СЕЙЧАС обсуждают
Не указано 
11:58 22.08.2017
ОТЗЫВЫ
Сергей Мащинов
Здравствуйте! Книгу получил. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Сильно порадовали! Теперь я Ваш...)))
Андрей Белоус
Здравствуйте! Авторский экземпляр получил, за что хотелось бы выразить искреннюю признательность. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить весь коллектив Издательства,   принявших участие в издании книги. Отдельная благодарность дизайнеру рекламной заставки на главной странице   сайта, сумевшему невероятно полно отразить замысел книги.

Социальная сеть НП
Перейти в соцсеть Написано Пером
5200 участников


ЧИТАТЕЛИ рекомендуют

ТОП комментаторов:
Другое
Комментариев: 315
Писатель
Комментариев: 213
Не указано
Комментариев: 167
Дизайнер
Комментариев: 153
Другое
Комментариев: 150

Орлы златого века Екатерины
Объем : 168 страниц(ы)
Дата публикации: 01.01.2017
Купить и скачать за 69 руб.
ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:
Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...

Жанр(ы): Поэзия, Историческая художественная литература, Книга Написано Пером
Аннотация:

Золотой век Екатерины — это целая плеяда государствен-ных деятелей, военноначальников, ученых, поэтов, именуемых екатерининскими орлами.
Мы остановили свой выбор на двух из них — Cуворове и Ломоносове — как на наиболее универсальных и ярких личностях из созвездия талантов на небосклоне Российской Империи XVIII столетия.

16+

Отрывок:

Архистратиг Суворов

Историческая поэма

ПРОЛОГ

Кто властвовал над миром,

Чинился на пирах,

Давно уж обратился

В забытый всеми прах.

Но прах великих предков

Нам дорог, мил и свят

И их потомки наши

Забвенья не простят.

Пусть тень великих предков

Россию осенит,

В них оживет история,

И прах заговорит.

Знаком ли вам вот этот лик?

Бесследно не исчез он в мире теней,

И для друзей и для врагов России

Суворов грозен и велик,

Какой же исполинский гений

Был этот немощный старик!

Суворов — это символ,

Суворов— Талисман,

Он Богом и историей

Нам и России дан.

Легендами овеян

Его был каждый шаг,

Великий полководец,

поэт или чудак?

Словесности изящной ценитель и знаток

Ценил превыше власти

Солдатский котелок,

Когда в кругу бивуачном,

В ночи, в дыму костра

Похваливал кашицу кипящего котла:

— Помилуй Бог, кашица превыше всех похвал,

Вкусней ее, признаюсь, я в жизни не едал.

Богатырям солдатам был сам отец родной,

С ним шли в огонь и воду,

А он за них горой,

Он вызывал насмешку вельможи на пирах,

Зато врагов России бивал он в пух и прах.

Природою тщедушен, хил, бледен и костляв,

Имел неукротимый, кипучий дух и нрав.

Отцовское наследство — заношен плащ до дыр,

Под ним подчас скрывался

Наш чудо–богатырь,

И в юности и в зрелые года

он с ним, как с старым другом,

Не расставался никогда.

Носил его в бою, в походе,

И в дождь, и в зной, и при любой погоде,

Когда под пулями на скакуне он мчался

Сквозь визг картечи, стоны, крики, дым

И чудом оставался он цел и невредим,

то плащ тогда казался небесной парой крыл,

Как будто на дракона мчался

сразить его копьем Aрхангел Михаил.

ПРЕДКИ

Хоть шведская текла кровь в жилах,

Суворовых людей служилых,

Был род известен на Руси

Кого ты только ни спроси,

Как слуг царевых преданных и верных

В делах своих нелицемерных,

И в жертву каждый был готов принесть

к подножию российского престола

Свое здоровье, жизнь и честь.

Иван Парфентьевич, прапрадед,

Под Дубной был убит в расцвете лет,

В войне, теперь уже забытой,

России с Речью Посполитой,

А сын его родной, прадед Суворова,

Оставшись круглым сиротой,

Хоть в люди выбился, но так или иначе,

В чинах высоких не достиг удачи.

Не по протекции отца,

В приказе царского дворца

Свой хлеб снискал в поту лица

Он в скромной должности — подьячий,

В трудах всю жизнь свою провел,

Двор на Никитской приобрел.

Иван Григорьич, дед родной,

Царю Петру до гроба состоя нелицемерно преданным слугою,

Преображенским тайным ведая приказом,

В первопрестольной в корне истреблял

Крамольную стрелецкую заразу,

Цареву следуя строжайшему наказу,

И не ослушавшись ни разу,

Допрос с пристрастием учинял,

Что значит, пытки применял.

Царь Петр, заслуг не забывая,

Слуг преданных своих любя и сберегая,

Монаршей милостью своей не обделял,

Живейшее участие в судьбе их принимая,

Суть дела живо понимал.

И, как отец родной, по-царски щедро мог наградить,

А за вину отеческой рукою зело и зло

поколотить дубинкой резвою своею,

Зато измены не прощал и самочинно головы срубал преступникам, изменникам, злодеям.

И дед Суворова отцу,

тогда еще безусому юнцу,

Отеческих не нарушая правил,

Блестящую протекцию составил.

Тот по его прошению Петром

Был взят к на службу

Денщиком.

В его обязанностей круг

Немногочисленных услуг

Царю входило оказанье.

Не ждал Василий приказанья

И не боялся наказанья,

Поскольку вскоре знал наперечет

И что царь ест и что он пьет,

Когда ложится и встает,

Тем более что Петр

К себе особого не требовал вниманья —

Едва ли был чета всем нам,

Ведь он любил все делать сам.

И вскоре он Петра стал настоящей тенью,

В царевы тайны посвящен,

Не раз он с честью выполнял его особы порученья,

Чем заслужил петрову похвалу

И первую завистников хулу,

И не по щучьему веленью или чьему-нибудь хотенью —

Bcей статью глядя молодцом —

Стал при дворе значительным лицом,

Признанье вскоре получил решительный талант,

Василий— царский адъютант.

Способности его раскрылись рано,

По указанию Петра с французского

он переводит труд Вобана.

И все ж при всех своих талантах

Ходил он долго в адъютантах,

Был далеко совсем не прост

Его карьерный и служебный рост,

С кончиною Петра и вовсе удален был от двора.

И лишь екатерининским указом

вчерашний и опальный адъютант

В Преображенский полк лейб-гвардии

сержант

По должности назначен.

И все ж был тот служебный рост бесспорною удачей.

Нет внятных для того причин,

Но первый офицерский чин

Он получил совсем в преклонны лета,

Уж при дворе известен, в высшем свете

И признан был— как ныне говорят — в авторитете.

Хоть в гвардии он службы срок

Ко времени тому отмерил уж немалый,

Да и служака был удалый,

Служебный взлет —

Пусть не покажется нам странным—

Свой пережил совсем немолодым, уже седым —

При воцарении императрицы

Анны Иоанны

Не дрогнул он под пристальным

Императрицы взором,

С достоинством проверки все прошел

И был назначен обер-прокурором.

Империи законов прокурор

Василь Иваныч наш Сувор

почти что десять лет

Стоял на страже —

И был, быть может, чересчур суров,

И все ж не наломал притом ни разу дров, —

Не допускал

казны и государева имущества

растрат и распродажи,

Отечества был верный сын —

Прихватизации,

Что обокрала нас— бы он не допустил.

А по указу императрицы Елизаветы

Совсем в преклонные уж лета

С учетом возраста, заслуг

И прочих жизненных причин

Он выслужил и генерал-майорский чин,

И в чине этом в бозе он почил.

Ну что ж, всему свой час и срок,

Весь мой рассказ пока лишь был пролог,

Душой я тороплюсь и сам того не скрою,

Скорее перейти к повествованью о герое

Вы не ошиблись, это он,

Суворов — гений всех времен.

Наверх...

ПРОГОЛОСОВАЛО:
МЕНЕЕ 10
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ:

На портале принята 12-балльная шкала рейтингов, которая помогает максимально точно отразитьвпечатление от прочитанной книги.Выставляя рейтинг, руководствуйтесь следующим соответ- ствием между качественной оценкой ичислом.

Понравилось? Поделись ссылкой!
/upload/image/_4696702.jpg
Орлы златого века Екатерины - Литературный портал Написано пером.
Вы должны войти на сайт, чтобы иметь возможность комментировать и оценивать материалы.

Ваш комментарий может стать первым.

Читать отрывок...

Читать комментарии...

Читать рецензии...

Наверх...