры и сжигая в их огне богатые подношения.

Высоко возносились языки пламени и дым массивными столбами подпирал небосвод над степью. Не смолкал бой барабанов и не прекращался ни на минуту ритуальный танец. И когда солнце своим появлением возвестило о начале нового дня, участники собрались в священном месте.

К этому моменту в пещере уже был подготовлен Круг единоборства. Диаметром он был в несколько метров, внешний его край украшали охранные знаки, а границы его были выведены люминесцентной краской. Отчего сам Круг единоборства мерно святился в полумраке пещеры.

В круг вошёл шаман. Он кричал и пел, читая заклятия на непонятном языке, отгоняя злых Духов и привлекая добрых. Когда шаман закончил, призывно забили барабаны и в круг вошла первая пара бойцов.

Лица и тела их были покрыты боевой раскраской. Символами и знаками, что должны были уберечь от сглаза и придать сил. У них не было ни оружия, ни доспехов, так как Сход был испытанием умений человека, а не его клинка.

Участники сошлись вместе, завязалась борьба. Никто не хотел уступать сопернику. Остальные стояли за пределами Круга и наблюдали.

- А как определять победителя? – шёпотом спросил Каш у Кумэ.

- Победителем станет тот, кому удаться вытолкнуть противника за пределы Круга или положить его на лопатки. – ответил вождь,- Нельзя увечить и калечить, убивать или применять подлые приёмы. Духи не потерпят такого в священном месте. Это табу.

Наконец один из борцов начал одерживать верх и постепенно смог вытеснить соперника из Круга. Воздух взорвался одобрительными криками и возгласами, обращёнными к победителю. Потом в Круг вошла следующая пара и действие повторилось.

Скоро настала очередь Кагра. Он долго готовился к этому и был предельно сосредоточен. Уверенным шагом прошёл он в Круг где всё должно было решится…

Уже совсем скоро станет известно, продолжится его путь или прервётся здесь…

Кто-то заметив, бросил ему в спину: «Смотрите, этот малец чист! Где его боевая раскраска? Дурачок даже не знает, что нужно призвать на помощь силу Духов!»

Раздался смех.

Кагр обернулся к шутнику и ответил.

- Тебе не хватает сил для победы? В таком случае ты можешь просить их у кого угодно. У меня же их достаточно! – и развернулся к своему сопернику.

Барабаны ускорили ритм.

Началось.

Краем глаза Кагр заметил лица присутствующих. Не во всех из них он увидел усмешку. Многие смотрели на него сосредоточено и внимательно следя за необычным участником. Хмурые выражения лиц выдавали плохие предчувствия, что одолевали участников. Не все были поспешны в своих выводах.

Кагр пытался сохранять внешнее спокойствие. Нельзя дать противнику почувствовать твою слабость. Это будет равносильно поражению.

Мальчишка был силён для своих лет. Но несмотря на всю подготовку он так и не смог найти ответ на главный вопрос: «Как одержать победу над тем, кто заведомо сильнее тебя?» В лучшем случае ему удастся протянуть какое-то время, задержать натиск противника, но не победить.

- Наверное, это всё-таки было безумием… - подумал он и с этой мыслью вступил в поединок.

Это не было приступом страха, просто холодная констатация факта. Он понимал, на что шёл и знал, каковой будет цена поражения.

А противником его был мощный боец, судя по боевой раскраске из западного племени Вепря. Он более чем на голову возвышался над мальчишкой.

Недобро ухмыльнувшись, боец племени Вепря начал наступать, тесня Кагра. Тот как мог уворачивался, стараясь не попасть в цепкие объятия соперника. Нападал – безрезультатно! Соперник был слишком силён и Кагру не удавалось подступиться к нему.

Напряжение заставляло мысли двигаться всё быстрее, в попытках найти выход - спасительное средство, чудо, что могло исправить ситуацию! Но его не было…

Самое время для отчаяния… но не тот самый человек!

Кагр не думал отступать! Ни сейчас, ни потом. Он уже прошел испытание воли в дышащих пещерах, так чего бояться теперь?!

В пылу борьбы в голову пришла мысль. Он вспомнил Грозного зверя. Хрупкое, тщедушное создание, что наводило страх на сильных и крепких охотников. Залогом его побед была скорость и молниеносность, с которой он двигался! Кажется сейчас самое время, чтобы поучится у своего бывшего противника, иного пути нет. Кагр разорвал дистанцию с соперником, на сколько позволяло место и оказался у самой черты. До него долетала недовольная брань других участников и крик отчаяния Каша. Мальчишка замер в напряжение. Боец племени Вепря, почуяв скорую победу над загнанным в ловушку противником, попытался вытолкнуть его за Круг. Но Кагр внезапно рванулся ему на встречу и проскочил под рукой. Не давая опомнится ошеломлённому борцу, он нанёс удар по его голени. Противник потерял устойчивость и покачнулся. Но до того как он смог прийти в себя Кагр со всех сил навалился на него сзади. Боец племени Вепря кувырнулся и вылетел за пределы Круга.

Придя в чувства, он встал на ноги, не веря в произошедшее и оглянулся вокруг, пытаясь увидеть в лицах окружающих подтверждение того, что ему это только показалось. Но реальность была намного суровее. Он проиграл, да ещё кому! Мальчишке!!! С этим было сложно смериться.

Воцарилось удивлённое молчание. Участники бросали друг на друга вопросительные взгляды. Они понимали, что произошло невероятное!

Кагр посмотрел туда, где стоял Кумэ и поймал довольный взгляд вождя.

Глава 7

Всё только начиналось. Впереди было ещё множество поединков. И путь к каждой новой победе был сложнее, чем путь к предыдущей. Бои становились всё ожесточённее. Оставались только самые сильные соперники. Но и Кагр преумножал своё мастерство. Выбранная тактика оказалась крайне успешной. Он побеждал там, где с ним не мог сравниться ни один участник: в скорости и точности.

Соперники выбывали один за другим и никому не удавалось остановить Кагра. И это несмотря на то, что они прибегали к хитрости или старались брать силой и выносливостью. Всё напрасно! Видевшие его выступления начали роптать. Они не верили в его способности. Говорили, что это чёрное колдовство. Если бы они знали, с каким трудом завоёвывались эти победы…

Однако шаманы, выполнявшие роль арбитров, не находили никакого обмана или магии. Так что дальше досужей молвы дело не шло. У страха глаза велики. И страх соперников играл на руку Кагру, чем он непременно пользовался.

Вождь Кумэ был до глубины души потрясён столь блистательным взлётом. По правде говоря, он не сильно верил в Кагра, но теперь сомнений не осталось.

- Мальчишка послан к нам Великими Духами! Ты был прав! – сказал он шаману, когда они остались наедине после очередного боя.

- Я лишь служу Духам. И если они дают нам знаки глупо их не замечать,- смиренно заметил шаман племени.

- Знаки слишком очевидны! Он возвеличит племя! Он возвеличит меня… Если ему удастся победить… Это будет моим… - вождь замялся,- Нашим триумфом! Во всей бескрайней степи не найдётся второго такого! - голос Кумэ звучал взволнованно, - Если он победит…

- Он победит вождь! Верь мне, как верил всегда. – ответил шаман, - Уже немного осталось.

Последний, решающий бой был ещё труднее, чем все проведённые вместе взятые. Кагру пришлось приложить всю свою сноровку и умение. Недаром же остальные участники полагали, что он не выиграет этот бой. И так уж решила злодейка судьба, что противником Кагру стал тот самый воин племени Быка, который высмеял его в первый день Схода.

Он и сейчас показывал своё пренебрежение к нему.

- Давай щенок! Чего встал? Покажи на что способен. – сказал воин племени Быка и демонстративно повернулся к Кагру спиной, когда тот вошёл в Круг.

Но Кагра так просто не проведёшь. Он чувствовал как соперник напряжённо ожидает нападения.

- Поиграем, – подумал Кагр.

Он сделал вид, что поддался на провокацию и атаковал. А когда противник развернулся, чтобы нанести упреждающий удар, резко ушёл в сторону и обошёл его сзади. Приблизился, желая повалить воина Быка, но тот сбил его на землю. Кагр упал, закрыв рукой солнечное сплетение, куда пришёлся удар. Дыхание перехватило, в груди огнём горела боль. Такое чувство, что в венах кровь повернулась вспять. Лёгкие отказывались выполнять привычную работу и наполнять тело воздухом. Глаза заволокло пеленой.

Противник же не собирался останавливаться на этом. Он намеревался пригвоздить Кагра к земле своими тяжёлыми ударами. Не успел. Тот откатился в сторону и встал.

В натиске воин Быка не знал себе равных. Он не переставая молотил кулаками, стараясь раздавить противника в лепёшку.

Как ни старался Кагр, ему не удавалось парировать все удары. Поймав очередной, он понял, что ещё пару таких попаданий ему не выдержать.

- Теперь ты знаешь, где твоё место? – воин Быка рассмеялся. Он даже не старался вытолкнуть мальчишку за Круг. Предпочитая методично обрабатывать его со всех сторон ударами. Играючи расправляясь с противником. – Нет? Так я покажу его тебе! На всю жизнь запомнишь!

В этот момент Кагр решился сделать отчаянный ход. Уйдя от очередного удара, он оттолкнул соперника, выпрямился, сложил вместе ладони и опустил голову. Воин Быка почувствовал подвох и не стал спешить с атакой. Кагр не двигался. Окончательно убедившись в том, что противник не выкинет какой-нибудь трюк, воин Быка напал. Но Кагр снова уклонился, проявив при этом нечеловеческую ловкость и безмятежно застыл всё в той же позе, вызвав смятение у противника. Придя в себя, воин Быка повторил попытку и получил тот же результат. Стоявшие за кругом зрители зашептались, теряясь в догадках: что задумал мальчишка? Он молится, зовёт Духов, произносит заклинание??? Предполагали самое невероятное,- ведь ждать от него, как уже убедились многие, можно было, чего угодно.

Выражения лиц передавали ещё больше, чем слова. Это были и волнение и настороженность и даже страх. Уловив настроение толпы, воин Быка занервничал. Он вновь и вновь атаковал, но Кагр всегда оказывался быстрее. Напряжение нарастало и он начал совершать ошибки. Кагр дождался наилучшего момента и пошёл в стремительную контратаку на деморализованного противника. Воин Быка был повержен.

- Шалаково отродье! Это не честно, он колдовал!!! – запротестовал воин Быка.

- Отнюдь. Тебя сгубил твой собственный страх. – не сдержав улыбки ответил Кагр.

- Этого не может быть! Ты жульничал!

- Довольно! Мальчик не использовал магию. – поставил точку арбитр,- Честно одержал эту победу и доказал, что он лучше тебя! Лучше любого из здесь присутствующих! Это была заслуженная победа.

Не сдержав радости, Кумэ помчался к Кагру и обнял его.

- Великие Духи тебе удалось! Ты прославил наше племя! Ты прославил меня! – ликуя, кричал он.

- Великий вождь для меня честь служить твоему величию. И это лишь начало. Ты поведёшь племя дальше и станешь вождём вождей! А я буду верно служить тебе… - ответил Кагр.

Вождь хотел что-то ответить, но тут о себе дал знать побеждённый соперник.

- Щенок, не бывать этому! Я не отдам тебе победу, чтобы не говорил шаман! Ты мухлевал и мне это известно. Если понадобится, я смою этот позор твоею кровью!

Глава 8

Слова прозвучали как гром среди ясного неба.

Взгляды устремились к мальчишке. Что он ответит?

- Я принимаю вызов. – раздался его уверенный голос в полной тишине.

- Как, вы посмеете осквернить кровью священное место!? – запротестовал один из шаманов.

Мальчик подумал, а затем добавил, указав на выход.

- Не здесь. Не будем тревожить духов по пустякам.

Они вышли из под свода древней пещеры, где проходил Сход, на степной зной полуденного солнца. Вслед за ними потянулись и все остальные. Ветер кружил вихри песка в причудливом танце, рисуя им узоры в воздухе и на земле. А солнце куталось багровым ареолам. Приближалась песчаная буря.

Обнажив мечи соперники встали друг напротив друга. У Кагра начали еле уловимо дрожать руки. Он поймал себя на мысли, что ему ещё ни когда не приходилось убивать себе подобных… Ловить зверей на охоте, чтобы выжить, – да, но не убивать людей…

Противник был настроен более чем решительно. Он рубил и кромсал, стараясь, смести мальчишку и любое неверное движение могло стоить жизни. Кагр пятился назад, что-то внутри него не желало этого боя и одёргивало его. Если бы была возможность остановить противника… Договорится… Очередная рана развеяла надежду. Кагр чувствовал, как ком подступает к горлу.

- Ты же не убийца?! Ты же не убийца?! – стучал в голову тревожный вопрос.

Усталость и перенапряжение всё чаще давали знать о себе, сковывая движения.

Ветер усиливался, бросая песок в лицо, словно противное оскорбления. Кажется, даже он ополчился на Кагра. Мысли водили беспорядочный хоровод, устремляясь вслед за потоками ветра и песка. Сбивая с толку, разлетаясь в стороны не желая давать ответы, не желая помогать. В тот самый миг, когда от этого столько зависело! Всё чего удалось добиться Кагру, за это время, висело на волоске. И одного точного удара было достаточно, чтобы его перерезать.

Кагр не стал удерживать разбредающиеся мысли, позволив улететь им прочь. Внутри стало тихо и пусто, даже нарастающий гул ветра не мог пересилить этой тишины. Но там на самом дне ощущалось что-то ещё. Что-то древнее, что-то спящее. И оно поднималось наверх. Кагр больше не думал, не нарушал этой пустоты, предоставив инстинкту полную волю.

Дрожь ушла, а с ней сомнения и страхи.

Он почувствовал приток новых сил.

Замах, ещё замах и вот безжалостный клинок поражает противника! Первая жертва. В её глазах удивление от такого поворота событий. Но следом за ним вспыхивает боль. Взгляд теряет фокус,- он видит свою смерть. Воин Быка медленно оседает на землю и заваливается на спину. Окровавленный меч выскальзывает из рук Карга. Он старается не смотреть в сторону противника. Вокруг бушует песок и заслоняет солнце, буря уже близко. Собравшись с духом, он всё-таки решается подойти к телу и садится рядом с ним.

Пустые глаза мертвеца уставились в небо. Он лежит, безвольно раскинув руки, словно кукла, которой обрезали нити.

Мальчика тошнит. Во рту скапливается горечь.

Как так получилось? Он не знает.

Но это необъяснимое чувство. Будто с противником погибла часть тебя.

Кагр проводит рукой по лицу погибшего и закрывает ему глаза. Последняя дань уважения умершему.

Чей-то слабый окрик приводит его в себя. Он оглядывается и только теперь замечает, что вокруг беснуется песок, - это началась буря. Нужно искать укрытие!

Крик повторился. Кто-то зовёт стоя у входа в пещеру,- его расплывчатый силуэт ещё виднеется вдали.

Кагр быстро поднялся на ноги. Надо спешить! Он хотел взять меч, но остановился, увидев кровь на клинке и вся его расторопность тут же исчезла. Помедлив, он всё же взял его и побежал к пещере.

По дороге он обернулся и заметил, как миллиарды песчинок, будто неимоверный сонм насекомых покрывают тело и погребают его под собой. От этого вида стало жутко и он прибавил шаг.

Может, это было лишь наваждение, но когда буря стихла, тело воина Быка так и не смогли найти.

Глава 9

Прошло два года.

По Селентианской Империи стали расползаться слухи. Неведомая сила приводила в движение племена у южных границ и это заставляло нервничать её жителей. Отчёты с пограничных застав лишь подтверждали худшие опасения. Племена объединялись и сражались друг с другом. Чья та воля собирала их вместе, подчиняя слабых и побеждая сильных. Степь гудела и волки пировали на костях тех, кто не желал подчинится.

Внезапное затишье в одночасье сменило рокот боёв.

Затишье перед бурей. Оно заставило напрячь нервы даже самых уверенных полководцев. И вот уже в предчувствии новой войны, к границам начали стягиваться войска, когда в Вечный город прибыл взмыленный гонец. Он мчался четыре дня и ночи без сна и отдыха, чтобы передать весть: В столицу Селентианской Империи направлялся Вождь вождей, Великий и Бесстрашный, Могучий и Всесильный Кумэ.

Никто не знал, что от него ждать. Напряжение всё нарастало и испуганный ропот, день ото дня, всё больше превращался в отчаянный крик.

Чего потребует чужак? Мира? А может корону? Поставит ультиматум?

А ведь Империя сейчас не в том состоянии, что бы вести войну… Вечное соперничество с соседями, готовыми в любой момент напасть, истощило её силы. Она раздираема противоречиями, а в это время знать растаскивает последние уцелевшие куски.

И сейчас, все, будто приговора, ждали, каким образом решит их судьбу этот чужеземец.

Он прибыл на рассвете, вместе с первыми лучами войдя в город. Стража пристально наблюдала, как он верхом пересекал пустые улицы и площади, а вместе с ним и два десятка вооружённых всадников из свиты. И никто не смел, остановить его. Беспрепятственно Вождь вождей поднялся по лестнице Дворянского Дома, где его давно ждали. А позади уже начала собираться любопытная толпа горожан. Кумэ царственно вошёл в просторный, богато убранный зал собраний, где знать испокон веков решала государственные вопросы и определяла жизнь Империи. Вошёл как хозяин, вернувшийся к себе домой. Прошёл вперёд мимо сидевших на трибунах дворян и их слуг, прямо к престолу Императора Гала.

Его слова потрясли слышавших и вызвали недоумение у знающих реальное положение дел!

Племена желали присоединиться к Империи.

Представители знатных домов облегчённо выдохнули и задумались. Предложение было не просто неожиданным, оно было ошеломительным! Это даже не союз, при котором можно было обезопасить южные границы от постоянных набегов племён, это - подарок богов, который позволит укрепить ослабленные ряды армии Империи свежими силами! Но какой ценой? Чужак просит предоставить широкую автономию и право собирать налоги!

- Значит, он хочет сделать из этих земель своё маленькое царство. Фактически государство в государстве. Блестяще! И кто его надоумил?! – усмехнулся Тади Буру сидя на почётном месте на верхней трибуне. Ему не верилось, что Вождь сам мог разработать столь тонкий и изощрённый план. Вероятнее всего за ним кто-то стоит... Но поиски этого серого кардинала вопрос второй важности. Как и все присутствовавшие в Дворянском Доме Тади Буру понимал, что выбор был не велик. Либо уступить чужаку в его требованиях, либо проливать кровь. Из двух зол выбирают наименьшее… - А чужак непрост! Знает, что ему не откажут и берёт сразу за горло! Как и должно! Он уже начинает мне нравиться… С такими амбициями этот человек скоро станет одним из самых крупных дворян в Империи и одним из самых влиятельных!

Вельможи стоявшие в тени за спиной Императора Гала о чём-то переговаривались. Когда они закончили один из них подошёл к трону, наклонился и что-то прошептал Его Величеству на ухо. Тот внимательно выслушав, объявил решение.

Тади Буру не ошибся в расчётах. Не ему, представителю знатного дома Юния, человеку, хорошо знавшему весь мир дворцовых интриг и коварства, было дозволено ошибаться. Это был восход новой звезды,- шанс, который нельзя было упустить! И Тади просто не мог позволить, что бы кто-то иной им воспользовался.

Едва ли в момент триумфа Вождя вождей он или кто-то другой заметил фигуру молодого воина оставшегося внизу у подножья лестницы ведущей в Дворянский Дом. Воина, на чьей правой руке не хватало безымянного пальца.

Как и предполагал Тади Буру ему без особого труда удалось найти подход к Вождю и наладить отношения. Пока ещё не было ясно сколь прочными они будут, но представитель дома Юния намеревался выжать из них все возможные соки. Кому-то же надо осваивать новые земли! А этот проект сулит многое! Тади улыбнулся приятным мыслям и тут же, вспомнив очередное «НО», осёкся. Уголки его губ поползли вниз.

В знак доброй воли Вождь отослал одного из своих приближённых изучать уклад и обычаи Империи. Начать он должен был с дома Юния и встретить этого человека поручили Тади Буру.

- Вот уж больше заняться мне не чем. – подумал он, - Таскать за собой немытого варвара!

Но ничего не поделаешь. Не расстраивать же отказом своих новых партнёров. И не важно за какие такие прегрешения Вождь решил сослать своего приближённого. А может просто захотел избавится от него? Суть не в этом, а в том, что ближайшие несколько месяцев (в лучшем случае) Тади придётся нянчится с ним.

Эта мысль откровенно говоря не радовала представителя. Он привык выполнять грязную работу, хотя, навязывать ему это поручение было слишком! Миссия явно не для человека его ранга и статуса… Но… Как уже говорилось, ничего не поделаешь…

Человек Вождя должен был явится с минуты на минуту. А Тади, как человек крайне занятой, не мог тратить драгоценное время понапрасну!

Он смотрел на дорогой, очень редкий по нынешним временам хронометр, подарок посла подземного народа, что стоял в холе его усадьбы и нервно притоптывал в ожидании.

- Спокойнее Тади, спокойнее. Не впервой… Расслабься и делай то, что делаешь всегда,- получай максимум выгоды из любого оборота событий. Может удастся вытянуть что-нибудь полезное из этого чурбана?! – подумал представитель дома Юния увидев, как дворецкий приветствует молодого, высокого, одетого в грубо выделанную кожаную куртку и штаны человека. Тот точно был не из Империи и по нему это было прекрасно видно.

Дворецкий, не стал долго выяснять кто пришёл и отвёл гостя к хозяину усадьбы.

Диро.

Глава 10

Тади Буру приосанился и изобразил самое радушное выражение лица, на какое был сейчас способен.

- Моё почтение этому дому! – поприветствовал гость представителя, протянув открытую ладонь для рукопожатия.

Тади брезгливо сморщился и окинул взглядом незнакомца с головы до ног.

Одет тот был просто, без изыска и лоска принятого в высшем свете Империи. Ни тебе бархата, ни тебе золота, ни вышивки. Даже глазу зацепиться не за что! Грубая, но практичная, хорошо сшитая кожа. Складывалось впечатление, что этот человек не на важную встречу собирался, а на охоту или рыбалку. Таких как этот оборванец Тади без счёту видел на улицах Вечного города, каждый раз, когда проезжал в карете.

«Деревенщина… Вряд ли будет полезен, - пришёл он к неутешительному заключению,- Не удивительно, что Вождь услал его подальше от себя».

Как только Тади Буру убедился, что незнакомец ничего стоящего из себя не представляет, в его взгляде сразу стало заметно не прикрытое пренебрежение. Гость обратил на это внимание и немного занервничал.

- Карл. Карета готова? – обратился представитель к дворецкому.

- Давно ждёт у входа Ваша милость. – учтиво ответил тот.

- Ты помнишь своё задание?

- Разумеется Ваша милость.

- Хорошо. К моему возвращению всё должно быть готово. А теперь ступай.

Слуга раскланявшись ушёл. Вслед за ним хотел уйти и Тади, но тут пришёл в себя ошеломлённый таким приёмом гость.

- Что… - попытался выразить он своё негодование, но представитель его перебил.

- Послушай меня друг! - сказал Тади сильно акцентируя слово «друг»,- Давай сразу расставим все точки над и. Мне всё равно кем ты себя считаешь. Я здесь не ради твоей персоны, а только потому, что твой хозяин навязал её моему дому. И лишь только из желания угодить ему я буду терпеть твоё присутствие. Но ты должен запомнить своё место. Я - дворянин, а ты – слуга, как тот лакей дворецкий! Так что веди себя подобающим образом и свыкайся с этой мыслью.

Хронометр подземного народа начал мелодично звенеть давая понять, что закончился очередной час. Тади Буру перевёл на него взгляд и чуть не выругался. Он опаздывал!!! Времени для того, чтобы разбираться с этим варваром у него совсем не осталось.

- Пойдёшь со мной! – скомандовал он,- Я разберусь с тобой позже.

Они оба вышли из усадьбы.

- Это карета! Надеюсь ты знаешь, как ей пользоваться? – язвительно бросил, забираясь внутрь, Тади Буру.

Его спутник без лишних слов последовал за ним и сел напротив. Экипаж тронулся с места.

«Угораздит же попасть на такое поручение! – думал Тади Буру глядя в городской пейзаж за окном,- И что мне делать с этим неотёсанным, не мытым варваром столько времени? Как бы от него избавиться? Может скормить собакам? От несчастного случая никто не застрахован… Не думаю, что Вождь сильно огорчится такому повороту событий… Если бы этот болван был ценен его бы здесь не было».

Но тут попутчик отвлек его от размышлений.

Варвар подался вперёд и сложил руки в замок.

- Может вам следует быть более учтивым? – сказал он пытаясь скрыть раздражение. Правда у него это плохо получилось и Тади тут же почувствовал угрозу.

Варвар, не меняя позы, как бы невзначай напряг руки, демонстрируя внушительные бицепсы. Представитель дома Юния заметил, что на правой руке у собеседника не хватает безымянного пальца, а на теле видны шрамы полученные во многочисленных боях.

«Боже, ну и головорез! – промелькнула в голове у Тади Буру, - Надо бы поосторожнее с ним».

- Возможно ты и прав… - ответил на вопрос варвара Тади, - Наверное я погорячился. Дело в том, что я жутко опаздываю, потому немного перегнул палку.

Его спутник не сдержал победной ухмылки при выражении «перегнул палку». На вид Тади Буру был хилым и изнеженным, как все, кого до сих пор ему доводилось видеть.

- Я понимаю. - кивнул он в знак примирения.

Тади ещё раз присмотрелся к незнакомцу.

«А он не так то прост, как кажется». – подумал Тади и спросил,- Ты же хорошо знаешь Вождя? Расскажи мне о нём.

Попутчик опустил взгляд.

- Он Величайший и Могущественный человек во всей южной степи! Служить ему большая честь, – тоскливо ответил варвар, его голос изменился, как будто он силой выдавливал из себя эти слова.

«Не так-то тебе приятно служить Вождю,- заметил, про себя Тади Буру,- И после этого пусть не говорит, что его не сослали сюда».

- Очень интересно…

- Куда мы направляемся? – спросил варвар.

- К Максимусу Авлу, представителю дома Марика. У нас была назначена встреча.

- А кто он?

- Мелкий дворянин. Его семья почти разорилась и пытается удержать хоть что-нибудь из своих некогда обширных владений.

- Ему нужна помощь, – догадался варвар.

- Да. И не малая. Он хочет заключить союз в домом Юния, чтобы остаться на плаву, воспользовавшись нашим покровительством. Я как представитель дома должен обговорить с ним условия,- поразмыслив Тади добавил, - Раз уж так получилось, ты можешь сопровождать меня там. Но я прошу держись позади, в таком наряде не гоже появляться перед знатным человеком.

- Что не так? – удивился спутник.

- Ну посмотри на себя! Ты выглядишь как холоп только что вернувшийся с поля. Любой уважающий себя человек должен одеваться иначе.

- Как же это, иначе?

- Так как я, например! – представитель дома Юния гордо поднял подбородок и показал на свой вычурный, расшитый золотой нитью и узорами камзол. – Дорого и со вкусом! Понятно?

Спутник неуверенно кивнул.

Экипаж остановился.

- Мы прибыли. – произнёс Тади Буру,- Ну, если тебя действительно послали изучать обычаи Селентианской Империи, то сейчас у тебя будет прекрасная возможность это сделать. Смотри и учись! – с этими словами представитель покинул карету. А вслед за ним вышел и его попутчик.

Перед ними предстала большая, явно принадлежащая знатному человеку, вилла с высокой оградой за которой виднелся дикий, не ухоженный сад. В саду находились трое,- толстяк, завёрнутый в некое подобие платья, широкоплечий здоровяк и бледный, сутулый, сгорбившийся коротышка. Тади Буру двинулся им на встречу, ещё на подходе громко поприветствовав хозяина виллы: «О уважаемый Максимус! Да продлят боги твои годы и принесут благополучие твоей семье и близким! Пусть дом твой процветает и благоденствует во веки веков!»

Представитель дома Юния подошёл к здоровяку.

Варвар отметил про себя, что тот был хорошо сложен и крепок.

«Боец,- обрадовался он,- Наконец-то настоящий лидер, каким и должен быть!»

- Да продлятся дни благоденствия дома Юния,- хмуро ответил здоровяк.

- И так, я думаю мы можем начать? – интонация с которой говорил Тади Буру давала ясно понять, что это был не столько вопрос, сколько утверждение… или может даже приказ?! В ней звучала уверенность и настойчивость.

Здоровяк покосился на толстяка лежавшего в кресле у него за спиной и когда тот утвердительно кивнул отошёл в сторону.

- Я очень рад, что дом Юния так скоро откликнулся на мою просьбу и послал своего представителя. Признаюсь я всегда знал, что дом Юния достойнейший из всех домов Империи, – томно произнёс толстяк. Его пухлые губы расплылись в корявой улыбке, - Прошу располагайтесь. Будьте гостем. Если вам, что-нибудь понадобится я распоряжусь и вы это тут же получите, – хозяин виллы толстым пальцем ткнул в коротышку.

Варвар чуть было языком не поперхнулся! Невольно приковав к себе всеобщее внимание. Тади Буру метнул в него рассерженный взгляд.

- Благодарю за гостеприимство и щедрость, но я бы хотел перейти к делу,- начал представитель дома Юния отвлекая внимание Максимуса на себя.

- Как вам будет угодно, - ответил тот.

- И так, какова суть ваших предложений?

- Они просты и скромны. Сущий пустяк. Столь великому дому, как ваш, не составит хлопот их выполнить. Я прошу всего десять тысяч золотых монет для меня и ещё столько же для дома Марика, - Беззаботно произнёс толстяк не переставая улыбаться.

Теперь уже Тади Буру проглотил язык от изумления!

«Десять тысяч золотых, - да это же целое состояние! Хватит, чтобы купить хорошее поместье в центральной провинции Империи. Причём вместе с угодьями, лесами, пахотными полями, слугами и чернью! И ещё столько же для дома…»

Тади захотелось придушить толстяка за такое издевательство. Благо, что он был опытным переговорщиком и смог скрыть свои чувства.

- В обмен я предлагаю всеобщую поддержку любых начинаний дома Юния… и свою вечную благодарность, - продолжил Максимус.

- Это очень… интересное предложение,- ответил Тади. Внезапно он почувствовал, что ноги его больше не держат. Наглость толстяка была по истине сногсшибательна! - Пожалуй мне нужно присесть…

- Серв принеси уважаемому гостю кресло и вина с фруктами,- приказал толстяк коротышке. Тот мгновенно исчез в недрах виллы, - Быть может ваш слуга поможет ему? Сервий исполнительный, но не очень расторопный. А пока мы сможем поговорить без лишних глаз. Можете не волноваться, Титу я верю, как самому себе, - обратился Максимус к Тади и кивнул в сторону здоровяка, молча стоящего рядом с креслом хозяина.

- Да, пожалуй… - Тади Буру попытался взглядом стереть варвара в порошок, чтобы он больше не мешал своим присутствием.

Тот выразил на лице всё своё недовольство этим приказом, но подчинился и пошёл искать коротышку.

- Новый слуга,- объяснил Тади, когда варвар ушёл, - Ещё строптивый, но способный. Из него выйдет неплохой телохранитель. Если вам будет угодно, когда он вернётся, мы можем устроить соревнование между ним и Титом,- представитель дома Юния не смог скрыть подлой улыбки полной удовольствия.

Варвар без труда нашёл коротышку. Тот был на кухне, аккуратно и трепетно складывал фрукты в красивую вазу, будто она была последней ценной вещью во всей вилле. Теперь варвар мог хорошенько разглядеть слугу. Перед ним предстал сутулый, бледный и горбатый человечек с впалыми глазами и синяками от недосыпания и тощий как скелет от недоедания.

Но когда варвар подошёл к нему поближе, коротышка резко дёрнулся и испуганно завизжал, лишь услышав его шаги. Похоже парень боялся даже собственной тени.

- А! Боже… Не бейте! Кто…Эээ…Что… Что я могу для вас сделать господин? – быстро и невнятно пролепетал он, трясясь от страха.

Такое поведения смутило варвара.

- Послушай, где здесь можно взять стул или что-нибудь вроде него?

- Господин не утруждайтесь я всё сделаю сам,- заискивающим тоном ответил коротышка.

- Нет, ты не понял. Меня попросили тебе помочь.

- Так вы слуга как и я?! – наивно спросил коротышка выпучив на собеседника глаза.

- Я не слуга! – твёрдо ответил варвар.

- Не бейте! – снова взмолил коротышка,- Умоляю!

- Хватит ныть. И начинай говорить.

- Да, конечно. Просто я подумал… Вы же прислуживаете господам… Поэтому я решил, что вы слуга,- попытался оправдаться коротышка, чем ещё больше разозлил собеседника.

- Проклятье! Если ты сейчас не скажешь, то что мне нужно, я с тебя шкуру спущу…

После этих слов и без того бледный коротышка побелел ещё больше и стал напоминать смерть во плоти. Он шмякнулся на пол и задрожал так словно взял голыми руками электрического угря.

- Помилуйте,- протяжно простонал коротышка,- Стулья в гостиной. Вон там.

Варвар перешёл из кухни в гостиную находясь в противном настроении. Слуга вызывал своим жалким видом у него презрение не меньше, чем его хозяин.

Правда, говоря по чести, Максимус Авл не нравился варвару ещё больше. Это отвратительное создание, напоминающее гигантскую бесформенную опухоль, еле влезающее в одежду. Что может быть ещё противнее?! Оно правит другими!!! И судя по состоянию слуги делает это очень скверно.

Варвар окинул взглядом гостиную. Внутри вилла выглядела иначе, чем снаружи. Обшарпанные, местами покрытые плесенью и трещинами стены. Убогая мебель и утварь. Полы через которые, то тут, то там пробиваются растения. Обстановка ввергающая в уныние. Нечета усадьбе Тади Буру.

- Мда, такое нерадивое управление погубит и самого хозяина и его хозяйство,- заключил варвар.

Он выбрал единственное прочное кресло, то, что не шаталось и не сильно облезло. Взял его и пошёл к выходу.

Снаружи Тади Буру о чём-то оживлённо спорил с Максимусом. Он был так занят этим, что не обратил внимание на своего нечаянного спутника, когда тот появился. Варвар громко и небрежно поставил кресло на землю стараясь привлечь его внимание и как можно доходчивее показать своё пренебрежительное отношение. Тади это заметил и обернулся. Вид у него был взбешённый и жутко недовольный. Он даже не стал отвечать на этот маленький выпад со стороны варвара. Просто забрал кресло и устало завалился на него. Тут же к нему подскочил коротышка с кувшином вина и вазой фруктов. Представитель дома Юния взял оттуда яблоко, посмотрел на его спелые бока, покрутил в руках, выдохнул и постарался успокоится. У него было тренированное терпение, но собеседнику всё-таки удалось вывести его из себя.

«Переговоры зашли в тупик, - догадался варвар».

- Ну что же вы? –толстяк не переставал улыбаться, - Разве можно так нервничать из-за пустяков? Вам надо расслабиться… Пусть слуги немного развлекут нас, а потом продолжим, - добродушно посоветовал он.

- А почему бы и нет?! – вспомнил своё недавнее предложение Тади и оскалился гнусной ухмылкой. И тут же оживился, повеселел, - Ваш Тит против него! - Тади указал на варвара,- Что скажите?

Варвар окинул оценивающим взглядом здоровяка. Он был объёмным, мускулистым, угрюмым… похожим на скалу над которой вечно весят тёмные тучи.

- Вы хоть глаза мне завяжите… или оружие ему дайте. Иначе это будет нечестно.

- Ха! Мне кажется или это был вызов?! – не без удовольствия подчеркнул Тади.

- Какая наглость! Как вы смеете позволять своему слуге такое? Это оскорбление моего высочайшего достоинства! – запротестовал толстяк.

- Так накажите его… - предложил Тади.

- Тит! - скомандовал Максимус своему цепному псу,- Покажи этому выскочке где его место!

Громада Тит не торопясь двинулся к цели.

Надрывистые вопли толстяка окончательно разозлили варвара. Второй раз, менее, чем за два часа, ему «указывают его место» и называют слугой. К такому обращению он не привык! Что ж теперь это не его беда, а горе дурака попавшегося ему на пути.

Тит приблизился в плотную к варвару, сделал два размашистых удара и… оба раза промахнулся. Его противник без труда уклонился не сдвинувшись при этом ни на шаг. Впервые за долгое время на лице Тита проступили эмоции. Но удивление его было не долгим. Варвар не стал ждать и засветил ему в весок так, что треск послышался. Здоровяк рухнул как подкошенный, а у его хозяина отвисла челюсть. Он привстал не веря своим глазам и бессильно опустился назад. Улыбка исчезла с его губ, зато Тади молча торжествовал.

- Это что! – отмахнулся он, когда Максимус обратил на него свой полный вопросов взгляд,- Слуга! А вот на что способны воины дома Юния… - многозначительно ответил представитель.

Толстяк попытался оправится от шока и начать говорить. Получилось не сразу.

- Я…Э… Тади… друг мой... ДОРОГОЙ друг! Признаю, я ошибался, мне стоит принять условия великодушно предложенные тобою. Более того прими этот дар, в качестве подтверждения моих искренних намерений, двести золотых монет… и всегда будь долгожданным гостем в моём доме!

Толстяк достал из платья и протянул представителю дома Юния весело звенящий, увесистый кошель.

«Другой разговор… А этот варвар может быть полезен…» - радовался Тади не подовая при этом виду.

Он принял деньги и уже хотел взять Максимуса в оборот, но его насторожил шум.

За оградой сада послышался топот копыт. По дороге мчался всадник. На нём были цвета дома Юния. Он остановился рядом с каретой Тади Буру и спешился. Быстро подошёл к представителю и раскланялся перед господами, сдержано извинился за вторжение, сказал, что послание срочное и что-то прошептал Тади Буру на ухо. Что-то от чего тот сразу переменился в лице, стал серьёзным и сосредоточенным.

- Я вынужден просить прощения, но обстоятельства заставляют меня покинуть этот… гостеприимный дом,- сказал он, поднявшись с места,- Нам пора!

- Постой! Тади… друг, я могу рассчитывать на помощь дома Юния? – осведомился Максимус.

Тади Буру подумал, потом молча кивнул и спешно отправился к карете поманив за собой варвара.

- Куда мы теперь? – спросил тот, когда они сели в карету.

Тади недоверчиво посмотрел на спутника. Поразмыслил о чём-то и всё-таки ответил.

- В Императорскую канцелярию,- голос его был не весел,- Мне приказано немедленно туда явится.

- Проблемы? – спросил варвар и как нестранно не услышал страха в ответ, а спокойную, абсолютно нейтральную интонацию. Такая собранность и готовность к неизвестности вызвала у него уважение.

«Может представитель не так уж плох…» - отметил он про себя.

- Пока нет… Но подобные приказы добром обычно не кончаются. Дела серьёзные… Так просто туда не вызывают.

- И что нас там ждёт?

- Канцлер, - отрезал собеседник.

Видно Тади был не настроен раскрывать перед спутником всех карт. Через полчаса езды в напряжённой тишине, карета остановилась и в окне экипажа варвар увидел прекрасный, полный силы и величия, подпирающий шпилями небо дворец. Он был не похож ни на что когда либо виденное им и вызывал восторг.

Тади Буру, не скрывая довольной улыбки, выждал немного, пока попутчик отойдёт и сказал.

- Впечатляет? Да, я знаю. Императорский дворец всегда производит неизгладимое впечатление, когда бы ты на него не смотрел. Ему уже большее двухсот лет, а выглядит всё так же превосходно как в день постройки! Это центр и символ власти Империи. – с этими словами представитель дома Юния ступил на широкую мощёную мрамором дорогу.

Следом пошёл и заворожённый варвар.

- Послушай представитель, - обратился он к Тади,- У меня есть дело… помимо поручения Вождя. Я задержусь на некоторое время здесь пока не закончу с ним. Мне не помешал бы союзник…

Тади Буру, как весьма искушённый в дипломатии человек, сразу понял к чему клонит варвар.

- Хм… Во-первых, тебе надо заняться своими манерами,- заметил он,- Если собираешься задержатся надолго. Они никуда не годятся! Запомни наконец! Не «представитель», а «представитель дома Юния»! Мало кто будет терпеть подобные искажения своих титулов… Во-вторых, тебе надо сменить костюм. Это самое простое… И в-третьих, куда сложнее будет научится правильно себя вести и разбираться в политике, если хочешь остаться живым и не в кандалах. Да,- заключил представитель дома Юния,- Без знающего проводника тебе не обойтись.

- Так значит мы договорились?

Тади Буру остановился перед парадными воротами чтобы обдумать предложение. Варвар был неловок и неуклюж в дворцовых делах и потому не мог быть полезен здесь. Но он был из степей, а значит пригодились бы его связи! В свете нынешних планов дома Юния, учитывая, что Тади сам хотел приложить к ним руку и неплохо нажиться, такой человек был нужен!

- Обсудим подробности позже. После того как разберёмся с нынешним делом, - ответил он и получив утвердительный кивок, в знак согласия, шагнул в просторные коридоры канцелярии Императора Селента.

Глава 11

Внутри было мрачно и сыро.

Хоть Мармадол и называли дворцом, но построен, этот величественный монумент, был как крепость. Узкие коридоры, массивные стены и окна, больше напоминающие вытянутые по высоте бойницы. А так же арсеналы и казармы, хранилища на случай осады. Он был готов встретить любого неприятеля и дать ему отпор, несмотря на то, что каждое последующее поколение перестраивало его под свои насущные нужды. И в итоге грозный Мармадол из неприступной твердыни превратился в «дворец». Правда не до конца, кое-где за украшеньями и лепниной ещё можно было различить его истинные очертания и характер.

Варвар это почувствовал. Услышал его тихое, могучее дыхание и проникся мощью вековых камней. Но что-то было не так… Словно старый пёс Мармадол развалился в центре Вечного города и замер на страже, заснул в ожидании возвращения своего хозяина. Он ждал. На его памяти сменился не один Император. Тираны, герои, мудрецы и сумасшедшие - он видел всех! Был свидетелем взлётов и падений. Верно служил защитой для тех, кто укрывался под его сенью. И был достоин лучшего…

Но всё же, что-то неуловимое было в его дыхании. Словно жалостливый стон вырывающийся из груди больного.

Варвар попросил Тади Буру рассказать ему об этом замке пока они шли по его длинным коридорам.

- Мармадол существует столько же, сколько и сама Империя. Они ровесники. – начал свой рассказ представитель,- И росли вместе. Пока Селентиум был маленьким княжеством здесь располагался деревянный форт. Однако Селентиум разрастался, усиливались и укрепления. Со временем на этом месте появилась крепость. И за свою историю она выдержала не одно нападение, прикрывая сердце государства от врагов. Потом правитель Селентиума провозгласил себя Императором. Последовали новые войны, а территория Империи увеличивалась.

- Всё было так… радужно? – с иронией спросил собеседник.

- Хм… Ты сообразительнее, чем кажешься,- ответил Тади на его намёк, -Разумеется нет. Это был тяжёлый путь. Страна теряла и находила. Порой, чуть ли не трещала по швам, то от бунтов и восстаний, то от войн. Так что эти стены помнят не мало крови и криков… Вскоре настал момент, когда Селентианская империя стала настолько сильна, что уже ни один из врагов не мог добраться до её сердца. Тогда крепость переделали, теперь тут администрация Его Величества.

- Я вижу это происходило не один раз.

- Угу. В последний раз Императорский дворец перестраивал под себя нынешний Канцлер, лет пять тому назад.

Варвару резануло ухо, сочетание «Императорский дворец» и «перестраивал под себя Канцлер». Они не состыковывались в его сознании… Разве Мармадол не принадлежит Императору? Если да, то тогда почему Канцлер ведёт себя как его хозяин? К сожалению, варвар не успел задать интересующие его вопросы, - они подошли к дверям в приёмный зал.

Перед ними столпилась куча народу. И верно эти господа были не последними людьми в Империи, но несмотря на это, они тихо ждали пока их не пригласят. Хотя долгое ожидание явно отражалось на их лицах. Глаза многих метали молнии.

- Мы на месте. В этот раз веди себя ниже травы, тише воды. Не вздумай сейчас показывать свой нрав! И себя и меня погубишь! Понял? Тогда пошли,- отдал спутнику инструкции Тади Буру и подал знак лакею у дверей. Тот вальяжно распахнул их.

Зал, в который они вошли, был наполнен роскошью, как сума скупца деньгами. Вокруг всё в буквальном смысле блистало золотом!

«Сколько же денег ушло на это великолепие?» - задавал себе вопрос варвар и не смог вообразить эту сумму.

Посреди просторного прямоугольного зала стоял позолоченный письменный стол из красного дерева и стулья. На столе были разложены бумаги и письменные принадлежности.

«Да, здесь даже чернильница из золота!» - изумился варвар.

У стола стоял человек. На нём был одет камзол куда богаче того, что носил Тади Буру. В нём вместо пуговиц сияли алмазы! С того места где находился варвар трудно было различить черты этого человека, но гордая осанка выдавала в нём важную особу.

Тади Буру низко склонил голову и в такой позе подошёл к нему. Варвар двигался следом, но не склонив головы. И когда человек у стола увидел это ,лицо его искривилось от неудовольствия. Он бросил на варвара строгий, тяжёлый взгляд. Варвар хотел было ответить на этот вызов, но помня напутствие Тади сдержал себя и нехотя опустил голову. Человек у стола презрительно фыркнул и обратил своё внимание на представителя дома Юния.

- Юний Тади Буру*. Ты заставил меня долго ждать…

- Примите мои глубочайшие извинения Канцлер. Я прибыл как только смог,- смиренно ответил тот.

---------------

* Дворяне имеют право носить три имени: личное; имя отца или рода; и в качестве последнего по традиции берут имя дома, к которому принадлежат. Все три употребляются только во время официальных мероприятий или приёмов.

---------------

- Молчать! Я скажу, когда тебе будет дозволено говорить. Такое неуважение недопустимо! – продолжил собеседник,- И в добавок к этому ты притащил с собой этого невежу! Мне следовало бы приказать слугам, что бы они выпороли тебя и твоего остолопа! - Канцлер сделал паузу, чтобы у присутствующих было время оценить серьёзность его угроз и власть находящуюся в его руках,- Но на этот раз я проявлю милость. Однако не испытывай судьбу ещё, второго шанса не будет!

- Высокочтимый Канцлер, мне лишь остаётся восхищаться вашей добротой и милосердием! Воистину ВЫ лучший из всех нас!

В словах Тади Буру явно слышалась неприкрытая лесть, но похоже Канцлеру она как раз то нравилась…

- То тоже,- тон речи Канцлера смягчился,- А теперь, то за чем я тебя вызывал,- Канцлер недвусмысленно выделил «Я», чётко показывая на каком месте находится он и Тади,- Мне стало известно, что дом Марика замешан в растратах Императорской казны! Это преступление не останется безнаказанным! – Канцлер снова взял паузу,- Мне так же докладывали, что дом Юния сотрудничает с ними…

- Это клевета и грязная лож, мой господин! Дом Юния ни в чём не связан с домом Марика! Если господин Канцлер позволит, дом Юния лично покарает отступников! – не оступившись ни на одном слове и не дрогнув ни одним мускулом произнёс Тади Буру.

- Такое рвение похвально… Но эта честь уже отдана дому Амика и дому Келша.

Тади незаметно и беззвучно выругался невольно сжав кулаки от напряжения. Амика и Келш – заклятые враги дома Юния! Уж они та точно найдут всё, что можно будет использовать в качестве компромата! Дело начинает пахнуть жареным…

Канцлер продолжил.

- Я не сомневаюсь в верности дома Юния, посему не склонен верить слухам о его причастности. Ты свободен! Я узнал всё, что хотел.

Когда представитель дома Юния и его спутник покинули рабочие покои Канцлера, за закрывшимися дверьми воцарилась тяжёлая, заговорческая тишина. Первым молчание нарушил варвар.

- Как ты мог так поступить! – выпалил он, больше не в силах сдерживаться.

- Тише,- вкрадчиво ответил Тади. От его слов веяло ледяным спокойствием,- Здесь и у стен есть уши.

Он повёл своего спутника лабиринтом полутёмных коридоров, блуждая будто лис путающий след и пытающийся сбить с толку идущих за ним собак. Мармадол как всегда был мрачен и холоден, несмотря на то, что снаружи сияло ясное летнее солнце. Но он всё же принял в свои неприветливые чертоги этих нежданных гостей. Представитель дома Юния остановился лишь только после того, как выработанное годами, придворной жизни, чутьё не дало знать: «Хвоста и слежки нет».

И как только они остановились варвар с новой силой обрушился на Тади.

- Как ты мог так поступить?! – повторил он, свой прежний вопрос, так же громко и яростно, вкладывая в каждое слово всё своё возмущение столь низким поступком. Эхо усилило и разнесло его слова по бесконечным коридорам Мармадола, чудно коверкая и изменяя слова.

«Как мог поступить…! Как поступить…? Мог поступить…» - Ответили вековые стены затухающим эхом.

Тади Буру сморщился от раздражения, уставившись невозмутимым взглядом на варвара. И хоть в голове у него было много других задач, требующих немедленного решения, он в который раз задавался вопросом: «А стоит ли возится с этим варваром?»

- Послушай, я никак не могу понять, что ты всё время бесишься из-за ерунды!? У вас в степи все такие нервные? – выдал в ответ Тади, вполне невинным, ровным и рассудительным тоном. Благодаря отточенному мастерству он даже смог не дать эмоциям проникнуть в свой голос. И сделано это было, для того, чтобы не взвинчивать собеседника ещё больше. Но произошло это не потому, что Тади не хотел этого делать или боялся варвара, а по выработанной, годами службы, привычке. Словно хорошо налаженный механизм его тело выдавало, именно, такую интонацию голоса и именно те жесты, которые нужны были в каждой конкретной ситуации. Вне зависимости от того, что на самом деле думал или хотел Тади Буру.

- У НАС в степи принято карать лож, - смертью! – не унимался собеседник, напирая на слово «нас», - Ты дал слово Максимусу, что поможешь ему и не задумываясь предал, когда пришло время держать ответ!

- Ах ты про это… - безмятежно вздохнул Тади Буру и извлёк кошель с двухстами золотыми монетами, что передал Максимус. Затем задумчиво посмотрел на него, подкинул, как бы желаю оценить по весу находящиеся внутри деньги. При звоне содержимого кошелька, губы Тади тронула довольная улыбка, - И что же, у ВАС в степи всегда так делают? – осведомился Тади, нарочно выделив «вас». Впрочем голос его оставался мягким и дружелюбным.

- У НАС люди живут по законам чести! Если ты враг,- ты будешь убит! Но никто и никогда не нанесёт тебе подлый удар в спину. Не добьёт лежачего. И безоружному дадут меч, чтобы он мог защитить себя, несмотря на то, что он враг! – горячо и хрипя от напряжения отвечал варвар.

- Боги. Не зря же вас считают дикарями… Ты наверное безумен. - бесстрастно заметил Тади Буру. Варвар опешил. Тогда представитель дома Юния продолжил,- Неужели ты считаешь, что я позволил бы этой пиявке пить кровь и силы моего дома? Подумай сам… Он и ему подобные довели дом Марика до последней черты, разбазарив все его богатства! Максимус с удовольствием сделал бы тоже самое и с домом Юния, будь у него такая возможность! Так с чего же мне жалеть такую погань? – с добродушной усмешкой, как взрослый объясняющий ребёнку азбучные истины, заметил Тади Буру.

- Но, ты, - голос варвара дрогнул,- Даже не боишься вызвать гнев Императора своей ложью!

- Святая простота! – Тади Буру ещё больше повеселел, - В Селенте правит тот, кто стоит за троном, а не тот, кто сидит на нём! Император только марионетка, - ширма для знати и домов обладающих реальной властью. Так что его комариного писка я не боюсь.

- А Канцлер?

- Ги де Нагарэн - другое дело, - согласился Тади,- Но то, что ты сейчас видел было скорее предупреждением: «Не прыгайте выше своей головы,- сломаете шею!» Нежели серьёзным расследованием. Будь у Канцлера желание он бы сразу нанёс удар по дому, а не вызывал его представителя для «беседы».

- Но… - попытался возразить собеседник, - Но, как же так! Это бесчестно! – не унимался он,- Ты дал Слово!

- Я ему, ничего не давал,- улыбаясь, покачал указательным пальцем Тади,- Запомни первую истину Селента: «Молчание… - представитель дома Юния быстро огляделся вокруг, пытаясь найти подходящее сравнение и взгляд его остановился на кошельке. Ещё раз подкинув его, он ликующим голосом закончил,- Золото!» И раз уж ты хочешь у нас задержатся,- Тади снова акцентировал слово «нас»,- Прими этот совет в качестве знака моего расположения к тебе: Свыкайся с этим, - изменить всё равно не сможешь! Слишком многие будут против и не захотят этого… Вернее, никто этого не захочет… Мы понимаем друг друга? И кстати, между прочим, за всей этой беготнёй я совсем забыл спросить тебя. Как тебя зовут? – услышав имя варвара, представитель дома Юния брезгливо поморщился, - Нет, никуда не годится! Слишком грубо и неприятно звучит, как будто крик, какого-то дикого зверя. Тебе понадобиться новое имя, если хочешь тут остаться.

- Какое? – недоумевал варвар.

- Что-нибудь более изысканное и красивое,- Тади повёл в воздухе рукой пытаясь уловить вдохновение,- Диро! – воскликнул он, нащупав нужный звучание.

Варвар не совсем понял, что ему сейчас попытались объяснить. Точнее совсем не понял этого… Он даже не мог что либо ответить.

- Ну в общем предложение сделанное тобой интересно,- не упускал инициативу Тади Буру, заметив замешательство собеседника, - Если ты ещё не раздумал, то жду тебя завтра, в своей усадьбе. Как я и обещал обсудим подробности. А теперь я покину тебя и предоставлю возможность подумать. Прощай! Скоро увидимся!

Представитель дома Юния не ошибался. Сердце варвара металось. Оно было полно сомнений и нежелания пятнать свою честь, но если он хочет преуспеть в своих начинаниях ему придётся иметь дело со знатью Империи. Так лучше уж это будет Тади Буру, чем кто-нибудь более ушлый.

«В конце концов я же не слуга дома Юния! – размышлял варвар,- Приказывать себе, я никому не дам права! Да и влиянию среди Племён я не лишился. У меня ещё остались там союзники и верный, преданный друг. Как ни как я же был знаменосцем Вождя, ещё до того, как он стал Великим и Бесстрашным. Быть может его отношение изменилось и он теперь боится моего влияния, но ведь Кумэ всегда слушал советы шамана! А тот в свою очередь всегда прислушивался ко мне… Так почему же не попробовать? Остановиться я успею… Пожалуй надо будет вызвать Каша сюда… Мне пригодиться его помощь».

Наверх...

ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/
Бешеный лев - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.
20.10.2015 12:41 Norman
Почему не цепляет с самого начала? Ну, на мой взгляд, потому, что: а) схематично - без ярких деталей, интересных персонажей, без колорита. Просто некая картонная империя, весьма отдаленно напоминающая Римскую; б) начало - это рассказ про чувака, который рассказывает про другого чувака, которому третий чувак поручил написать его (третьего чувака) биографию. Иными словами: сейчас я вам расскажу о том, как я вам расскажу о том, как было написано то, что я на самом-то деле хочу рассказать; в) не шибко грамотно, особенно проблемна пунктуация.
20.10.2015 12:39 woaland
Первое крупное произведение? Основная проблема текста - буквальное следование за мыслью автора. Отсюда, что-то описано чрезмерно детально, а что-то просто осталось в голове автора. Но за этим неровным, пока еще не очень профессиональным рассказом, чувствуется необузданная фантазия. Дорогу осилит идущий.
20.10.2015 10:55 magrabol
...маны, подсадившие себя на ту или иную "иглу")), углубляясь в предмет своих страстей чуть ли не с первых секунд способны определить- моё или нет, приму как данность или вот-вот наступит отторжение. Так же и со мной- библиоманкой чуть ли не с детства. Всего лишь нескольких строк достаточно, чтобы понять - не идёт и не пойдёт. Часто задаю себе вопрос -почему ? Почему не цепляет многое из того, от чего другие в восторге? Может быть, дело в настроении? Или приоритеты гнобят? А, может, энергетика автора не соответствует моей и моя душа отторгает неприемлемое? А, может быть, всё дело в способности автора зацепить? Сюжетом? Стилем? Подачей? Интригой, в конце концов? НЕ знаю! Так до сих пор и не определилась!!!
24.09.2015 22:38 PROZELIT
Идея хорошая, но не новая. Сцены боев по-моему мнению следует расписать более подробно. Как я понимаю император пишет свою биографию, тогда не понятно почему такие большие временные провалы, дополните их. В целом после обработки должно получиться очень хорошо. Автору творческих успехов, не останавливайтесь.
Страницы:
1

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...