СЕЙЧАС обсуждают
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5199 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

Операция «Лямбда»
Авторских листов: 12
Дата публикации: 25.12.2015
Купить и скачать за 100 руб.
ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): Фэнтези, Сказки, рассказы в картинках
Аннотация:

Что, если в нашем дворе вдруг появятся жуткие и жестокие существа, прилетевшие из другого, гибнущего мира и желающие ни больше ни меньше – захватить Землю, уничтожить природу, а людей превратить в рабов?

Что бы вы сделали, как спасали свою планету, свой дом, своих близких, да и все человечество от страшной участи? А героям пришлось…

Рейтинг 16+

Отрывок:

Глава 8

Ночной Совет

Ночью, незадолго до двенадцати часов, когда в доме все затихло, Старец Антоний молча поманил ребят за собой. Они бесшумно спустились с крыльца и направились через лужайку и кусты к Волшебному Дубу. Ночь была очень темная, несмотря на полнолуние: луна только изредка проглядывала сквозь густые, быстро плывущие куда-то на юг, облака. Казалось, что эти облака впитывают лунный свет, как губка воду, и поспешно уносят его с собой, стараясь не уронить на землю малейшей искорки или лучика.

Старец уверенно вел их прямо сквозь заросли кустарника, и Майкл, несмотря на хлещущие по лицу ветки, не отставал от него. Яся, легко и неслышно двигалась за ними. Рой замыкал шествие.

Внезапно кустарник кончился, и они вышли на поляну, поросшую густой, мягкой на ощупь, травой. Майкл, смотревший до этого только себе под ноги, как будто в такой темноте можно было что-то увидеть, поднял глаза и замер. То, что предстало перед ними, вызывало давно забытый детский восторг, ощущаемый обычно, как щекочущий холодок внутри – под солнечным сплетением. Такое чувство всегда вызывал у него первый взгляд на наряженную елку, сияющую, переливающуюся блестками, мишурой и огоньками, запах свежести и хвои, яблок и мандаринов, предчувствие подарков и развлечений. Одним словом – волшебство!

Такое же волшебное чувство охватило его и сейчас. Посреди поляны возвышался Волшебный Дуб в самом расцвете своей долгой жизни. Ствол, толщиной никак не меньше трех обхватов, легко и гордо удерживал гигантскую кудрявую шапку ветвей и листьев. И все это можно было разглядеть до мельчайших деталей, оттого, что дерево – светилось! Светилось каждым листочком, каждой веточкой!

Свечение это было ни на что не похоже: ни на яркую праздничную иллюминацию, ни на сверкание фейерверка, ни на неоновую роскошь реклам.

Дуб светился нежно и мягко, словно был окутан прозрачным, мерцающим покрывалом, состоящим из тысяч живых светлячков, сияющих, каждый, своим особым и неповторимым цветом. Не было только ярких, слишком резких тонов – мерцание ласкало взор приглушенными, гармоничными сочетаниями.

- Как красиво! – раздался рядом с Майклом восхищенный возглас Яси.

- Это духи Природы собираются на Совет, - пояснил Старец. – Сейчас я вас познакомлю.

Они прошли через поляну и остановились под сенью сияющего Дуба.

Теперь Майкл мог разглядеть все подробно.

Необыкновенные, но прекрасные существа предстали перед ним, и буквально зачаровали этого бывалого путешественника, успевшего повидать немало, и воображающего иногда, что его уже ничем невозможно удивить.

Стихийные духи прислали на необычный совет своих представителей. Видимо, зная, что на Совете будут присутствовать и люди, большинство духов предстало перед ними в привычном – человеческом облике, но были и другие – весьма своеобразные формы.

Майкл успел заметить довольно крупных ящериц, светящихся тускло-красным, как остывающие угольки костра.

- Это Саламандры – духи огня, - пояснил Старец Антоний. – Они наиболее дикие, непохожие на остальных и менее всех подверженные влиянию чужой, даже положительной энергии. Их энергетика очень сильно отличается от всех остальных, и особенно от человеческой. Люди мало могут влиять на них, используя для своих целей лишь низших – самых слабых духов. Высшие же демоны – существа чуждой природы – неуправляемые! Даже Хозяин с трудом общается с ними. Видимо, только смутное сознание грозящей им опасности, заставило этих гордых и неугомонных духов согласиться сотрудничать вместе с остальными.

Как бы подтверждая его слова, две Саламандры, явно приветствуя гостей, привстали на задних лапах и внезапно преобразились в гибких огненных дев с буйными волосами, цвета пламени. Они изящно поклонились и вновь приняли вид ящериц. Наверное, так им было удобнее.

Старец тем временем, продолжал знакомить ребят с остальными духами.

- Это, - потеплевшим голосом говорил он, - мои первые знакомые из мира духов, феи леса, точнее, феи деревьев и кустарников.

Он указал на трех очаровательных девушек, чья нежная кожа, длинные серебристые волосы и даже легкая прозрачная одежда, переливались всевозможными оттенками лесной гаммы.

Феи улыбнулись гостям и нежными голосами назвали свои имена:

- Дубравка.

- Липочка.

- Калинка.

Майкл, конечно, сразу же перепутал, кто из них кто, и не только потому, что они были очень похожи, но и оттого, что их облик постоянно менялся, как меняется вид деревьев в зависимости от времени года или под сильным ветром и солнцем. Их волосы, глаза и одежда то напоминали цветом первые весенние желтовато-зеленые листочки, то приобретали цвет зрелой, сочной зелени, то глубокий малахитовый, а иногда вдруг мелькали в них богатые цвета осени – багряной листвы, увядающей листвы, золотистой, коричневой и их всевозможных сочетаний. Все эти цвета и оттенки, играли, светились и сменяли друг друга, плавно перетекая и переливаясь. Майкл уже знал, что подобное перетекание формы и цвета является признаком существ нечеловеческой природы, постоянным обиталищем которых служат другие пространственные и временные измерения. Поэтому обычно их никто и не замечает. Проявляются же они в нашей земной материальности лишь частично, с большим трудом, затратой огромного количества энергии и всякими спецэффектами, вроде мерцания, перетекания, завываний и прочего антуража, обычно до полусмерти пугая неподготовленного зрителя.

Но сейчас, зрелище, представшее перед гостями, было фантастическим. От них трудно было оторвать зачарованный взгляд. В то же время Майкл почувствовал, что феи смутно напоминают ему кого-то, но вспомнить кого именно, так и не смог, находясь в странном, но приятном расслабленном состоянии полусна или наваждения.

Но ему пришлось стряхнуть сладкое оцепенение, потому что Старец увлек их дальше под самую крону дерева:

- Смотрите, вот демоны воздуха, продолжал он, - Ариэль и Сильфиды.

Майкл увидел необыкновенной красоты юношу и двух девушек. Они казались еще более прозрачными, чем феи Леса, и мягко сияли голубоватыми, синеватыми и фиолетовыми оттенками.

Не успел Майкл их как следует разглядеть и ответить на их улыбки, как старец уже представлял им высокую и тонкую, одетую в серебристые, переливающиеся одежды, мерцающие жемчужно-белым, девушку, с огромными голубыми глазами. Она была такой гибкой, что контуры ее фигуры словно текли и струились, постоянно меняя очертания.

- А это – моя любимица – Водяница, фея ручья, - ласково представил девушку Антоний, - она наша единственная надежда. Речные то феи, их еще русалками, да ундинами в иных местах называют, все погибли в отравленной воде.

Водяница приветствовала их сиянием прозрачных глаз, и тихим, журчащим голоском произнесла:

- Здравствуй, дедушка Антоний, привет и тебе путник, и вам, сестрица и братец.

Последнее приветствие относились к Ясе и Рою. Майкла удивила ее непонятная классификация: значит, Антоний – дедушка, ну это еще ладно. Но почему Яся и Рой – сестрица и братец, а он, Майкл, просто путник?

Но расспросить он опять не успел – Старец увлек их дальше – к одиноко стоящей девушке, сияющей, пожалуй, ярче всех, необыкновенно теплым, уютным, согревающим душу и успокаивающим сиянием.

- Словно солнышко, - подумалось Майклу.

- А вот еще одна моя любимая внученька, солнышко наше, Полуденница, или Поленька. Прошу любить и жаловать, - представил девушку Антоний. – Она – фея полуденных лугов, повелительница трав и цветов.

Им приветливо улыбалась и кивала статная дева с нежным румянцем во всю щеку, золотисто-рыжими волосами, и зелеными, изумрудного оттенка, глазами, в наброшенной на роскошные плечи легкой накидке абрикосового цвета. Эта накидка и волосы излучали то самое мягкое янтарное сияние, так напоминающее солнечный свет в теплый летний день.

- Оттого и зовусь Полуденницей, - засмеялась Поленька, угадав мысли Майкла, - полную силу имею только ближе к полудню при ярком и жарком солнышке.

- А сейчас ведь ночь? – удивился Майкл.

- Сегодня особый случай, - снова засмеялась Поленька, блестя ровными зубками, - сегодня нас всех одарили своей силой остальные духи стихий, которых мы здесь представляем, и сила эта огромна. Но и вопрос, который предстоит решить, того стоит!

Майкл не мог оторвать глаз от ее прелестного лица, а Старец Антоний спросил:

- А что, Полюшка, Хозяин еще не появился?

- Нет, дедушка, - приветливо откликнулась Полуденница, - он предупредил, что может немного задержаться, так как приглашает лесных духов из самых отдаленных мест. Пока же собрались лишь окрестные духи.

- А кто это вот там, у самого ствола дерева, - спросил Старец, - в расшитых одеждах? Что-то я их не припоминаю.

Он указывал на две невысокие фигуры, закутанные в темно-серые плащи, украшенные множеством вытканных золотых и серебряных узоров и разнообразными драгоценными камнями – самоцветами, сияющими глубокими, насыщенными тонами, каждый соответственно своему названию: рубиновым, сапфировым, изумрудным, яхонтовым и прочими.

- Это же духи земли – гномы, - воскликнула Поленька. – Они – подземные жители, обитатели горных пещер и лабиринтов. Эти двое – случайно уцелели из всего населения наших Пещер, после прихода туда Зла! Их спасло только то, что в момент его появления, они отсутствовали – ходили в гости к соседям.

- Идемте, я вас познакомлю.

Поленька, тряхнув золотисто-рыжими кудрями, решительно направилась к печально стоящим гномам.

- Надо их поддержать и утешить.

При ее движении в воздухе замелькали сверкающие искорки. Присмотревшись, Майкл разглядел прозрачных золотистых пчелок, стрекоз и мошек. До сих пор они неподвижно сидели на плаще Полуденницы, напоминая вышитые украшения. Теперь же закружились вокруг нее сияющим хороводом.

- Это мои подданные – духи травы и цветов, - засмеялась Поленька, - мои дети, дающие мне силу.

Они подошли к гномам и выразили им свое сочувствие, а Поленька ласково поцеловала каждого гнома в крепкую щеку и сказала, что с помощью Старца Антония и его друзей им удастся победить Зло, и вернуться в родные Пещеры, чтобы продолжить дело своих сородичей.

Гномы, слегка приободренные поддержкой, приветливо покивали им своими большими головами, украшенными традиционными колпачками с кисточкой на конце. Тот, что постарше, грустно сказал:

- Спасибо на добром слове, фея Лугов, хотелось бы верить твоим словам. Но, должен вам сказать, что неизвестное Зло, погубившее наших родных, очень сильно, и легкой победы над ним ждать не приходится. Ведь наша община была одной из самых многочисленных и могучих среди всего подземного народа. А сгинула совершенно бесследно, словно растворилась в воздухе. Мы до сих пор не понимаем какое оружие или колдовство было использовано против них! Мы ведь и сами неплохо пользуемся магией, но это никому не помогло! Вспомни, что погибли не только гномы Пещер, но и все водяные духи, обитающие в реке, берущей начало в наших Пещерах. А что творится с людьми и животными, живущими на ее берегах…

Гномы дружно покачали головами.

- Значит, вы тоже не представляете, что это за Зло, откуда оно взялось и чего хочет? – спросил Майкл.

- Ни малейшего представления, - пожал плечами старший гном, - никаких догадок, кроме смутного ощущения грозной опасности.

Майкл хотел еще что-то спросить у них, но в это время присутствующих словно обдало ледяным ветром: колыхнулись ветви Дуба, на миг притушив мягкое сияние, померкло и свечение духов.

В наступившей тишине послышались чьи-то тяжелые шаги. Они приближались, и казалось, что земля содрогается под их тяжестью.

Майкл на мгновение впал в какой-то транс, очень похожий на панический страх.

- Хозяин идет, - раздался чей-то шепот.

В освещенное пространство под кроной Волшебного Дуба вступила группа самых странных существ, каких только доводилось когда-нибудь видеть Майклу.

Красивыми, в общепринятом среди людей смысле, их никак нельзя было назвать. Но они обладали такой могучей, буйной и привлекательной силой, которая завораживала не менее, чем красота. При виде этих существ становилось ясно, что они действительно духи Стихий. Сила играла в них, перехлестывала через край, как во время разгула грозы, землетрясения или цунами.

Возглавлял группу, несомненно, демон Леса. Его невозможно было с кем-нибудь спутать, хотя на этот раз он явился в облике обыкновенного человека. Хотя, нет, конечно, не совсем обыкновенного. Крупный, широкоплечий мужик, обросший черными длинными волосами и бородой, с тяжелым, давящим взглядом глубоко посаженных, неуловимых глаз.

- Пожалуй, на цыгана похож, - подумалось Майклу, - а впрочем, и не на цыгана вовсе, а на башкира или татарина… А теперь… Нет, не успеваю уследить…

Смутило Майкла то, что черты лица лесного демона ускользали от сосредоточенного внимания, принимая на краткий миг вид, то явного славянина, то кавказца, а при неожиданном повороте головы, вдруг явственно проявились припухшие веки китайца или японца, с их раскосыми темными глазами, перешедшие тут же в облик белокурого медлительного скандинава.

Впрочем, так же точно менялся облик и других духов – тех же лесных фей или Водяницы… Нет, не это повергло Майкла в оцепенение, не это леденило и сжимало тисками сердце, перехватывало дыхание… Подавляла исходящая от Хозяина мощь, настолько чудовищная, что казалось, сейчас раздавит жалкое человеческое существо, расплющит в лепешку и пройдет мимо, даже не заметив, словно букашку под каблуком…

Майкл чувствовал, что он больше не выдержит! Сейчас его согнет непреодолимая сила, заставит встать на колени, ползать на брюхе, пресмыкаться и молить…

В следующий миг все изменилось! Давление прекратилось, тиски разжались, в глазах прояснилось и Майкл увидел, что Хозяин, усмехаясь, подходит к нему, протягивает руку.

- Приветствую тебя, избранный, - густым басом произнес он, пожимая руку Майкла обыкновенным, почти человеческим рукопожатием.

Почти, потому что по руке словно проскочил ток, вольт в триста… Рука Майкла онемела, но это уже были пустяки…

- К-к-то, избранный? – спросил Майкл, удивленно озираясь.

- Ты, ты и есть избранный, - гулко захохотал Хозяин, и эхо его смеха долго перекатывалось по ущелью, - извини, пришлось тебя проверить. Сюда не всякого можно пускать…

- Чей избранный? – продолжал недоумевать Майкл, чувствуя себя полным дураком.

- Думаю, что Судьбы, - уже серьезно ответил демон Леса, - ни один обычный человек такой проверки бы не выдержал. Теперь давай знакомиться. Тебя, я уже знаю, зовут Майкл. А меня зовут по всякому, кто Лесовик, кто Леший, местные Шайтаном, а чаще всего Хозяином. И появляюсь я в самых разных обличьях: редко, вот как сейчас – человеком, а могу хоть медведем, хоть лосем, могу и птичкой махонькой – синичкой, к примеру. Остальные духи за небольшим исключением, - он покосился в сторону Саламандр, - мне подчиняются, потому как лес – главная животворящая сила на Земле. Лес, да сама Землица-Матушка из которой все растет. Лес ведь и воздух очищает и обогащает, и воду собирает, охраняет Землю от высыхания… Да ты это и сам знаешь… Знакомься с моей свитой, да начнем Совет, вопрос-то очень важный, надо к рассвету управиться. А светает сейчас рано.

После знакомства с такой личностью, как Хозяин, его свита, состоящая из духов помладше рангом, не произвела на Майкла особого впечатления. Ну, лохматые, косматые, с хвостами, рогами и ушами. Ну, шишка еловая вместо носа, ну, ослиные уши, свиное рыло, ну, один глаз на лбу, или много глаз по всей голове… Ну, химеры, составленные из фрагментов тел разных животных, рыб или птиц – ничего особенного: это все уже знакомо по сказкам, да и Старец рассказывал, когда описывал подготовку «Танго Смерти».

Майкл задумчиво разглядывал участников Совета, замерших было при появлении Хозяина, а теперь снова загомонивших, засиявших, начавших передвигаться, приветствуя друг друга…

- Интересно, - размышлял Майкл, - почему проверке подвергли только меня? Ведь Яся и Рой – тоже новички здесь?

- Или нет? – вяло думал он, разминая онемевшую от рукопожатия демона правую руку, в которой только сейчас начало восстанавливаться кровообращение, и ее кололо иголками, как бывает, когда отлежишь. – Яся ведет себя так, словно всю жизнь провела в обществе фей – вон как они смеются и болтают, будто давно знали друг друга… А Рой едва ли не обнимается с каким-то косматым и корявым чучелом – кикиморой болотной, что ли?

В конце-концов Майкл, справедливо рассудив, что все прояснится когда-нибудь само, поэтому нечего и голову ломать, присоединился к Старцу Антонию, удобно усевшемуся у самого ствола Дуба и беседовавшему с Хозяином, уже готовым возглавить Большой Совет.

Едва только Майкл уселся, демон Леса громко хлопнул в ладоши, и все собравшиеся духи тут же замолчали и приготовились внимательно слушать.

Майкл, привыкший к многочисленным нудным и долгим собраниям, заседаниям и оперативкам, был восхищен энергией и скоростью, с какой проводилось это небывалое совещание.

- Долго говорить не о чем, - начал Хозяин негромко, но отчетливо, так, что слышно было всем, но звуки не вылетали за пределы освещенного пространства, ограниченного кроной Волшебного Дуба. – Вы все уже знаете, что великая беда навалилась на нас, беда жестокая, а главное, совершенно непонятная. Неизвестно откуда взявшееся Зло поселилось в местных горных Пещерах, откуда берет начало наша река. Это Зло вначале погубило духов Земли, издревле обитавших в этих Пещерах, а затем и водяных духов, живших в реке. Пострадали от него и люди и животные, живущие по берегам мертвой реки и пьющие ее воду. А недавно до меня дошли сведения, что Зло добралось и до ближайшего города: там начались те же проблемы, что и у жителей деревень, расположенных на реке. Они стали озлобленными, агрессивными, бросили работать, и целыми днями выясняют отношения, дерутся и отнимают друг у друга пищу, ценности и вещи. Мало того, стали пропадать люди. Сначала – одинокие путники, а потом и целые группы и даже семьи! Значит, Зло неуклонно распространяется, расширяет свои границы! Скоро доберется и до нас! И вот я задаю вам вопрос: будем ли мы ждать, когда придет и наша очередь, либо попытаемся что-то сделать, как-то защититься?

Хозяин замолчал и обвел тяжелым, хмурым взглядом присутствующих. Все молчали, даже, казалось, не дышали.

Наконец, вперед выступил старший из гномов, который недавно разговаривал с Полуденницей и Майклом. Он почтительно поклонился присутствующим, отдельно Хозяину, и сказал:

- Конечно, уважаемый Лесовик, думаю, что выскажу общее мнение, каждый из собравшихся сказал бы: да, разумеется, мы хотим избавиться от Зла, вновь обрести чувство безопасности и радости существования. Но весь вопрос в том, как это сделать? Ведь никто даже не представляет, что это за Зло, в чем его сила и слабость, чего оно хочет и каковы его планы? Поэтому все и молчат. Им нечего сказать и нечего предложить.

- Говори только за себя, почтенный гном, - тут же раздался чей-то хриплый голос, с трудом выговаривающий слова. – Лично я считаю, что пока неизвестное Зло не трогает нас, духов Огня, вас, духов Леса и Воздуха, то нечего и нарываться на неприятности. Пусть те, кто пострадал, сами и разбираются проблемами. А мы – жили вольно и беззаботно, так и будем продолжать! Мы сильны, свободны и непобедимы! А слабые всегда обречены!

Майкл посмотрел в сторону говорившего. Это была одна из Саламандр – духов Огня. Правильно определил их характер Старец Антоний: Саламандры казались чуждыми всем собравшимся, держались особняком, и демонстрировали, что их основное качество – независимость, и поступиться ею, они ни за что не согласятся.

Гордые духи воздуха, казалось, готовы были согласиться с речью Саламандр. Во всяком случае, Ариэль и Сильфиды в задумчивости слегка кивали прекрасными головами.

- Этого я больше всего и боялся, - вздохнул Хозяин, - объединить духов стихий будет очень сложно, ведь они настолько несхожи между собой, что скорее предпочтут пропадать поодиночке, нежели выработать какой-либо совместный план действий. Именно поэтому я и пригласил на Совет людей. Только им, как ни странно, удается примирять и подчинять себе все стихии. Что скажешь, Антоний?

- Что я могу сказать вам, - тихо начал говорить Старец, - жизнь учит нас, что чужой беды не бывает. Зло пока еще не тронуло некоторых духов, но, кто знает, не обрушится ли оно завтра и на них? Но дело даже не в этом. Проблема состоит в том, что никто пока не знает, что или кто скрывается в Пещерах, каковы его дальнейшие действия и конечные цели. Мне кажется, что главной задачей сейчас, является не борьба с неизвестным Злом, а попытка узнать, что оно собой представляет. Следует сначала добыть нужную информацию, а уж затем решать, как со Злом бороться. Вот первоочередная цель, которая может объединить всех духов и людей. Ведь любопытство свойственно всем!

- И что же Вы предлагаете? – уточнил Хозяин. – Каким образом можно добыть нужную информацию?

- Думаю, путем переговоров, - твердо сказал Старец Антоний. – Собрать представителей всех Стихий и людей, вот как сейчас, отправиться в Пещеры и вызвать его обитателей на переговоры. Пусть объяснят, чего добиваются и выставят свои требования. А уж потом мы сможем решить, как поступать дальше.

Большинство духов обрадовано закивали головами. Даже непреклонные Саламандры слегка расслабились, и одна из них прошипела:

- С разумным предложением трудно не согласиться. Мы готовы участвовать в переговорах в качестве независимых наблюдателей.

- Ну, вот и отлично, - обрадовался Хозяин, - осталось только выбрать руководителей делегации переговорщиков, которым вы доверяете и будете подчиняться беспрекословно, чтобы не погрязнуть в бесконечных препирательствах между собой.

- Это, как раз самое простое, - решительно вышел вперед чернокудрый демон Ариэль, обводя присутствующих бездонными синими глазами. – Предлагаю выбрать руководителями двоих: несомненно, демона Леса – Хозяина, как самого сильного из нас, и любящего повелевать, - довольно ехидно добавил он.

- А ему в помощники, в качестве противовеса, придать праведного Старца Антония, который будет пресекать попытки принимать поспешные, непродуманные или опасные решения.

Духи Леса, которых на Совете было подавляющее большинство, одобрительно зашумели и засмеялись. Из остальных представителей тоже никто не возразил.

Чрезвычайно довольный Хозяин уверенным голосом подвел итоги:

- Итак, Совет решил приступить к переговорам с неизвестными, в нынешнем составе, по меньшей мере. Но я предлагаю пригласить на это мероприятие и других духов, также не меньше нашего заинтересованных в получении необходимой информации. Василиска нам не найти – времени мало, а вот Райских Птицедев, духов тотемных животных и еще кое-кого, думаю, пригласить удастся. Остальных призываю тоже: приглашайте всех, кого только сможете уговорить. Чем больше нас будет, тем, я думаю, лучше. Сможем произвести внушительное впечатление. Да и лишняя сила не помешает, мало ли что…

Переговоры назначаю через десять дней: они необходимы на подготовку. Выступим ранним утром, в пятницу, тринадцатого июля по человеческому счету.

Майкл слегка вздрогнул, услышав дату, но ничего не сказал, полагая, что духам нет дела до суеверий.

- Пока все свободны, - распоряжался дальше Хозяин, - встречаемся в назначенный день прямо на месте, у входа в Пещеры. Мы, с моим помощником – Старцем Антонием сейчас обсудим и уточним все подробности предстоящих переговоров.

Духи весело загомонили, освободившись от скучной обязанности что-то решать на Совете. Было видно, как их тяготила эта необходимость. Они уже собрались удалиться, как вдруг послышался слабый, нерешительный голос Старца Антония, заставивший, тем не менее, всех остановиться и повернуться к говорившему.

- Я не могу, друзья мои, принять ваше почетное, но непосильное для меня предложение, - сказал Старец. – Я не буду участвовать в переговорах!

Наступила напряженная тишина. Все, недоумевая, смотрели на Старца, стоявшего возле самого ствола Дуба, низко опустив седую голову.

- Как это – не будете участвовать? – выразил, наконец, немой вопрос всех присутствующих, демон Леса. – Не Вы ли сами предложили провести эти переговоры? Уговорили всех? А теперь как же?

- Я отказываюсь по личным причинам, - попытался объяснить Старец, а вы и сами справитесь.

Его слова прозвучали слабо и неубедительно.

- Вы что, боитесь? – высказал догадку Ариэль.

- Нет, конечно! – отмахнулся Старец. – Дело совсем в другом. Но мне не хотелось бы об этом говорить.

- А придется, - жестко сказал Хозяин. Глаза его потемнели и сузились. – Вы не можете не понимать, что именно сейчас нам, как никогда, нужно держаться вместе – людям и духам Природы. Мы связаны неразрывной, хотя и невидимой связью: мы погибнем – вам не жить, но и мы без вас долго не протянем. К тому же вы сами видели, что мы – стихийные духи слишком разобщены и легкомысленны. Мы не умеем заботиться о своем будущем, не любим объединяться для совместной борьбы. Любому духу среднего уровня легче погибнуть, чем озаботиться тем, что с ним случится завтра. Так уж мы созданы. Потому-то нам и требуется объединяющая энергия такого мудрого и праведного человека, как Вы, Старец Антоний. Без Вашего участия у нас ничего не получится. Так что расскажите, какие у Вас проблемы, и мы попытаемся их вместе преодолеть.

- Ну что же, делать нечего, - вздохнул Старец, - слушайте мою исповедь:

- Вы, конечно, знаете, что у меня живут сейчас родственники – сын с женой и внуком. И вот именно они являются причиной моего отказа от участия в переговорах. Дело в том, что я, видимо, сейчас расплачиваюсь за свои давние грехи: оставил семью, ребенка, ушел в монастырь, затем в отшельничество. Жил для себя, спасал свою душу, самосовершенствовался, а ребенок и его сын выросли тем временем, обычными современными эгоистами и потребителями. У нас нет ничего общего. Они хотят захватить здесь все – построить людный курорт, продавать целебную воду, привлечь толпы богатых бездельников и развлекать их здесь за деньги! Все во мне противится этому, восстает и протестует! Пусть даже это справедливое наказание за мои грехи, но участвовать в их проекте я не смогу, ни за что!

Смирение и покаяние тоже не помогают! Нет у меня никаких возможностей сопротивляться, да и отвечать злом на зло я не способен. Из-за всей этой напасти я совсем лишился покоя и силы: лечить больше не могу, да и сам стал прихварывать, бессонница замучила, а главное, ради чего я собственно и жил и трудился, молился и постился – ушла из моей жизни благодать, которая не покидала меня все последние годы! Эта благодать освятила и наш источник, именно за нее вы меня осчастливили своей дружбой и общением. Вместе с благодатью меня покинули покой, чистая совесть и уверенность в себе! Так что я теперь не тот Святой Старец, которого вы некогда знали и уважали. Теперь я просто больной старик, обремененный непосильной заботой, и уже неспособный ничем вам помочь. И что мне делать я совсем не знаю! Небо оставило меня!

Старец поник головой. Слезы вновь заструились по его бледным щекам, руки мелко дрожали.

Духи слушали молча. Но, когда Антоний кончил говорить, Хозяин, шумно вздохнув, воскликнул:

- Велика беда! Да мы их прогоним в два счета, точно так же, как это проделали тогда с любителями пикников на природе! Пошлем парочку привидений, чтобы напугали до полусмерти, или лешаков с щекотухами – заманят в лес, заморочат, закружат, защекочут до смерти, или в болото заведут… Вот и вся проблема!

- Нет! Нет! – в ужасе замотал головой Старец. – Так нельзя! Это совсем другой случай! Поймите же – это мой грех! Я не могу так просто их прогнать и все! И не хочу их пугать. Это их не исправит, а озлобит еще больше. Я должен как-то искупить свою вину. Постараться их исправить. Дать им то, чего они недополучили в детстве: любовь, заботу, ласку, родное тепло… Я, конечно, понимаю, что это невозможно, что уже поздно что-либо исправлять, но и отмахнуться от них, как от чужих – тоже не могу!

Духи растерянно молчали.

Вмешался Майкл:

- По-моему, - мягко сказал он, - Вы слишком много от себя требуете. Множество детей вырастает такими же, даже еще хуже, причем при обоих родителях… Да и вообще, считается, что характер ребенка формируется до пяти лет, а уж потом его невозможно исправить. А тут сорокалетние дяди и тети, да и внук уже не младенец…

- А по другому я не согласен! – строптиво заговорил Старец, насупив кустистые брови так, что не стало видно глаз. – Нужно как-то действовать с любовью и заботой, чтобы они поняли, что живут очень неправильно и исправились! Иначе я так и буду комплексовать, рефлексировать и заниматься прочим вздором, и никакого толку вам от меня все равно не будет!

Хозяин, нахмурившись, что-то сосредоточенно обдумывал.

- Ладно, - решительно прервал он затянувшееся молчание, - мне кажется, я знаю способ исправить их, и именно любовью. Но предупреждаю: горькое это лекарство. И счастья оно им не принесет, ибо счастьем распоряжаются гораздо выше, - он выразительно посмотрел вверх, туда, где луна безуспешно боролась с набегающими облаками.

- Но, вправить вывихнутые мозги должно, - продолжал Хозяин. И решительно отдал распоряжения, - Родителями займутся Поленька и Ариэль. Я дам вам все необходимые инструкции. А уж парня поучу я сам… Он у меня узнает, что такое любовь!

Демон леса проговорил это с такой свирепой улыбкой на темном, заросшем лице, что у присутствующих озноб прошел по спине.

- О какой любви вы говорите? – испуганно спросил Старец, - мальчик еще молод для понимания истинной любви…

- А я не имею в виду вашу истинную любовь, - все так же свирепо оскалил зубы Хозяин, впавший, казалось, в какой-то яростный экстаз, - я имею в виду весьма конкретную любовь к жизни, которая здорово обостряется у вашего брата – человека в экстремальных условиях…

- Смотрите, не погубите кого-нибудь, - встревожился Старец, - я себе никогда этого не прощу!

- Сказал, значит сделаю! – сурово отрезал Хозяин. – Хотя, погубил бы я этих, так невовремя явившихся людишек с гораздо большим удовольствием, но, ради общего дела, удержусь! Рассчитаю точную дозу лекарства…

Он захохотал гулко и страшно, вновь вызвав у Майкла неприятный холодок внутри. Майкл начал сознавать, что понятия о любви, добре и красоте у людей и демонов, видимо, разные, но менять что-либо было уже поздно.

Совет закончился, духи расходились, вернее, разлетались, а проще говоря, исчезали, растворялись…

Но Майкла продолжало терзать недоумение: он-то Майкл здесь при чем? Что он должен делать, чем помочь? Кто объяснит ему? Старец погряз в собственных проблемах, его и тревожить-то неудобно. Яся и Рой сами ничего не знают… Да еще эта проверка и странные слова о его избранности… Он знал, что это правда. Он – избранный. Но непонятно, почему именно его все время выбирает Судьба? Рок? Вселенная?.. для решения настолько сложных задач, что даже осознать их масштабы и значение он не может.

И Майкл решился. Он повернулся к Хозяину, продолжавшему сидеть, опираясь широкой спиной о ствол Волшебного Дуба, беседуя со Старцем.

- Извините, что помешал, - произнес Майкл, - но не могли бы Вы кое-что мне объяснить?

- Хорошо, - усмехнулся Лесовик, - окидывая Майкла пронзительным взглядом, и явно читая его мысли, так что Майкл почувствовал какое-то щекотание в мозгу, - мы уже заканчиваем…

- Итак, что тебя интересует? – спросил он через несколько минут, закончив молниеносное совещание со Старцем Антонием. Энергия и натиск были, видимо, его характерными чертами, делая лидером среди духов.

Майкл тоже заторопился, объясняя:

- Вы сказали, что я, действительно, избранный. Это правда. Но, я не понимаю, за что? За какие такие качества? По каким критериям? Ведь я нисколько не выделяюсь среди своих современников ни умом, ни талантом, ни, даже, физической силой! Но я и не настолько глуп, чтобы этого не понимать!

Хозяин, слушавший его со своей обычной свирепой ухмылкой, внезапно убрал ее, и серьезно, даже сурово, сказал:

- Не я бы должен тебе это объяснять, да видно, больше некому. К тому же я тоже не настолько глуп, чтобы не понимать, в чем тут дело. Ну, уж ладно, в общих чертах объясню. Ум, талант, и уж, тем более, физическая сила – это всего лишь человеческая оценка. Вселенная, как ты это называешь, использует совершенно другие критерии, которые современными людьми осознаются пока еще с большим трудом, или не осознаются вовсе…

- Какие же это критерии? – заинтересовался Майкл.

- Это нравственные критерии, - отозвался Хозяин, - весь организм Вселенной создан на основе нравственных законов, поэтому и критерии соответствующие: нравственная чистота, включающая любовь к другим, как к самому себе, бескорыстие, терпимость, признание и уважение достоинства и прав других, и тому подобное. В тебе это есть, хотя может быть ты сам не осознаешь этого.

- Ну, предположим, что есть, - продолжал недоумевать Майкл, но как это может мне помочь принять правильное решение? Да еще в нужное время – ни раньше, ни позже? Я никогда не могу понять, что должен сделать и как? Я так же беспомощен, как и все остальные люди! Если бы была какая-то ясность, если бы я знал, что нужно сделать!

- Не мучайся, Майкл, - неожиданно дружески улыбнулся ему Хозяин, - сила избранных вовсе не в том, чтобы точно знать, что нужно делать, а в том, что вследствие нравственной чистоты, они смогут в нужную минуту принять сигнал о необходимом действии, и исполнить то, что следует, в определенном месте и в определенное время. И никакие корыстные и эгоистические соображения или колебания не помешают ему исполнить свой долг… Иными словами, ты – надежен…

- До встречи у Пещеры, - сказал, тяжело поднимаясь на ноги, Хозяин, и дружески хлопнул Майкла по плечу, отчего рука его, восстановившаяся было после рукопожатия, вновь онемела.

Они еще какое-то время молча посидели под Дубом – Майкл и Старец Антоний, не говоря ни слова. Им обоим было о чем подумать.

Так же молча и терпеливо ожидали их Яся и Рой.

Духи все уже разошлись. Волшебное сияние ветвей и листьев стремительно гасло.

Домой им снова пришлось возвращаться в полной темноте.

Наверх...

ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/
Операция «Лямбда» - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.

Ваш комментарий может стать первым.

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...