СЕЙЧАС обсуждают
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5206 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

Ник Испанец
Авторских листов: 14.5
Дата публикации: 28.09.2015
Купить и скачать за 50 руб.
ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:
Рейтинг  синопсиса: 0
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): Триллер / детектив, Конкурс
Аннотация:

Роман «Ник Испанец» является мужской остросюжетной прозой, написанный в жанре городского детектива. Представляет из себя первую книгу сериала « Избранные и проклятые», в котором будет не менее пяти полновесных романов. В каждой книге главный герой Тимоха разыскивает некоего таинственного персонажа, обладающего определенной уникальной способностью, соперничая в поиске с могущественными злыми силами и пользуясь поддержкой сил добрых. В роли друзей и соперников выступают спецслужбы, военные, полиция, бандиты, мафия, колдуны и представители самого дна общества.

Рейтинг 16+

Отрывок:

Пролог.

Маленький серый кролик Гаспар лежал на вершине высокого холма и с ужасом смотрел вниз, в долину. Там разворачивалась подготовка к грандиозной охоте двух братьев – герцогов, которые давно враждовали и терпеть не могли друг друга. Их сегодняшний загон являлся не чем иным, как очередным соперничеством, соревнованием за ценный приз, весьма необычный для непосвященных. Весь последний месяц гонцы братьев шныряли по округе, наперебой уговаривая лучших охотников с собаками, которые возмущались и отказывались, услышав, кого именно им предстояло добыть. Но награда в 50 унций золота, заставляла забыть о профессиональном тщеславии. И это еще не все! В случае, если кролика получиться поймать живым, сумма приза утраивалась! Кроме того, каждому охотнику полагалось по два арбалетчика в охрану, трофей ни в коем случае не должен достаться соперникам. Эта охота имела все предпосылки перейти в очередную войну, которые в те темные времена были так же обыденны, как и погони за зверем.

Призом, тем грандиозным трофеем, ради которого все устраивалось, были не кабаны, косули, лисы и даже не постоянно уходящий от облав старый олень Раймонд, а именно он, маленький и невзрачный с виду кролик Гаспар. А трофеем он был не всегда, таким его сделала старая колдунья Альда, к которой он попал маленьким слепым крольчонком. Ведьма его вырастила, преобразила древними обрядами и вдохнула душу человека, он жил в ее хижине, из которой успел убежать за несколько минут до того, как крестьяне сожгли ее вместе с хозяйкой. Он ушел только потому, что понимал человеческую речь и истинные помыслы людей, пытался предупредить Альду, но та не смогла уйти или защитить себя, она спала тяжелым беспробудным сном после очередного, изматывающего душу и тело ритуала.

Гаспар начал жить в лесу, и дар Альды помогал ему успешно добывать еду и избегать врагов, но одиночество сводило с ума. Он долго присматривался к людям и решил открыться бедному пастуху Жерому, которого все считали дурачком за то, что спасал птенцов и часто лечил больных животных. Через год дружбы, пастух разбогател настолько, что открыл лавку и построил хороший дом, исключительно благодаря способностям Гаспара понимать замыслы людей и всегда видеть истинную цель их намерений. Внезапное богатство дурачка вызвало любопытство в округе, зависть сделала черное дело, и Жерома схватили по обвинению в колдовстве люди одного из герцогов. Его, вывернув суставы, подвесили за крюк два квадратных телом пикинера, и плотоядно улыбающийся феодал узнал секрет необычного кролика. Радость палачей была не долгой, тайну сохранить не удалось, через предателя – слугу обо всем узнал другой герцог, и оба братца объявили большую охоту, грозящую перейти в большую войну. Гаспар знал об этом, приготовления к загону с двумя встречными облавами происходили у него на глазах и единственно, что могло спасти от кровавых лап стрелков, это уникальный разум.

Глава 1. Кровь на свалке.

День у дружной четверки вышел не просто удачным, а сверх удачным. На углях костра весело шкворчал шашлык, распространяя ароматы в радиусе километра, в ручье охлаждалась водка, импровизированный стол - клеенка ломился от нарезки копченой колбасы и балыков. Старший группы, которого все уважительно звали «Сергеич», мастерски и привычно размахивая ножом - выкидухой, мелко стругал репчатый лук, готовясь подать его на общий стол. Все сегодня у ребят срослось, никто не пострадал, задача выполнена, всегда бы так. Осталось упомянуть жен дома и детишек, которые увидят отцов целыми и невредимыми, но тут заминка. Жены и дети остались далеко в прошлом, они были бомжами. Самыми простыми российскими бомжами и их боевая задача состояла в том, что еще один день прожит и прожит не так плохо как это часто бывало в их не легкой судьбе. Радостей в жизни бродяг было не много, и поэтому банальнейшее мероприятие как пьянка, при помощи коллективных усилий превращалось в небольшой праздник.

Первым делом – королева стола, водяра. Ее обеспечил Сергеич – безусловный лидер группы как по возрасту, так и по разуму. Каждый день он прибирал территорию перед винным магазином и получал за это весь бой с остатками жидкости, а иногда несколько целых бутылок. Водка паленая, но в красивых бутылках, что придавало застолью некий шарм и изысканность, роль легких закусок играла нарезка колбасы и былыков с вакуумных упаковок. Их припер целую сумку «Хоттабыч» - матерый бородатый бомжара лет сорока возраста. Он в одиночку курировал помойку из четырех контейнеров у продуктового супермаркета. Никто из четверки не мог понять хронического критинизма баб - продавщиц, которые регулярно отгружали в помойку кучу превосходных продуктов. Ну и что, что срок употребления кончился? Ничего не воняет, упаковки не дутые, ну если продавать нельзя, хотя бы по домам растащили. Ну, тут как говорится «Без лоха – жизнь плоха». Ну их в задницу, нам лучше.

Третьего бойца звали Вадик. Он был единственным из четверки, кто предпочитал именно зарабатывать, а не подбирать или тащить. Руки у мужика были золотые, но запойным был сверх меры. И ладно бы просто запойным, он был запойным непредсказуемо. Мог упиться вусмерть в любой момент и в любое время. Как зимой не замерз? Непонятно. Но братва Вадика очень ценила и берегла по возможности. В последний раз, например, он, пахал месяц у одной вдовушки, которая не только заплатила ему весьма не плохие деньги, но и задарила кучу шмоток с покойного мужа, в которые удачно приоделась вся четверка.

Четвертый участник квартета, имел погоняло «Понос» и был в коллективе кем то вроде шныря. Год назад, его обнаружил погруженным по пояс в бак, на своей территории Хоттабыч, сходу сунул наглецу в рыло, после чего тот натурально обосрался от страха. Приятно удивленный полным параличом воли жертвы, Хоттаб объяснил ему, что тот крепко виновен и будет отрабатывать. С тех пор Понос выполнял самую грязную и противную работу, вплоть до стирки. Мужиком он был молчаливым, явно придурковатым и при малейшем наезде впадал в натуральный ступор. Что, впрочем, нисколько не мешало ему ловить и убивать собак, причем зачастую воровал он их прямо под носом у хозяев, не взирая на злобность и породу. Именно благодаря ему в меню компании сегодня значился шашлык из молоденького сербернара.

- Сергеич, ну скоро там, мочи нету! Девять вечера, а мы еще холодные! Вон, у Хоттаба уже слюни до колена! Понос, зараза, шашлык горит, спишь там?

- Щас, ребята, потерпите, мясо подходит. Че ты, Вадик, такой нетерпеливый? Давай стол сервируй. И хлеб толсто не режь. Хоттабыч, хлеб тоже с бака?

Подал голос строгий Сергеич.

- Не, в баке черствые булки были, а я люблю черный и мягкий. У баб, в хлебном, на упаковку палтуса выменял. Всю обнюхали, сучки привередливые.

- Все, за стол, братва, полкан готов. Щас как в лучших домах похаваем. Понос, почему без смокинга? С полотенцем через руку стоять должен!

Дело происходило в чудный теплый вечер, начала южного лета и картинка была живописна и привлекательна. На берегу маленькой и чистой речки, сквозь сумерки, проглядывал большой балаган, собранный из досок и закрытый полиэтиленом. Рядом догорал костер, над россыпью образовавшихся углей шкворчала первая партия шашлыка, и от мощной волны запаха у ничего не евших с утра бомжей сносило голову. Недалеко от костра лежала разосланная клеенка. На клеенке, на разовых тарелочках, были красиво разложены мясные и рыбные деликатесы с помойного бака. На таких же тарелках, только побольше размером, лежали огромные горы мяса с убиенного Поносом сербернара. Мясо было щедро посыпано репчатым луком и полито соком свежевыжатого лимона, т.к. вкушать собачатину с кетчупом – жуткий моветон, а тут общество совсем другого уровня, с манерами и воспитанием.

Наконец водка разлита по пластиковым стаканчикам, и Сергеич грянул тост.

- Ну, господа вольные художники, чтоб каждый вечер кончался именно так и не как иначе, вздрогнули!

И тут грохнул выстрел. Сергеич сел на жопу, Хоттаб подавился водкой и зашелся в жутком кашле, Вадик упал на землю и закрыл руками голову. А Понос… Понос бился на земле. От пояса и до лба тело его представляло сплошную рану, просто вывороченное мясо, кровь хлестала в стороны, все вокруг заливая. Костер освещал круг диаметром не больше трех метров, за спиной стояла кромешная тьма.

Это было восьмое убийство бомжа за последний месяц, через неделю назначили большой сходняк всего бездомного братства.

Глава 2. Сходка. Вопросы без ответов.

- Ну давай, Сергеич, рассказывай!

Заседание открыл невысокий коренастый человек по кличке «Блюхер», про которого слышали все, а вот живьем видели немногие. Свое прозвище он получил благодаря блестящей лысине и командирскому голосу, и являлся негласным авторитетом всего бомж сообщества, его слово было законом. Он никогда не собирал ни с кого дани, в разборки вмешивался только если где то творился откровенный беспредел как сейчас, и был плотно завязан на реальных бандосов. Под ним ходили несколько персональных бригад, которые контролировали добычу цветмета по свалкам, так же он скупал все, проходящее через бродяг, золото. Он мог так спрятать человека, что никаким ментам не найти, так же без проблем решал вопросы с криминальными трупами. Но бомжи, в общей массе, люди тихие и без гонора, а так же весьма понятливые, когда речь шла о их бедных задницах. Приказы Блюхера не обсуждались, а тот ими не злоупотреблял. Но история с этим убийством не лезла ни в какие рамки.

- Так че, Блюхер? Нас все знают, мы не людоеды. С двух стволов Поноса, рублеными гвоздями. Пяти минут не прожил, кровища как из фонтана. Прикопали его там, могу показать место.

- Все как в те разы. Два ствола, дуплет, дикая кровопотеря, ему и Склиф не помог бы. Но, бля, почему Понос? Кому он нахрен помешал, придурок?

- Слышь, Блюхер. Он нас там всех перемолотить мог не напрягаясь. Просто патроны менял бы не спеша и стрелял. Мы, это, в шок маленько впали.

- Да если бы он подождал в кустах часик, вас бы, чмошников хоть за уши бери и к стенке приколачивай. Водяры сколько было? Литра три небось, а?

Сергеич мрачно кивнул. Прифартило им в тот день с водкой, ничего не скажешь.

Тут подал голос пришедший на стрелу вместе с шефом Вадик:

- А может за собак его? Он их кончил не меньше, чем водки выжрал. И в тот день сербернара у тетки из ошейника выдернул, та визжала как свинья недорезанная.

- Остальных тоже за собак? Глисту, Пал Семеныча, Талиба, Иполлита? Из всех них псину только вы, придурки, жрете. Блин, и на скинхедов не похоже, те совсем по другому работают. Фиг бы хоть один из вас ушел от той публики.

- Слышь, Блюхер, а ментов привлечь, не? Всем сообществом скинемся, лишь бы спать спокойно, как раньше. А то народ уже в другие города лыжи точит. Мы бы тоже уехали, но сам знаешь, схвачено все местными, трудно будет.

- Вот ты, Сергеич, вроде авторитетный бродяга, мозги еще не пропил, а такую дурь гонишь. Вот почему ты, именно ты на очко присел? Если бы кто то, с вашей троицы ему еще нужен был, сейчас рядом с Поносом лежал бы. Скажи не так?

- Сергеич мотнул седой гривой.

- Расслабьте булки ребята и валите в свой балаган. Ваш коллектив свою дань отдал. Другим теперь беречься надо. Не, ну точно маньячина какой то. Одно понять не могу, почему именно Понос? Придурок же безобидный. Я бы, например, Хоттаба грохнул.

Блюхер оскалил золотые зубы.

- В нем весу больше и вообще. Сам то, что скажешь? Ты, вроде, этого Поноса приволок в семью.

Хоттабыч нервно заерзал и натянуто улыбнулся.

- Понос не придурок. Отвечаю.

Воцарилась немая сцена, все уставились на говорившего.

- Обоснуй.

Это веско подал голос мощный, с бычьей шеей Сеня, правая и обычно молчаливая рука Блюхера, что - то вроде советника и личной охраны.

Сергеич достал из кармана газету и подал ее Сене. Газета была на английском языке.

- Он читал ее. Точно читал, мы видели, шевелил губами. Не обратили внимания, но когда хоронили, прошманали барахло его. И вот еще что.

В руку Сене лег миниатюрный пистолет Глок 26.

- У него сзади, за ремнем, в кобуре был.

- Ни хрена себе, вот вам и Понос. Который совсем не Понос. Это вы, все трое Поносы, ничему вас жизнь не учит. Хорошо хоть пушку не закрысили, ума хватило показать.

Блюхер выглядел таким ошарашенным, что если бы в ладонь Сене легла еще и ФСБешная корочка с фоткой покойного, он бы не удивился.

- Все, братва, разбежались. Вы трое – не теряйтесь. Надо обкумекать всю эту ботву.

Глава 3. Знакомьтесь, Тимоха.

Андрей Николаевич Тимошенко, он же Тимоха, к своему сорокалетнему рубежу, подошел бравым молодцем, с очень спортивной фигурой без капли лишнего веса, что вовсе не удивительно. Всю свою жизнь он посвятил спорту, точнее единоборствам. Начал с лыж и бокса, закончил тренером по техвондо у пацанов – малолеток. Обладал обостренном чувством справедливости, категорически не переносил понтов и высокомерия, но совсем не богатырская внешность и привычка себя не выпячивать, часто создавала у оппонента опасную иллюзию превосходства. Дело в том, что когда в споре окончательно заканчивались аргументы, иногда следовало самоуверенное предложение выйти на улицу и окончательно подвести итог дискуссии. А ведь были такие придурки, соглашались, и получалось очень обидно. Приходилось в корне пересматривать мнение не только на личные боевые качества, но и вообще на общий порядок вещей в этой жизни.

Не смотря на свои скромные 65кг. живого веса, сбить Тимоху с копыт нормальному человеку было практически не реально. Так же не реально закончить бой, в приемлемые для тяжеловеса 3-5 минут. Он уворачивался, ускользал, наносил много ударов по болевым точкам, просто растягивал удовольствие и смаковал соперника как конфету, пока оппонент не падал в изнеможении. Ради редких, но незабываемых минут триумфа, он готов был часами изнурять тело тренировками и биться в спаррингах сразу с двумя противниками. Самых, с его точки зрения, достойных, ожидала на финише обязательная лекция с перечислением их ошибок и обоснования заслуженной кары. Но, надо отдать должное, до подобного доходило редко, подобной чести удостаивались только наиболее достойные и упертые в своих заблуждениях экземпляры.

Репутацию Андрей Николаевич имел не плохую, никогда не пытался казаться лучше чем есть, обычно был весел, обожал юмор, беззлобные подколки, любил семью и домашний уют. Что, впрочем, никак не мешало гулять вправо и влево. И ничего не поделаешь, мимолетний блуд и любовь к семье, в его сознании не пересекались, они уживались вполне логично, в душе царила гармония. В качестве основного занятия успешно тренировал пацанов, авторитет имел не пререкаемый, самое отчаянное хулиганье ходило шелковым, но не разбегалось. Вредных привычек имелось минимум, и одной из них была страсть к публичным скандалам в духе базарных товарок, но крепко мешали спокойно жить две занозы.

Первая – это то, что наш герой принадлежал к пресловутому «адреналиновому» типу. Без драйва и риска Тимоха просто не мог существовать, дурная энергия просила выход. Отсюда регулярные скандалы с драками, и неуемное желание влезть везде, где просматривалась не справедливость и какое - то ущемление. Пофиг что, лишь бы ущемлялось. И вторая заноза – это бабло. Без нормального, реального бабла, наш герой чувствовал себя не совсем полноценным, ему начинало казаться, что он не совсем мужчина. Ну не нужен Лексус, или квартира шикарная, потребности совсем другие, бесила сама мысль, что какой дрищ себе это может позволить, а он, Тимоха, не в состоянии. Комплексов особенных на этот счет не испытывал, но возможности заработать не упускал и вот с подобного предложения началась вся история.

Глава 4. Звонок с Ростова.

Связался он по скайпу с одним из старых друзей, который последние двадцать лет проживал в Ростове. В отличии от Тимохи, тот был человеком степенным, со всех сторон положительным и совершенно его не раздражал. Лексусов не имел, на физическое превосходство не претендовал, в плане совращения чужих жен тоже отдавал пальму первенства. Проболтав часа полтора по скайпу со старым приятелем, Тимоха уяснил для себя две основные вещи. Первая – это надо срочно приехать в гости, ибо не гоже, и вторая – там есть какая то тема. Прозвучала заманчивая фраза про бумажки с мерзкими рожами американских президентов, которые можно было получить по итогам выполненной работы, сулящей кроме гешефтов, заряд адреналина на год вперед, как минимум . Кроме того, наступил долгожданный летний отпуск, а после Ростова можно прошвырнутся на море, отдых на котором он обожал. Была, еще одна причина, по которой хотелось навестить старого друга – тот заявил, что не далеко от него живет самая настоящая ведьма, чем заинтересовал Тимоху невероятно, тот даже продумал ряд контрольных вопросов, которые ей задаст. Смущала длинная скучная дорога в поезде, но через час после посадки его попыталась обсчитать проводница, и сразу вечер перестал быть томным. Подзапустил Якунин свое хозяйство, но ничего, наведем порядок. Двое суток – времени более чем достаточно.

Ростов встретил жарким солнцем и тем неповторимым южным ароматом, который неизбежно обрушивается на каждого северного жителя, стоит тому сойти с поезда. Давний товарищ Серега, встречал его прямо на перроне, провожала злющая проводница, попутчики по вагону крепко жали руку и с громким ржанием похлопывали по плечу. Как, интересно, за двое суток можно стать столь популярным? Проводница, вот только, выпадает как то из общей картины, с опухшим от слез лицом.

После обязательных объятий, приятели сели в машину и поехали к Сергею домой. Там шашлык, тосты, целование ручек супружнице, воспоминания, и, наконец, перешли к делу. Неосвоенные десять тысяч баков висели над разговором и мешали нормально расслабиться.

- Проблема у нас, братан. Кто то в городе бомжей мочит по беспределу.

Серега эту фразу сказал на выдохе, вымученно улыбаясь и отводя глаза в сторону.

- Да пусть мочит, воздух чище будет, ты там каким боком?

- У меня, в Ростове, пункт приемки цветмета и бомжи – главные поставщики. Извини, жить как то нужно.

- Да в курсе я, рассказывал ты об этом.

Тимохе было сильно не по себе от извиняющегося тона приятеля, он сам в подобном заработке ничего предосудительного не видел.

- В общем, сел я тут на одну тему очень реальную. Нарыли бродяги склад где то со времен войны, или помойку старую – не знаю. Знаю только, что цветмета этого – завались. Особенно гильзы от снарядов, грузовиками отгружали до недавнего времени, а тут прикинь, облом такой обидный. И самое противное, что пару этих гавриков прямо на месте добычи завалили. Сначала одного, только бомжей успокоили, через неделю там же второго гасят, и все – лавочка закрыта, никого туда больше палкой не загонишь.

Глава 5. Заманчивое предложение.

Картинка, по рассказам Сереги, получалась преинтересная. На этом цветмете, сидела целая цепочка, понесли убытки очень серьезные люди, те, что металл напрямую за рубеж отправляли. А львиная доля этого потока приходилась как раз на бомж - сообщество. И вот ведь засранцы какие смышленые, они тут же нечто вроде забастовки объявили, вообще перестали металл сдавать, вы, дескать, с нас лаве имеете хорошее, вот вопрос и решайте. А посторонним про их «Клондайки» ничего неизвестно, свой режим секретности. С голоду братва по любому не пухла, полно других источников жратвы и дешевого пойла.

Этот вопрос по всякому решать пытались, через ментов в первую очередь. Те, вроде, со всей душой, даже агентов к бродягам засылать пытались, но не тут- то было. Народ крайне не доверчивый, жизнью битый и ментовский дух за версту чуют. Да и не верят вообще никому. На разговор откровенный не вытащить, подозревать готовы каждого и друг друга. А видеокамер на свалке нету, мобил бомжики тоже не имеют – нет привычных источников информации. Можно, конечно, закрыть кого то в камеру и наизнанку вывернуть, наши органы это хорошо умеют, но знать бы кого хоть примерно. Ростов – город не маленький, с большими пригородами и бомжей тысячи.

В общем, перевелись в наше время настоящие сыскари напрочь. Разучились работать головой – все отслеживание электронное, да базы данных, а в той среде подобные методы катят только как вспомогательные. И что дальше? Дело стоять не может, было решено денежный приз объявить нелегально в 30 тыщ бакинских за любую конкретную наводку о злодее. И фиг вам. Не сработало. Или пурга несусветная или просто тишина. Тогда мафиозная верхушка лбы почесала и решила вручить 10 тысяч тому, кто хотя бы пару недель прожить умудрится, в структуру влившись не расколовшись. За добытую инфу – базар отдельный. Тут все логично и щедрость боссов вполне объяснима. Всего один день простоя приносил гораздо большие убытки, а стояли уже больше месяца. Всякие воровливые мужички и подростки, конечно, металл тащили, но до объемов бомжей им было ох как далеко.

На лисьей морде Тимохи просматривалась крайняя заинтересованность, дело ему определенно нравилось и сулило немалый драйв и креатифф.

- Так значит ты старого кореша решил в помойку засунуть? И чем это я заслужил подобное уважение, что ты меня через всю страну дернул?

- Так это, ты не мент, здорово перевоплощаться умеешь, помнишь в спектакле бабу сыграл, графиню? Всем понравилось, очень натурально – настоящая баба. Только чулки надо было черные одеть, а то ноги волосатые картину портили. Я братве сразу сказал – сыграет очень натурально если что, хоть бабу, хоть пидора.

Не, с чувством юмора у старого друга по - прежнему все в порядке, значит не совсем потерян для общества.

- Метлууу пристегни! Какой еще пидор, жопошники это вы все тут. Скажи своим барбосам – Тойота Камри с полным фаршем. Нолевая! Я этого Чикатилу вычислю.

- Да легко. Если еще и вычислишь – можешь больше просить. А десятку тебе авансом, перед нырком отслюнявят.

Серега лыбился как довольный жирный кот. Он хорошо знал другана и не сомневался, что подобная авантюра придется тому по сердцу. Тем более, что без гарантий результата и обязательств. Тут покруче ребята сломали зубы, очередной облом особо не удивит никого.

- Расклад давай, полный и подробный. И бабло в сейф, чтоб я видел.

Глава 6. Расклады и консультации.

Далее была хорошая мужская пьянка. Ели шашлык, пили вино из пузатой бутыли, которое неожиданно кончилось, на столе появился коньяк. Тимоха рвался, немедля к ведьме, чтоб задать ряд вопросов, но узнав, что даме за 60, мигом остыл и потерял интерес. Все закончилось мирно – просмотром старых фоток и обсуждением ушедших преждевременно друзей, тут ничего не поделать, не все пережили девяностые. Гость, пообщавшись по скайпу поздно вечером с супругой, которую очень ценил и уважал, прежде всего за терпение, отправился спать, хозяин, прибрав слегка со стола, тоже отрубился.

Первичный расклад давал мент, в чине майора, на удивление грамотный и обстоятельный. Сидели в уютной кафешке на левом берегу Дона, на столе был только кофе, собеседник смышленый и на каждый вопрос давал четкий ответ. Картинка рисовалась следующая. Смерть бомжа, это явление, в общем то, рядовое и ничем не примечательное. Мрут они пачками, так же массово пополняются, и расследовать их убийства давно уже в голову никому не приходит. Но тут случай особенный и выходящий за общие рамки. Бомжей и раньше резали ножами, забивали арматурой, травили как бешеных собак, иногда стреляли, но все убийства имели разный почерк, разных исполнителей и причины тоже были разные. Чаще всего внутренние разборки или пьяные заскоки. Иногда появлялись банды скинов, которые решили чистить город или просто одиночные маньяки и садисты. Но все это было знакомо, привычно, объяснимо и понятно абсолютно всем – ментам, мафии, делающей свои гешефты на бомж - движе и, что самое главное, - самим бродягам. Но последние события не лезли ни в какие ворота. На лицо была серия, причем серия какая то очень избирательная. Всегда убитым был один человек, причем убит одним выстрелом с очень близкого расстояния и обычно это был дуплет с обреза 12 калибра. Менты проводили тщательную экспертизу трупов, и оказалось, что в качестве заряда всегда использовались рубленные на гильотине гвозди. Это не давало не единого шанса выжить жертве, даже если бы рядом стоял автомобиль с реанимационной аппаратурой. Остановить такую мощную кровопотерю вообще малореально.

Самое простое объяснение – это маньяк, который подбирает жертвы по каким то своим, очень сложным критериям и, казалось бы, что такая версия должна устроить всех, но самые прожженные из бомжей подобный вариант, отмели сразу. Были точно уверены, что это какая -то разборка, а они просто под раздачей. И менты, вернее самая думающая их часть, все сопоставив – согласилась.

Первые сомнения заронили психологи. Двое не зависимых и не заинтересованных умников, тему с маньяком отмели напрочь. Ничего не подходило под маньячную версию – ни интервалы между убийствами, ни почерк – ничего. Похоже больше на публичную казнь или месть – тут мнения разделились, но что действовал человек в здравом уме и памяти – соглашались все. Срочно провели новую экспертизу трупов под другим углом. Интересовало в первую очередь не характер ранений и следы, а личность убитых и тут ждало не мало сюрпризов. Ни на одного, ни в одной базе не было отпечатков пальцев, а для бомжей со стажем это явление редкое, рано или поздно все попадают. Ни у кого не было татуировок, два трупа проходили лечение в дорогих стоматологических клиниках за границей. Один из убитых, максимум полтора года назад был прооперирован на сердце - коронарное шунтирование. И, наконец, состояние внутренних органов было слишком хорошим для бомжей.

Сюрпризы на этом не кончались, оказывается в деле нарисовалась третья сила. В определенный момент к этому майору подошел человек, сверкнул ФСБшной корой и предложил любую не формальную помощь от их конторы, в обмен на информацию, по этому странному и необычному делу. А по какому делу, спрашивается? Кто его открывал? Обилие фактов захлеснули Тимоху, он попросил тайм аут. Майор тут же заторопился, и они остались с Серегой вдвоем за столиком.

Глава 7. Сеня, зам Блюхера.

- Может ну его нафиг, братан? С темы еще не поздно съехать.

- Хочешь – съеду, не вопрос, но Тойота – Камри с тебя по любому, за язык никто не тянул. На ней и к морю двину. А ты тут сиди на жопе, я ж понимаю – страшно.

Серега от такой заявы взвился на стуле, шпиля попала в цель.

- Ну ты рожа беспредельная! Ладно, не ной потом только. Щас посидим, еще один перец подтянется, он бомжацкие расклады хорошо знает, его послушать так же не мешало.

Сергей отзвонился и приятели, поняв, что сидеть еще долго заказали горячее. Обедали, молча, сосредоточенно, только иногда перекидываясь фразами и наконец, подкатил мрачный коренастый тип, представился Сеней и сказал что он от Блюхера.

- Че за Блюхер?

Спросил Тимоха заинтересованно.

- Гы… Твой шеф будущий. Король всех помоек.

Сеня придавил Серегу тяжелым взглядом, тот поперхнулся. Мотнул головой в сторону Тимохи и выдал:

- Его расколют. Влет и сразу, даже если половину зубов выбить и в говне вывозить.

- Так объясни в чем дело, за тем и позвали тебя сюда.

Сказал Серега, явно уязвленный подобной оценкой его креатуры.

- Вид не чмошный, держится нагло, внутри не сломлен, такие там не ходят. Поймите, свалка и подвалы – это край. Когда вообще уже некуда. Туда денег заработать не идут, внизу только те, кому выжить любой ценой. Менты своих наседок камерных посылали и тех раскололи, не одна семья не приняла, так по одиночке и шастали пока не надоело.

- Меня примут, спорим?

Тимоха явно начинал закусывать удила.

- Да ты уже поспорил, вроде, давай теперь, делом доказывай.

- Вот че ты сюда пришел, скажи? Думали, информацию дашь, посоветуешь что то, а ты только тоску наводишь вместо помощи.

- Ты думаешь, что можно вот так, запросто, как журналист, по свалкам и подвалам шастать и вопросы задавать? Да тебе даже время сколько не скажут, а скорей всего никого и не увидишь – попрячутся. Или дурака включат, это они очень хорошо умеют. Пойлом их не подкупишь, у них этого добра и так завались. Пойми ты наконец, в розыске там перцы присутствуют за тяжкие, они от своей тени шарахаются. Я сразу сказал Блюхеру, что не выйдет ни хрена.

При этом покосился на Серегу.

- Но если что интересно, спрашивай, отвечу.

И началась игра в вопросы – ответы. Дотошного и въедливого Тимоху интересовало абсолютно все. Какие семьи, где обитают, кто с кем враждует, особенно интересны были коллективы, пережившие нападение. Постепенно разговор замкнулся вокруг тройки Сергеича, еще не давно бывшей четверкой. Обитали они на прежнем месте, место было очень хорошим, спокойным и не далеко от точек кормления. Уходить оттуда им запретил неведомый Блюхер, так как убиенный Понос был наиболее загадочным, и они могли понадобиться.

Зависла длинная пауза, Тимоха размышлял, переваривая информацию.

- Вы ментовский шухер по району, где эта троица кормится, устроить можете? Ну так чтоб все машины тормозят, проверка документов, багажников?

- Да легко, надо – сделаем, давно менты террористов не ловили.

Блюхер посматривал с легкой иронией, что Тимоху невероятно бесило и мешало сосредоточится.

- Еще мне нужна будет волына не паленая – Макаров.

Сеня с Сергеем переглянулись, и Серега кивнул головой.

- И вот что еще. Надо будет дня через три наезд устроить на эту троицу. Пофиг кто и пофиг из за чего. Смотрят там не правильно, ходят не ровно, в помойках ковыряются плохо. Это обязательно, чтоб было натурально и важней чем волына и ментовская операция.

Сеня крепко задумался и очень неуверенно кивнул головой.

- Есть одна бригада беспокойная – 5 рыл, они с год назад пытались баки у Хоттаба отжать по беспределу, даже по башке настучали. Но Сергеич помойник более авторитетный, начал толпу собирать и стрелу забивать этим, могло мочивом закончиться. Мы тему тогда в его пользу разрулили. Можно сказать им сейчас, что Сергеич офоршмачился и поэтому если хотят, могут баки себе отвоевывать, мы больше не встрянем. Типа наказание, что мокряк допустили.

- То что надо! Соображаешь!

Тимоха счастливо крутанулся на стуле, Сеня заулыбался.

- Смотри, та пятерка не подарок. Как бы в землю тебя не вколотили и мстительные.

- Не твоя забота! Если хочешь проверить, как я в землю вколачиваюсь, можно прямо щас! Разрешаю нож или дубинку взять.

Рожа Сени расплылась от уха до уха.

- Слышь, иди ко мне работать, а? Лаве иметь нормально будешь, отвечаю!

- У меня есть работа. Интеллигентная, педагог я, понял?

На том и расстались, Сеня уходил в явно приподнятом настроении, а Тимоха злобно смотрел ему в след и играл кадыком.

- Расслабься, брателло!

Серега хлопнул его по плечу и потащил к выходу.

Глава 8. Знакомство с бомжами.

После убийства Поноса, оставшаяся тройка совсем приуныла, ночью спать было страшно, Вадик даже поймал и прикормил двух мелких собаченок, хоть предупредят если что. Можно было, в принципе, держать целую стаю, жратвы хватило бы летом, ну а зимой можно и на шашлык пустить. Иногда очень даже выручает и скрытно подойти к балагану было просто не возможно. Но настроение у компании испортилось напрочь, тем более, что состав почти сократился еще на человека. Работящий Вадик не выдержал напряжения и впрягся в какую то шабашку, где командовал тремя узбеками. Появлялся редко и обязательно с бухлом. Сергеич вдвоем с Хаттабом друг другу начали надоедать и похоже что пора было разбегаться. Или брать в семью пару новых человек и желательно с не совсем спившейся бабой.

Вот насколько хорошо прошел день убийства, настолько же паскудно начался этот. Привычно подойдя к подшефному магазину, Сергеич сразу почуял не ладное. Дороги были плотно обложены ментами, тормозили и шмонали все подряд машины. И что Сергеичу совсем не понравилось, что некотрых пассажиров с этих тачек сгружали и пересаживали в воронки. Это видно тех, кто без документов, а документов у него не было уже лет десять. Провести день в обезьяннике никак не улыбалось, и он потихоньку двинул назад. Как только покинул городскую черту, и вышел на финишную прямую к своей хибаре, облегченный вздох резко прервал мощный удар между лопаток в спину. Бомж с треском улетел в ближайшие кусты кубарем. Внутри все ухнуло и оборвалось. Перед ним стоял мужик с безумным взглядом, дуло пистолета смотрело бомжу прямо между глаз.

- Где твое логово? Веди, сука.

Радость, что его не грохнут немедленно, захлестнула Сергеича.

- Тут, рядом, у речки, бомж кивнул головой вперед по тропинке.

- Идешь вперед, я сзади, попробуешь бежать – стреляю в жопу.

Он бойко затрусил в сторону балагана, тренированный насыщенной жизнью мозг прокачивал ситуацию. Первой мыслью было то, что это как то связано со смертью Поноса, но чуть успокоившись, он вспомнил про шмон на дорогах и это совпадение с направленным на него стволом очень не понравилось. Не иначе по душу этого безумного мужика менты роют. От этой мысли противно засосало под ложечкой и стало совсем кисло, насчет своей судьбы Сергеич особых иллюзий не строил ясно понимая, что стал опасным свидетелем и никто пропавшего бомжа искать не будет. Захотелось выть и скулить и почему то упасть на колени. Оставалась, правда, слабая надежда, что сумеет убедить идущего сзади человека в своей лояльности и умении держать язык за зубами.

При подходе к балагану собачонки взлаяли, но узнав своего замолчали. Хоттабыч еще никуда не ходил, дрых безмятежно, сейчас ему сюрприз будет. Однако, лай собак Хаттаба разбудил, он высунул опухшую бородатую рожу на белый свет и немедленно сильная незнакомая рука сграбастала за волосы, и бомж пулей вылетел наружу. Там увидел мужика с пушкой, белого как мел Сергеича и понял, что лучше не трепыхаться, они «приплыли». Незнакомец, тем временем, деловито осмотрел захваченную территорию, в балагане было три спальных места.

- Где третий?

Сергеич с Хоттабычем переглянулись.

- Я вам щас ноги прострелю, мухоморы.

- Нету третьего, на шабашке. Появляется редко.

Опытный взгляд бомжей сверлил фигуру гостя как рентгеном. Невысокий, очень жилистый, одет в синий форменный костюм, на спине которого была надпись «Донэнерго». Точно что то натворил и от ментов ныкается. Слова незнакомца подтвердили предположения окончательно.

- Значит так, братва. Мне, в вашем гадюшнике, надо дня три перекантоваться, не больше. В город нельзя – там видеокамеры на каждом углу. Бухло и жрачка с меня, деньги есть. Правильно вести себя будете, деньжат еще оставлю после ухода. Типа приз.

Напряжение резко спало, бомжи облегченно выдохнули.

- Да живи, конечно. Матрас есть, все равно Вадика нету, вот только в магазин бы сбегать.

Хоттаб сразу брал быка за рога, Тимоха понял все правильно и полез в карман.

- Ты, борода, одень рюкзак, сходи в магазин и купи всего, что надо дня на три. Он, Тимоха показал на Сергеича, типа заложник. Смотри, если менты полезут, сначала его валю, потом на прорыв пойду.

- Да все путем будет, ты что? Мы от ментов сами бегаем.

- Тогда вот деньги и туалетной бумаги не забудь рулон. И смотри, не долго. А то я нервничать начну.

Глава 9. Проваленный конец хорошего спектакля.

Рюкзак – неотъемлемая часть тела бомжа, как впрочем, и палочка. Время от времени, судьба отсыпает им непредсказуемое количество каких то ништяков, которые нужно, куда то тарить. Палочка – это другое дело, это как продолжение руки. Ей, в любой момент, можно порыться в урне или мусорном баке, перевернуть, не нагибаясь, интересный предмет на земле, и также, она не заменима при нападении агрессивных собаченок и крупных дворняг. Из всей своей коллекции рюкзаков, Хоттабыч взял самый объемный, тут сработал хватательный инстинкт, выработанный за годы бездомной жизни.

Тимоха с Сергеичем сидели друг напротив друга и занимались взаимным изучением.

- Вшей тут у вас хоть нету?

- Не, какие вши – природа и воды много. Стираемся. Муравьи вот только.

- Давно по свалкам?

- Оно тебе надо? Я ж не спрашиваю, как ты тут с пушкой оказался.

- Тоже верно. Меньше знаешь – дольше живешь. А что ты, насчет меня, скажешь, если сюда кто в гости, на огонек завернет? Я имею ввиду ваших.

- Брат с Севера приехал, деньжат заработать, и к морю на новой тачке!

Тимоху продрал мороз до самых пяток, он потерял дар речи, а Сергеич лыбился, показав осколки гнилых зубов.

- Да ничего не скажу, не задают тут вопросов. Раз сидит человек, значит так надо, говори зачем пришел и вали нахрен, нечего вынюхивать, так принято.

Тимоха тем временем, незаметно, специальным дыхательным упражнением приводил пульс в норму. Ощущение было, как будто мощным хуком в челюсть, усадили на задницу, на пол ринга. Но тут, очень кстати, собаки коротко взлаяли, явился тяжело пыхтящий гонец с набитым рюкзаком. За милой беседой с Сергеичем, незаметно прошло часа полтора.

- Пять пузырей не мало? Я просто упереть больше не мог, жрачки много и сдачи еще три штуки осталось.

- Конечно мало, тащи еще пять, будем с вас стресс снимать. И кофе банку захвати с сахаром, растворимого, но самого дорогого.

Дважды Хоттабыча упрашивать не пришлось. Наскоро перекурив и опорожнив рюкзак, он рванул за водярой. Сергеич преобразился. Он деловито перебирал продукты, пихал водку в речку и явно был настроен весьма позитивно. Предвкушение хорошего, душевного вечера, выгнало из него все страхи. И несомненно начал срабатывать эффект «отпустило», на что очень надеялся Тимоха, планируя всю операцию. Не зря он изначально нагонял жути на бомжей. Бомжи со стажем – народ очень осторожный и недоверчивый, иначе бы не выжить и никакого стажа бы не было, но осторожность эта выражается в том, что посторонних людей они к себе близко не подпускают, и с кем попало разговаривать, а тем более пить, не станут. Тимоха этот барьер сломал силой, он не пытался к ним втереться или подружиться, он к ним именно вломился, и кажется, у него получилось. А дальше – дело техники, алкоголизм никуда не денешь и контролируют себя эти ребята, примерно до полбутылки выпитых.

Перед началом пьянки, он разыграл хорошо продуманный спектакль. На глазах у бомжей, вытащил из кармана мобилу и начал тыкать в клавиатуру. Сергеич замахал руками, собираясь что то сказать и Тимоха был приятно удивлен заботой, похоже, он в коллектив вливается. Теперь важно не накосячить.

- Успокойся, мобила левая. И три симки запасных тоже чистых. Я про эти ментовские фокусы в курсе. Натыкав на клаве какой то номер, но не нажав кнопку вызова, он начал диалог с не существующим собеседником.

- Да, привет, я. Жив пока. Слышь, я тут в одном балагане зависаю, забери меня на машине, когда угомониться все. Ну дня три может, пробей там по своим каналам. Да, не один. Двое ребят тут, один Сергеич, другой Хоттабыч. Не, не пидоры, не похоже. Он заржал воображаемому собеседнику. Слушай, как проехать……..

Вот так вот. Теперь ребята десять раз подумают, прежде чем какую то гадость замыслить. Здорово он придумал, учитесь люди.

- Тут вообще - то связи нет, не берут мобилы, яма. Мы, чтоб позвонить, воон на тот бугор бегаем. Но ты не боись, парень, не тронем мы тебя. Нафиг нам это не надо, лишь бы нас не обидели. И тут грянул хохот Хоттаба, до того только сейчас дошел смысл Тимохиного спектакля.

Глава 10. Выпить, закусить, подружиться.

Вот если бы была такая возможность провалиться под землю, Тимоха провалился бы не задумываясь. У всех в жизни бывали постыдные ситуации. Последний момент, примерно равный по степени позора, был несколько лет назад и который наш боец – каратист тщательно скрывал ото всех и сам старался забыть. Дело в том, что как- то раз, на ринге, его победила женщина, причем в абсолютно честном бою. На его счастье, сей наипозорнейший поединок произошел в приватной обстановке и не получил широкой огласки.

- Ладно, братва, проехали, наливаем. Ну ты, Сергеич, силен! Уел, признаю. Но и вы поймите, хрен вас знает, что у вас в бошках. Кстати, я тут случайно наступил на один холмик и цветочки на нем вялые уже сильно, там не могилка случаем?

Это уже уели Сергеича. В глазах у обоих бомжей метнулся дикий страх и они переглянулись.

- Да, поначалу нас четверо тут жило.

- Да понял я, Сергеич. Матрас четвертый свернутый в балагане, сапоги валяются, вам обоим малы явно, могилка еще эта. Но ты не парься, если захотите – расскажите, мне чужих секретов не надо, дай Бог свои вынести.

Есть контакт. Сейчас уже Сергеич получил дерьма на свои седины, оба напарника помрачнели, настроение явно испортилось. Сергеич прошел к реке, взял бутылку водки, разлил по стаканам и все молча выпили после сверхкороткого тоста.

- Ну, земля пухом.

Тимоха только пригубил, эта парочка даже ухом не повела. Все начали жадно есть, временами опрокидывая водку в желудок. Понемногу завязался не принужденный разговор. Хоттабыч спокойно, без всяких эмоций, рассказывал, как лет пятнадцать назад его супружница выписала его из материнской квартиры, пока он был на заработках. Удалось ей это благодаря новому хахалю – участковому. Он пытался было качать права, но был задержан нарядом и отделан дубинами так жестоко, что провалялся месяц в больнице. По выходу ему предложили оплаченную на год вперед комнату в коммуналке или лет пять строгого, статья на выбор. Через полгода оказался в подвале, мент обманул и с комнатой. Сергеич свою историю рассказывать не стал, да и на рассказ напарника никак не реагировал, видно было, что слышал уже не раз.

Вечер шел по накатанной, народ напивался, и Тимоха искал случая повернуть разговор в нужном направлении. Бомжи совсем не таились и не заметно было, что осторожничали, наверно уже успели надоесть друг другу и рады были новому человеку.

- Как у вас здесь вообще, спокойно?

- Нифига не спокойно, ты пушку не прячь далеко.

- Да кому нужны вы, черти голожопые, с вас брать нечего, даже бить неинтересно.

- Да вот понабились, могилку видел?

Рассказывать про убийство Поноса принялись взахлеб, перебивая и дополняя друг друга.

От Тимохи исходила хорошо угадываемая сила, этот человек пустит в ход оружие не задумываясь и в силу последних событий, измученные стрессом бомжи потянулись к нему, как напуганные дети льнут к взрослому. Трезвые еще как то держались в рамках, но алкоголь сорвал тормоза. Да и в своем котле вариться было уже не выносимо.

Общая картинка убийств начала смутно вырисовываться. Первой жертвой, пал бомж, прозванный за высокий рост и худобу «Глистой». В компании четверых дружбанов он зависал на одной, еще не пропитой хозяином, квартире. Глиста отправился в магазин за добавкой, и только открыл дверь квартиры – получил заряд гвоздей в грудь. Тогда никто ничего не понял и подумали, что это чья - то месть за грехи в прошлой жизни, еще до бомжевания. Такие истории иногда случались. Но через три дня, подобным способом, был убит скромный и малозаметный бродяжка Пал Семеныч. Он получил свою долю железа, когда возвращался с города домой, на свалку, где пытался продать найденный в мусоре исправный сотовый телефон.

Талиб получил прозвище за наличие шикарной ассирийской бороды. Он принадлежал к семье городских бомжей, в тот день никуда не ходил и лежал на своей лежке в подвале дома. Была высокая температура и он не пошел со всеми на промысел, выстрел гвоздями ему пришелся прямо в лицо, очевидно, спящему. Бомж сообщество заволновалось, а когда убили четвертого по счету, Иполлита, начало понемногу впадать в истерику. Иполлит был мужик весьма крепкий, раньше уделял внимание спорту, и его ликвидация прошла не столь гладко, киллер впервые промахнулся. Все произошло возле строительной бытовки, где он зависал с двумя работягами – шабашниками, которые отличались от бомжей, разве что наличием документов.

Злодей его подкараулил, когда тот вышел справить малую нужду. Иполлит встал лицом к окну бытовки и приготовился опрожнить мочевой, как увидел отражение в стекле человека, поднимающего обрез. Он сразу упал на землю, инстинкт сработал, заряд улетел через стекло окна в вагончик. А обрез – это не пистолет, его еще перезарядить надо, а убийца стрелял, как обычно, дуплетом. Иполлит вскочил, бросился в бытовку, захлопнул дверь и привалил ее деревянным топчаном. Но это его не спасло, злодей поджег вагончик. Вооруженные топорами и молотками собутыльники вывалились наружу, и тут заряд гвоздей попал точно в цель. Было бы логично убрать свидетелей, но больше не пострадал никто. Но убивца, наконец, увидели и потом смогли описать, правда, это мало что дало.

Средний рост, темная одежда, на лице маска, как у спецназовца. Когда все вылетали на улицу, стоял метрах в пятнадцати, но как только последним выкатился Иполлит – молниеносно сократил дистанцию, хладнокровно отстрелялся и так же быстро исчез. Потом, аналогичным образом, были расстреляны еще трое. Но про этих, наши бомжи ничего сказать не могли, так как они работали на тех самых латунных гильзах и этого места не знал точно никто. Вот как только убийца нашел его? Например, Сергеич с Хоттабом даже не представляли, где это. Это с их - то стажем бомжевания. И последний убитый, наиболее загадочный – Понос. По мнению напарников, он производил впечатление полного лоха, даже ненормального. Постоянно погружен в себя, вечно один, если громче наорать или наехать – мог впасть в ступор. Но некотрые моменты не вписывались в картину, на них обратили внимание только после его смерти.

Например, он ловко добывал собак. Самых крупных злобных и ничего не боялся при этом. А еще явно шарил в компах. Сергеич срезал ноутбук, с открытой машины, так Понос целый вечер смотрел и очень бойко гонял пальцами по клавишам. И когда ноут, на следующий день загнали старшеклассникам у школы, явно сожалел. А пушка за поясом – это вообще ни в какие рамки. Так, за милой беседой прошел вечер, за ним еще день и еще вечер. Тимоха намеренно не ослаблял градус пьянки и понемногу выворачивал этих ребят на изнанку. Потом кончилась жратва и в магазин, с рюкзаком, пришлось идти ему. Там, в зоне действия, он отзвонился Сереге и тот сообщил очень интересную информацию. Оказывается, бомжей молотили с двух разных стволов. В половине случаев обрез был вертикалки, в другой половине работала добрая, классическая горизонталка. Это судебные медики провели дополнительную экспертизу, за дополнительную же мзду. Очень занятно, может два разных человека?

Двигаясь обратно, с полным рюкзаком, он издали услышал истошный лай собаченок. На бомж базе явно были посторонние.

Глава 11. Воспитание хороших манер.

Если это было то, о чем Тимоха сразу подумал, надо было поторопиться, в том спектакле, что разворачивался возле балагана, не хватало главного артиста – его. Кроме того, сценарий не предполагал серьезных увечий участникам представления, а они могли запросто возникнуть, если пустить ситуацию на самотек. Спрятав тяжелый рюкзак, он припустил бегом, досылая на ходу патрон в патронник Макарова. С одной стороны к балагану, довольно близко примыкали кусты, поэтому пришлось дать лишний крюк по местности, дабы возникнуть в самой гуще событий, внезапно, как и положено герою – терминатору.

- Все, Сергеич, проссал ты свой авторитет! Ты теперь офоршмаченый, а щас мы тебя еще и зашкварим. Это чтоб вообще никогда не поднялся и знай, больше никто за вас, не впишется. Лучше в другой город валите все трое, пока тепло. Да, а где третий?

Картинка открылась очень живописная и сразу, как то, понятная. В луже крови хрюкал и перекатывался Хоттаб, его бойко окучивали пинками по ребрам два худосочных бомжонка. Сергеич сидел на земле, привалившись спиной к стенке балагана. Он пытался прикрыть лицо руками, но делал это очень неумело, так как не представлял, что такое боксерская глухая защита. Лицо было синим, в крови, и кажется, сломан нос. Над всем этим действом наблюдал здоровенный жирный хлопец, явно за 100 кг. весом, держащий в руке самую настоящую бейсбольную биту. А допрос Сергеича вел коренастый парень лет тридцати пяти на вид, в довольно приличном спортивном костюме и это был безусловный лидер. Но выстегивать первым, надо было здорового, тот и череп случайно мог проломить своей колотушкой, если махать начнет.

Удар двумя ногами в лицо в прыжке, не имеет абсолютно никакого боевого смысла, хотя бы средне подготовленный боец легко избежит его, просто сделав шаг в сторону. Но, совсем другое дело, когда стоит такая сырая самоуверенная туша, к тому же ничего не ожидающая и полупьяная. Эффект был потрясающим. Тимоха вылетел из кустов, как 88мм. снаряд из пушки «Тигра», и влепил подошвы кроссовок точно в небритую толстую рожу. Раздался смачный чавкающий звук, во все стороны полетела кровища вперемешку с соплями. Детинушка, потеряв биту, упал навзничь, попытался встать и тут Тимоха сломал ему челюсть. Он просто наносил мощный боковой удар ногой, в корпус и увидев поднимающуюся бошку, чуть скорректировал траекторию. Туша завизжала от дикой внезапной боли. Низкий такой горловой визг со всхлипыванием.

Двое дрищей, пинавших беззащитного Хоттаба, ломанули в кусты, не оборачиваясь и не задумываясь. Тип в спортивном костюме стоял с отвислой челюстью, он вообще не понял, что сейчас произошло. Тимоха с наслаждением засадил ему, с оттяжкой, по яйцам, даже не маскируя удар. Тот с воплем сложился пополам, второй пинок, снизу в лицо, откинул на лопатки. Веревки никакой, как назло не было, пришлось пленного связать найденным куском проволоки. Жирный его напарник, пытался уползти прочь на карачках, но отвесив хорошего пинка в бок, Тимоха связал и его. Ну теперь, можно смело начинать допрос, для начала осмотрев раненых.

- Эй, че за беспредел, обоснуй! Мы их за дело наказали, у нас с людьми все согласовано.

Поверженный главарь наивно пытался сохранить остатки авторитета.

- Люди с петухами базар не ведут, успокойся.

- Я не петух, че ты гонишь?

- Ну так будешь через полчаса, какая разница, потерпи, не долго осталось. Кто Сергеича обещал зашкварить, тоже люди добро дали? Так что все по понятиям, будешь за беспредел наказан.

- Э, брателла, ну нафига? Давай без этих краев добазаримся, мы же не на малолетке.

- Да не брат ты мне ни сколько, накосячил, лежи спокойно и жди приговора.

Связанный попытался еще чего - то бубнить, Тимоха подошел и деловито расколотил ему, двумя ударами, нос и губы. Пусть кровью зальется, вкус почувствует, очень сильно парализует волю. А рожа у жирного начала стремительно опухать и синеть с одного бока, лежал он молча. Не смотря на ужасный вид, Хоттаб отделался без увечий. Явное сотрясенье мозга, бомжа рвало и сильно рассечено лицо, видно первые удары были битой, от этого столько крови. Бровь была разрублена до кости, надо зашивать.

- Иголка есть с ниткой капроновой?

- Да, есть, в балагане.

- Боль терпеть сможешь? А то в больничку придется, там укол сделают, заморозку.

- Шей тут, потерплю, не надо больничек.

Осмотр Сергеича, кроме кучи синяков и перелома носа, никаких особых травм не выявил. Но перелом был хороший, без смещения, и он занимался тем, что осторожно отмывал лицо в речке.

Вот хорошо, что водяра есть! Тимоха замочил в ней нитки, иголку, промыл рану Хоттаба и заодно всю харю, свел края раны вместе и начал зашивать. Сергеич, в это время, из всех сил держал его руками за голову, чтоб тот не дергался. Тут главное все очень быстро делать. Боль терпеть мужик может довольно сильную, но не может терпеть долго, поэтому, пусть будет очень больно, но быстро. Бровь зашилась на четыре стежка. Тимоха даже концы ниток оплавил зажигалкой, Хоттаб хоть с воем, но выдержал. И в конце операции, рану обильно смазали вонючей мазью Вишневского, которая тоже нашлась у запасливых бомжей, нашелся даже лейкопластырь. Теперь надо было что то решать с пленниками и Тимоха к ним решительно двинул. Молча подойдя к связанному главарю, он сдернул с него штаны и попытался намазать задницу мазью. Поняв, что с ним собираются проделать, пленник утробно взвыл в голос и забился в конвульсиях.

- Все, падла, последние минуты быть тебе мужиком. Потом, на хате, миска с дыркой и место у параши.

- Не нааадо, умоляю!

Несчастный уже рыдал навзрыд и в голос.

- Смотри, шакал, я могу отсрочить это действие, но только на время. Отработать согласен?

- Дааа!

- Самое первое, завтра сюда двадцать штук подгонишь, понял? Ты за беспредел оштрафован.

В ответ яростное мотание головой, выражающее полное согласие.

- Второе, прежде чем в следующий раз в подобный блудняк впороться, лично сюда придешь и со мной согласуешь, ясно? Снова согласное мотание.

- И последнее. Че тут за стрелок такой борзый? Бродяг валит, а это не порядок. Всю инфу, что за него нароешь – сюда в клюве. А щас вали отсель, и жирного отведи в больничку, само у него не заживет, понял?

Глава 12. Прогон – осколок девяностых.

Тимоха обоих развязал, и они спешно удалились. Дальше возможны два сценария развития событий. Первый – бежит жаловаться Сене, там его жестко обломят и он смирится, это будет для Тимохи как подтверждение его полномочий. И второй – свалят в другой город всей шоблой, от греха подальше. Но должно сработать любопытство. Что за сила такая еще появилась на свалке? А под силу подобная публика прогибаться привыкла.

Сергеич коротко описал суть дела. Командира этой гоп команды величали Саня Пробой и был он личностью криминально – примечательной и, в некотром смысле, неугомонной. Начинал свою карьеру в самом начале девяностых, в одной из наиболее дерзких бандитских бригад Ростова, в должности «звеньевой», т.е. командовал звеном из пяти оболдуев на двух драных иномарках. Носил он тогда, зимой и летом, спортивный костюм фирмы «Адидас», кроссовки «Пума», на шее была цепура толщиной в палец, а отдыхал сей организм исключительно в Турции, не менее двух раз в год. Все тогда у братвы было ровно, никто ни с кем не воевал, а стрелки между бригадами начинались с рукопожатий и заканчивались совместными посиделками в кабаке.

Но судьба злодейка устроила Пробою искушение, которого он избежать, разумеется не смог, так как душенку имел жадную и мелочную. Узнал случайно, что один подконтрольный бригаде барыга, вознамерился в США свалить на пмж. Претензий к торгашу у братвы не было, «на грев зоне» отстегивал стабильно, и в принципе, мог ехать свободно. Но Пробой решил содрать с него «отступные», вроде как, по понятиям. Наехал на мужика нагло и жестко, и тряся китайским ТТ перед носом, забрал документы с билетами на самолет. Чтоб получить все обратно и свалить, барыга отстегнул Пробою 25 000 баксов. Торгаш улетел в свой Бруклин, деньги приятно грели карман, никто про эту реквизицию не знал, и возникло искушение, эти деньги скрысить от братвы, что он и сделал, гордясь в душе блестяще провернутой операцией.

Гордился он, примерно, месяц – история неожиданно выскочила, чертов барыга, неожиданно, вернулся в Ростов, чтоб забрать в штаты тещу и заодно продать ее квартиру. Тут он пересекся с бандитскими главарями, они задали много вопросов по переезду и как бы в Штатах половчее натурализоваться. Как ни крути, а учитывая специфику профессии, необходимость может возникнуть в любой момент и даже ночью. Тот в ответ начал жаловаться и гундосить, что его незаслуженно обидели и ободрали. По итогам разговора, предприимчивый Пробой был выдернут с постели в три часа ночи и привезен на пустынный берег Дона в багажнике БМВухи. Там он абсолютно честно и искренне признался, причем настолько искренне, что упал на колени и пообещал завтра же вернуть вдвое большую сумму. Очень полезно для остальной банды, было бы демонстративно вальнуть его, причем экзекуцию поручить его бывшей пятерке. Но не смотря на всю привлекательность, такое решение было не целесообразным экономически, и Пробой пережил эту страшную ночь. В течении ближайшей недели, у него забрали всю наличность, машину, заставили продать квартиру. Последним шагом было оформление на его имя крупного кредита в банке, после чего у отверженного забрали паспорт и вообще все документы, дабы вертеть по ним всякие грязные дела. Вот так смыла братва Пробоя, как говно в унитаз.

В тот же день, Саня оказался на свалке в компании бомжей. Он рыдал, исповедовался перед такими же бедолагами, с ним была истерика, и бомжи сочувствуя, отпаивали его паленой водкой. Со стороны могло показаться, что очень не повезло парню, но все строго наоборот, он просто счастливчик. Когда бомжацкая доля казалась особо горькой и невыносимой, Пробой отправлялся на кладбище и молча гулял среди могил. Там было очень много знакомых и все фигуранты той истории, которая отправила его на помойку. В ряд лежали пацаны – его бывшая пятерка, они так и погибли все пятеро, их взорвали в Москве, в машине. Чуть дальше располагались монументальные памятники «старшаков», именно перед ними он стоял на коленях на берегу Дона и умолял его не убивать прямо на берегу. Почти вся их бригада, за редким исключением, лежала на кладбище или тянула длинные сроки. Выжил только он на свалке, да барыга в Америке. Но, как говорится, «черного кобеля не отмоешь до бела», так и Пробою роль простого бомжа быстро надоела. Начал он помаленьку обживаться на свалке и сколачивать вокруг себя команду, зачатки организатора у него имелись.

Замысел Сани был прост, как устройство зажигалки «Зиппо». Сколотив под своим началом хоть что - то боеспособное, отжимать понемногу у более слабых семей лакомые места кормежки. Потом, застолбив их за своей шайкой, пускать туда бродячий народ, только за процент от добычи. И худо – бедно получалось. Жизнь Пробоя научила многому, на куски, которые заведомо в рот не лезли, он не покушался. Вот так и с Сергеичем. Ну, никак не думал, что подобный отпор получит, все там должно было без заминок пройти. И Годзиллу из строя вышибли, а он играл в любой битве, роль тяжелого танка.

Глава 13. Сникерсы и диверсанты.

- Как думаешь, Сергеич, что этот Пробой делать будет?

- А че тут думать, завтра или Сеня с бригадой или Проой с двадцаткой в клюве, шороху ты на них навел славно. Вопрос, как Сеня среагирует?

- Че за Сеня?

Тимоха спросил, потому что спросить был просто обязан.

- Да он тут вроде смотрящего, но в дела наши встревает редко. Если на разбор приедет, не мешай, я сам с ним тереть буду. Сеня – мужик с понятием, не эта отморозь.

Пробой прилетел с самого утра. Бойко отсчитал 15 штук и побожился, что еще до вечера пятеру подгонит.

- Не держи зла братан, косяка упороли, мы не беспредельщики, Сергеич тоже не совсем прав, если поможешь решать вопросы - готовы делится…..

И в таком духе монолог минут на пять.

- За стрелка что узнал?

- Примерно знаю, где он волыну прячет.

Тимоха подскочил с места.

- Больше ничего не должен, рассказывай.

- Есть такая парочка – «Сникерсы», они видели….

Сникерсами, за неразлучность, на свалке звали пожилых мужа с женой, которые вели уединенный образ жизни. Лежка у этой пары была на самом краю свалки, возле разрушенного здания котельной. Ночевали они под открытым небом, в спальных мешках, в дождь закрывались сверху целлофаном. И вот, по словам Прогона, эта парочка углядела как - то раз, что вечером в развалины, зашел прилично одетый молодой парень, а вышел натуральный диверсант в маске и с обрезом в руке. Они не спали, после увиденного всю ночь и под утро диверсант появился снова. Состоялось обратное превращение в приличного парня.

- Ееесть!!!

Сердце в груди Тимохи бухало от восторга.

- Давай, Прогобойчик, продолжай, слушаю. Только не забудь ничего.

- А еще у этого типа в другой руке телефон был, мобила. Только какая то большая очень и он на нее смотрел. В одной руке мобила, в другой – обрез.

- Че еще?

- А нифига больше. Эти Сникерсы так перебздели, что даже рожу не могут вспомнить.

- Пошли туда.

- Да дела у меня, давай я тебе так объясню, где это.

- Пойдем, не ссы, я рядом. Если что, удрать разрешаю.

Прогон понуро согласился, они двинули.

Котельная представляла собой полуразрушенное здание без крыши, куда Тимоха лезть не стал, хотя и очень хотелось. На месте этого мокрушника, он обязательно навтыкал бы там всяких ниточек- щепочек – контролек, а саму нычку возможно и заминировал бы.

А лежка Сникерсов представляла собой идеальное место в плане скрытности, ими были проигнорированы очень удобные развалины. Так же обойден вниманием ржавый кузов Газели - буханки, который валялся неподалеку. У кузова имелась крыша и стоило затянуть окна пленкой, получался ничего себе домик. Логово было на бугорке, в колючих зарослях шиповника, куда номальный человек ни за что не полез бы.

- Эй, покемоны, вылезайте, базар к вам есть!

В аккуратно вырезанном окошке в кустах, показалась мужская не бритая рожа.

- Второму Сникерсу тоже скажи, чтоб выходила. Не бойсь, насиловать ее не будем.

Рожа Пробоя довольно осклабилась, типо юмор. На свет показались мужик и довольно не приглядная тетка, весьма солидного возраста. Отпечатков интеллекта лица не носили, зато алкоголизма – сколько угодно.

- Давай, вспоминай ребята, че за тип тут шарится по ночам. С меня приз – пузырь, если напрягетесь.

- Ну парень или скорее мужик молодой. Джинсы, футболка, накачанный, башкой по сторонам вертел все время, тут далеко просматривается.

- На кого похож? На мента, бандита?

- Да фиг их поймешь сейчас, раньше определяли.

- Военный он.

Это подала голос Сникерс женского пола.

- Почему военный, погоны к футболке пришиты?

- А он когда идет, руками так. Рука – нога, рука – нога. Как на параде.

Да, строевая подготовка – штука въедливая, цепляется на уровне рефлексов, особенно у офицеров.

- Молодцы, пузырь заработан, еще может, что скажете?

- У него не мобила в руке была, прибор какой то. От прибора проводок в ухо и он смотрел на него и вертелся. Куда идти определял.

Да, все чудесатей и чудесатей. Поблагодарив бомжей за инфу и отстегнув им 500р., Тимоха крепко задумался. Прошерстить развалины было просто необходимо, но надо было предварительно снять все контрольки, которые там стояли с большой долей вероятности.

- Слышь, Пробой! Надо в этой котельной пьянку устроить грандиозную. Чтоб рыл пять гудело два дня не переставая. Ну и чтоб истоптали там все, обоссали и облевали. Пять штук на святое дело отстегиваю.

По роже бомжа было заметно, что идея нисколько не нравится, для подобных мероприятий, на помойке существовали более гламурные и безопасные места.

- Ты, Прогоша, не менжуйся, твое дело гудеж замутить, сам можешь не торчать там. Но чтоб пару дней эта братва с котельной не вылезала. И Сникерсам скажи, пусть наблюдают.

Нарваться на возможный заряд гвоздей – перспектива для Пробоя малоприятная, с другой стороны, если этот мастер кунг - фу стрелка прижучит, будет очень логично к его славе примазаться, а это поднимало авторитет совсем на новые уровни.

- Все сделаем, не сомневайся. Два дня тут дым коромыслом будет. Но, это, если все срастется, мы с тобой как бы вместе, да?

- Какой базар, Пробойчик! Да я лично всем скажу, что это ты все продумал. И не ссы, главное! Он в ваш бедлам сам не полезет, парень тишину любит, а не шум.

Глава 14. Жучки – маячки.

Тимоха отмокал в ванной, блаженствуя, рядом в стиралке болталась его одежда. На кухне сервировался стол, хозяйничали Сергей на пару с таким же молчаливым Сеней. Хорошенько смыв все грехи вместе с грязью, наш разведчик завернулся в халат и появился на кухне.

- У меня к вам обоим один существенный вопрос. Как этот киллер выискивал своих клиентов на свалке? Как он мог знать точно, кто где находиться?

- Ну и как же?

- Не мог же он шарахаться по свалкам и подвалам в маске, с обрезом и задавать всякие вопросы?

Тимоха чувствовал себя хозяином положения и самым умным.

- Продолжай, не томи.

- А он точно знал! До метра. Просто подходил и мочил в упор.

- Неужели из бомжей кто- то наводит?

- Я подозреваю радиомаяк. Раньше такие штуки только у спецслужб были, сейчас можно просто купить на радиорынке.

- Но как то этот радиомаяк на нужном бомже должен оказаться? Не сам же он их лепит.

- Верно, Серега, мыслишь. И вот достаньте мне этот приборчик, который эти маяки отслеживает, немедля.

Сеня молча подорвался с места и хлопнул дверью. Тимоха, как можно подробней, передал суть разговора со Сникерсами. Сергей внимательно слушал, вскакивал с места, нарезал круги по кухне.

- И что ты намерен делать, дальнейшие действия?

- Как что? Прижучить его там и допрос подробный. Только не уверен, что польза будет. Похоже, что вояка этот – казачек нанятый за долю малую. Следы искать надо, причины.

Далее, старые друзья, просто отдыхали. Ели мясо с зеленью, которое Тимоха запивал просто невероятным количеством превосходного живого пива, надо же, наконец, и расслабиться. Разговор вяло крутился вокруг основной темы. Поздно вечером нарисовался Сеня. Он провел уже нехилое расследование, нашел нужный прибор, который показывал наличие радиомаяка, примерное расстояние до него и направление движения. В данный момент, ребята на машине с этим аппаратом, объезжали все свалки и другие предполагаемые точки обитания бомжей. Три маяка уже обнаружили. И вот, что интересно. Найденные маяки были заложены в шмотки убитых, в рюкзаки и сумки, которые перешли по наследству к живым товарищам. Найти их было не просто, батареи в маяках уже сели и едва дышали, их ресурс явно был ограничен. Схема убийств начала смутно вырисовываться. Кто то, очень свой в бомж сообществе, находил нужного человека, пихал ему маяк в имущество, а потом, по этому маяку, наводился киллер. Схема очень продуманная, найти бомжа совсем не просто, многие сами не знают, в каком месте заночуют сегодня.

Глава 15. Перец в глаза.

- Кстати, Ч.П. на помойке, трупешник в котельной развороченной.

- Неужели снова этот, с обреза?

- Да нет, бродяги там гудеж устроили, один подорвался. Растяжку какой то озорник воткнул. Не фига себе шуточки. Вроде ничего, кроме битых кирпичей там нету.

Ну вот, одна контролька обезврежена точно. Тимохе стало очень не по себе и как то стыдно. Подставил он людей, совсем не повинных.

- Прибор мне дайте, вы себе еще разыщите.

- Забирай, не жалко. Только не у меня он, сейчас позвоню, подвезут. Еще нужна помощь в чем то?

- Нужна. Видеокамеру воткнуть в развалины не заметную. И если кто там мелькнет, сразу мне звонок на мобилу.

- Да сделаем, не вопрос. Частных детективов подключим, не все им за чужими женами шпионить.

- И наручники еще ментовские дайте, если есть. Могут пригодиться.

Двигаясь в сторону свалки, Тимоха пытался просчитать действия незнакомца. То, что в его нычке сработала растяжка – еще ни о чем не говорит. Бомжи, для посторонних, народ слабо предсказуемый и где им вздумается устроить вечеринку, не сможет предугадать ни кто. Так что, вполне может и вернуться за своим барахлом, засада там не помешает. А оптимальное место засады – логово Сникерсов.

Уговаривать сладкую парочку погулять, где то пару дней, не пришлось, они сами отбыли с беспокойного места в неизвестном направлении со всем своим скарбом, и Тимоха с комфортом там расположился. От ночных комаров и в целях маскировки, прихватил с собой изрядный кусок камуфлированной ткани, куда можно смело завернуться с головой. Так же у него был, взятый у Сереги, четырехкратный бинокль с ночным виденьем, который тот держал для охоты.Ребята детективы, появились довольно быстро, сделали в развалинах все, что от них требовалось и исчезли. Сидят сейчас, наверное, в микроавтобусе, где – то в паре километров и наблюдают за экраном.

В томительном ожидании прошло больше суток, когда, наконец, завибрировал в кармане мобильный телефон, установленный на беззвучный режим. Тимоха, до этого мирно дремавший, встрепенулся и схватил бинокль. Время было – еще вечер, темнело, но инфакрасная подсветка еще не требовалась. Аккуратно включив мобилу, шепотом спросил:

- Алле ?

- В развалины бомж зашел, какой то. С рюкзаком.

Рассматривать в бинокль было некогда, Тимоха выхватил пистолет и бегом бросился к месту событий.

Очень логичным было бы дождаться около входа, но тут проблемка. Этих входов развалины имели несколько, и какой из них предпочтет бомж – было не понятно. Да и бомж ли это? Может просто маскировка? А нападать на неизвестного противника, когда он видит нападение, по крайней мере глупо. Факт неожиданности теряется. И Тимоха, аккуратно, на цыпочках, двинул следом. И тут же нарвался на тугую струю перцового газа из баллончика.

Что такое слезоточивый газ, он знал очень хорошо, сам ловил раза три и ощущения были еще те. Но так же он еще и усвоил, что выстегивает перцовая струя очень качественно, но не мгновенно. Какие то секунды у него есть определенно. Выхватив на ходу Макаров, он принялся палить в воздух и увидел, что человек оседает, прикрыв голову руками. Нанеся несколько мощных ударов, пристегивал наручниками бесчувственное тело к торчащей арматурине уже вслепую. Глаза и губы раздирали тысячи жестоких когтей.

Хорошо, что в лежке было несколько бутылок воды. Что - то он сам принес, что -то осталось от четы Сникерсов. Тимоха долго отмывался, прежде чем смог смотреть не жмурясь, хотя бы секунд тридцать. Да, качественно его бомжара выключил из реальности. Кстати, как он? То, что это именно бомжара, Тимоха не сомневался. Он с горечью признавал, что если бы это был переодетый стрелок, то прикованным к арматурине сидел бы скорее всего он. Или лежал бы с пробитым черепом. Захват он провел очень безобразно и самонадеянно. Как и следовало ожидать, допрос ничего не дал. Неизвестный парень, в городе, заинтересовал штатного бомжа при трех ларьках с шавермой, принести мешок с ящика, который был спрятан под листом железа в развалинах. При этом лист, почему то, ни в коем случае нельзя было поднимать вверх, а только оттащить волоком в сторону. На этом незнакомец заострял внимание особо.

Ну что ж, будем досконально соблюдать инструкции, посланец под лист заглянуть, еще не успел. Определив, место, где лежит закладка, Тимоха аккуратно, плавно, отодвинул лист в сторону и сразу понял, в чем тут смысл. Там была еще одна граната, очень хитро настороженная. Если лист просто поднять кверху, как и поступил бы любой человек, то чека вылетала и все в клочья. Граната была оборонительная. Но если лист волоком оттянуть в сторону, тогда чека оставалась на месте. Да, профессионализм противника начинал вызывать уважение. Содержимое тайника было вполне предсказуемым. Обрез, патроны, камуфляж с капюшоном, маска. Еще прибор с дисплеем и микро наушник от него. Все это находилось в небольшом мешке, который Тимоха забрал, стараясь ничего там не лапать. Вдруг там пальчики, и пальчики в базе у ментов? Вот теперь он позвонил Сене.

Глава 16. Ножи и велосипеды.

Пленного бомжа было решено зашугать хорошенько и использовать в качестве живца, не хотелось, чтоб он поломал игру. Передача мешка с барахлом была оговорена возле тех ларьков с шавермой, парень обещал подойти сам, но через пару дней. И глупо было предполагать, что тот все не перепроверит и не обнюхает, вот тут и посоревнуемся, кто умнее.

Итак, что мы имеем? Злодей подходит именно к этому бомжу, просит его забрать закладку и принести ее к ларькам. А он заберет через несколько дней. Почему именно этот бомж и почему через несколько дней? Бродяга дни проводит у ларьков, а вечером отбывает на свалку с добычей. А это значит, что можно перехватить его по дороге и где -то есть очень удобное место. Как поступят менты или кто - то еще, чтоб его взять? Очень просто – ларьки оцеплены, там засада. Значит, к ларькам он вряд ли сунется, игра пойдет не по его правилам. Про несколько дней, тоже рассказ на глупого, за несколько дней бомж может не утерпеть и начать содержимое мешка осваивать. Значит, мешок должен быть изъят немедленно. Это было бы логичней всего.

- Слышь, бродяга, а нора твоя где?

- Да на стройке замороженной, не далеко от Торгового Комплекса. Там много бытовок брошенных.

Он знал это место, оно было совсем не далеко. Прокрутив все возможные маршруты бомжа, он зацепился за подземный переход. Был там переход по пути следования с выходами на три стороны. Он сейчас должен быть там и ждать. Просто обязан. И тут подоспели, вызванные по звонку Сеня с Серегой.

- Значит так, господа, действуем быстро, слушайте и внимайте…..

В подземном переходе можно было наблюдать такую картину. Двое здоровенных постовых милиционеров, вели пристегнутого наручниками к руке одного из них ,мятого и унылого бомжа и на крепком плече одного из ментов висел грязный рюкзак, явно принадлежащий задержанному. Понятно, что бомжика повязали за отсутствие документов, или еще за что нибудь, может ссал в зоне их патрулирования. Картина была вполне обычной, у них запросто могли кончится суточники, а кто то должен был убирать территорию и мыть милицейские машины. Вдруг, почти на выходе перехода, к ментам подвалил какой - то вполне приличный парень и начал им что то горячо доказывать.

Парень рассказывал, жестикулируя, менты пассивно слушали и вся компания, постепенно, выходила из перехода. Парень, отчаявшись в чем- то убедить постовых, начал им показывать удостоверение, как вдруг все вокруг пришло в движение. На приличного парня навалилось сразу трое и повалили его на асфальт. Казалось бы дело сделано, но не тут то было, нападавшие допустили роковую ошибку. Они не успели сразу зафиксировать руки парня, он в момент нападения ими жестикулировал, но на землю его сбить получилось. И тут, в руке лежащего под весом нескольких человек, появился короткий, острый как бритва нож, которым он начал наносить молниеносные резаные удары .

В последние годы, ножевой бой серьезно мутировал, тактику кинжальных колющих ударов, сменила тактика размашистых резаных. Претерпел изменения и сам боевой нож. Вместо стилетов, заточек, кинжалов и финок, бойцы стали вооружаться очень коротким, серповидной формы клинком, заточенным до бритвенной остроты. Сантиметровой глубины порез, оказывал гораздо большее останавливающее действие на противника, чем глубокий прокол. Эффектом было моментальная, парализующая, вспышка боли и фонтаны крови, чтоб продолжать бой после этого, надо было быть, наверно, берсерком.

Из четырех, катающихся по земле тел, вскочило на ноги только одно. На асфальте, фонтанируя кровью, перекатывалось три, дико орущих, человека. В крови было все, в радиусе пяти метров. Бомж, оба мента, прохожие, стенка ларька. Сам фехтовальщик, пулей рванул прочь по улице, предварительно сорвав с плеча впавшего в ступор мента, бомжацкий рюкзак. Он, без сомнения ушел бы, но ему преградили дорогу. Худощавый мужик, в синей форме «Дон Энерго», очень сноровисто выдернул велосипед из под проезжающего мимо пацана, то, что пацан улетел при этом кубарем, мужика ни сколько не волновало. Так как парень с ножом летел как стрела из лука, обогнуть мужика не смог и впоролся грудью прямо в выставленный велик. Нож тут ему не помог, он схватился за велосипед по инерции и они описали полукруг, как бы танцуя.

Дальше наступила стремительная концовка. Парень рефлекторно, с силой, рванул велосипед на себя, мужик одновременно толкнул его в сторону парня и выпустил из рук, тот в обнимку с великом вылетел спиной на проезжую часть, прямо под колеса проезжающего КАМАЗа. Тимоху тут же вырвало. Между задними, сдвоенными колесами грузовика, было месиво. Кости, кишки, мозги, тряпки. Делать тут, тем более с левым пистолетом в наплечной кобуре под курткой, было нечего. Он, шатаясь, побрел в глубину дворов. В этот день Тимоха закурил после 25 – летнего перерыва.

Глава 17. Ребята, я дело сделал.

Браун Эдуард Викторович. Строевой офицер, воевал во вторую чеченскую. После того, как его роте отказали в боевых выплатах, пьяный сделал попытку публично расстрелять начальника штаба, но был обезоружен военным спецназом. Осужден на два года, вышел через год. Характеризуется как очень дерзкий, слабо признающий субординацию, но очень толковый боевой офицер. Фигурировал в деле о расстреле пленных, дело закрыто. Сеня закончил чтение и вопросительно уставился на собеседников.

- Да, крутой парень, все прошел, вот что его в киллеры потянуло?

Спросил Серега.

- После того, как вышел с зоны, продал родительскую квартиру и больше ничего про него не известно. Отношений с родственниками и сослуживцами не поддерживал.

- Все, мужики, я свое дело сделал? Вы тут дальше сами разбирайтесь, что, как и почем.

Это подал голос Тимоха.

- Да без базара, завтра едем тачку выбирать, ну и бабла сверху навалим. Отдыхай, спасибо тебе.

Серега улыбался во все тридцать два зуба.

- Кстати, у него ствол был в кобуре на голени. Глок – 26, точно как у Поноса покойного.

Это подал голос уже Сеня.

- Хоть 136! Я вам не мент, без меня ройте. Я на море, жопу греть. Там девки заждались. Бензина, кстати, бак полный чтоб насыпали!

Сеня вздохнул и горестно кивнул головой. Что ни говори, а вопросы в деле явно оставались. Да и Тимоха приглянулся. Всем: драйвом, хваткой, наглостью. А как лихо он стрелка просчитал, что тот в переходе нарисуется? Светлая голова, красавчик. Но, слово не воробей и уговор был. Камри так Камри, море так море. Эх, хороша жизнь! Крутая новая тачка с кондером, шорох гравия под колесами, впереди желанное Лазаревское, позади, как дурной сон, Ростов с его заморочками. Но в кармане плотный пресс бабла, можно не экономить особо и поселиться в нормальной гостинице, в одноместном номере, с телевизором, джакузи и сплит системой. Когда он еще отдыхал так? От полноты чувств, Тимоха даже отключил телефон, чтоб вообще ничего не отвлекало.

Глава 18. Море, любовь, микрофоны.

Две недели прошли волшебно. Тимоха дочерна загорел, жрал целыми днями шашлык и фрукты, а так же очень качественно провернул пару великолепных блиц- романов с красивыми женщинами, когда получилось небольшое приключение. Он увидел ЕЕ первый раз в ресторане отеля и дыхание тут же перехватило. Это была не женщина – Богиня! Высокая, жгучая брюнетка, загар, отличная фигура – абсолютно его вкус. Но было в этой женщине нечто такое, что во все века сводило мужиков с ума и заставляло, ради обладания, совершать феерические глупости. Как назвать это? Шарм, обаяние, порода? А может быть, просто глубинный сексуальный позыв на уровне подсознания? Такие дамы выходят замуж за олигархов и сводят с ума политиков, но при одном условии. Что они осознают в себе наличие дара и обладают определенным честолюбием. Без высоких амбиций и целей, есть риск навечно остаться «королевой бензоколонки».

В ход пошло все, огромные букеты цветов, целование ручек, приятные дамскому сердцу безделушки и вообще, сама процедура «загона дичи» доставляла Тимохе наивысшее наслаждение. Они гуляли вечерами по прекрасным паркам, читали стихи и это был настоящий роман – родство душ. Не классическое курортное порево, в котором тоже были свои несомненные плюсы, это был роман с большой буквы, которые откладываются в памяти на всю жизнь. Но курортный и поэтому скоротечный. Столько комплиментов, букетов и мелких подарков, некотрые дамы не имеют за долгие годы супружеской жизни. Предмет его обожания, к тому же, обладал весьма необычным именем – Глафира. И вот, как- то раз, изнывая от любви и вожделения, он валялся в номере и вертел в руках тот самый приборчик, который обнаруживал радиомаяки и вообще всякие активные устройства, вроде микрофонов. Так он у него и остался, просто забыл вернуть. Там был принцип локатора, и если сигнал улавливался, детектор сигнализировал писком в наушниках, и на дисплее появлялась точка. По точке можно было определить направление поиска. Вот и сейчас, детектор пискнул и точка появилась. Вот это номер! А ну- ка, посмотрим, что это, и Тимоха пошел на сигнал.

А сигнал, весьма уверенно, привел его на маленький местный рынок, где он увидел свою обожаемую Глашу, которая стояла с дочкой в очередь за персиками. Он затаился на расстоянии и стал наблюдать. Мама с дочей, тем временем, закупились фруктами и пошли потихоньку в сторону парка, где были детские аттракционы. Сигнал следовал за ними. Что это такое и как все понимать? Версия напрашивалась простая, логичная и все объясняющая. У столь шикарной и умной дамы, наверняка должен быть очень крутой «папик», который ревновать подобную царицу, был просто обязан. А как себя должен чувствовать мужик, отлично знающий, что у всех самцов в радиусе 100 метров, от вида на его подругу, сразу слюни до колена? Да как он ее вообще отпустил одну? Неужели не понимает, что подобные дамы, единственному мужику не могут принадлежать просто по определению? Этакая красота – достояние всеобщее и сей факт не оспаривается. Впрочем, «папики»……, они такие «папики».

Тимоха начал размышлять, а он это умел. У Глаши, скорей всего, микрофон в сумочке, это единственный предмет, с которым она не расставалась никогда. Так как, эти микрофоны, имеют очень ограниченный радиус действия, где то рядом просто обязан был находиться человек, снимающий с него информацию. И это «рядом», не более 100 метров. В противном случае, в сумочке должен стоять не микрофон, а целый передатчик. И занимается этим грязным делом какой - то детектив, вряд ли служба безопасности, на подобные щекотливые поручения предпочитают нанимать людей со стороны. Детектива он вычислил довольно быстро. Сидит скромно одетый парень, с сумкой через плечо на скамеечке и наблюдает, как Глаша катает дочку на карусели. Теперь остается подождать, когда они будут уходить и двинется ли он следом. Подождал, закончили, двинулся. Всем, кто хоть не много «в теме», известно, что частные детективы никогда никаких преступлений не расследуют, они занимаются банальной слежкой за людьми. Если подобная шарашка берется отследить наличие любовника или любовницы – результат, как правило, гарантирован, технические средства вполне себе позволяют.

И если необходимо защитить свою жизнь от подобного вмешательства, нужна подобная, аналогичная фирма или служба, которая займется персонально храной вашей конфидициальности. Иначе заказчик неизбежно получит видео постельных сцен второй половины. Но, с счастью, подобные услуги стоят ну очень дорого и позволить себе подобную слежку могут только самые обеспеченные клиенты. Глашу надо было срочно спасать, иначе этот отпуск, для нее, грозит превратиться в настоящую проблему. Ну, спасать, так спасать, щас мы этого хорька уработаем.

Глава 19. Любовное зелье.

Как хороши и удобны декоративные беседочки по обоим краям аллеи! Там можно мило ворковать влюбленным в уединении, в них просто обожают играть дети отдыхающих. А еще в этих беседках очень удобно бить людей, чем Тимоха и занимался в данный момент. Мама с дочкой, накатавшись на каруселях и качелях, двигались в сторону гостиницы, наш сыщик решил срезать расстояние через аллею, где и был коварно атакован Тимохой. Он просто схватил его за стильный причесон пятерней и втащил внутрь беседки.

- Ты кто, быстро, название агентства?

- Я сам по себе, агентства у меня нет.

- Кто нанял, муж этой дамы или спонсор?

- Муж. Я уже аванс взял. Слышь, мужик, у тебя проблемы будут.

- Не, проблемы будут у тебя и немедля, если не договоримся.

Договорились, выбор у горе – детектива был невелик. Он, абсолютно бескорыстно, оставляет Тимохе сумку с аппаратурой и немедленно покидает это место, дабы не портить людям настроение своей поганой рожей. Дальнейшая слежка очень проблематична и малоперспективна, так как его личность пропалена и необходимая аппаратура утеряна. Что касается аванса, который придется вернуть клиенту, то у него будет возможность сэкономить на лечении. А это значит, что если последуют не желательные телодвижения, детективу придется сломать ногу, и больница гарантировано избавит Глафиру от его назойливости. Но есть еще один вариант развития событий, уже совсем не желательный. Разъяренная Глаша, забирает все эти шпионские девайсы, идет в службу безопасности отеля, где устраивает грандиозный скандал. Тут все в говне будут, в том числе и муж – заказчик, только она – святая и чистая. А виноват во всем профан детектив, который не только спалился сам, но и серьезно подставил клиента. Расстались вполне себе мирно и с пониманием. Тимоха даже позволил забрать ему с сумки деньги и документы.

И закрутилось! Последние несколько вечеров принадлежали, только им двоим. При отеле была очень удобная служба – всегда можно было оставить ребенка, они пользовались этим и гуляли. Сидели в милых сердцу кафе и ресторанчиках, купались в ночном море, вели бесконечные беседы. Мужская половина провожала Тимоху завистливыми взглядами, что ему невероятно льстило. Еще бы, такую кралю закадрить! Но все неизбежно заканчивается, закончился и отпуск. Глаше настало время уезжать, муж уже названивал ежедневно, и не стоило сильно испытывать его нервы. Наступило время прощального ужина. Ужинали в ресторане, много танцевали, в основном грустные танцы, потом перешли в номер Тимохи. Там все было для удачного продолжения. Свежие розы, горы фруктов, вино по 200 баксов за бутылку. И вот он, очередной прощальный тост и последнее, что осталось в памяти нашего супермена, это слезы в красивых женских глазах.

Пропало все. Деньги, все вещи, конфискованная у детектива аппаратура, детектор, взятый у Сени, тоже пропал. Но с ним еще поступили относительно по человечески, оставили документы и ключи от машины. Денег тоже оставили, аж 5000 рублей, чтоб на опохмелку хватило. Забрали, кстати, почти 30 тысяч. Но евро. Вот так вот. Божественная Глаша оказалась банальной клофелинщицей. Ох, жестока ты, жизнь и болезненны твои уроки! Там все было фальшивым. И муж – ревнивец и рассказы ее о юности, среди богемной музыкальной молодежи. Похоже, настоящим был только ребенок. И детектив таковым не являлся, а через микрофон обеспечивал прикрытие, чтоб ситуация не выскочила из под контроля. Но как же ловко этот парень развел его! Супер, влет сообразил и обыграл ситуацию в свою пользу. А еще разламывалась голова, тошнило, ноги подгибались и Тимоха до вечера провалялся в кровати, выпив огромное количество воды. Потом была жуткая пьянка в каком то кафе, безобразная драка с незнакомыми кавказцами, возникшая не пойми с чего, объяснения с ментами и снова тяжкий сон в своем номере.

Да, концовка отдыха получилась абсолютно паскудной и гадкой, и виноват во всем был он и только он. Что поделать, гармоны затмили ему разум, лихо его обезжирила эта дамочка. Но как то мелковато плавает, с ее то внешностью могла бы ловить более крупную рыбу, на водоемах Сейшел или Майами. Вот никогда он не понимал подобных баб. Что мешает прислониться к мощной, широкой спине одного вечного спонсора и жить в свое удовольствие? Что за не понятная тяга к мелкому криминалу? Он бы даже взялся за то, чтоб подогнать ей такого «папика». Хотя бы затем, чтоб была возможность самому, в последствии, вертеться поблизости. Эх, мечты – мечты.

Понемногу, злость на эту Глафиру улеглась, желание обязательно найти и покарать тоже, надо было срочно принимать какое - то решение, ехать домой с пустыми карманами очень не хотелось. А вот заехать в Ростов хотелось, кроме того обуревало жгучее любопытство, как там дела. История явно не закончена, мотивы убийств так и не выяснены. И личности убиенных внушали очень много сомнений. Да и платят там хорошо ребята, чего там душей кривить. За неделю поднял денег больше, чем за два - три последних года. Итак, шмотки у него все сперли, денег, после кафе – 500р. в кармане, и ничего его тут больше не держит. Пора, наверно, отчаливать и он двинул к ЖД кассам с весьма прозаической целью, найти попутчиков до Ростова, чтоб ему, хотя бы, оплатили бензин. Позвонить Сергею он не мог, мобила сгорела в жерле любви, вместе с деньгами.

На громкий призыв доехать до Ростова в машине с кондиционером, с конца очереди бойко отозвались два мордастых и обгорелых на солнце газовика с Нового Уренгоя. С Ростова отходило гораздо больше поездов в нужном направлении, кроме того им очень хотелось посетить воспетый в песнях ЛевБерДон, что в расшифровке означало не что иное, как «Левый Берег Дона». К слову сказать, сам Ростов располагался на правом берегу, на левом размещалась обширная промзона, а так же зона отдыха с обилием увеселительных заведений.

Итак, бак снова под завязку, музыка на полную – вперед, в Ростов.

Глава 20. «Хороший индеец – мертвый индеец».

Мужики – попутчики, попали очень веселые, Тимоха не пожалел ни капли, что взял именно их. Всю дорогу жучили пиво, рассказывали похабные анекдоты, иногда они, все втроем, орали песни, на что с проезжающих мимо машин, на них смотрели как на придурков. В общем, дорога до Ростова пролетела весело и незаметно, под громовой ржач трех мужских луженых глоток. Ближе к городу, Тимоха вспомнил, наконец, телефон Сереги, и попросив мобилу у кассирши в придорожном магазине, позвонил.

- Алло, Серый?

- Тимоха? Ты где сейчас?

- Да к Ростову подъезжаю, хотел забежать к тебе.

- Даже не думай, у нас война тут, я сам на нелегале. Если зайдешь, тебя или менты примут, или кто другой здоровье повредит. Давай, после шести вечера, я тебя жду на том месте, где ты с Сеней познакомился. Машину спрячь – чтоб ни одна зараза не нашла. И батарею с мобилы вытащи, они отслеживаются. Мне на этот номер не звони, я симку сменю. Ну нифига себе компот! Высадив развеселых газовиков на левом берегу, он развернулся и в 10 километрах от Ростова, остановился в большой станице. Там нашел чету пенсионеров с пустым гаражом и договорился оставить машину, обещав заплатить по тыще рублей за неделю стоянки. В 19 – 00, он был в том самом кафе, где была встреча с майором милиции и с Сеней. Серега ждал его, за тем самым столиком.

- Как только ты уехал, через три дня все и началось. Сначала двух бомжей на свалке с обреза, мы по горячим следам облаву попытались, но бесполезно. А один из наших еще и на растяжке подорвался.

- Конечно бесполезно, наверняка отход был заранее подготовлен.

- И четверых наших, в тот же вечер, с пулемета. Блюхер и еще двое ребят – наглухо, Сеня в больнице, выжил. Когда выходили, он чуть сзади был, за спинами, это спасло. С РПК, полный рожок высадили одной очередью, 45 патронов.

- Ну ни фига себе! Почему ты жив?

- Я не был там, но у меня с машины саперы мину достали. А машина, между прочим, во дворе стояла. Хорошо, я заметил, что кнопки в дверце не утоплены, а закрывал, точно помню. Сразу ментов вызвал.

- Дальше что?

- А что дальше? Я деньги с документами забрал, жену в охапку и свалил сразу. Хорошо, есть одна берлога секретная, как чувствовал. Сейчас там прячемся.

- Что менты говорят?

- Да ничего менты. Тут один подпол помогал хорошо всегда, я ему позвонил, он трубу не берет. Майор тот, что здесь встречались, вообще послал открытым текстом и просил не звонить больше.

- Так, ну а вы чего? Какие действия? Или ждете, когда поодиночке додавят?

- А нет больше никаких «мы». Все, как крысы, по углам попрятались, каждый за свою жопу дрожит.

Да, вот так дела. Такого даже в 90-е Тимоха не помнил. Крепко они кому то на мозоль наступили. И тут у Серого зазвонил телефон.

- Да, тут. Сидим, беседуем. Сейчас передам.

- Сеня тебя с больницы, говорить хочет.

Тимоха взял мобилу и прислонил к уху.

- Слышь, Терминатор! Я рад, что ты в полном здравии, не желаешь в тему вписаться?

- Да не особо пока, как то у вас тут кисло все.

- Даже не думай смотаться, вышибают всех, кто имел отношение к акции с первым стрелком. Я не уверен, что тебя и дома, на Севере, не достанут.

- А сам чего? Сильно ранен?

- У меня пуля в позвоночнике, ног не чувствую. Но рано меня списывать, а еще очень вредным могу быть.

- От меня, что хочешь конкретно?

В трубке раздался противный смешок.

- Чтоб ты, дорогуша, мир спас, всех злодеев истребив. И не говори только, что тебе это нахрен не нужно. Только так ты сможешь обезопасить себя и спать спокойно до конца жизни. Мстят нам, неужели не понимаешь? И вот еще что. Ты смотри, добьют нас – тебе вообще никто не поможет. Ни деньгами, ни оружием, ни чем - то еще. А, вообще то, до балды мне. Хочешь – сваливай, тебе решать. Я вообще не уверен, что жить дальше стоит, с ногами парализованными.

Прав, гад. С первого и до последнего слова прав. От этого, смертельного, боя, Тимохе никуда теперь не деться. Он, Серега, Сеня и остатки их людей, сейчас сильно напоминают экипаж подводной лодки. Где или все вместе тонут, или выживают так же вместе.

- Он про тебя спросил сразу, как в сознание пришел. Но телефон твой молчал и никаких концов ты не оставил. Тогда он велел закладку для тебя на свалке приготовить, уверен, что концы искать там надо. Посмотри, там все, что нужно найдешь. Возьми еще мобилу, звони только по ней и только мне. Номер в памяти. Пока про нее никто не знает, и просчитать не возможно будет.

- Где закладка, у Сергеича?

- Рядом с логовом Сникерсов и котельной, кузов буханки помнишь? Ржавый такой?

- Понял, умно. Найду.

- Ну так и двигай туда прямо сейчас, там безопасней, чем тут.

- Что то совсем тошно мне, Серый. А ты мне еще колдунью обещал показать. Сходить может? А то совсем не везет последнее время. Какая- то очень черная полоса пошла.

- А ты сходи, наведайся. Я в конце улицы живу, а она в начале. Предпоследний дом по правой стороне, синий забор. Аккуратно, не спались только.

- Денег дай хоть немного. А то я вообще пустой.

- Да не вопрос, держи пять штук.

Глава 21. Солдат и ведьма.

Тимоха уходил с кафе в наипаскуднейшем настроении. А колдунья? Может хоть амулет продаст, какой нибудь. Больше ему в этом мире ничто не поможет.

Ведьма оказалась очень бойкой старушкой славянской внешности и крепкой как наливное яблочко. Уверенно взяв гостя за руку, проводила его в комнату, именуемой «залой», предварительно выдворив оттуда какую- то дебелую зареванную бабищу. Тимоха быстро освоился, все в этом доме было запросто и без церемоний. Налив ему большую пузатую кружку крепкого чаю, Петровна деловито раскинула карты, колоду в 54 листа. Раскладывание пасьянсов заняло минут десять, он успел выпить свой чай.

- Спрашивай.

- Сколько у меня детей?

- Дочка замужем, есть внук и еще будут.

- Какой была моя последняя женщина?

- Не злись, у нее не было другого выхода. Все могло быть гораздо хуже.

- С кем я говорил час назад?

- Этот человек сильно напуган. Второму больно.

У Тимохи сперло дыхание. Надо спросить, что -то очень сложное.

- Что купила женщина с дочкой перед тем как пойти на карусели?

- Оранжевое или красное. Запах. Апельсины, мандарины? Скорее персики, там косточка.

Это был финиш, он вспотел. Что она еще знает? Точно ведьма.

- Я вернусь домой?

- Вернешься, но больше никогда не будешь заниматься тем, чем занимался раньше. И жить там тоже не будешь. Твоя дорога ушла на юг.

- Мы еще с вами увидимся?

- Обязательно. Я помогу тебе.

- Я чем- то заслужил помощь?

- Тем, что пришел сюда.

- Совет будет?

- Терпи и не спеши. Сейчас просто время вопросов, но настанет время ответов. И еще. Тебе хотят помогать.

- Мне? Кто?

- Помощник, и ты его знаешь. Но помни, если хотя бы раз прогонишь его, он больше не явиться и не поможет, как не зови.

- Ты о чем? Я не понял.

- Если согласен, выпей. Если нет, знай – будет очень трудно, у тебя могучий враг.

Тимохой овладело отчаяние. Он, сейчас, был рад вообще любой помощи, он понимал, по какой грани ходит. Он выпил какое то отвратительное пойло залпом. Ударило в голову, как от спирта, но сознание осталось ясным.

До закладки он добрался уже по сумеркам, огромная помойка встретила низким туманом и знакомым запахом. Но нычка порадовала. Она была очень мощная и основательно спрятана, если бы не знал, где искать – ни за что не нашел бы и там было все что нужно. Капитальный запас продуктов, воды. Деньги наличкой и пластиковые карты. Не промокаемый пуховый спальник и несколько комплектов одежды. И, конечно, оружие. Мощный «Глок» с запасными обоймами, а так же калаш в десантном варианте, пять гранат. Легкий келавровый бронежилет, несколько ножей. Там даже были сигнальные ракеты нажимного действия. Вся заначка тянула на килограмм 200, не меньше.

Жилет на себя напялил, ибо страшно, так же взял пистолет и две гранаты. Прихватив консервов с водой и спальник, отправился в логово Сникерсов, очень хотелось спать. И там, сквозь сон, подумал, что надо менять базу, эта запалена и всем известна. Перенапряжение последних дней, несомненно, давало о себе знать, забыться никак не удавалось, Тимоха просыпался от каждого шороха, ему постоянно казалось, что кто - то к нему тихо подходит. Наконец он провалился, под утро и ему, почему то, приснились горы. Там шел моросящий дождь, все вокруг было серым, свинцовое небо и камни. И еще он видел солдата. Солдат ходил, глядя на землю, очень задумчиво ворочал ботинком мелкие камушки, в его фигуре было что - то смутно знакомое и почему то Тимоха нисколько не сомневался, что там, где солдат и горы, всегда шла война. Так, в его жизни, появился Солдат. Утром он встал, совершенно разбитым, снял дурацкий жилет, в котором было жарко, и двинул в сторону базы Сергеича, где хотя бы была речка с проточной чистой водой. Да и вопросы для Сергеича поднакопились.

Глава 22. Ловля на живца.

- Здорово, Рембо!

- Привет, Хоттаб, а почему Рембо?

- А почему я Хоттаб? У меня борода отрастает, как у старика Хоттабыча, а ты Рембо, потому что кулаками хорошо машешь. Теперь все, Рембой навечно будешь, раз братва окрестила так.

- Что тут нового без меня, рассказывай. И Сергеич где?

- В городе Сергеич, смыкает ништяков на вечер, мы лагерь стараемся не оставлять без присмотра, по одному ходим. И, это, пора сваливать нахрен с города. Стремно все как то стало. Нет душевного расслабона, ни по вечерам ни ночью.

- Стоило оставить вас ненадолго. Моей персоной никто не интересовался?

Хоттаб выпучил глаза.

- Так откуда я знаю? У нас никто, вроде, хотя погоди. Прогон пару раз спрашивал, в большом ты у него авторитете.

Тимоха крепко призадумался. Неведомый враг объявил открытую войну и наносит удары в самых неожиданных местах, сам же при этом находится в тени. Если его не выманить, на какую -то вкусную наживку, такая игра « в одни ворота», будет продолжаться до полного достижения нужного ему результата. Знать бы еще, что это за результат.

Но что значит выманить? Первый стрелок уже был выманен и выманен весьма успешно, второй раз такой номер может и не пройти. Сейчас самой первой версией у противника будет именно засада, то - что его заманивают. Тут надо, что то похитрей скумекать.

- Слышь, Хоттабыч? Прогона сюда можешь организовать?

- Так это, не сидит Прогон на месте, но сюда почти каждый день заворачивает, за тебя интересуется.

- Ну и ладушки, а я пока покемарю, в вашем балагане. Ночь была плохая, не выспался.

Тимоха отрубился и продрых несколько часов. Он иногда просыпался, слышал приглушенный разговор недалеко от балагана, но не в силах совладать со сном, снова и снова проваливался в черное марево. Но, наконец, проснулся, вылез и увидел очень душевное зрелище.

На улице вечерело, сгущались, понемногу сумерки и у костра сидело двое – Хоттабыч и Сергеич. Перед ними стояла открытая литра водки, рядом лежал стандартный закусон. Тушенка, хлеб, палка дешевой вареной колбасы и какая то рыбная консерва, в которую Тимоха вцепился с наслаждением.

- Здорово, командир!

- Привет братве!

Прошамкал Тимоха с набитым ртом.

- Че нового, рассказывайте.

- А ты сам не слышал? Про Блюхера с Сеней?

- Да слыхал я. Тут, у вас чего случилось? Еще двоих грохнули?

- Да, грохнули. Но этот вроде и похоже работает, но по другому. Ромку с Грифом завалили. Они на свалке совсем не давно, на чердаке в городе, обитали каком то, но вроде поперли их оттуда. Тут меньше недели кантовались, так обоих, и очень похоже, на те мокрухи, да не совсем.

- А че не так? Что смущает?

- Этих не гвоздями, дробью. И сразу двоих, такого не было, на тропе подкараулил. Грифа первым, Ромка бежать с криком, так он догнал и стрельнул. Прямо в затылок, полчерепа нету.

- Еще что?

- Пока ты спал, кто - то петарду в воздух пустил. Или ракета сигнальная, я не понимаю в этом.

- Когда, где?

- Да с час назад, примерно, с той стороны, где котельная.

Так, есть. Похоже, той самой приманкой, будет он сам. Дело в том, что Тимоха, перед сном в лежке Сникерсов, насторожил несколько нажимных сигнальных ракет, в местах возможного подхода. Поставить – поставил, а вот утром не снял на всякий случай и спальник оставил там же. И оно сработало. Кого - то его скромная персона сильно интересует, по пятам идут.

Залаяла собаченка и к общему костру шумно выломился Прогон.

- О, наконец то! Так и думал, что нарисуешся рано или поздно.

- Рад видеть тебя, Прогончик! Чем порадуешь?

- А все, Рембо, нету у нас больше начальства, вольные мы. Народ в смятении, вопросы решать некому, концы там всякие разводить.

- Не затем ли искал меня, чтоб трон помойного короля, я помог тебе занять? А то, наверное, еще есть желающие?

- Так с желающими порешаем сами как нибудь, важно знать, что ты не поперек дороги.

- Мудро. Давай, Прогон, действуй, но не беспредель только. И мужиков этих не трогай. Что вслед за Блюхером отправят, не боишся?

- Да черт его знает, за что Блюхера с Сеней. Меня вряд ли, обычно прежде чем палить – предупреждают, да гонцов засылают. Не думаю, что эта свалка нужна кому то серьезному. А цветмет мы снова наладим, лишь бы все успокоилось. Как с Сеней связаться, не знаешь?

- Да откуда, а че он, жив разве?

Тимоха «включил дурака», на всякий случай, а Прогон заметно погрустнел.

- В больничке он где то прячется, ранен сильно. Ты ночевать сегодня где будешь? А то тут лежка есть хорошая.

- Да нет, я тут, с мужиками.

- Ну, давай тогда, я ушел.

В голову полезли нехорошие подозрения, которые проверить надо прямо немедля. После ухода бандита, Тимоха пошел за ним на некоем расстоянии, внимательно вглядываясь в землю. Найдя, в конце концов, свежий отпечаток кроссовок, он очень внимательно вгляделся в след и постарался его тщательно запомнить, потом круто развернулся и почти бегом, рванул в сторону своей последней ночевки у котельной.

Глава 23. «Ну, за охоту!»

Там вся процедура повторилась. Почти припав к земле, как ищейка, он начал нарезать широкие круги вокруг холма с лежбищем Сникерсов. След нашелся, и он был идентичен недавно виденному. Он достал мобилу с секретным номером Сереги и нажал кнопку «вызов».

- Алле, здорово, братан! Слышь, про то, что Сеня жив и в больничке, много народу знает?

- Да ты что! Никто почти! Мы специально слух пустили, что он по дороге умер и врачам отбашляли, если узнают, что жив – добивать будут.

- Прогон знает, у меня телефон Сени просил.

- Ну нифига себе! Срочно тогда в другое место его перевозить надо.

- Вам там виднее, а я пока Прогона этого пощупаю за одно место. Как то он ведет себя совсем неправильно.

И опять он призадумался. Вся цепь логических умозаключений, вела к одному неизбежному выводу – сегодня ночью его грохнут, и надо пофантазировать, как это примерно будет выглядеть. Классической расправой было бы традиционное подкрадывание ночью вплотную, дабы начинить его репу хорошенько свинцом, но в свете последних событий, этот вариант вряд ли прокатывает, те ребята на придурков совсем не похожи. Ну разве что ликвидацию будет планировать предатель Прогон. Ежу понятно, что он обложит лагерь всякими сигналками, да и собаченок никто не отменял. Тогда как? Самый простой и логичный вариант – это проломиться к балагану, паля с калашей во все, что движется и оставить там одни трупы. Все - таки он один, кроме Макарова, других стволов у него не замечено и проблем тут не должно возникнуть. Тогда, с его стороны, напрашивается вполне логичная засада и встречный бой с последующим допросом раненых.

Но. Есть несколько «но». Что делать с Сергеичем и Хоттабом? Если их убрать заранее, это не останется не замеченным и насторожит врага, если оставить – могут погибнуть. Шмалять будут во все стороны, а возможно и гранату бросят, он бы, например, так и сделал. Да и откуда он знает, кто именно пойдет ликвидировать? Там могут быть такие волки, что как щенка уделают. Со всеми бронежилетами, растяжками и калашами. Надо снова думать.

Лето, жарко, вонь на свалке стояла нестерпимая. Ситуацию сильно усугублял, одетый под камуфлированную куртку бронник, с которым он расстаться так и не решился. Хоть и жарко в нем, но «береженого Бог бережет». Как огромная, зияющая язва на теле природы, свалка смердела и все вокруг отравляла. Летом, бродячий люд покидал это ядовитое место и старался селиться ближе к переферии. Так, примерно, до революции, зажиточная часть русского общества покидала Питербург и селилась семьями на дачах в Финляндии. Очень удобно, а кое- кто там просто остался после взятия власти большевиками. Илья Репин, например.

Глава 24. Сплошная философия.

Тимоха понуро брел краем этой язвы, высматривая перспективную компашку бомжиков, к которым у него было одно поручение. Компашка нашлась. У костерка, живописнейшего вида персонаж, с длинными волосами и бородой до пояса, что - то вещал, в стиле проповедника, ему внимало еще пятеро.

- Привет честной компании! У меня 500р. есть, кому надо?

- А смотря, что за них попросишь.

- Прогона знаете? Надо его сюда организовать, скажите – Рембо спрашивает.

При слове Рембо, братва зашевелилась и запереглядывалась, искать Прогона вызвались сразу двое. После их отхода, в компании наступила весьма натянутая пауза и чтоб ее разогнать немного, Тимоха обратился к ранее говорившему оратору, который сильно смахивал на дервиша или индийского йога, и попросил продолжить базар. Обратился и немедля пожалел об этом, ибо тот понес такую пургу, что хоть санитаров из дурки вызывай.

Вот интересный народец – бомжи. Все прошли в этой жизни, многие смерти не раз в глаза смотрели, а остались, в душе, как дети. В любую сказку поверить готовы, в любой бред. Если спросить у наиболее колоритных представителей этого сообщества есть ли у них шанс подняться в этой жизни до уровня долларовых миллионеров, ответов, скорей всего, будет два. Первый, это то, что ему и нафиг не нужно никакое миллионерство и второй – что есть, несомненно.

Их мировоззрение устроено таким чудным образом, что подразумевает, если человек скатился с самых высот до уровня помойки, то почему бы ему и не подняться снова вверх? То, что этот лифт работает только вниз, их ум признавать наотрез отказывается. «Из князи в грязи» примеров сколько угодно, но вот чтоб наоборот? Через, примерно, год бомжевания, наступает необратимая деформация личности, и ходу назад как правило нет…

А оратор вещал, тем временем. Из всего словесного поноса, который обрушился на его бедные уши, следовало, что появился очередной Мессия, который обязательно вытащит нашу бедную Россию из задницы. И вроде как, прячется этот Мессия от слуг сатаны среди них, бомжей, ибо только они чисты душой и ведут подобный образ жизни исключительно ради подвижничества и презрения к дензнакам. Но тер он очень складно, кличку имел, за красноречие Игумен, и Тимоха понемногу увлекся, особенно когда тот переключился на буддизм и вообще восточную философию. Тема эта была для него очень близкая и он даже хотел вклиниться в монолог, ибо некотрые сентенции оратора ему показались несколько спорными и допускающими двойное толкование.

Глава 25. Два дуплета из обреза.

Но тут его взгляд упал немного в сторону и нашего героя продрал мороз по позвоночнику. Метрах в тридцати от костра сидел солдат. Тот самый, из сна, сидел на корточках и пристально смотрел на него «зрачок в зрачок». Тимоха от неожиданности, резко вскочил на ноги и тут оглушительно грохнул выстрел. В спину, между лопаток, как ногой в прыжке ударили, он кубарем влетел в толпу бомжей, кого - то сбил с ног, кто - то упал на него и тут хряснуло второй раз и раздался дикий пронзительный визг. Это завизжала, сидевшая в общей компании, насквозь пропитая шалава, неопределенного возраста. Его спасло два момента. Первый, это несомненно солдат, не подскочи он от неожиданного видения – заряд дроби попал бы точно в затылок, а так он пришелся ниже, между лопаток и келавровый бронник с этой задачей вполне себе справился. И второй момент, это шалава. Та, после первого выстрела вскочила, крутанулась в сторону и приняла на себя дробь второго выстрела. Дальше была куча мала и жуткая суматоха.

Все действие происходило рядом с несколькими бомжацкими балаганами, образующими своеобразный хутор. Сейчас там была паника и метался народ. Тимоха, с Глоком в руке, шустро забился в проход между таким домиком и рядом каких - то ящиков. Надо было оценить обстановку. Тут к нему заглянула волосатая рожа и он чуть не спустил курок, но вовремя узнал дикую харю Игумена. Тот, в отличии от Тимохи, стоял лицом к стрелявшему и хорошо заметил огонь выстрела из ближайшего балагана, голову не потерял и немедленно указал последнее местонахождение злодея. На поясе у Тимохи, была очень объемистая сумка – кенгуру, в которой вполне себе располагались две, не особо мощные, наступательные гранаты. Одну из них, он не размышляя долго, забросил в указанный балаган, ибо занавеска из старой шторы, выполняющая роль дверей, это позволяла.

- Ложись, граната!

Заорал при этом, бомжи дружно попадали, грохнуло не особо сильно, шалава визжала явно громче.

Обойма «Глока» 15 патронов, всю ее он выпустил веером, прошивая балаган насквозь, вслепую, в полуметре от земли, так как противник наверняка упал на землю. Внутри, вроде как, что - то вскрикнуло. Быстро сменив обойму и упав на землю, он подал голос.

- Эй, если жив – отзовись, щас еще одну кину.

В ответ, после не большой паузы, грянул дуплет из обреза, Тимоха все понял. Держа пистолет наготове, он зашел в балаган. Посмотрел, вышел и спокойно двинул осматривать подбитую шалаву, которая продолжала визжать, как пилорама в мебельном цеху, на одной высокой ноте. За ним следом сунулся Игумен и вылетел назад, как током ударенный и Тимоха про себя усмехнулся, там было от чего выскочить. У тела, внутри лежащего, почти не было головы, ибо дуплет крупной дроби вошел явно под челюсть. И ступня одной ноги почти совсем оторвана, кости наружу. С Глока пули, наверняка так же не все мимо пролетели, балаган совсем маленький. Ну, что ж, человек сам сделал выбор, его право.

Наверх...

ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/upload/image/_4460721.jpeg
Ник Испанец - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.
29.09.2015 21:35 old_welder
Спасибо за лестный отзыв. Продолжение "Испанца" называется "Охота на невидимку", говорят получилась лучше первой книги. Сейчас пишу концовку - готовность романа на 90%
29.09.2015 20:49 serg55542
Действительно, мужская остросюжетная, я бы, даже сказал, суровая проза. Не обманул автор в аннотации. Читается легко, чтение увлекает. Главный герой - супермен наших дней, и не важно, действие происходит среди бомжей или в присутствии прекрасной дамы, он всегда начеку, и готов сражаться с неизвестным соперником. Удачи автору.
Страницы:
1

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...