СЕЙЧАС обсуждают
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5227 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

На изломе. Книга первая
Объем : 428 страниц(ы)
Дата публикации: 01.01.2015
Купить и скачать за 69,9 руб.
ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): Романтическая литература, Книга Написано Пером
Аннотация:

О чём эта увлекательная книга? О войне? Наверное, и о войне. Но правильнее будет сказать – о жизни, о любви. Остросюжетный роман «На изломе» - первая часть дилогии «Приговорённый жить», он повествует о судьбе Иванова Александра Николаевича – русского воина, офицера. Первая часть рассказывает об армейской жизни героя. В основу сюжета положены события весны-лета 1995 года (первая чеченская компания). Действия разворачиваются не только на территории Чечни. Центральной линией прослеживается внутренний конфликт Иванова с самим собой, выливающийся в конфликт с начальниками. На фоне жестокости и бессмысленности той войны показаны отношения мужчины и женщины. Основной нитью проходит тема любви к Родине и чести офицера.
Роман будет интересен широкому кругу читателей.

Отрывок:

НА ИЗЛОМЕ
В конце ноября меня срочно вызвали в управляющую компанию. Взяв билет до Москвы в спальный вагон, я уже подумывал, что поеду один в двухместном просторном купе, так как до отправления поезда оставались считанные минуты. Но когда поезд тронулся, дверь в купе мягко отошла, и на пороге возникла не очень высокая, но хорошо сложенная худощавая фигура интересного мужчины в длинном темном пальто. На вид мужчина был моим ровесником – лет сорока, с небольшой сединой в темной густой шевелюре прямых, аккуратно зачесанных волос, на носу – очки в тонкой золотой оправе. В руках он держал черный кожаный чемодан-дипломат. Поздоровавшись глухим низким голосом, мой попутчик прошел в купе, поставил чемодан на свой диван и снял пальто. Дорогой, хорошо сидящий по фигуре темно-синий костюм в мелкую бледную полоску подчеркивал достоинства его внешности. Сняв пиджак и галстук и аккуратно повесив их на плечики, мужчина устроился напротив меня и представился, протянув руку:
– Будем знакомы. Александр.
На другой его руке я разглядел очень дорогие золотые швейцарские часы. И больше никаких колец или украшений.
Я тоже представился и дружески пожал небольшую, но крепкую руку.
– До Москвы? – поинтересовался я.
– До самой столицы, – утвердительно кивнул попутчик. – День там,. потом обратно.
– На самолете не рискнули? – намекнул я на переменчивую осеннюю погоду, бросив взгляд на плывущий за окном в туманной дымке пейзаж.
– Да, – вздохнул, посмотрев в окно, мой сосед. – Не люблю я поездов. Шестнадцать лет прослужил в авиации. Я в прошлом – военный летчик, поэтому люблю летать. Но опаздывать никак нельзя. Вот решил – поездом.
– Удивительное совпадение! – негромко воскликнул я. – Оказывается, мы с вами – коллеги. Я тоже бывший военный летчик. Только прослужил двадцать положенных лет.
– А где вы служили? – поинтересовался он.
Оказалось, что мы оканчивали одно авиационное училище. Только он – на два года позже меня. И служили мы почти всегда рядом. Даже бывали в одних и тех же местах. И общие знакомые у нас нашлись.
– Надо же! – усмехнувшись, удивился сосед. – И только теперь встретились. А вы женаты?
– Женат. А Вы?
– У меня жена – поискать! Врач. Настоящая русская женщина – красавица и умница! С того света меня вытащила.
– Расскажете? – заинтересовался я.
– Расскажу…
Так началось наше знакомство.
После коньяка и раннего ужина, принесенного официантом прямо в купе из вагона-ресторана, у нас потекла неспешная беседа. Александр, как и я, не курил, поэтому нам не нужно было прерываться на долгие перекуры. Несмотря на это, наш разговор затянулся до утра.
Вначале я рассказал про свою жизнь. Потом он – про свою. А начал мой попутчик так:
– Фамилия моя простая – Иванов…

I. Лена
…Под стеклом пилотской кабины промелькнул близкий край высокого берега реки, и винтокрылая машина послушно устремилась вниз вдоль откоса к самой воде.
– Держать строй!.. – бросил в эфир Иванов.
– Идут как привязанные, – сообщил, взглянув в свой блистер, правый летчик. – На этот раз удержали.
– Сколько до аэродрома дозаправки? – поинтересовался у него Иванов.
– Через сорок минут будем…
Это была командировка на Кавказ. В самом начале весны получили приказ перегнать звеном из части в Моздок четыре вертолета «Ми-8». Машины старые, доживающие свой второй срок, но других просто не было в наличии. В полку все машины летали с продленным техническим ресурсом. При отборе вертолетов Иванову пришлось поругаться с полковыми инженерами, не желающими отдавать лучшее. Наконец, выбрали из того, что было: четыре машины с мощными двигателями. Навесили броню, оружие – и в путь!
Из состава четырех экипажей «обстрелянных» – только двое: майор Александр Иванов, командир звена, и ведущий второй пары Серега Чамов – орденоносец, капитан, старший летчик звена. Афганцы. Остальные – молодежь. Для Иванова с Чамовым – обычная командировка, летят спокойно, а пацаны волнуются – на войну летим.
Когда внизу проплывала безлюдная степь, Иванов использовал время в пути для тренировки звена, отрабатывая групповую слетанность экипажей. Его машина то падала к самой земле, то резко набирала высоту. Ведомые вертолеты еле успевали за ней. Слетанность пар оставляла желать лучшего. Сказывалась нехватка горючего в части и, как следствие, малый налет часов молодых летчиков. А вертолет на войне без маневра – удобная мишень.
Первая посадка на дозаправку по плану значилась на одном из аэродромов истребительной авиации в Волгоградской области. Сели по расчетному времени. Заправились. Ждут. А метеослужба вылета все не дает. Над аэродромом погода, как говорят летчики, – «так себе», но взлететь можно. А вот к югу метеослужба пугает ухудшением. Но запас светлого времени еще позволял, и вертолетчики с надеждой ждали, сидя в грузовой кабине командирского вертолета.
– Андрей, пойди потревожь метеослужбу, – распорядился Иванов, взглянув на своего правого летчика, – а то светлое время скоро закончится.
– Понял, – отозвался «правак», поднимаясь.
Отправив своего помощника на командно-диспетчерский пункт к метеорологам, Иванов пошел прогуляться по аэродрому. Ностальгия у него по истребителям осталась с самого детства. Мечтал он на них летать, и до сих пор еще душа не успокоилась. После школы из-за глупой мальчишеской драки не поступил Иванов в истребительное училище. Тогда ему пришлось скрываться от милиции. Забрав документы из приемной комиссии Качинского училища, он уехал навсегда из родного города.
В вертолетное училище Иванов сдал экзамены без особого труда. Вначале пузатые и неспешные вертолеты вызывали в нем простой интерес и, по сравнению со стремительными истребителями, казались тихоходными каракатицами или, как говорят профессионалы, – «вертушками». Но со временем он полюбил эти машины за их особенную маневренность, надежность и возможность видеть красоту земли с высоты птичьего полета. А в Афганистане – и за живучесть. А по истребителям в душе навсегда осталась ностальгия как о несбывшейся детской мечте.
И вот идет военный летчик первого класса гвардии майор Иванов по бетонным рулежным дорожкам аэродрома, смотрит на остроносые красавцы-истребители и как будто купает душу в чистых водах детской мечты. Вдруг слышит с той стороны, откуда прилетело и их звено, накатывается и становится громче знакомый звук. Так гудят вертолеты, летящие группой. Через пять минут заходят на аэродром шесть «Ми-8».
Вертолеты зарулили на стоянки, выключают двигатели.
Иванов подошел. Из открывшихся дверей выходят экипажи. Ребята молодые, знакомых лиц нет. А машины – все шесть – чистенькие, только что с завода, еще пахнут краской. Иванову ли не разбираться в этой технике! В боевых частях про новую модификацию «Ми-8МТВ-2» только слышали, а тут – вот они, можно потрогать руками. Хорошая машина – мощная, с локатором, новой автоматикой и вооружением. Не то что побывавшие в Афгане «старушки» «Ми-8», на которых летает полк Иванова.
Получив разрешение экипажа осмотреть кабину, Иванов поинтересовался:
– С нами в Чечню, мужики?
– Нет, – отвечают. – Проданы машины в Казахстан. Гоним уже третью партию.
Не понятно Иванову стало тогда, даже обидно: нашим войскам эти машины в Чечне нужны как воздух, а первоклассную технику продают в другие республики, откуда она может попасть в Чечню, но уже к бандитам. Видно, не надумана в России пословица «Кому война, а кому – мать родная».
Транзитные экипажи дозаправили свои машины и взлетели, взяв курс на восток. А группа Иванова все сидит. Лететь на юг – погоды нет. Летчики и техники кое-как перекусили бортовым пайком и стали возмущаться:
– Как продавали Россию, так и продают, сволочи! Совести нет…
– Этих гадов – самих бы в Чечню!..
– Совсем стыд потеряли. У нас такие потери! Техники не хватает, «горючки» не хватает! Все продают! Лишь бы карманы набить!..
Пришлось вмешиваться. Голос Иванова прозвучал спокойно, но властно:
– Хватит без толку глотки драть. Нервы поберегите. Вон лучше погоду ругайте. А то Ващенки все нет, видно, метеослужба «добро» на вылет не дает.
Летчики еще немного повозмущались по поводу улетевших вертолетов, затем обругали всю метеослужбу с их прогнозами и успокоились. А что еще остается? Достали картишки и расписали «пульку» по офицерскому преферансу. Иванов тоже поучаствовал.
В этот день ему в картах не везло.
Правый летчик еще не возвращался из штаба. Иванов не выдержал и, бросив карты, пошел сам на командно-диспетчерский пункт.
От разводящих руками диспетчеров он поднялся на этаж метеослужбы. А там – сюрприз.
– Сашка! Кислов, ты? Вот это да! – воскликнул Иванов, открыв дверь с табличкой «Начальник метеослужбы полка» и не поверив своим глазам.
Из-за рабочего стола навстречу Иванову с улыбкой поднялся красивый высокий мужчина лет тридцати пяти в летном комбинезоне:
– Я все думаю: что ты не заходишь? Прилетел уже два часа назад! Сам уже хотел идти тебя искать.
Они по-дружески обнялись.
– Знал бы – сразу зашел! Теперь улетим! – улыбался Иванов, радостно похлопывая Кислова ладонью по спине.
Но не тут-то было. Кислов показал карту погоды, а там – дело плохо. И на завтра прогноз неутешительный. Настроение у Иванова совсем испортилось.
– Вот невезуха!.. – произнес он озадаченно, разглядывая большую карту, висящую на стене.
Товарищ подбодрил:
– Саня, ты не расстраивайся! Сдавайте машины под охрану. Я сейчас позвоню в гостиницу. Вас устроят. А ты вечером к нам в гости приходи. Супруга будет рада. Вот адрес.
Кислов написал на оторванном клочке бумаги пару строк и протянул Иванову. Тот прочитал и, гася разочарование, пообещал:
– Ладушки… Расскажешь, как ты в такую дыру угодил? За майорскими погонами погнался?
Кислов грустно улыбнулся:
– Почти угадал.
– Насчет дыры?
– Насчет погон. Значит, мы с женой ждем тебя к ужину.
– Договорились. Кстати, ты моего «правака» тут не видел?
Кислов поднял трубку телефона:
– Он у связисток на коммутаторе. Позвать?
Иванов усмехнулся:
– Скажи, чтобы шел к вертолету вещи собирать. Ромео хронический!..
Последнее слово Иванов бросил уже с порога двери. За дверью его догнал голос Кислова:
– Он насчет вашего питания уже договорился! Можете идти прямо в столовую. Дежурную машину я пришлю туда.
Иванов крикнул из коридора:
– Спасибо!..
После столовой экипажи отправились в гостиницу. До нее добрались на дежурной машине, присланной Кисловым.
Водитель остановился у старого четырехэтажного типового кирпичного строения. Красная вывеска, ярко контрастирующая со всем видом обшарпанного здания, сообщала: «Общежитие войсковой части».
Всего группа вместе с инженерным составом насчитывала четырнадцать человек. Для них выделили три четырехместных номера на втором этаже и один двухместный – на третьем. Иванов со своим правым летчиком как некурящие разместились в двухместном номере, выше этажом от основной группы.
Оставив вещи, все звено отправилось на экскурсию по городку и его магазинам. Благо что командировочным в финансовой службе полка перед вылетом выплатили долги почти за год.
Не найдя для себя ничего примечательного и накупив продуктов, компания в полном составе возвратилась в общежитие, где в одной из комнат второго этажа дружно и быстренько занялись приготовлением походного ужина. А Иванов, оставив за старшего Серегу Чамова и дав «ценные указания», направился в гости к Сане Кислову, предусмотрительно по пути еще раз наведавшись в магазин.
Дверь квартиры открыла эффектная белокурая женщина в ярком красном платье – жена Кислова, Людмила. С ней Иванов поздоровался как со старой знакомой. Когда они с ее мужем служили в одном полку на Дальнем Востоке, она работала официанткой в офицерском кафе. А так как холостяк Иванов являлся частым посетителем этого заведения, то он с ней часто танцевал на всяких праздниках. А однажды они выпивали в одной компании, Кислов тогда еще не являлся законным супругом Людмилы и отсутствовал, будучи в командировке. Людмила, приняв предложение Иванова, в середине вечеринки ушла с ним. Он даже немного влюбился в эту яркую блондинку. Но через несколько месяцев их отношений на горизонте появился красавец метеоролог Кислов и отбил Людмилу.
Итак, дверь Иванову открыла женщина, знающая о том, что она красива. Поздоровались как старые добрые друзья, обменявшись любезностями.
– Привет, Людмила! Извини, цветов нигде не нашел, – Иванов протянул ей пакет с продуктами.
Женщина ответила очаровательной улыбкой, пропуская Иванова через порог:
– Здравствуй, Саша! Ты не меняешься. Сколько же мы не виделись?
– Чуть больше двух лет. А ты все хорошеешь!
– Шутишь, Саша! – снова улыбнулась Кислова, кокетливо поправляя прическу. – В таком захолустье разве похорошеешь?
– Но тебе это удается.
По всему было видно, что хозяйка искренне рада гостю. Иванов поцеловал ей руку, вложив в этот жест как можно больше галантности. Она погладила Иванова по голове как старого друга и обняла.
Саня Кислов появился из ванной комнаты в шикарном спортивном костюме, и друзья обменялись рукопожатиями.

Ужин удался. Жена Кислова готовила неплохо. Оба Александра пили водку, закусывая мясом с картошкой и разносолами. За столом они вспоминали полк, дни совместной службы, общих знакомых. Людмила расторопно суетилась между комнатой и кухней, но и успевала посидеть за столом с мужчинами, шутила и смеялась наравне с ними. Кисловы были искренне рады неожиданному появлению Иванова – это внесло какое-то разнообразие в их установившийся уклад жизни в глубокой провинции.
– У нас тут глухомань, Саня, – жаловался Кислов. – До Волгограда полдня трястись на машине. Только новостями по телевизору и живем. Хоть сыну ни в чем не отказываем.
Сынишка Кисловых – симпатичный парнишка трех лет – Иванову понравился.
И Людмила произвела на Иванова должное впечатление – не забылись старые чувства. Он даже произнес тост: «За красивую женщину, прекрасную хозяйку! Я тебе завидую, Саня, по-хорошему. Повезло тебе!». Довольный Кислов поддержал такой тост.
Людмила, бросая короткие взгляды на гостя, пила только вино, а рюмки мужчин наполняла водкой. Иванову показалось, что делала она это слишком резво. Не успела закончиться одна бутылка водки, как на столе появилась другая.
Кислов-младший уже спал, когда Людмила предложила посмотреть фотографии и принесла большой толстый альбом. Оба Александра уже достаточно охмелели. Людмила позвала их на диван и села между ними, сказав, что между двух Александров обязательно загадает желание, которое сбудется, положила альбом к себе на колени и раскрыла его на первой странице. Чтобы видеть фотографии, Иванову пришлось придвинуться ближе к молодой хозяйке. Безотчетно он обнял Людмилу за талию. Его рука через одежду ощутила, как упругое и горячее женское тело напряглось при его прикосновении. Иванов убрал руку.
И тут Иванов почувствовал, как рука Людмилы, скользнув под альбомом, легла на его колено. У него перехватило дыхание. Женщина как ни в чем не бывало продолжала говорить, показывая фотографии. Иванов посмотрел на друга. Кислов спал, откинув голову на спинку дивана. Иванов перевел взгляд на его жену и увидел очень близко глаза… Людмила отложила в сторону ненужный альбом и тихо произнесла:
– Он не проснется.
– Может, тебе помочь убрать со стола? – Иванов мягко убрал руку хозяйки со своего колена.
Его реакция задела ее, но она быстро взяла себя в руки.
– Не нужно. Я сама… Знаешь, Саша, а ведь те дни на Дальнем Востоке я вспоминаю как самые счастливые. Мы были такими молодыми!
Иванов улыбнулся.
– Мы и сейчас нестарые. А счастье, Люда, предмет, не имеющий настоящего времени: оно или прошлое, или, чаще, – будущее.
– А ты все такой же… начитанный, – грустно улыбнулась Кислова. – Не женился еще?
– Умных и красивых такие парни, как твой Саня, разобрали. Холостякую…
– Ты всегда отделываешься шутками. Оповести хоть, когда надумаешь остепениться.
– Да я уже и сам мало в это верю. Вот ответь мне, Люда, только честно: ты любишь своего Кислова?
– Хочешь сказать, что если бы я тогда вышла за тебя, все сложилось бы иначе? – продолжила она его мысль.
– Не знаю, – пожал плечами Иванов. – Знаю только, что всякая любовь проходит. Даже такая, как ваша с Саней. А ты мне очень нравилась…
– Нравилась? – Кислова пытливо смотрела Иванову в глаза. – Скажи, а ты меня любил?
Иванов отвел взгляд. Зачем ворошить прошлое?
– Знаешь… – протянул он неопределенно, – поздно уже. Пора мне…
Иванов поднялся и направился в коридор. Людмила вышла следом.
Надев кожаную куртку и фуражку, Иванов поцеловал хозяйке руку:
– Спасибо! Все было выше всяческой похвалы!
– И тебе спасибо за вечер, – очень тихо произнесла Людмила. В ее глазах Иванов читал немой вопрос: «Почему?».
Он повернулся, легко справился с дверным замком и вышел на площадку. И все же озвученный вопрос заставил его обернуться.
– Почему, Саша?
Иванов чуть помедлил с ответом. Зачем лгать?
– Я любил тебя…
– Ты можешь остаться.
– Не могу.
– Почему?
– Саня был и остается моим другом.
Он уже прошел вниз целый этаж, когда услышал, как очень тихо захлопнулась дверь квартиры Кисловых. Навсегда.
«Ну и ладно!» – грустно улыбнувшись, подумал Иванов.
Вечерняя прохлада немного остудила голову, притупив чувство неутоленной жажды женского тела, но огонь, распаленный Людмилой, все не гас. Иванов шел, кляня и Кислову, и ее мужа, и себя самого, за то, что согласился прийти в их дом, но легче от этого не становилось.
На пороге общежития Иванов появился злой, как собака, поэтому, даже не проверив, как дела у подчиненных, он прошел в свой номер.
«Правак» уже мирно спал, не заперев дверь на ключ. Иванов попытался последовать примеру подчиненного, но из головы никак не выходила Кислова! Молодой организм отключаться совсем не желал.
Иванов встал, оделся и решил погулять на свежем воздухе. Но, к еще большему своему раздражению, обнаружил, что входная дверь общежития заперта на ключ, а дежурная старушка спит непробудным сном, забаррикадировавшись стульями у себя в тесной дежурке.
Поднявшись обратно на третий этаж, Иванов услышал доносившийся со стороны кухни шипяще-булькающий звук кипящего чайника. Подумав, что там кто-то есть, и чай сейчас бы не помешал, Иванов пошел на этот звук.
В большом, давно требующем ремонта помещении общей кухни он увидел невзрачную, похожую на мальчика глазастую худую девчушку, сидящую за пустым столом. Внешность, надетый на ней блеклый старенький халатик впечатления на Иванова не произвели, но ему нужно было с кем-то поговорить.
Девушка красила ногти, и внезапное появление незнакомого мужчины ее напугало. На плите вовсю надрывался паром видавший виды большой алюминиевый чайник, но девушка не обращала на него внимания – по-видимому, была слишком поглощена своим занятием. При неожиданном вторжении Иванова она растерялась, стала поправлять и запахивать халат, вскочила со стула, наконец, вспомнив про кипящий чайник, выключила газ, потом села обратно за стол и, не поднимая глаз на незваного гостя, стала теребить пальцами подол халатика.
– Не спится? – поинтересовался Иванов, разглядывая с порога потертые в трещинах стены и потолок, почему-то не посчитав нужным поздороваться. Хмель почти прошел. Осталось раздражение.
Девушка не ответила.
– Чайком угостишь? – спросил Иванов, подходя к столу.
– Сейчас кружку принесу.
Девушка, перестав дергать халат, сорвалась с места и пулей вылетела в двери.
Усмехнувшись, Иванов поглядел ей вслед: небольшого роста хрупкая девчушка со спины вполне могла сойти за подростка. С красавицей Людкой Кисловой ни в какое сравнение она не шла.
Через минуту с двумя кружками, заваркой и сахарницей в руках девочка-мальчик стремительным ураганом влетела на кухню.
– Печенья у меня нет, – как бы оправдываясь, пожала она плечами. Затем подняла на Иванова чистый светлый взгляд голубых глаз:
– Хлеба хотите?
– Нет, спасибо, – мотнул он головой и подумал: «А взгляд – как у ребенка».
Пока девушка хозяйничала возле стола, Иванов подошел к окну и, опершись руками о подоконник, стал смотреть на темную, освещаемую редкими фонарями неширокую пустынную улицу, чувствуя, как мучившее его последний час раздражение куда-то уходит.
– А вы меня не узнали, Александр Николаевич? – донеслось до Иванова.
Он повернулся и с удивлением посмотрел на девушку, стараясь уловить что-нибудь знакомое. Она ему совсем никого не напоминала.
– Честно говоря, нет, – озадаченно признался Иванов. – А вы что, меня знаете?
– Вы же к нам сегодня заходили. Вы – друг моего начальника, майора Кислова. Я вам еще карту погоды приносила. Ну, вспомнили?
«Друг!» – с усмешкой подумал Иванов. А вслух произнес:
– Вот теперь вспомнил! Как одежда меняет женщину! – хотя, если честно, он и тогда не обратил на нее никого внимания.
– Ты чего же не спишь, Золушка? – уже по-доброму поинтересовался Иванов.
– Завтра у подруги день рождения, а я до вечера буду на службе. Боюсь не успеть. Голову вот помыла, теперь сушу. Да вы идите к столу, чай готов.
– А звать-то тебя как? – спросил Иванов, устраиваясь на стуле напротив гостеприимной случайной знакомой.
– Леной.
Голос у девушки, как и ее взгляд, был приятным и чистым, и от нее самой веяло такой простой человеческой добротой, что Иванов решил отбросить все сложности.
– Раз мы с тобой такие старые знакомые, Лена, можешь называть меня Сашей. Не забудешь, потому что так и твоего начальника зовут.
– Я, наверное, не смогу вас просто по имени называть… Можно с отчеством? – Ее смущению не было предела.
Иванов хмыкнул. Определенно, человечек, сидящий напротив, ему уже начинал нравиться. Не ответив на ее вопрос, Иванов со словами: «Подожди секундочку» отправился в свой номер, где спал «правак» и видел, наверное, десятый сон.
– Держи, это тебе, – сказал Иванов, вернувшись на кухню, и протянул большую плитку шоколада. – И давай, наверное, перейдем на «ты».
– Давайте, – опустив глаза, тихо согласилась Лена. – Спасибо… за шоколад.
– Ну что, я таким старым выгляжу? Что тебя смущает? – спросил Иванов, весело подмигнув.
Девушка засмущалась еще больше:
– Нет. Просто сегодня, когда вы ушли, Александр Павлович про вас рассказывал.
– Много плохого?.. Что Саня Иванов – бабник, картежник и пьяница… – Иванов напустил на себя грозный вид.
– Нет-нет, – запротестовала Лена, открыто взглянув Иванову в глаза, – наоборот! Он рассказал, что вы воевали, что у вас много орденов. Вы столько в жизни повидали, Александр! А я нигде не была. Я ведь местная. Родители тут недалеко в деревне живут. Вся жизнь: школа, техникум, в армии и года нет… Вся деревня мне завидует, все говорят: повезло! Мне уже девятнадцать, а я еще ничего не видела. Я вам искренне завидую, Александр… Николаевич…
Лена замолчала. Иванов смотрел на нее и думал, что человек не всегда должен иметь яркую внешность, чтобы быть по-настоящему интересным. Теперь перед ним сидела совсем другая девушка – умная и добрая. А главное – заботливая. Ему льстило, что она назвала его просто по имени, когда так незатейливо рассказывала о себе. И вдруг Иванов почувствовал, что ему просто необходимо выговориться самому. Он рассказал про то, как не попал в истребительное училище, про то, как женился и не смог стать хорошим мужем и отцом, про полеты в афганских горах, про Чечню, потерю друзей, свое постоянное одиночество. Говорил он долго, а она слушала и не перебивала.

Наверх...

ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/upload/image/_4565677.jpg
На изломе. Книга первая - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.

Ваш комментарий может стать первым.

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...